В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Amorphis

Amorphis
Небесная кузница

09.05.2009

Архив интервью | English version

На протяжении всей своей почти 20-летней истории легендарная финская группа Amorphis в полной мере оправдывала свое название (от слова «аморфный», «бесформенный»): музыканты не раз удивляли своих поклонников не только музыкальными новшествами, но и практически полными сменами состава. Думаю, не стоит напоминать, сколько в группе побывало вокалистов, клавишников и ударников. Но точно нужно сказать, что только один человек все это время оставался верен тому делу, которому сам же положил начало, - бессменный лидер группы Amorphis Эса Холопайнен. Поэтому, когда накануне выхода нового альбома Amorphis “Skyforger” у меня появилась возможность пообщаться с кем-то из участников группы, я решила, что это обязательно должен быть Эса. Кому, как не ему, знать об Amorphis все.
Эса позвонил мне за девять дней до официального релиза “Skyforger”, и на протяжении получаса мы отчаянно старались расслышать друг друга – к сожалению, связь была такая, словно мой собеседник находился как минимум на Луне. Тем не менее, мне удалось не только обсудить с Эса новую работу Amorphis, но и выяснить, какое впечатление на него произвели США, за что он любит группу Finntroll и когда собирается к нам, в Россию.

Через девять дней выходит ваш новый студийный альбом “Skyfoger”. Ты ждешь какой-то конкретной реакции на этот релиз, или «будь что будет»?

Конечно, выход нового альбома – всегда очень волнительное событие. Но с этим альбомом у меня связаны хорошие предчувствия, и если он будет принят так же замечательно, как “Eclipse” (2006) и “Silent Waters” (2007), я буду просто счастлив. Что же касается тура, то у нас уже запланировано множество концертов. Так что надеюсь, что все будет отлично.

Вы уже выпустили сингл под названием “Silver Bride”. Почему вы выбрали именно эту песню? Как ты считаешь, она в полной мере представляет новый альбом?

Всегда сложно выбрать одну песню, чтобы она представляла весь альбом. В любом случае она не поможет слушателям составить полное впечатление об альбоме. “Silver Bride” – хорошо запоминающаяся песня, типичная для звучания Amorphis. Было вполне логичным выбрать именно ее в качестве первого сингла.

А как насчет видео? Уже есть какие-то замыслы?

Да! Мы уже отсняли первое видео к альбому - на песню “Silver Bride”. Там будет много огня и настоящий кузнец, который будет что-то ковать в кадре. Я сам еще не видел окончательный результат, но, надеюсь, уже на этой неделе клип будет доделан. Мы ужасно хотим посмотреть, что же из этого всего получилось. Перед выходом нового видео всегда бывает даже как-то страшно – хочется же, чтобы оно всем понравилось.

Давай поговорим об оформлении диска “Skyforger”. Вообще, у всех ваших альбомов очень примечательные обложки. На этот раз вы выбрали изображение горящего дерева. Что это значит?

Это древо жизни. В альбоме рассказывается легенда о древнем боге-кузнеце. Раньше люди верили, что он был создателем мира, что он выковал небо и землю. Поэтому мы хотели, чтобы на обложке было изображено древо жизни.

И при этом оно горит?

Ну да, это как бы кузница, а в ней огонь.

Ладно, вернемся к богу-кузнецу. Расскажи, пожалуйста, подробнее об этом образе и объясни, как он связан с главной идеей альбома.

Ну, он был одним из главных героев саги «Калевала», на основе которой мы пишем свои тексты… Так что это тема творения… творения всего в мире. В этом и главная идея альбома, как мне кажется.

Ясно. А как вы решаете, что должно быть изображено на обложках ваших альбомов?

Обычно это довольно сложный процесс. Все замыслы рождаются на основе текстов, а потом мы обсуждаем их с художником. Этот альбом – так же как и “Eclipse”, и “Silent Waters” – оформлял Трэвис Смит. Его образ мыслей очень схож с нашим, поэтому он может без труда воплотить наши идеи в визуальных образах. Так что первое, что мы делаем – общаемся с тем художником, который будет оформлять обложку, и перечитываем тексты, чтобы прийти с какими-то своими предложениями.

Насколько я знаю, многие ваши тексты – это стихотворения, которые были изначально написаны на финском языке, а потом переведены на английский. Тебе не кажется, что при переводе теряется дух этих стихотворений, какая-то важная часть оригиналов?

Да, иногда при переводе на английский приходится искать какой-то компромисс. И все же мне кажется, что дело того стоит, - если бы мы писали тексты не на английском, а на финском, они бы не имели такого международного значения. Грамматика и произношение слов в английском и финском языках совершенно разные. Так что иногда приходится очень долго думать, как бы перевести эти стихотворения так, чтобы они не потеряли своего смысла и своей красоты. Но я думаю, что мы неплохо справляемся. По-моему, людям понятно, что мы хотели сказать.

Значит, на этот раз вы опять опираетесь на «Калевалу»… Похоже, мифология – какой-то неисчерпаемый источник для ваших текстов. А что она значит для тебя лично?

Она стала такой важной частью нас самих. Знаешь, эта сага использовалась в наших текстах столько лет, что и на нас лично она оказала огромное влияние… Да и просто знать, во что верил твой народ, как он жил до того, как сюда добрались мировые религии, - это очень здорово и интересно. А еще у наших предков было замечательное представление о силах природы – все они были одушевлены, как живые существа.

А что-то «от себя» вы в эти тексты вкладываете? В них есть что-то из личного жизненного опыта, а не из опыта всех прошлых поколений?

Пожалуй, нет. Я стараюсь жить «нормальной жизнью» и избегать всего этого религиозного и политического дерьма, которое меня окружает. Просто такая музыка дает тебе возможность вырваться из повседневности. Вокруг столько отвратных вещей происходит – даже думать об этом не хочется. А традиции помогают забыть об окружающей действительности.

Получается что-то вроде придуманного мира…

Так и есть.

Тогда, на твой взгляд: ваша музыка скорее «развлекательная», или все-таки она несет какую-то идейную нагрузку?

Это просто музыка… Мы стараемся добиться того, чтобы люди… ну… (пауза) Чтобы они могли просто наслаждаться музыкой, забывая о своих тревогах и обо всем вокруг.

Хорошо, давай поговорим о музыкальной стороне нового альбома. Ждут ли фанатов какие-то радикальные перемены в вашей музыке?

Если сравнивать “Skyforger” с “Silent Waters”, то я бы сказал, что это более мелодичный альбом, он музыкальнее. В плане музыки там больше всего «происходит»: больше быстрых песен, и, я должен заметить, игры вообще больше, чем на предыдущем альбоме. Репетиций в этот раз тоже было больше, чем в прошлый. За этим альбомом стоит по-настоящему тяжелая работа. В этом и есть главное различие.

Ну а если оглянуться на все ваши предыдущие работы, ты можешь выделить какие-то основные «переломные моменты» в вашей музыке? Может быть, было какое-то влияние извне…

Вообще-то, альбомы “Eclipse”, “Silent Waters” и “Skyforger” имеют много общего. Когда мы начинали писать музыку к “Eclipse”, мы в той или иной степени оглядывались именно на то, что сами делали раньше. На те процессы, которые происходят в современной музыке, мы особого внимания не обращали, поэтому все эти три альбома в наибольшей степени написаны под нашим собственным влиянием. Мы оглядывались назад и думали, что хорошего в нашей музыке, что в ней главное, и почему мы ею занимаемся. Так что, глядя на всю нашу историю, я думаю, что она и повлияла на эти три альбома. Многое изменилось с приходом в группу Томи (вокалиста Томи Йутсена). Люди приняли его как нашего вокалиста, и после этого мы опять пошли в гору, все опять стало отлично! Так что я не думаю, что наша музыка сильно менялась. В ней до сих пор осталась та черта, которая всегда была характерна для Amorphis. Влияния со стороны регги или еще чего подобного мы точно не ощутили…

Продолжая тему влияний… За свою музыкальную карьеру вы оказали заметное влияние на металлическую сцену. А вы сами видите (или слышите) что-то «свое» в творчестве более молодых команд? Как вы к этому относитесь?

Да, многие группы так или иначе связаны с Amorphis. Знаешь, сейчас всех захлестнула эта фолк-металлическая волна. Начиналось все с таких групп, как Ensiferum, Finntroll, Moonsorrow… Все эти ребята называют нас в числе тех команд, которые на них повлияли. Конечно, это большая честь, если ты становишься вдохновителем для новой группы. Меня такое положение вещей устраивает!

Значит, тебе эти группы нравятся, я правильно поняла?

Да, мне они нравятся. Особенно Finntroll. Отличные ребята, с ними пиво хорошо пить!

На своем официальном сайте вы выложили расписание тура. Там много концертов по Европе, но России я так и не нашла…

Мы приедем в Россию в сентябре и дадим два шоу – в Санкт-Петербурге и Москве. На нашей Интернет-странице они еще не указаны, но я практически уверен, что мы все-таки к вам наведаемся: я только что говорил с нашим агентом, и он сказал, что в интервью я должен упомянуть о нашем приезде в сентябре.

Чего ты ждешь от русской публики?

Того же, чего и раньше – кипящих страстей! Играть для русской публики всегда здорово. В прошлый наш приезд в Россию мы отыграли большой тур – добрались до Хабаровска и Владивостока. Было весело. Не знаю, будем ли мы еще когда-нибудь играть во Владивостоке. Есть такие места, куда не каждый день ездишь. (смеется) Но это было действительно весело!

Насколько я знаю, в прошлом году вы устроили тур по США. Как впечатление?

Мммм… Да нормально. Большая страна, как и Россия, - так что много ездить пришлось. Шоу у нас были практически каждый день в течение 5 или 6 недель. Во всех больших городах заметны те перемены в экономике, которые случились в США. Многие заведения закрыты. Экономика там очень пострадала. Не знаю, что случится в будущем. Думаю, группы по-прежнему будут там играть, но былой активности уже не будет. Но у нас все прошло неплохо, совсем неплохо.

Новые земли осваивать собираетесь?

Собираемся… Теперь на очереди Южная Америка. Однажды мы уже были в Мексике, но масштабных гастролей у нас там еще не было. В этот же раз мы отыграем, наверное, порядка шести концертов в Мексике, а потом поедем в Австралию – это для нас тоже новая территория.

А как насчет восточных стран, Японии, например?  Некоторые финские группы пользуются там стабильным спросом…

Надеюсь, там тоже что-то устроят. Мы ездили в Японию в рамках презентации “Silent Waters” – выступили там на одном фестивале. Было бы здорово еще раз оказаться в этой потрясающей стране.

К слову, вы часто выступаете на фестивалях и open-air. Для тебя есть разница, играть сольный концерт или участвовать в каком-то таком мероприятии?

Фестивали - они такие… Ну знаешь, ты играешь максимум один час, поэтому надо быть очень собранным. В этом главное отличие от нормальных концертов, которые длятся часа полтора. Фестивали очень быстрые, они похожи на безумные вечеринки с неимоверным числом разных команд. А сольные концерты – это настоящая работа, потому что надо репетировать, а потом играть полтора-два часа, и вся сценическая обстановка должна быть продумана. Все серьезно, не то, что на фестивалях. В этом и есть разница. А еще, если ты играешь сольный концерт, ты можешь быть уверен, что все пришедшие на него люди хотят увидеть именно твою группу.

На фестивалях можно познакомиться с другими командами. Может быть, тогда возникают идеи совместных проектов?

Нет, обычно не возникают. Хотя на сцене может прийти в голову нечто подобное, что-то вроде… спонтанного решения. Особенно часто такое случается во время совместных туров с какой-нибудь группой – обязательно найдется кто-то, кто будет говорить: «Ой, было бы так круто что-нибудь замутить с вами, ребята!» Но это никогда не случается. Просто… разговоры-разговоры-разговоры… (смеется)  Ни у кого нет времени. Когда мы оказываемся дома, нам уже не до этого.

Окей, давай обсудим пару вопросов из области бизнеса. Ты принимаешь участие в рекламных кампаниях (в частности, рекламируешь музыкальные инструменты марки Koch), и мерчендайз у вас более чем развит. Ты сам ощущаешь себя еще и бизнесменом, а не только музыкантом?

Ой, да я и не знаю, что там с мерчендайзом творится. Я всегда так реагирую: «О, у нас новый дизайн, круто». (смеется) Этим другие люди занимаются. Мне и некогда особо задумываться над такими вещами. Но, конечно, мы всегда должны давать согласие на то, что выходит в качестве мерчендайза. Мы говорим: «Вот это сойдет, давайте так сделаем» - но…

Но сами вы ничего не предлагаете?

Не-е-ет… Когда мы готовим к выходу новый альбом, я больше занят его оформлением. Вообще-то, у меня есть дела поважнее, чем мерчендайз.

Понимаю. Но все же еще кое-что о бизнесе: у твоих товарищей по группе есть сайд-проекты. Это не мешает работе Amorphis?

Это не те проекты, которые могли бы отнимать много времени у Amorphis. Они занимаются сайд-проектами только тогда, когда появляется свободное от Amorphis время. Так что на нашей работе в группе это никак не отражается.

А тебе нравится то, чем они занимаются «на стороне»?

Я не против.

Тебе самому не хочется попробовать что-то другое?

На самом деле, у меня множество инструментальных проектов. Но мне не хватает времени на то, чтобы ими серьезно заниматься. Amorphis занимает 24 часа в сутки!

Можешь в нескольких словах описать работу Amorphis в студии?

Ну, каждый раз все начинается одинаково. Мы приходим в студию и играем все вместе, с барабанами. Потом начинаем делать наложения. Каждый играет по несколько инструментальных партий для одной песни, чтобы можно было выбрать лучший вариант. Потом мы добавляем обычно бас- и ритм-гитары, потом соло-гитары, клавишные и все дополнительные инструменты. И в конце концов – вокал. Вот так мы и работаем в студии, в общих чертах.

Может ли кто-то, не входящий в группу, предложить или посоветовать что-нибудь в плане музыки?

Да, конечно! Мы все время используем чьи-то идеи. Над этим альбомом с нами работал наш друг Марко Хиетала из Nightwish – он помогал нам с вокальными партиями. Так что если кто-нибудь подкидывает идеи или советует что-то сделать по-другому, мы от такой помощи не отказываемся.

Какую музыку ты слушаешь в свободное от работы время?

Ты имеешь в виду, что я делаю в свободное время? (Не только мне было плохо слышно – прим. авт.)

Если хочешь поговорить об этом, ради Бога.

Зимой я катаюсь на лыжах! (смеется) А летом я обычно отправляюсь «пообщаться» с природой. А если ты меня о музыке спрашиваешь, то я слушаю такие группы, как Porcupine Tree или Paradise Lost. На самом деле, у меня очень разнообразные музыкальные пристрастия, я слушаю самую разную музыку. Все зависит от настроения. Я до сих пор люблю старые добрые дэт-металлические альбомы, вроде Morbid Angel, -это классика.

Такое впечатление, что у всех участников Amorphis разные музыкальные предпочтения…

Да, есть какие-то группы, которые нам всем нравятся, но есть музыка, которую мы слушаем по отдельности. Томи, наш вокалист, очень интересуется современной музыкой. Ему нравятся многие молодые команды. А вместе мы можем послушать что-то из разряда Porcupine Tree. Такие группы всем приятны.

Как ты считаешь, такой разброс в музыкальных вкусах помогает вам развивать собственный стиль, стиль группы Amorphis?

Да, конечно, это помогает. Если ты не предубежденный человек, и тебе нравится разная музыка, это очень способствует твоему собственному творчеству. Это помогает видеть музыку с разных сторон.

Скажешь что-нибудь своим русским фанатам?

Мы очень ждем этих двух концертов у вас. Нам всегда безумно приятно бывать в России. Это просто великолепно!

А русской культурой и мифологией вы случайно не интересуетесь?

Я пока что про нее ничего не читал. Но это и правда может быть очень интересно!

У меня есть последний вопрос. На протяжении всей истории Amorphis у вас сменилось несколько вокалистов. Ты сам никогда не думал петь в своей группе?

Нет! Если я вдруг соберусь петь, пожалуйста, скажите мне: «замолкни, чувак!» (Смеется, и где-то на заднем плане я слышу еще чей-то смех – прим. авт.)

Что, все настолько плохо?

Даже и не знаю. В школе я был приличным певцом. Но теперь я могу спеть что-нибудь, если только напьюсь. Я часто хожу в караоке, но это уже совсем другая история… (смеется)

Ну что же, пора заканчивать. Спасибо за интервью, и ждем вас в России!

Спасибо! (говорит по-русски)

Kiitos!

Официальный сайт Amorphis: http://www.amorphis.net

Выражаем благодарность Юре «Хирургу» (Irond) за организацию этого интервью

Ксения Артамонова
19 апреля 2009 г.
© HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2018 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker