В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Коrsика

Коrsика
Остаться в живых

28.05.2009

Архив интервью

С вокалистом московской команды Коrsика Олегом Михайловым мы встретились в баре клуба “Plan-B” – в этот пятничный вечер он собирался там выступать. Олег оказался общительным человеком, охотно отвечающим практически на все вопросы. По его собственному признанию, «он любит поговорить на философские темы». Наверное, именно поэтому наша беседа затянулась почти на час. Обсудить было что – совсем недавно у команды вышел новый альбом «Апокалипсис Afterparty», а ее концерты проходят все чаще и стабильно собирают все большее количество зрителей. Интервью получилось рекордно длинным, но я решила его не сокращать и представить в изначальном виде. Думаю, поклонники Коrsики его с легкостью осилят.

Признавайся, вы группу назвали «Корсика», потому что у вас наполеоновские планы?

Безусловно. Но, надеюсь, у нас будет другой финиш. Хорошо бы, чтобы нам сопутствовала удача, и наши планы бы осуществились.

Название ведь должно как-то отражать суть. Вот раньше у вас была Цитадель Ветров, но вы решили от этого названия отказаться – с чем связана эта перемена?

С тем, что у нас сильно изменился материал, да и вообще ощущение от музыки и от жизни. Название «Корсика» дает большую свободу для самовыражения. А под названием «Цитадель Ветров» нужно было обязательно писать что-то такое лирическо-романтическое, про эльфов и так далее. Сейчас у нас как-то с эльфами не складываются отношения – мы все больше говорим о себе, о жизни. Под названием «Корсика» можно раздвинуть эти стилистические рамки.

Вы его еще так своеобразно пишете. «И» кириллицей, все остальное – латиницей…

Это как посмотреть. Можно сказать, что импортные только “r” и “s”, а все остальное русское…

Тем не менее – почему так?

Ну а почему бы и нет? Зато мы точно знаем, что Коrsика в таком вот виде – это только мы и никто больше. Правда, по-моему, вообще не существует другой группы Корсика, но всякое бывает.

Насколько я знаю, раньше ты сам писал тексты к своим песням, а потом бросил. Плохо получалось?

Да нет, я думаю, что писал хорошие тексты, - я так до сих пор считаю. Просто Юля Кей их пишет лучше.

А может случиться так, что ты вернешься к написанию собственных текстов?

Не исключено. Но Юля, безусловно, мастер. Я считаю, что она один из самых талантливых поэтов современности.

Мне кажется, что мужское и женское восприятие жизни очень отличаются друг от друга. Ты не чувствуешь этой разницы, когда исполняешь песни, написанные девушкой?

Да, я согласен, что разница есть. Даже и не знаю, что было бы, если бы наши тексты писал я, - наверное, все было бы по-другому. Но женское восприятие более прочувствованное, более «ощущенческое». Мне кажется, что для нашей музыки это самое то. То, что надо.

Не бывает таких моментов, когда слова кажутся тебе неестественными?

Нет. То, что я пою, - это то, что я думаю, что хочу сказать. Иной ситуации у нас не бывает. Мы с Юлей хорошо друг друга понимаем – мы знакомы уже более десяти лет.

На официальном сайте Коrsики я прочитала, что в ваших текстах соединяются «свобода, романтика и немного цинизма». Как можно быть одновременно циничным и романтичным – это же взаимоисключающие понятия?

Я бы ответил вопросом на вопрос: как можно иначе относиться к жизни? Если полностью оградить себя от каких-то романтических сторон, жизнь становится скучной и неприятной. Ходишь такой весь циничный, и ничто тебя не радует. Нет душевного подъема. Поэтому романтика в жизни нужна. Но и без цинизма тоже нельзя.

У вас даже есть диск под названием «Романтика», а на нем – переводы некоторых ваших песен на английский язык. Кто делал эти переводы, и какую цель вы преследовали, выпуская их?

Какой-то конкретной цели не было. Просто хотелось послушать, как бы звучали наши песни относительно западных артистов. В основном переводила Юля, но еще нам помогал Андрей Осокин – есть такой парень (лидер группы Eclipse Hunter). За что ему большое спасибо…

К международной славе вы пока не очень активно стремитесь?

На сегодняшний день мы об этом не думаем. Но, если вдруг нам кто-нибудь что-нибудь предложит, у нас есть уже готовая программа, с которой мы можем поехать.

Свои новые песни вы будете переводить?

Я думаю, да. Скорее всего. Не уверен, что мы станем их выпускать на диске, - может быть, просто выложим в Интернет.

Кстати, как ты относишься к тому, что музыку выкладывают в Интернет – бери не хочу?

Ну как, позитивно, - как еще к этому можно относиться?

А как же деньги?

Есть 1001 способ заработать деньги помимо музыки. Мне кажется, человек, увлекающийся музыкой, изначально не должен стремиться к большим заработкам.

Тогда поделись хоть одним из способов, которым ты зарабатываешь деньги?

Ну, приходиться как-то сводить концы с концами…

(Олег оказался совершенно непреклонным, и обсуждать со мной свою работу «на стороне» не согласился. Сказал, что не хочет, чтобы такие вещи где-то публиковались.  Будем считать, что он оставил нам простор для фантазий.)

Хорошо, я поняла, что подробностями личной жизни ты делиться не хочешь. А ведь действительно каких-то деталей твоей биографии нигде не найдешь…

Да, обычно я не делюсь. Но есть же моя музыкальная биография: и про Цитадель Ветров, и про, что я делал в  группе Стая до того, как она «одичала»… (сейчас – Дикая Стая)

Еще Stonehenge был…

Ну, это совсем древность…

И все же создается впечатление, что ты очень стараешься разграничить свою частную жизнь и работу в группе. Почему ты так напряженно относишься к тому, что люди могут о тебе что-нибудь узнать? Ведь это же нормальное последствие популярности…

Вообще то, чем я занимаюсь, - это, что называется, «секрет Полишинеля». Чтобы в наши дни группа пробилась, ты просто обязан сам озаботиться ее продвижением. Другого пути нет. Поэтому я занимаюсь музыкальным андеграундом, но стараюсь все это не афишировать.

Тогда оставим эту тему. Насколько я знаю, только у вашего клавишника есть музыкальное образование. Как ты считаешь, это сказывается на вашем творчестве? Изменилось бы что-нибудь, если бы у всех вас были дипломы, «корочки»?

Это очень верная формулировка – про дипломы и «корочки». Ну есть у клавишника «корочка», и что? Я сам занимаюсь музыкой последние восемь лет, причем я брал уроки у разных педагогов. Но вот мне не повезло – нет у меня «справки». Это же не значит, что в музыке я ничего не понимаю.

Ты занимался с педагогами по вокалу?

Да, у меня изначально был академический вокал – бас-кантанте. Но потом я занялся «этим ужасом», который так не любит мой преподаватель, и вытянул голос чуть повыше. Думаю, у меня были бы перспективы в опере, но это совсем не то, чем я хотел бы заниматься.

На каких-нибудь музыкальных инструментах ты играешь?

Я играю на гитаре, но так, любительски.

Но музыку к вашим песням ты пишешь, да?

Не только я. Я писал музыку для первого альбома, а для этого («Апокалипсис Afterparty») мы уже втроем писали: я, наш клавишник (Павел "Triton" Панов) и гитарист (Виталий KV Крымский). Сейчас у нас уже есть новая программа – она практически готова. И там почти все вещи написал гитарист. Мне кажется, что музыку нужно писать тогда, когда просто руки чешутся ее писать. Вот сейчас у него «поперло» – пускай занимается.

Подожди, значит, у вас уже есть новые песни?

Да, уже почти все готово – надо записывать.

Ничего себе! Скоро можно ждать нового релиза?

Ну, насчет «скоро» не знаю. Мы же еще даже не приступали к записи. Но уже можем приступить.

Ты можешь что-то рассказать об этой новой программе, или еще рано?

Конечно, могу, с удовольствием. Это будет более тяжелый альбом – гораздо более жесткий по риффам и по текстам. То есть, если на «Апокалипсис Afterparty» было четыре баллады, то на новом альбоме будет, скорее всего, одна. Боевики будут еще более злые, чем были даже на «Романтике». Нас что-то потянуло в экстрим.

С чем это связано?

Просто такое ощущение. Музыка меняется вместе с нами. Если при написании «Апокалипсис Afterparty» у нас было более лирическое настроение, то сейчас – может быть, в связи с экономическим кризисом – хочется какой-то жести и агрессии. Хочется всем показать, что все будет хорошо. Причем именно у нас.

Наверное, и концертная программа будет очень энергичная… Я, правда, вас еще ни разу на сцене не видела.

Обязательно посмотри. Вот, 29 мая мы здесь выступаем (в “Plan-B”). Шоу – это вообще наша визитная карточка.

То есть, ты считаешь, что концерты важнее, чем записи?

Нет, конечно, это равноценные задачи. Нужно, чтобы зацепило и того человека, который диск поставил послушать. И тот, кто пришел на концерт другой группы и увидел там Коrsику, тоже должен удивиться и решить, что теперь он будет ходить на наши шоу.

Я, между прочим, не раз видела в сети такие отзывы, что ваша музыка «вживую» звучит интереснее, чем в записи, и цепляет больше…

Ну, тут мнения расходятся, как обычно. Хотя, конечно, атмосфера живого концерта усиливает ощущение от музыки. Когда видишь так много людей вокруг, и они знают тексты и всей толпой подпевают, - это же совсем другое впечатление. В нынешней ситуации надо вообще больше ходить на концерты. Ну вот пришел ты домой, скачал диск, послушал – ничего так. Скачал еще 15 групп – тоже сойдет. Но нужны же какие-то впечатления, позитивные эмоции, какой-то всплеск, адреналин – за этим, конечно, надо ходить на концерты.

Что для тебя «идеальный концерт»?

Например, идеальный концерт был на презентации «Апокалипсис Afterparty», которую мы проводили здесь. Это был лучший концерт за всю мою карьеру. Все было очень хорошо: и свет, и звук, и организация. И народ пришел – все позитивно настроенные. Мы тоже были в тонусе. Для меня главный критерий такой: хороший концерт – это когда я выхожу на сцену, начинается первый трек и потом хоп! – я уже схожу со сцены, и не помню, что вообще было. Наверное, я что-то делал, но все как будто прошло само собой. Если же мне нужно напрягаться, чтобы что-то донести публике, - это неудачный концерт. Значит, так звезды сошлись – дело не в площадке.

Каково это, быть лидером команды? Это же ответственность…

Я иначе просто не могу. Я вообще никогда не был в зависимом положении. Это моя карма, наверное…

То есть быть лидером – это свойство характера?

Я думаю, да. Но также это зависит от того, чего человек хочет от жизни. Кому-то надо быть мастером своего дела – это отдельная категория людей-профессионалов. Такой человек может работать в любом коллективе, он всем нужен – и, таким образом, он самоутверждается и полностью реализует свое «я». Ему главное, что, куда бы он ни пришел, его везде возьмут и на руках носить будут. Кто-то другой должен быть лидером, еще кто-то – душой коллектива. Разные люди, разные роли.

В одном из твоих интервью я прочитала, что ты хотел бы снимать кино. Какое? Кого бы ты брал на главные роли?

Да, мне кажется, что снимать кино – это очень круто. Правда, я для этого еще ничего не сделал. Но, может быть, я когда-нибудь решу расстаться с музыкой – по каким-то непонятным причинам, – и тогда уйду в кинематограф. Точнее даже не так! Если бы я вдруг не занялся музыкой, я бы посвятил себя кинематографу. Я получаю удовольствие от красивой картинки… Я бы с радостью снимал фильмы ужасов.

Очень красивые картинки…

Ну так! Все эти моменты, когда кровища хлещет отовсюду, - это же вообще супер! Черно-белый фон и красные пятна.

Что-то вроде «Города грехов»?

Да, примерно. Что-то в духе Тарантино. Экшн какой-нибудь.

А актеры?

Я бы неизвестных снимал…

Сам бы кастинги проводил…

Да-да-да. Иначе никак!

Клипы своей группе снимать не хочешь?

Хочу, но это очень дорого. Оборудование всякое…

Правда, у вас ведь выложены какие-то видео на MySpace…

Да, но это просто фанатские нарезки – хотя и очень крутые. Полноценного видео у нас нет. Хотя надо бы сделать его в ближайшее время.

И куда? «В телевизор»?

Было бы хорошо. Неизвестно, правда, на каком канале стали бы это показывать…

Да уж, это проблема. У вас вообще есть какая-нибудь возможность попасть, например, в ротацию на радио?

Так, чтобы прямо в ротацию, - наверное, нет. Было  раньше такое радио «Юность» (оно и сейчас есть, но полностью ориентируется на танцевальную музыку –прим. авт.), по которому нас часто ставили – в программе Сергея Маврина. На этом, в общем-то, и все. К сожалению, мы не вовлечены в эту систему «андеграундного шоу-бизнеса», в которую никого лишнего не пускают. Нам приходится как-то самим…

Тогда какие цели вы ставите себе на данный момент? Чтобы добиваться их своими силами?

Даже не знаю… На «Нашествии» мы уже играли, на многих байк-фестивалях тоже. Я бы хотел в следующем году сольным концертом собрать «Точку».

Поработать с какими-то другими артистами не хочешь? Например, «добраться» до какого-нибудь своего кумира.

Не знаю, есть ли смысл записывать дуэт с Брюсом Дикинсоном – при всем моем уважении. (Улыбается). Не думаю, что это ему или нам нужно. Но мне нравится, например, группа Слот. С ними поработать было бы недурно.

Да, разнообразить свою музыку женским вокалом…

Ну, мы это уже когда-то делали. У нас была такая переделка – «Фантом последней оперы» (оригинал – «Призрак оперы» Эндрю Ллойда Вебера). Мы эту вещь пели с девушкой из оперы (Вера Ермакова) еще во времена Цитадели Ветров. Потом мы делали дуэт на «Это рок!» с Джиной Рок-н-Ролл из группы Крюгер. Думаю, будут еще такие дуэты. Мне уже даже предлагали, чтобы у нас все время пела еще и девушка, - но нам это не подходит.

Расскажи что-нибудь про ваш последний альбом «Апокалипсис Afterparty». Как название передает его суть?

Апокалипсис кончился, кругом руины, все пропало – а у нас тут вечеринка. С одной стороны, есть ощущение, что все рушится, накатывают всякие проблемы, а с другой стороны – такое отношение к ним, будто это все ерунда.

Он как-то противопоставлен вашему первому альбому, или они, наоборот, связаны единым замыслом?

Нет, они сильно различаются. Я считаю, что на «Апокалипсис Afterparty» я совсем иначе пою. Я стал по-другому работать с голосом. Композиторов прибавилось, и весь альбом получился более альтернативным по сравнению с тем, что мы делали раньше, – менее «хэви-метал». Он более современный, в нем больше свободы творчества. В начале всегда хочется кому-нибудь подражать. Все люди растут на какой-то музыке и потом пытаются делать такую же. А нам теперь хочется делать не «такую же», а другую, свою.

Кому вы в начале подражали?

Да всем, наверное. Все, что я слушал, нашло свое отражение в нашем творчестве. А слушал я Арию, Агату Кристи, много импортного металла. Но я бы не сказал, что «Апокалипсис Afterparty» на кого-то из них похож.

Какая песня с альбома тебе нравится больше всего?

Все время разные. Временами какая-то песня может становиться любимой или нелюбимой – они все постоянно меняются местами.

Ну а  на данный момент какая лидирует?

Наверное, «Остаться в живых» - первая песня с альбома. Она лучше всего передает мое сегодняшнее настроение. А «Стены неба», по-моему, вообще одна из лучших наших песен.

Я видела, что на вашем официальном форуме Юля часто переписывается с фанатами. А ты как-то поддерживаешь связь с поклонниками?

Я, на самом деле, в Интернете ни с кем не общаюсь – не только с фанатами, но и вообще ни с кем. Я не «интернетовский» человек, и мне это просто тяжело. Я это не умею и не люблю. Я не сижу в офисе, и мне не нужен Интернет, чтобы чем-то себя занять. Для того чтобы поговорить с кем-то в Интернете, мне надо туда специально залезть и потратить на это какое-то время. Но мой мозг так устроен, что он не может долго пребывать в этом «виртуальном пространстве».

Ты предпочитаешь живое общение?

Да. Я с фанатами только вживую общаюсь. После концертов, например.

Девушки-фанатки проходу не дают, наверное? Есть музыканты, которых это напрягает…

Нет, я вообще не понимаю вот этой позиции у некоторых артистов. Читал как-то в интервью – не помню уже, у кого: «вот, мне фанатки проходу не дают,  а я не могу их уже ни видеть, ни слышать – неужели они не понимают, что у меня есть частная жизнь, жена, ребенок…» Мне кажется, что если ты рок-звезда – это я не про себя сейчас – то тебя любят твои поклонники. И это плюс, потому что ты ради этого, собственно, все и делаешь. Я не могу сказать, что ко мне очень активно пристают девушки. Да я и не связываю их внимание со своей творческой деятельностью. Это какая-то ущербная позиция, если человек считает, что он кому-то нужен только из-за того, что на сцене выступает.

Хочешь сказать, что тебя девушки не за это любят?

Мне хотелось бы на это надеяться. Пользоваться своим сценическим образом в любом случае как-то неэтично.

Вы выступаете не только в Москве, но и в других городах. Где тебе больше всего понравилось, где вам оказали самый лучший прием?

На самом деле неправильно оценивать город по одному концерту. Ведь и в Москве бывают отличные шоу, а бывают такие, когда все как-то скучненько проходит. Никогда не знаешь, от чего это зависит. У нас был отличный концерт в Армении, в Ереване. Тогда нечто феерическое происходило. Мы играли на площади при бесплатном входе – собралось около 5 000 человек. А потом люди качали наш автобус и не давали нам уехать. Полный драйв.
А так, когда играешь в Москве – ты дома, ты чувствуешь это. Но я люблю и в Питере выступать, там я тоже уже как дома.

Гастроли любишь?

Да, конечно.

Пьянки-гулянки?

Ой, нет, это все очень преувеличено. Мне для того, чтобы выйти на сцену и получить от концерта удовольствие, нужно быть трезвым. Так что перед концертами я не бухаю, да и накануне не получается – надо же весь день быть в тонусе. Хотя, конечно, я никого не упрекаю. Я понимаю, что алкоголь – необходимый релаксант, который кому-то может быть нужен больше, чем другим.

Скажи, а что тебе вообще дала музыка? Как человеку…

Сложно сказать, что она мне дала – ведь я сам ее выбрал. И этим определил свою жизнь и себя самого – это меня сформировало. Если бы я не занимался музыкой, я был бы другим человеком. Мне сегодняшнему музыка дала всего меня, по большому счету. Если ты начинаешь вариться во всем этом, тебя это меняет. Тебе постоянно нужен какой-то взрыв, энергетическая насыщенность – все это, безусловно, дает музыка. Ведь музыка – эмоция в чистом виде. Текст – это смысл, музыка – интонация, чувство. Нужно быть открытым для эмоций, нужно воспринимать их максимально остро. Не было бы в моей жизни музыки, я был бы таким… серьезным офисным сотрудником, ходил бы на работу к восьми часам каждый день. Я совершенно не осуждаю такой образ жизни, но себя я там не представляю.

Ты сказал, что нужно впитывать эмоции. Откуда? Что тебя больше всего «заряжает»?

Сложно сказать. У меня вся жизнь рок-н-ролл, я только этим и занимаюсь…

Но люди порой специально ищут какого-то экстрима, ярких впечатлений…

Мне кажется, что экстрим нужен тем же офисным работникам. Когда человек засиделся, ему нужен контраст. А я… Ну вот я на байке езжу, но я бы не сказал, что это экстрим. У меня не спортивный байк, а чоппер. Я езжу на нем достаточно медленно, плавно. Получаю кайф от поездки, а не от скорости и адреналина.

Какие-то увлечения у тебя есть  помимо музыки?

Наверное, нет…

Как же так? Кто-то, например, книжки читает, кто-то путешествует… Не может быть, чтобы совсем ничего.

Нет, я, конечно, и читаю и путешествую, но это для меня норма жизни, а не увлечение. Я всегда читаю и часто куда-нибудь езжу – по четыре раза в год.

По делам или просто так?

Просто так, отдыхать.

Какие книги читаешь?

Самые разные, кроме фэнтези. То есть я, конечно, прочитал Толкина всего… Но я не понимаю людей, которые читают любое фэнтези только потому, что на книжке дракон нарисован или она издана в той же серии, что и Толкин. Есть гениальные писатели, но у них потом появляются подражатели в огромном количестве. И их очень редко стоит читать.

Каких же авторов ты сам уважаешь?

Мне очень нравится Йен Бэнкс, замечательный английский писатель. Он написал прекрасную книгу «Улица отчаяния» - она про музыкантов. Но я у него еще много других романов читал. «Воронья дорога», например, - тоже отличная вещь. Он один из моих любимых авторов. Вообще, я люблю романы таких писателей, как Ремарк, Грэм Грин… И вдруг в лице Бэнкса я открыл современного писателя, который пишет в том же ключе, – это очень приятно.

Раз уж мы немного коснулись темы фэнтези, скажи – почему, на твой взгляд, молодых людей так сильно привлекает эта «альтернативная реальность»?

Ну вот растут детишки, они маленькие, их все любят. Мама с папой гладят по голове и дают мороженое. Эти дети растут и думают, что весь мир создан для них. Это хорошая жизнь, в ней соломка подстелена везде, где можно упасть. А потом эти молодые люди выходят во взрослую жизнь и сталкиваются с тем, что в этом мире уже все места заняты, и куда бы они не пошли, они наталкиваются на стену непонимания, невостребованности. Поэтому им и нужен этот выход в другой мир.

Ты сам прошел через это?

Пожалуй, да. Теперь я уже не строю иллюзий.

Тогда что же это, «болезнь молодости»?

Я бы не сказал, что это «болезнь». Мне кажется, это защитная реакция скорее. И потом, не у всех это проходит в молодости. Кому-то она нужна потом всю жизнь, а кто-то понимает, что жизнь не такая уж плохая штука, чтобы все время от нее прятаться. Я отношусь ко второй категории. Мне все нравится.

Думаю, на этой светлой ноте можно закончить наше интервью. Если, конечно, ты не хочешь еще что-нибудь нам сказать…

Наверное, надо сделать обращение к фанатам. Знаешь, обычно все журналисты заканчивают беседу вопросом: «Может, ты хочешь сказать что-нибудь фанатам?» Конечно, хочу.
Ребята, слушайте хорошую музыку. Слушайте то, что вам нравится, а не то, что вам говорят слушать, - это ерунда. Не думайте, что попсовый шоу-бизнес поглотил андеграунд, и теперь там ничего не растет, и все пропало. Не думайте, что хэви-метал умер или стал никому не нужен. Все хорошо. Есть группы, которые играют такую музыку и получают от этого удовольствие. И есть люди, которые ходят на такие концерты, - продолжайте в том же духе.

Официальный сайт Коrsики: http://www.kopcuka.ru

Выражаем благодарность Константину Миронову за организацию этого интервью и предоставленные фотоматериалы

Ксения Артамонова
8 мая 2009 г.
(с) HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2019 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker