Blood Pollution
Островок старого рок-н-ролла

14.04.2010

Архив интервью

Если хорошенько присмотреться, то в российском андерграунде можно обнаружить немало достойных команд, исполняющих зажигательную тяжелую музыку и делающих это искренне и от всей души. Blood Pollution, на мой взгляд, относятся именно к таким. Их заводной трэш-н-ролл, выдержанный в традициях Motorhead и Chrome Division, отлично слушается не только на концертах, но и в домашней обстановке, а вышедший в начале года диск “Metal Zombies” достоин всевозможных эпитетов. Молодые музыканты вдобавок оказались еще и словоохотливыми веселыми ребятами, поведавшими, почему стоит бояться толстых женщин, что бы сказал Лемми, если бы услышал их альбом, а также многое другое.

Думаю, для начала не лишним будет представить вашу группу читателям.


Алекс Кранч (гитара): Мы – группа Blood Pollution и мы играем трэш-н-ролл. На самом деле, мы три редкостных засранца, и музыка у нас такая же.

Вашу легендарную историю все могут прочитать в Интернете, а меня больше интересует ее серьезная версия.

Ник Трэш (бас, вокал): Группа основана, собственно, мной году в 2004, когда я ушел из своей первой команды и решил основать эту. Потом у нас долгое время были проблемы с составом, потому что было трудно найти людей, врубающихся в суть угара, и только в конце 2007 года мы познакомились с Толей (барабанщик группы Йозеф Кранштейн). На самом деле, у нас и до этого была пара выступлений и даже какие-то записи, но я их никому не покажу, потому что они ужасны, на самом деле. По началу Толя был в группе гитаристом. Нас, кстати, познакомил тогдашний барабанщик, который был редкостным засранцем. Перед тем, как мы запланировали нашу первую запись, он смотался, и за день до записи мы приняли в группу нового барабанщика.

Йозеф Кранштейн (барабаны): Но нам пришлось его выгнать, потому что он хотел играть медленно, но при этом постоянно сбивался. Ну а я имел неосторожность сказать, что я еще умею играть и на барабанах.

Ник Трэш: Проблема решилась таким образом, что Йозеф сел за барабаны. Поначалу он ничего не делал, а потом даже стал на них играть. Гитаристом же стал некий Иви Эйдж.

Йозеф Кранштейн: На самом деле это был человек, который часто ставил нас в очень неловкое положение своим дичайшим нытьем и катастрофическим отсутствием чувства юмора.

Ник Трэш: Вообще, отсутствие чувства юмора – это не проблема до тех пор, пока человек не пытается пошутить. Шутил Иви достаточно часто, так что спустя год с небольшим, после записи альбома “Armed You”, он получил отставку из-за своего скверного чувства юмора. Ну и наконец, к нам пришел товарищ Алекс.

Алекс Кранч: Да, это было очень забавно. Был ничем не примечательный весенний или летний (я уже не помню) вечер, я сидел дома, и мне было нечего делать. Тут мне позвонил какой-то непонятный чувак и спросил: «Ты Саня – гитарист? Не хочешь поиграть что-нибудь?» Я был в полной прострации, но потом выяснилось, что гитарист прошлой группы, в которой я играл, посоветовал меня в качестве участника Blood Pollution. Они прислали мне свой материал, мы встретились. И тут выяснилось, что этот неизвестный был Ник Трэш, с которым мы до этого, где-то 7 или 8 лет назад, имели несчастье познакомиться. В то время он хотел играть «трэш-метал в духе Motley Crue». У него в составе был барабанщик, который ни разу в жизни не видел барабанную установку.

Ник Трэш: Мы были молоды, у нас были амбиции, и не надо пытаться выставить меня идиотом. (Дружный смех)

Алекс Кранч: К тому времени я уже неплохо играл на гитаре, поэтому, посмотрев на это, я со страхом убежал от них. Наша следующая встреча оказалась более удачной, и вот теперь я здесь.

Йозеф Кранштейн: На самом деле никто не верил, что мы найдем гитариста в кратчайшие сроки – практически за неделю.

Ник Трэш: Да, примерно за неделю. А через две недели, после того, как пришел Алекс, у нас был первый концерт, причем было все не так уж и плохо.

Лично мне ваша легендарная история с происхождением группы от Led Zeppelin и Black Sabbath, а также записью дисков для EMI напомнила фильм “This Is Spinal Tap”

Ник Трэш: О, да! Мы его любим!

Алекс Кранч: С тех пор, как мы его посмотрели, мы ждем, пока наш барабанщик самовозгорится.

Йозеф Кранштейн: Я пытаюсь! Я даже пошел на курсы. (Дружный смех)

И еще один фильм, с которым возникают ассоциации при вашем названии, - это “Rock Star” (в нем упоминается вымышленная группа Blood Pollution – прим. авт.)

Ник Трэш: Да, и этот фильм мы смотрели. А с нашим названием вышла очень хитрая история. Когда я ушел из прежней команды и задумал создать новую, в течение пары недель у меня крутилось в голове название Blood Pollution, и я все никак не мог вспомнить, откуда оно. Проанализировав список команд, которые я слушаю и знаю, такого варианта среди них я не нашел, поэтому я и решил назвать группу именно так – мне понравилось, как звучит это словосочетание. Фильма к тому моменту я не видел, хотя он и вышел за пару лет до этого. Но поскольку я увлекаюсь творчеством Judas Priest, то в одной из книг про них и нашел упоминание про этот фильм. Так что название Blood Pollution попало в мое подсознание из книги.

Поделитесь впечатлениями от тура в поддержку вашего последнего альбома.

Ник Трэш: Прошел он просто замечательно. И в конце мы подумали, что могли бы съездить и в еще один такой, и еще один такой же, но состоящий из двух подобных. Помимо того, что мы получили полезный опыт, это было еще и поразительно весело. Там была очень комичная история, как в одном городе мы жили в гостях у женщины с нетрадиционной ориентацией. Ну а учитывая количество выпитого, этот факт очень быстро переставал всех волновать. Она же провоцировала мужчин на всякие непристойные действия.

Йозеф Кранштейн: В итоге она была «склеена» одним из нас, но не мной. (Смеется)

А много ли публики приходило в разных городах?

Алекс Кранч: Сложно сказать… Смотря что считать нормой.

Ник Трэш: По московским меркам было прилично. В большинстве городов все прошло чинно и мирно, и в одном из них нас даже кормили.

На концертах вы всегда играете намного быстрее, чем на записях. Почему так получается?

Алекс Кранч: Пусть ответит барабанщик. (Смеется)

Ник Трэш: Концертная энергетика заставляет нас играть быстрее. Мы, конечно, пытаемся сопротивляться этому, но все равно играем быстрее.

Йозеф Кранштейн: На концертах у меня за спиной стоят черт и ангел. Черт говорит мне: «Играй быстрее!» А ангел отвечает: «Да, слушай того парня!» (Смеется)

А вам не кажется, что это иногда вредит восприятию песен?

Ник Трэш: В не самых быстрых песнях вроде “Some Fun” или “Metal Zombies”, может быть, да, потому что у них определенное настроение. Ну а быстрые песни могут звучать еще быстрее, в них нет ограничения по скорости.

Алекс Кранч: На самом деле все это зависит от настроения и многих других факторов.

Йозеф Кранштейн: А еще у нас есть такая песня как “Whiskey Rampage”, она даже на альбоме ускоряется к концу.

Часто на концертах вы играете с Bestial Reviler и D.Anger. Вас связывают какие-то дружеские отношения?

Ник Трэш: Мы познакомились с ними около года назад и долгое время были аутсайдерами московской трэш-метал сцены, потому что мы были олд-скульными командами. Кроме нас толком никого и не было, мы как-то сдружились, и решили делать концерты без всяких сборных солянок. Тематических концертов тогда еще было мало, “Freedom Metal” стартовал примерно в одно время с нами, и, на мой взгляд, это не совсем тематический концерт. Поэтому мы вместе тусуемся, играем концерты, и у нас вместе с группой Bestial Reviler даже есть свой собственный лейбл – Atomic Carnage. Им заправляем мы с Шамилем (Шамиль Яппаров – фронтмен Bestial Reviler), а компания ориентирована на олд-скульную метал-музыку.

Как пришла идея создать свой собственный лейбл?

Ник Трэш: Мы просто подумали, что для метал-группы основная проблема – это лейбл. Вот ты записал альбом, начинаешь его рассылать, и если даже кто-то согласится его издать, это выйдет месяцев через девять. За это время материал ужасно надоест и окружающим, и тебе самому, и вообще может случиться много всяких косяков. Поэтому мы предпочли заниматься всеми этими вопросами сами. Ну и заодно помогать молодым и неплохим командам, таким как Grond, например.

Алекс Кранч: Grond – очень хорошая группа, и как люди они замечательны. После нашего совместного тура мы даже не хотели с ними расставаться.

Йозеф Кранштейн: Мы с Кистом (барабанщик Grond) в каждом городе оккупировали плиту и готовили макароны, делились друг с другом своими кулинарными секретами. (Смеется).

Много ли сил отнимает свой лейбл?

Ник Трэш: Скорее, он отнимает много денег. (Дружный смех). В некотором плане мы альтруисты, поэтому все нормально.

Ваш последний альбом “Metal Zombies” вышел спустя год после предшественника. Как вам удалось за сравнительно небольшой промежуток времени сочинить новый материал?

Ник Трэш: У нас абсолютно скоростной темп творческого процесса, мы просто не можем сидеть без дела. Почти каждый месяц мы репетируем все новые и новые песни, нет такого, что мы сидим и играем одно и то же. Мы постоянно что-то доделываем и совершенствуем. Когда ты стоишь на одном месте, начинается какой-то застой, начинает все надоедать. Вот сейчас у нас вышел “Metal Zombies”, и в то же время мы уже отрепетировали две песни для нового альбома. На самом деле, еще до того, как у нас был записан “Armed You”, у нас была отрепетирована половина песен для “Metal Zombies”, и мы знали, какой будет концепция следующего альбома.

Как мне показалось, у вас достаточно резко поменялся стиль. На первом альбоме вы звучали больше в духе Venom, а сейчас – ближе к стилистике Motorhead.

Ник Трэш: На самом деле, вопрос в новом звуке. Если бы гитары звучали так же, как и на первом альбоме, то разница была бы не особенно заметной. Все песни по настроению у нас веселые и рок-н-ролльные.

Алекс Кранч: Дело еще и в том, что предыдущий гитарист несколько по-иному играл свои партии, а у нас втроем получилось очень гармонично сочетать наши идеи в аранжировках. Ну и, наверное, процентов на 90 вышло то, что хотел каждый из нас.

Звучание альбома получилось очень и очень качественным, хотя записывалось все в некоей студии Brateevo Sound.

Ник Трэш: Несмотря на то, что студия находится в помещении обычной школы, это очень неплохая студия. Там, помимо того, что очень толковый аппарат, был и очень хороший звукач. И потом, мне кажется, что основная проблема команд в России в том, что они пытаются достичь одинакового синтетического звука, который, как они думают, является новым, но при этом они не оставляют в саунде никакой жизни. А мы вообще мало что слушаем из современной музыки, у нас несколько другие представления о записи и о том, как все должно звучать.

Алекс Кранч: Мы не слишком заморачивались над тем, чтобы подчистить каждый звук до идеала. Мы записывали все так, как мы обычно и играем, и, по-моему, все получилось очень неплохо.

Как вы думаете, что бы сказал Лемми, если бы услышал ваш альбом?

Ник Трэш: Он бы произнес фразу из фильма «Упадок западной цивилизации»: «Ну, хорошо, пусть они скопировали нас. Может, и мы когда-нибудь скопируем их». (Дружный смех).

Почему для альбома вы решили записать кавер-версию The Stooges “Search And Destroy”?

Ник Трэш: Нам нравится эта группа, как, впрочем, и гаражный рок, и старый американский панк-рок типа Dictators, Ramones и так далее. Да и сама песня очень классная.

Йозеф Кранштейн: К тому же, в оригинале песня звучит отвратительно медленно.

Среди текстов песен выделяется вещь “Fat Ugly Woman”. Есть ли у нее какой-то реальный прототип?

Алекс Кранч: Идея песни зародилась после нашей поездки в один из городов, где мы имели несчастье ночевать на квартире у одной женщины. У одного из нас после изрядной порции алкоголя возник инцидент с этой женщиной. Он был очень пьян и пытался сопротивляться…

Ник Трэш: Кстати, там была еще одна женщина. В итоге один из нас отрубился самым первым, еще один решил тоже пойти спать, а другой один из нас решил пойти с двумя женщинами, надеясь на близость с той, что была симпатичной. Но в итоге сексуальный контакт состоялся с не очень симпатичной.

Алекс Кранч: После всего произошедшего мы обсудили этот инцидент, и оказалось, что похожие случаи были у всех. Так что мы решили посвятить этой теме целую песню и вложили всю душу, чтобы она вышла именной такой, какой ее можно услышать на альбоме.

С чувством юмора, как я вижу, у вас все в порядке. Насколько это вообще важно, чтобы быть участником группы?

Йозеф Кранштейн: Один человек, над которым я как-то подшутил, что регулярно делаю, когда вижу его, однажды спросил: «Если я начну понимать ваше чувство юмора, вы возьмете меня в группу?» (Дружный смех)

А понимают ли ваш юмор слушатели, которые приходят на ваши концерты?

Ник Трэш: Мне кажется, у них просто не остается выбора.

Алекс Кранч: Хотя нас больше интересуют поклонницы, чем поклонники.

Ник Трэш: С другой стороны, наши альбомы покупают именно поклонники, а поклонницы постоянно выпрашивают, поэтому это палка о двух концах. (Смеется).

Вернемся немножко назад в прошлое. Расскажите, чем отличался процесс работы над “Armed You” от записи последнего диска.

Йозеф Кранштайн: Процесс записи “Armed You” был крайне отвратительным. Мы записывались в ужасной студии. В ней работал персонал, который просто отвратительно к нам относился.

Ник Трэш: Они относились к нам примерно следующим образом: «Вы не Dream Theater, вы не Rush, вы говно», причем постоянно норовили нам это сказать. Это был полный отстой. В студии было очень холодно, существовала атмосфера какого-то замогильного фильма ужасов. Поэтому процесс записи был очень напряжным, и результат получился не таким хорошим, как он мог бы быть. Но первый альбом на то и первый альбом. А из той кошмарной студии мы решили смыться как можно быстрее и записали там только инструментал, а вокал я записывал у того парня, который занимался сведением треков. Эта часть работы над альбомом мне понравилась больше всего, потому что никто не пытался навязать мне свое идиотское мнение.

Зато у “Armed You” очень привлекательная обложка. Как родилась ее идея?

Ник Трэш: Идея обложки появилась после того, как мы придумали название. Тогда к нам обратился один андерграундный французский лейбл и предложил издать наш альбом на кассете. Собственно, идея названия и принадлежала лейблу. А на счет обложки мы ходили, думали-думали и решили, что когда выйдет альбом, нужно сделать стенгазету. А потом решили, что ее можно сделать прямо сейчас. Ну и в итоге стенгазета стала называться “Blood Pollution”, на ней изображены танки на Лубянке, ну и написали текст, в котором используются слова “power’, “glory”, “warrior”.

Йозеф Кранштейн: Работа над обложкой заняла у меня 12 часов чистого времени в течение двух дней. При этом в ней огромная куча косяков. После такой работы по оформлению первого альбома я не хотел принимать никакого участия в создании обложки для второго.

Ник Трэш: Для “Metal Zombies” мы хотели сделать анимационную картинку, а поскольку никто из нас не обладает навыком рисования, мы решили привлечь того, кто умеет это делать. Консультации по поводу обложки отняли у нас много времени, потому что художница несколько недопонимала того, что мы хотим. Поэтому ее создание стало очень муторным процессом.  

В вашей дискографии, как я понимаю, есть еще и концертный альбом…

Ник Трэш: На самом деле, он утерян. У меня где-то он валяется на болванке. Это была запись нашего четвертого или пятого концерта. В Интернете с него выложена пара треков, а вот полностью он был утерян в виду печальной гибели жесткого диска. Насколько я помню, он был записан во время первого “Death Metal Ball”. Тогда Fiend пытались делать неплохие концерты, звали кучу групп, в том числе и нас. Мы решили воспользоваться предложением и заодно записать концерт. Это был август 2008 года. Взамен утерянного после выпуска третьего альбома мы хотим записать еще один концертник, и надеемся, что он принесет нам такую же популярность, как и альбом “Alive” группе Kiss.

Какие советы начинающим группам вы можете дать?

Ник Трэш: Не пейте слишком много перед концертом, потому что очень быстро устаешь по ходу выступления.

Алекс Кранч: Не связывайтесь с теми организаторами, которые изначально относятся к вам, как к второсортной команде.

Йозеф Кранштейн: Не берите женщин в группу. Из этого ничего, кроме двойни, не получится.

Алекс Кранч: Не стоит комплексовать и бояться делать свое дело. Напротив, нужно стараться выступать как можно чаще.  

Ник Трэш: Активно выступать мы начали с мая 2008 года и на данный момент отыграли не так уж и мало концертов. Так что теперь мы можем нормально играть в самых разных условиях – и когда на сцене плохой звук, и когда все нормально. Не стесняйтесь играть, то что, нравится, потому что многие пытаются делать то, что сейчас модно. Из этого ничего хорошего не выходит, только лишь появляется куча безыдейных команд.

Приведите какие-то причины, по которым слушатель, незнакомый с вашей музыкой, обязан пойти и купить ваш диск.

Ник Трэш: Он красиво оформлен, а музыка не успевает надоесть

Алекс Кранч: Мы – островок того самого старого рок-н-ролла в море современной синтетической музыки.

Ну и по традиции ваши пожелания читателям.

Ник Трэш: Посещайте headbanger.ru и ходите на наши концерты.

Йозеф Кранштейн: Остерегайтесь паленой водки и ацетона с наклейкой «Водка».

Алекс Кранч: Остерегайтесь тяжелых женщин!

Официальная страничка Blood Pollution на MySpace: http://www.myspace.com/bloodpollutionofficial

Интервью – Константин “Hirax” Чиликин
12 февраля 2010 г.
(с) HeadBanger.ru

eXTReMe Tracker