В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Saor

Saor
Одна дорога — в больницу

29.11.2019

Архив интервью | English version

Приятным августовским вечером мы встретились с Энди Маршаллом за кулисами чешского фестиваля “Brutal Assault” и завели не менее приятный разговор о времени, которое Saor провели в России, о шотландской природе, путешествиях, истории, политической независимости, о живых выступлениях и — как и положено в интервью с музыкантами — о творческом процессе. Кажется, это был единственный разговор в моей жизни, во время которого мне не хотелось плакать от скуки при слове «политика». Прежде чем обратиться к Энди с просьбой дать нам интервью, я прочитала с десяток других его интервью. И теперь я с уверенностью могу сказать, что в нашей дискуссии очаровательная противоречивость Энди раскрылась во всей полноте. Вроде бы Saor — one-man band; и Брайан (барабанщик), и Рене (гитарист), и Паоло (второй гитарист), и Ламберт (скрипач) всё время подчёркивают, что они — не Saor. При всём при этом Энди — милейший человек, а вовсе не тот асоциальный авторитарный лидер, которого можно было бы себе вообразить. Вроде бы Энди не слишком любит живые выступления, однако сложно найти группу, которая бы так же тесно взаимодействовала с поклонниками на своих концертах, и так же душевно играла (если вы были хотя бы на одном выступлении Saor, то понимаете, о чём я). Вроде бы Энди редко ходит на концерты других групп, потому что там ему скучно, — и при этом во время выступления Emperor он жёг сильнее, чем несколько сотен окружавших его людей вместе взятые (обо всём этом подробно написано во второй части моего отчёта с “Brutal Assault”). Признаюсь честно, некоторые интересные моменты интервью пали жертвами в неравном бою между мной и шотландским акцентом. Однако жертвы эти были весьма малочисленными, и Энди одержал решительную победу в конкурсе на звание самого простого и душевного человека.

Мне вот очень интересно — почему ты приехал на день раньше?


Да просто билеты на самолёт были дешевле. (Смеётся). Ничего интересного.

То есть ты не собираешь никакие выступления смотреть?

Может, я пойду посмотреть на Heilung и Emperor и всё. Мне мало групп здесь интересны. Слишком я старый для этого (смеётся) и слишком уставший.

И самому тебе не нравится играть на фестивалях, да? Ты в интервью часто говоришь, что не любишь выступать.

Ммммм... нет, качественные фестивали — это норм. Но я скорее предпочитаю клубные концерты, маленькие площадки. Я постепенно привыкаю к живым выступлениям. Раньше они мне не нравились, но сейчас я уже пообвык.

Что конкретно изменилось?


Оборудование и аппаратура стали лучше. Иногда мы можем взять с собой в тур своего звукоинженера. Подобного рода вещи как раз и поменялись. Раньше мы не могли позволить себе брать очень хорошее оборудование, поэтому мне и не нравилось. Но здесь, похоже, хороший фестиваль, так что посмотрим, как всё завтра пройдёт.

А ты помнишь свой прошлый приезд в Россию? Я слышала, вы тусовали до самого утра, завалились в караоке-бар и чуть было не рванули по транссибирской магистрали.

Я был очень пьян (смеётся), так что мало что помню. Мы пошли в караоке-бар после… это было в Москве?.. Не помню, как назывался этот бар. Какой-то старый рок/метал-бар, так что было здорово. Мы пели всякие старые дерьмовые рок-песни и что-то из металла. Было прям очень здорово. Но, думаю, концерт в Санкт-Петербурге мне всё же понравился больше, потому что звук там был получше. Но, думаю, публика на обоих концертах была потрясающая. В Москве, кажется, был аншлаг — большое спасибо за такую посещаемость.

Возможно, именно поэтому вы так скоро возвращаетесь в Россию…

Да, знаю…

Что-то в твоём голосе не особо много энтузиазма.

Нет, почему, я с энтузиазмом этого жду, я люблю Россию. Мне кажется, это чувство со временем усиливается. Я совершенно честно могу сказать, это одно из моих самых любимых мест. У меня в целом по жизни мало энтузиазма в голосе — такой я человек… В Санкт-Петербурге было холодно, и он, похоже, пользуется успехом у туристов, поэтому в городе было очень людно, а мне не нравятся людные места… Но мне все равно удалось посмотреть клёвые достопримечательности

Какие, например?

Я не помню, как они называются. У нас было что-то вроде местного гида, из фанатов. Он нас поводил по всяким храмам. Мы зашли в какой-то один храм, и на меня накричали, потому что я был в шапке: (изображает злобный рык) «А ну живо снял шапку!» И я такой (жалобно): «Хорошо-хорошо, простите…». Пообщаться с фанатами тоже было очень здорово. И поэтому я бы с радостью вернулся туда. А Москва — это вообще нечто. На самом деле после концерта в Санкт-Петербурге мы сразу же сели на ночной поезд до Москвы, который идёт около 8 часов. Что мне больше всего нравится в России, так это то, что там бывает довольно холодно. Мне нравится, когда холодно. Но в помещениях охренеть можно от жары.

Это потому что у нас центральная система отопления, и, в отличие от европейцев, мы не платим за отопление.

Я жаловался на жару проводнице. Она начала говорить, мол, правила техобслуживания, то-сё. И я ответил, что типа: «Да, окей, но здесь же слишком жарко, можете включить кондиционер?» И она сразу же такая: «Ладно, договорились». Что-то я отвлёкся… В Москве было очень круто. Чисто с туристической точки зрения мне Москва понравилась больше, потому что там гораздо больше всякого исторического. Памятники меня совершенно покорили. В общем, у меня невероятные впечатления, а ещё я открыл для себя, что русские на самом деле очень дружелюбные. До своей поездки в Россию я думал, что русские могут быть… (замолкает, подбирая слова)

А это был твой первый визит в Россию?

Да, это был мой первый раз. Думаю, со стороны Россию воспринимают по-другому, но когда приезжаешь туда, то понимаешь, что русские люди очень открытие и милые — ну, во всяком случае, наши фанаты очень милые и очень ждали нашего выступления. После концерта в Москве я остался пообщаться с поклонниками, пофотографироваться, мы выпили вместе. Было очень здорово, прямо как семейная встреча, поэтому мне не терпится вернуться в Россию. Я не знаю, где бы ещё в России мы могли выступить, потому что я, если честно, не так много знаю о России. Но, думаю, мы выступили в двух ключевых местах.

Я сама без понятия, где ещё вы могли бы сыграть: я живу в Москве, а население Москвы — 15 миллионов человек, это почти как отдельная страна.

И я слышал, что большая часть России — это голая пустошь (смеётся), но да, мне не терпится вернуться. Надеюсь, у нас будут хорошие концерты, и мы сыграем материал с нового альбома.

О новом альбоме и в целом о твоих песнях — обычно они очень-очень длинные…

Ну, они не прям длинные-предлинные…

Я имела в виду — для фестивалей. Обычно ведь на фестивалях под выступления отводится не слишком много времени и, наверное, это налагает определённые ограничения…

Изначально планировалось, что на “Brutal Assault” мы выступим на главной сцене, и нам давали 30 минут. А это значило, что мы успеем сыграть только две песни. Ну и мы сказали, мол, мы не поедем в Чехию, чтобы сыграть всего две песни, может, поменяете нам время выступления или сцену? Поэтому нас переместили на сцену “Obscure”, и теперь мы сможем сыграть 4 песни. Но одну песню пришлось урезать, так что выйдет 3,5 песни. Так что да, на фестивалях с этим бывает проблематично. Но собственных концертах, как, например, в России, мы можем играть столько, сколько нам захочется, но с фестивалями, конечно, не так. Бывает, что ты играешь проигрыш и ещё не закончил, а из-за сцены уже светят фонариком, типа всё, конец, закругляйтесь. Иногда могут вообще обрубить звук посреди песни. Будем надеяться, такого завтра не произойдёт. Может, мне пора начать писать песни покороче.   

Ну, на той сцене обычно между выступлениями групп довольно много времени. Это классная сцена, очень уютная…

Да, а ещё она крытая, так что там не будет солнца.

Кстати, а ты ведь металл не особо слушаешь, да?

Когда мы с группой отправляемся в тур или играем на фестивалях, мы в гастрольном автобусе не слушаем металл вообще. Если едешь на какой-нибудь дэтовый фестиваль, и там один металл — постоянно, без продыху — нам хочется отдохнуть от такой музыки. Поэтому мы просто слушаем фолк или ещё что-нибудь неметаллическое. Лично я сейчас по-прежнему слушаю металл, но вот новые группы — не особо. Может, я просто становлюсь старым ворчуном. Я по-прежнему люблю старые группы.  Bathory — одна из моих любимых групп. Ну и всякие классические блэковые альбомы: Darkthrone, Burzum и всякое такое. Но у меня очень разные музыкальные вкусы. Всё зависит от настроения. Может, странно прозвучит, но металл для меня — это не основной жанр. Мне лично он кажется менее интересным.

То есть тебе ближе фолк?


Да не то чтобы. Мне нравится фолк, но в последнее время какая бы песня мне ни понравилась, я всё равно буду её слушать вне зависимости от того, считают ли её тупой и примитивной. Раньше я плотно слушал блэк, был таким высоким трушным блэкарём, но я тогда был подростком или чуть старше 20. Я тогда слушал музыку тоннами. Поэтому, думаю, в моей группе и музыке — в них много разных стилей. Так что мне не нравится, когда люди зовут это блэком. Да, в моей музыке есть элементы блэка, но я не считаю, что мы — блэковая группа, и будет неправильно нас так описывать. Я бы сказал, Saor — скорее фолк/кельтик-метал с влияниями блэка или, может, экстремальный фолк. Мы используем термин “Caledonian metal”, так проще. Типа, вы такие: «Ой, а что это?»; а мы: «Это шотландский металл»; ну и вы тогда: «А, окей, теперь я знаю, как звучит шотландский металл». Я хочу сказать, что в моём плейлисте много металла, я просто особо не слушаю новые группы. Может, стоит. Может, я зря артачусь. Ну и да, как я уже сказал, когда играешь на фестивалях и там сплошь один металл, говоришь себе: «Мне нужен перерыв. Я хочу послушать фолк, эмбиент или ещё что».  

Здесь, кстати, есть специальная сцена под такую музыку (она называется K.A.L. – прим. авт.), и там как раз играют эмбиент и всякую экспериментальщину.     

Тогда все, я пошел! (Смеётся). Я и не знал, что она здесь существует… но, короче, я не считаю себя металлистом. Скорее я просто поклонник музыки, которому иногда заходит металл.

К слову, о шотландском металле. Может, прозвучит очень глупо, но чем он так уж отличается от, скажем, ирландского металла?

Думаю, шотландская и ирландская народная музыка довольно близки. На самом деле, очень близки. Инструменты, структуры песен и всё такое — они очень-очень похожи, но… думаю, сами мотивы и тексты песен — в них больше поэзии. А ещё визуальные образы и обложки. Думаю, как раз это даёт понять, что это что-то шотландское. Наверное, можно слушать песню и думать, что это что-то ирландское, пока не зазвучит мой (зловеще рычит) «глубокий шотландский голос». Уловить разницу между шотландским и ирландским может быть сложно, но с новым альбомом Saor её легко заметить. Мы используем много специфических техник и песенных структур. Я хочу сказать, что, если включить какую-нибудь из наших недавних записей и спросить, что это за страна, 9 из 10 человек скажут, что это Шотландия. Что-то такое я как раз и имел в виду, когда стал пользоваться термином “Caledonian metal”. По сути это шотландский металл, только шире. Это полностью выдуманный жанр. Просто нас уже откровенно задолбало, что нас постоянно записывают в ряды блэк-групп. Фанаты блэка слушают и говорят, что это не блэк. И это действительно не чистый блэк, просто нас продвигают как блэковую команду. А фанаты фолка умают, что мы, наоборот, слишком блэковые. Мне не нравятся жанры и всё это дерьмо. Если это хорошая музыка — слушай, а если тебе не нравится, то и не слушай. Так я отношусь ко всей музыке.     

Но иногда людям всё же нужны ярлыки. Вот ты сейчас хочешь послушать именно что _эмбиент_…

Да, знаю, знаю, но с некоторыми жанрами и поджанрами иногда доходит до абсурда.  Я называю свою группу металлом с шотландскими мотивами или хэви-металом с небольшой примесью блэка.  

Вообще, очень мало шотландских групп играет похожую музыку. И вот я теперь думаю — а насколько много основное население Шотландии знает о шотландском наследии? Их это вообще заботит?

Мне кажется, с недавнего времени шотландцы стали больше интересоваться историей, культурой и всякими подобными вещами из-за политической ситуации в стране — встал вопрос  о независимости Шотландии и т.п. Я совершенно не продвигаю никакие политические идеи в музыке, но так вышло, что группа окончательно сложилась примерно в это время — когда у нас проходил референдум о независимости. Лично я за независимость, но у меня много друзей и людей в группе, которые против этого. Подобного рода дискуссии и подстегнули интерес к народной культуре. Самые ключевые моменты истории, думаю, знают все: Уильям Уоллес и т.п. Но не думаю, что многие знают про пиктов, римский период, разбираются во всех племенах и битвах. Интерес к подобным вещам появился совсем недавно. А ещё наверняка у некоторых страстная любовь к шотландской истории появилась из-за сериалов типа «Чужестранки» и фильмов типа «Роберт Брюс» от Netflix. Ну и, разумеется, ещё есть «Храброе сердце» — это вообще дерьмо, а не фильм. (Смеётся). Влияние масс-медиа очень велико. К тому же, в туристическую индустрию идёт много финансовых вложений, приезжает очень много людей — немцы, американцы…

Тебя не напрягают все эти туристы?

Есть такое. (Cмеётся). Я много живу на острове Скай, мой отец купил дом на этом острове, прямо на самом его севере, и это довольно уединённое место, но на остальной части острова творится какое-то безумие. Там столько туристов! Они испортили все дороги, все тропинки, повсюду мусор. Я не говорю, что я против туризма, но наступает момент, когда нужно его ограничить, особенно в таких местах, как Скай, которые могут выдержать только ограниченный наплыв людей. Наша экономика основывается на туризме — экономика всей Шотландии. Но мне кажется, есть определённые места, маленькие острова, где нужно быть с туризмом построже. Потому что я ясно вижу разницу между тем, что было, когда мне было 15, и тем, что есть сейчас. Я вижу, как изменился ландшафт. Есть там скала, она называется Сторр. Раньше вокруг неё рос густой лес, через который нужно было пройти, чтобы на нее подняться. А теперь лес вырублен вдоль всего шоссе, просто чтобы туристам было удобнее проезжать и смотреть. Вот это дерьмо меня реально бесит. А ещё там теперь построена огромная парковка. Ну висел же знак: «Парковка на газоне запрещена», — а люди все равно парковали машины на траве и всю её вытоптали. Есть ещё место под названием Сказочные Бассейны, туда проложена дорожка, разумеется, трава полностью вытоптана, вся территория заставлена туалетами. Ну зачем вам всё это?! Вы же хотите соприкоснуться с нетронутой природой, с диким севером, увидеть шотландские высокогорья. Если вы приехали ради этого, то вам нахрен не нужны сувенирные лавки и туалеты повсюду…  Так, а какой был вопрос? (Смеется).

Зачем же ты тогда переехал ближе к Глазго?

Нет, я родился в пригороде Глазго. Это маленький город, который вплотную граничит с Глазго. Я всегда жил примерно в этом районе, но мой отец купил дом на острове Скай: часть моей семьи родом именно оттуда и, думаю, отец хотел укрепить свою связь с этим местом. В общем, сам я всегда жил недалеко от Глазго, и Глазго мне совершенно не нравится.

Почему ты тогда оттуда не уедешь?

Почему не уеду? Ну, я постоянно переезжаю чуть дальше и дальше от Глазго, подбираюсь всё ближе и ближе к островам. Так что когда-нибудь… Ну, и ещё это вопрос денег, конечно. В следующем году я женюсь, так что лишних денег особо не будет. Сейчас я живу в небольшой милой деревне, мы с моей невестой переехали туда 1,5 года назад. Мы поженимся в следующем году на острове Скай. Скорее всего мы всё равно останемся в районе Глазго, потому что это гораздо удобнее — и в плане аэропортов, и для группы, само собой. Но в будущем я всё же вижу себя живущим на севере. Может, не на островах, но где-то, где будет достаточно близко и достаточно далеко от Глазго. Мне не нравятся города, все эти кишащие людьми места. Я люблю тишину и простор.

Обещаю, что не поеду в Шотландию.

Погоди, почему? Тебе не нравится Шотландия?

Нет, мне-то нравится, но не хочется действовать на нервы местным…

Ой, не, ты бы не действовала никому на нервы. Мне кажется, большинство туристов ведут себя прилично и искренне хотят быть здесь, чтобы познакомиться с историей и посмотреть на природу Шотландии. Просто боюсь, что поток туристов кое-где вышел из-под контроля. Вот Глазго и Эдинбург — это большие известные города, но определённые места, как вот Скай, не могут справиться с таким количеством людей. И я знаю, что в некоторых странах установлен лимит для количества туристов. Я не говорю — давайте вообще запретим людям приезжать в Шотландию! Но в летнее время по всей стране становится караул как шумно и людно — это тоже подбешивает местных. Но это палка о двух концах. Толпы туристов раздражают местных, вредят природе, но в то же время это приносит деньги и популяризирует страну. Так что я могу понять обе точки зрения по этому вопросу… Я так отклонился от твоего вопроса, что сейчас даже не могу вспомнить, о чём ты спросила…   

Да ничего страшного. Могу я задать тебе философский вопрос? Не знаю, слушал ли ты когда-нибудь Primordial…

Буквально пару дней назад мы с Аланом (Алан Аверилл, фронтмен Primordial – прим. авт.) пили вместе на Вакене, так что да, я знаю Primordial.

Так вот, у них есть песня под названием “No Nation On This Earth”, и в ней поётся: “Tell me what nation on this earth wasn’t born of tragedy”. Ты согласен с этой точкой зрения? Действительно ли рождение каждой нации сопряжено с трагедиями?

Мне близки Primordial, потому что, думаю, у ирландцев и шотландцев сходная история отношений с Англией. Недавно я был в Украине, и, разумеется, они долгое время жили при советской власти и пережили много трагедий, и я думаю, это сделало их очень патриотичными; они стали гордиться своей национальностью и больше интересоваться родной историей. Не знаю, верю ли я, что каждая нация рождена из трагедии. Некоторые нации крепче и сильнее этого — всегда были и всегда будут.

А как насчёт шотландцев?

Ключевой момент здесь в том, что мы многие столетия были довольно сильной нацией. Мы были независимым народом вплоть до…

(В этот момент к нам подошёл какой-то важный человек из Season of Mist, они с Энди поболтали, и я узнала, что у Saor теперь контракт с этим лейблом. Правда, на тот момент об этом нельзя было говорить. Потом Энди показал мне фотку себя и Алана на Вакене и стал рассказывать, какой Алан классный мужик. У меня появилось чувство, что я засиделась со своим интервью и пора бы и честь знать, поэтому я сказала…)


Ладно, последний вопрос…

Честно скажу, я совершенно ничем не занят. Я только приехал и сейчас сижу тут, пью пиво и жду Emperor (Emperor должны были играть через 4 часа — прим. авт.). Сегодня не особо много групп, которых я бы по-настоящему хотел увидеть…

Ну, есть Heilung…

Да, вот их я правда хочу увидеть. Мне очень нравятся их выступления на сцене, по-моему, это выглядит потрясающие. Ну и, само собой, мы с одного лейбла. Я очень жду их, а после них Emperor.

Ещё есть Electric Wizard (здесь Энди издал усталое «да, да, да…» — прим. авт.), они играют что-то вроде сладж-дум-стоунера. Не та группа, ради которой я бы поехала в другую страну, но на фестивалях ее определенно стоит увидеть. Кроме того, они играют прямо перед Primordial, а на них я хочу быть в самом первом ряду…


Значит, ты на нас завтра тоже будешь?

Да, разумеется! Я с нетерпением жду вашего выступления!

О, здорово. Я тоже его с нетерпением жду. Я сейчас говорил мужикам, чтобы они как следует повозились со звуком, потому что я не был особо впечатлён, когда сегодня проходил мимо сцены. Правда, я слушал издалека, с противоположной стороны тента и не мог всё адекватно оценить. Мне сцена показалась тесноватой, но посмотрим, что выйдет.  

Но и атмосфера там более интимная, нет?

Да-да, мне это очень нравится. Общение с публикой… если им понравится, то и мне понравится. И пофиг на дерьмовый звук. К примеру, сегодня выступала одна группа, она называется Slægt. Они, значит, играют, и тут у одного из них слетает гитара. Они останавливаются, чтобы это как-то пофиксить, и я такой: «Давай-давай, гони дальше!». Отдельные моменты мне у них очень понравились — соло и работа с публикой. Ну и тот парень такой: «Да пофиг, буду просто петь!» Я бы сделал такое завтра. Типа, если бы кто-то расхерачил мой бас, я бы просто сказал: «Фиг с ним, с этим басом, сегодня будет один вокал». Большинство групп начало бы ныть, типа ууу, я не могу играть. Ну, зависит от обстоятельств, конечно… Интересно, сможет ли наш гитарист завтра добраться до фестиваля. У него два стыковочных рейса, потому что сегодня он работает. Вся группа уже сегодня здесь, кроме гитариста. Он приезжаешь завтра, выходит на сцену, а в четыре утра ему лететь обратно домой.

И что вы будете делать, если у него не получится?

Жить дальше. (Смеётся). Это единственное логичное решение.

Но ты всё равно будешь играть на басу?

Да, я останусь на басу, мне не нравится играть на гитаре. В студии и во время джемов нравится, но не во время выступлений. Когда-то я играл на гитаре вживую в составе мелких групп, но мне всегда больше нравилось отвечать за бас и вокал. Дело не в том, что так легче — просто мне так комфортнее.

Раз ты никуда не торопишься, то я продолжу осаждать тебя наивными вопросами об истории. Кто, на твой взгляд, сыграл ключевую роль в становлении Шотландии как страны?

Ну, на протяжении всей истории Шотландия представляла собой смесь самых разных народов. В римский период были пикты, потом…  Никакой Шотландии вообще не было, пока пикты и шотландцы не объединились. Это сложный вопрос, и я не могу сходу придумать хороший ответ. Мы всегда были под чьим-то гнётом. Сначала римляне, потом присоединились англичане. В своё время даже викинги! Правда, думаю, они со временем ассимилировались в определённых частях острова, но мы были угнетённой нацией и все равно продолжали расти. Мы оставались самостоятельной страной очень долгое время, пока в 1700-х не был принят Акт об унии, что было не так уж ужасно.

Тут в тему будет типичная для Глазго поговорка. Если ты в Глазго в кого-то врезался, тебе скажут: «Проезд закрыт, потому что тут тебе одна дорога — в больницу». Это лучший пример, который я могу привести: мы в основном дружелюбные, но давай-ка двигай дальше, не задерживайся. Не знаю, каких конкретных людей можно назвать. Стоило бы сказать о войнах за независимость – они сыграли большую роль. Кстати, вот странно, север страны, область Глазго и лоуленд — это практически разные культуры, но мы все равно являемся одной страной. Например, на севере говорили на гэльском, а мы говорим на английском и шотландском. В нас объединено много очень разных вещей. Мне кажется, только с недавнего времени люди стали по-настоящему воспринимать себя частью Шотландии, единой страны.  Разумеется, когда речь заходит о Шотландии, постоянно слышишь про банальное дерьмо типа килтов, кельтов и проч. Кельты, кстати — относительно новое явление. По сути они были как викинги, и в итоге — хочешь верь, хочешь нет — они были завоеваны англичанами.

(Видимо, сравнивая кельтов с викингами, Энди имел в виду, что кельты, как и викинги, не коренные жители острова, а его завоеватели. Если кратко, то кельтские племена пришли из Европы и прочно осели на Британских островах к середине I века н.э. Затем они были завоеваны Римом и находились под римской властью до V века н.э. Затем Великобритания была завоевана племенами англо-саксов. Видимо, Энди имел в виду именно их, говоря про завоевание кельтов англичанами. В 793 году монастырь на острове Линдисфарн разоряют викинги, и именно это событие считается началом эпохи викингов, с которыми у англо-саксов были довольно непростые отношения на протяжении нескольких столетий. Наконец, в 1066 году произошло норманнское завоевание, что в каком-то смысле можно назвать началом той Великобритании, которую мы знаем сейчас, — прим. авт.)

Шотландия обросла кучей дерьмовых ассоциаций. Так что просто скажу, что у нас очень насыщенная история, и мы на протяжении многих сотен лет были угнетенным народом, что заставило нас по-настоящему гордиться своим шотландским происхождением. Типа, не связывайтесь с нами и давайте идите, куда шли, а не то загремите в больницу. (Смеётся). Да-да, я просто ищу, как бы половчее ответить, потому что это действительно сложный вопрос, но все равно спасибо, что ты его задала. Люди и события — о них так сложно говорить. Я имею в виду, что общество довольно сильно разобщено, если говорить о независимости Шотландии. Мы являемся частью Соединённого Королевства, само собой. И недавно у нас был референдум о выходе Шотландии из состава Соединённого Королевства и обретении независимости. Кажется, 55% хотело остаться частью Соединённого Королевства и 45% хотело выйти из его состава, так что в Шотландии ведутся напряженные политические дискуссии. Здесь такая куча всего, что сто лет рассказывать нужно. Что бы ни происходило в нашей истории, становилось катализатором для следующего события, и так до бесконечности. Думаю, наше воспитание всегда предполагало, что мы — британцы-шотландцы, даже, если с формальной точки зрения, пикты-шотландцы. Это всё идёт от родителей и бабушек и дедушек. И, думаю, это в крови у всего рода.

Я так понимаю, раньше люди спокойнее относились к тому, что вы являетесь частью Соединенного Королевства. Почему вся эта дискуссия разгорелась только сейчас?

Всегда были люди, которые хотели отколоться, но у нас также всегда было много людей, поддерживающих Соединенное Королевство, и им всегда давали зелёную улицу. Также в Шотландии существует напряженность между католиками и протестантами, и это связано с конфликтом в Северной Ирландии. Думаю, если говорить начистоту, то в последние годы людям стало ясно, что нас постоянно накалывают наши голоса не имеют веса, выборы — фальшивка. И когда началась вся эта история с Брекситом, её поддержали. В Шотландии голоса разделились. Столько всего всплыло на поверхность, понимаешь, о чём я, да? И люди решили: «Нахрен всё это. Мы должны вести дела на своих условиях». Думаю — и надеюсь -  что на следующем референдуме ответом будет «да». Однако не думаю, что это зайдёт далеко. Подобное происходит у нас впервые, так что… Произошло столько разных событий, что сложно точно сказать, почему всё это началось только сейчас. Не знаю, посмотрим. Это всё слишком запутанно, а я слишком устал.

Тогда вопрос попроще. Почему для своего последнего альбома “Forgotten Paths” в качестве текстов для песен ты выбрал именно эти стихотворения, а не какие-то другие?

Не знаю, они просто были у меня в сборнике стихотворений. Тексты для “Roots” (2013), первого альбома, я написал сам. На “Aura” (2014) я тоже кое-что сам написал и добавил парочку чужих стихотворений, просто потому что они мне близки. Дело в том, что я никогда не считал, что могу хорошо писать. Я музыкант, а не поэт. Дело чисто во мне: мне не нравится сочинять тексты песен — мне нравится играть музыку. Поэтому где-то между “Aura” и “Guardians” (2016) я решил: «Ладно, может, я просто…». Я наткнулся на сборник стихов, точно не помню, что это была за книга — какие-то шотландские стихотворения. Мне кажется, они описывают всё гораздо лучше, чем я когда-либо смогу, и это тоже влияет на мою музыку. Вот я и подумал, что альбом “Forgotten Paths” может стать своего рода продолжением “Guardians”. Типа олень, бегущий через века, принимающий разные формы, передающий мотивы. Пока я писал альбом, у меня в голове упорно сидел один образ: череп оленя посреди леса. Это очень странно. И тогда я решил: «Да, это станет обложкой альбома».

То, что ты видел у себя в голове, — это какое-то реальное место?

Неее, на меня повлияло то, что я видел, пока гулял. Но я немного изменил всё, это типа моё собственное виденье. Я выбрал эти стихотворения, просто потому что они мне понравились, и мне кажется, что они способны выразить гораздо больше, чем я своим бумагомаранием. Мне показалось, что с их помощью я смогу создать очень хорошие песни, а ещё, что в них звучат очень удачные мотивы. Знаешь, может, на следующем альбоме я попытаюсь написать слова сам. Может, мне нужно заставить себя выйти из зоны комфорта и… Дело не в том, что мне лень. Просто я ценю красоту формы и мысли.

Если тебе не нравится писать тексты песен, почему бы просто не оставить музыку как есть — вообще без текстов?


Не знаю. Да, я бы мог писать только инструменталы, но, может, тогда бы вышло скучно, потому что определённые части песен звучат, как будто музыка имитирует слова – «дан-дан-дан», и ты их туда вставляешь. А без вокала не выйдет то же самое. А ещё мне нравится выбешивать блэкарей своим чистым вокалом. И мне кажется, было бы странно, если бы я на выступлениях не пел, а только играл на басу. Это единственная причина, здесь не скрыто никаких глубоких смыслов.

Ты довольно харизматично выступаешь…

Ну... Да. Иногда я ещё и довольно пьян. Я могу пропустить по пиву, чтобы придать себе уверенности. Мне кажется, мы с группой относимся к музыке не как традиционная рок-группа. Знаю, это звучит странно, но мы… Многие группы постоянно тусуют на бэкстейдже, трясут головами и отрываются по полной, а мы такие вот концертные деревенщины.

Итак, ты не очень любишь выступать сам, но на концерты какие-нибудь ходишь? Как ты вообще стал музыкантом? Ведь вся суть металла именно в том, чтобы ходить на концерты, трясти головой…   

Я хожу на концерта три в год, потому что у меня друзья организуют концерты, время от времени они меня приглашают, и я иду. Но не так много групп… То есть, я в своем жанре уже посмотрел много групп, и это не значит, что каждый раз, когда они приезжают, и я иду на них снова. Я знаю, для музыканта это звучит странно, но порой если ты вернулся домой из долгого тура с кучей концертов, то просто хочется расслабиться.

Да, ты права насчет сути металла. Иногда как бывает — уходишь со сцены после выступления и думаешь: «Блин, им не понравилось». А потом к тебе подходит поклонник и говорит, что было потрясающе. Да ты же, блин, стоял весь концерт как истукан, сложив ручки на груди! Унылый до невозможности! Всё сильно зависит от того, где именно играешь. Именно поэтому мне нравится Россия — там всегда настоящее безумие в зале! Они все напиваются и просто уходят в отрыв. Зависит от жанра, наверное, но я не понимаю, зачем идти на концерт, если ты всего этого не делаешь. Ну да, типа была тяжёлая неделя, сейчас она закончилась, ты хочешь просто отдохнуть. Но заплатить деньги, чтобы просто прийти постоять? Нет, если уж ты идёшь, то приходи и полностью отдавайся музыке. Думаю, мне особо не нравится ходить на концерты, потому что я, ясное дело, сам много выступаю и мне нужен перерыв. Я начал свыкаться с живыми выступлениями и мне не хочется всё это испортить - типа пойти на концерт и потом думать: «Да ну нафиг, я больше не могу это слушать».  

Официальный сайт Saor: https://www.saormusic.com/

Интервью, перевод с английского и концертные фото - Лена Пашко
Промо-фотографии использованы с разрешения лейбла Season Of Mist (автор - David Ruff)
9 августа 2019 г.
© HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2018 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker