Последние 25 отчетов

03.02.2024
Москва

ГРОБОВАЯ ДОСКА

26.01.2024
Санкт- Петербург

Hanging Act II (INFILTRATION, GRAVEGOD и др.)

02.01.2024
Санкт- Петербург

ТРОЛЛЬ ГНЕТ ЕЛЬ

25.12.2023
Москва

ИГОРЬ КУПРИЯНОВ

22.12.2023
Москва

ARCHONTES

17.12.2023
Санкт- Петербург

ЧЕРНЫЙ ОБЕЛИСК

08.12.2023
Москва

МАСТЕР

03.12.2023
Санкт- Петербург

СНЫ САЛАМАНДРЫ

02.12.2023
Санкт- Петербург

АРИЯ

24.11.2023
Санкт- Петербург

ОРГИЯ ПРАВЕДНИКОВ

18.11.2023
Москва

ФОРСАЖ

10.11.2023
Москва

ZMEY GORYNICH

05.11.2023
Москва

АРТЕРИЯ

03.11.2023
Санкт- Петербург

ЭЛЕКТРОПАРТИЗАНЫ

21.10.2023
Москва

АРИЯ

19.10.2023
Москва

CATHARSIS - акустика

14.10.2023
Санкт- Петербург

ТАЙМСКВЕР

13.10.2023
Санкт- Петербург

ТРОЛЛЬ ГНЕТ ЕЛЬ

ЭПИДЕМИЯ - акустика

Архив отчетов
Дата
27.08.2023
Город
Москва
Клуб
Теплоход "Рио1"
Организатор
J.A.M. Management

«Осталось так мало тёплых дней лета…» - иронично пророчествовал в плейере Армен Григорян, когда я выходил из станции метро «Сходненская» в сторону причала «Захарково», откуда отправлялся, как выяснилось позднее, чудо-рейс с концертной программой Эпидемии. Изначально планировалось отчаливать от Северного речного вокзала столицы, но пункт отправления поменялся за день до концерта. Но это было не самой неприятной накладкой. Куда печальнее дело стало для фанатов группы, законопослушно вставших в очередь, которую распорядители в форме секьюрити подвинули от предполагаемого входа на причал, очистив его полностью от народа перед запуском публики. Странно, потому как пассажиров теплохода «Москва», причаливавшего и швартовавшегося, когда «Рио-1» уже был на подходе к «Захарково», никуда не выгоняли. Фэны отодвинулись назад, плавсредство причалило, и тут случилось странное. На причал два входа, и запускать стали с того, который находится справа, так что рвавшиеся в первые ряды и пришедшие задолго до объявленного времени запуска люди у левого входа, с уже отсканированными билетами, остались в хвосте.

Списки аккредитованных корреспондентов, специализация большинства коих подразумевала приставку фото-, тоже оказались справа. Понимая, что без нас не начнут, а фотографы к своим местам так или иначе доберутся (работа у них такая), мы все не спеша проследовали к нужному порталу, через который и взошли на борт. Первым человеком на борту, которого я поприветствовал ещё с земли, стал Роман Захаров, экс-гитарист легендарной группы, ныне – главный человек клуба «Город», дайте боги ему и его заведению здравия и долголетия! Забавно – Захаров в Захарково (смайлик с улыбочкой). На стадии подхода «Рио-1» на носу я видел Юрия Мелисова, Дмитрия Процко, Дмитрия Кривенкова и… Неужели это Максим Самосват? Увы. Ошибся! Кто же это был? Об этом немного ниже.

Заходя на борт, проходишь по нижней палубе, где расположилась точка с мерчем. Честно говоря, я ожидал выбор сувениров побогаче. Четыре вида футболок, браслеты, значки, качественные, да вот только одного вида магнитики и диджибук видеорелиза «Книга Золотого Дракона». Со вкусом – безусловно, но скромно в градации «слишком».

На верхней палубе, где находилась сцена, первые три ряда перед её огородкой уже были намертво облеплены адептами. Там, где условно заканчивался танцпол, друг напротив друга располагались два бара. Оба заведения украшали светящиеся рекламы крепкого напитка. Рок-концерты – мероприятие для употребляющей публики, но возраст части поклонников Эпидемии, даже среди пребывающих на корабле, явно не достиг восемнадцати без плюса. Более того, рекламу эту хорошо видно с берега. Пространство между барами и кормой можно назвать чилаутом. Там стояли пепельницы для курящих, пуфики для уставших и столики, напоминающие садовые бочки. Поставить ёмкость с пивом или каким иным напитком на такую можно, но опереться на неё человеку в возрасте 13+ уже не получится – низковата. Год назад мне привелось совершить прогулку, совмещённую с концертом Catharsis (см. отчёт) на этом же теплоходе, но ни бочек, ни пуфиков не наблюдалось.  

Когда вся публика вошла на борт и проследовала на верхнюю палубу, теплоход отчалил. Народу пришло немало. По словам организаторов, все билеты были распроданы, и последние – чуть ли не за неделю до даты концерта. Погода была прекрасна, с реки тянул лёгкий, ещё пока не осенний бриз. Подавляющее большинство поклонников – люди от 20 до 40, но также были замечены путешественники и постарше, несколько человек выглядели на 60 или около того, а как минимум пара самых юных зрителей ещё не подошла ко второму десятку.

Время начала речного вояжа выбрано очень выгодно. Когда «Рио-1» ещё подплывал к причалу, было светло. Смеркаться стало в момент начала восхождения народа, медленно погружавшегося в сумрак в прямом смысле этого слова до самого выхода Эпидемии на сцену. В 20.50, когда стемнело окончательно, музыканты вышли. До того порталы, в обычно «прогревающие» публику нетленной классикой рока, безмолвствовали.

Музыканты разместились на сцене согласно задуманной ранее анплагдовой схеме. В самой глубине – ритм-секция, барабанщик Дмитрий Кривенков и басист Дмитрий Процко. Тут время сознаться как на духу. Эпидемия пришла в мою жизнь в 2004 году. Возбудителем заболевания стала метал-опера «Эльфийская рукопись». До сих пор в личном топе она находится в верхних строчках, уступая лишь отдельным творениям Ayreon и Avantasia. В жизни всегда есть место не только подвигам, но и парадоксам. Несмотря на моё отношение к этой команде, достойно входящей в число метал-флагманов современной России, в этот вечер живьём воочию я их лицезрел лишь… второй раз. Первый был на «Метал-Ёлке» 1 января прошлого года, а все оперы я видел лишь на официальных релизах. Достаточно о печальном! И к чему я вдруг вспомнил о пропущенных концертах? А всё из-за Процко-басиста. Глядя на расстановку, я подумал: что-то с памятью моей стало. Он же вроде гитарист. Как выяснилось, в акустических сетах Дмитрий и Илья «Ларс» Мамонтов меняются ролями. Чуть впереди линии ритм-секции разместился Пётр Фролов-Багреев, которого я принял на подплывающем теплоходе за Самосвата, на которого клавишник издалека казался очень похожим. При ближайшем рассмотрении различия налицо, но типаж у означенных музыкантов имеет общие черты. И наконец перечислю переднюю линию. Если смотреть из зала, то слева направо – Илья Мамонтов в шляпе, благодаря которой он выглядел как настоящий марьячи. Впрочем, почему «как»? В этот вечер Ларс и был стопроцентным марьячи. Далее – играющая на скрипке Анастасия Терехова и, наконец, основатель и главный «эпидемиолог» Юрий Мелисов. И все вместе, вшестером, начали играть интро. А где же фронтмен?

Седьмой участник, лицо коллектива Евгений Егоров вышел под радостный рёв публики после интро и занял место между скрипачкой, на протяжении всего выступления то выходившей на переднюю линию, то отступавшей на пару шагов в сторону Фролова-Багреева, и Мамонтовым. И теперь уже полным составом Эпидемия окунулась в своё «древнее» наследие. Честно признаться, уже и не помню, как в оригинале звучат «Снова быть с тобой» и «Феникс», но в акустике на корабле они задали тон всему концерту. Их анплагдовые аранжировки были созвучны погоде и предосеннему настроению. Нетленная «Я молился на тебя» мало в чём, кроме саунда, изменилась. А дальше для тех, кто внимал акустике Эпидемии впервые, пошли сюрпризы и всякие интересности.

Каюсь: Эпидемию я люблю, но переслушиваю не особенно часто. Поэтому часть наследия на раз не вспоминается, и чтобы найти какие-либо отличия, в процессе написания этих строк освежаю в памяти некоторые оригиналы. Однако большинство номеров узналось сходу. И первое отличие, которое я поймал, было ощутимо на следующем номере, «Жизнь в сумерках», выдержанном в стиле фламенко. Дальше – больше: «Час испытания» был переоблачён в буги-вуги, где во всех ролях, за себя (Дезмонда) и за того парня (Ирдиса/Артура Беркута) сыграл Егоров, и сыграл убедительно.

Между песнями артисты расслабленно прикалывались. В одной из пауз Ларс пошутил в сторону тех, кто стоял сбоку сцены - мол, здесь всех нас хорошо видно, а вот то, что слышно – сомнительно. «Потом напишите, что звук был плохой», - говорил Илья. Перед началом сета я стоял как раз у того бока, где расположились он и Кривенков, однако с началом программы встал на небольшом удалении напротив, примерно между порталов, поэтому могу заверить: звук на концерте был в полном порядке. Но ради интереса я в какой-то момент решил переместиться на тот самый край и понял: Илья прав, и там любовь (зачёркнуто!) звук «не живёт». Не проведя там и минуты, вернулся я на старое место, где и провёл весь остальной сет.

Вернёмся к репортажной части. «Пройди свой путь» превратилась в чистой воды американу. Скрипка Анастасии Тереховой пела, иначе и не скажешь. Временами это напоминало пассажи Марии Нефёдовой из «Акустического альбома» Короля и Шута, временами она уходила в фолк, и даже фолк-прог (похоже, классическое наследие Kansas Насте знакомо), а временами (мы же русские люди) скрипка напоминала кабак в хорошем смысле. Затем прозвучал номер, наличие которого в сет-листе этого вечера было моим желанием - загадываю я перед концертом ту или иную композицию, которую хочу услышать. «Стране забвения» акцент на фолк-прог ой как идёт! Под бодрые композиции я приплясывал, а под данную мир просто стёрся. Реальность вернулась лишь с затянутой почти на минуту Егоровым последней буквой текста, гласной «у». На одном выдохе! Увидеть такое живьём, а не посмотреть в снятых на смартфоны модных «шортАх» и «сторисах» ютуба или контакта – бесценно!

После этого меня ждал ещё один сюрприз. Среди любимых альбомов Эпидемии я могу выделить (если что, я уже приготовился принимать летящие в мою сторону гнилые помидоры и тухлые яйца) «Дорогу домой» 2010 года. В своё время «Дорога домой» если и была оценена, то явно не по достоинству; многие в первые пару-тройку лет после его выхода высказывали своё недоумение и негодование. В мою же «тональность» он вошёл и полюбился как-то сразу. Но то ли по прошествии времени народ его расслушал, или на концерт пришли те, кто им проникся, как и я. Так или иначе, практически все прекрасно знали текст, распевая «Время выбора» вместе с Егоровым здесь и сейчас. Невдалеке стояли и двигались в такт музыки и пели мамаша и ребёнок, которому, по моим прикидкам, не исполнилось и десяти лет. Сыгранный без Ильи Мамонтова боевичок превратился в балладу, в которой доминировало фортепиано Петра. Надо отметить, что его “Korg” выдавал не только классический рояльный саунд, но и за духовую секцию мог сыграть. На «Вечном воителе», переплавленном в ска, танцевали все.

Далее был ход на грани фола. Медики, пожарные и полицейские говорят, что желать им доброй ночи на дежурстве – дурная примета. Мол, после таких пожеланий обязательно что-нибудь неприятное и происходит. Уместно ли исполнять на корабле песню, начинающуюся словами «Идет ко дну, пылая, торговый галеон…»? Акустическая премьера «Короны и штурвала», а это снова буги, недвусмысленно даёт понять: уместно! Случись чего, читали бы вы сейчас эти строки?

Танцы на палубе не тонущего, а будем надеяться, непотопляемого корабля продолжились под диско-фанковый «Новый день». Очень хорошо пошла совсем ранняя, прекрасная в своей невинной наивности англоязычная баллада “Charmed By Eyelashes”, спровоцировавшая образование нескольких танцующих ближе к бару пар. А ближе к сцене несколько девушек достали пистолеты и дали залп из… мыльных пузырей. Под занавес «Письма Ведьмаку», исполняемого в акустике в Москве впервые, Егоров взбодрил зал, заставив его попеть хором, с чем публика справилась на ура. А что это, неужели кавер на «Этот город» Браво? Увы, вступительный рифф к этому хиту – всего лишь оммаж, за которым зазвенел «Звон монет», припев которого толпа пела уже на равной с аппаратом громкости.

Сюрпризы (как минимум для меня, впервые присутствовавшего на акустическом сете Эпидемии) не закончились. Началось регги, в которое музыканты обрядили «Пьяный разговор». Отличие от оригинала, спетого Алексеем Горшенёвым, бросается в уши очень сильно - всё же артист музыкального театра (это я про Егорова) мощнее и артистичнее рок-певца. К моменту исполнения песни «Взошла Луна» небесное тело отчётливо наблюдалось на небосводе, а скрипка Тереховой внесла в неё нотки готики. После неё Евгений попросил поднять руки тех, кто не любит звучание скрипки. Таких оказалось меньшинство, лишь несколько человек откликнулись на вопрос фронтмена. Скажу за себя: у меня отношение к этому инструменту в целом положительное, среди любимых произведений могу назвать скрипичные концерты Паганини и Сибелиуса, многие квартеты, трио и другие камерные произведения большинства классиков-академистов. Люблю скрипку и в составах многих рок- и метал-коллективов, как то Dominia, My Dying Bride, Rhapsody (Of Fire), Skyclad и уже упоминавшихся Kansas, но прослушать целиком собрание каприсов всё (опять же) Паганини считаю ещё тем испытанием. Впрочем, любой инструмент в любом составе, если он к месту, всегда будет в кайф.

Перед концертом публике раздали конвертики-колпачки из голубой бумаги, которые надо было надеть поверх смартфонов так, как покажут первые ряды, на «Всаднике из льда», одной из знаковых баллад Эпидемии. Все, кто были «околпачены», подняли руки со смартфонными фонариками вверх. Множество голубых огоньков в потёмках выглядело более чем впечатляюще, даже если наблюдать их далеко не из первых рядов. «Исповедь Первого Бога» была сделана под техно-диско 90-х. Возможно, в ней моя коллега Наталья Бондарева расслышала оммаж E-Type, с творчеством коего я не знаком оттого, что подобного рода музыка находится за пределами моего понимания. На «Хождении за три моря» вышел единственный гость концерта - тот самый Роман Захаров, упоминавшийся выше, с приветствия которого и началось моё восхождение на борт.

Перед песней «Прощай, мой дом» музыканты не стали уходить со сцены, чтобы потом разыграть выход на бис. Отыграв её и запечатлевшись на фоне публики, они покинули сцену и уже не вернулись, хотя до причала был ещё не близкий путь, по ходу которого народ неоднократно скандировал имя любимой группы. Поскольку скандирование не привело ни к чему, некоторые зрители скучковались в импровизированный хор, начавший, к счастью, вполне стройно распевать песни Эпидемии и Короля и Шута.

Когда основная «эпидемиологическая» концертная программа завершилась, на верхней палубе (а она, напомню, полностью открытая) как-то совсем резко похолодало, а на нижнюю временно не пускали. Вспомнилось тут хоть и в шутку, но недобрым словом, пророчество Армена Григоряна: накаркал же – хоть из плей-листа убирай… Нет, не буду. Песня про последние дни лета хороша в любую погоду!

Как и пообещали организаторы, теплоход причалил в «Захаркове» ровно по расписанию, в 23.30, и все поехали по домам. Искренне желаю всем такого же мощного послевкусия, какое я испытываю на следующий день, в процессе написания данного отчёта. От себя лично хочу поблагодарить всех, и музыкантов, и попутчиков за поистине волшебный вечер. Хочу добавить к этому, что музыкальные обозреватели тоже люди, и мы вполне способны кайфануть от концерта: энергия музыки, сыгранной здесь и сейчас порой несопоставима ни с какими гонорарами, хотя размер их иной раз может приподнять дух. Ещё одно спасибо - Дмитрию Процко, одарившему именным медиатором. Ну и конечно, от имени всей редакции HeadBanger.ru благодарю Игоря Полякова и Михаила Шаталина (J.A.M. Management) за аккредитацию.

Сет-лист:

1.    Интро
2.    Снова быть с тобой
3.    Феникс
4.    Жизнь в сумерках
5.    Я молился на тебя
6.    Час испытания
7.    Пройди свой путь
8.    Страна забвения
9.    Время выбора (без Ильи Мамонтова)
10.    Вечный воитель
11.    Корона и штурвал
12.    Вернись
13.    Новый день
14.    Charmed By Eyelashes
15.    Письмо Ведьмаку
16.    Звон монет
17.    Пьяный разговор
18.    Взошла Луна
19.    Всадник из льда
20.    Исповедь Первого Бога
21.    Хождение за три моря (при участии Романа Захарова, гитара)
22.    Прощай, мой дом

Текст: Dee Kay
Фото: Наталья Бондарева
© HeadBanger.ru

Фотографии

Показать фото

eXTReMe Tracker