В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Diary Of Dreams

Diary Of Dreams
У меня есть более высокие цели

27.04.2009

Архив интервью | English version

Интересно наблюдать, как по-разному слава влияет на разных музыкантов. Некоторые пытаются удержать внимание публики, снова и снова повторяя старые трюки, а другие с приходом славы обретают свободу: она снимает любые ограничения, прежде всего финансовые, и позволяет им воплотить в жизнь даже самые смелые идеи. Эти «другие» не пытаются оправдать чьи-то надежды, - наоборот, они постоянно меняются и бросают вызов аудитории, - но, как ни странно, после каждого подобного эксперимента их начинают любить только больше. Адриан Хейтс, идейный вдохновитель культовой готической группы Diary Of Dreams, несомненно относится ко второй категории. После необычайно мрачной и сложной трилогии CD-релизов (“Giftraum” – “Nigredo” – “Menschfeind”) и еще более мрачного альбома под названием “Nekrolog 43” все ждали, что Адриан продолжит выпускать широкомасштабные концептуальные опусы, а он сделал как раз противоположное: новый альбом Diary Of Dreams “(if)” содержит 12 самодостаточных композиций. Естественно, мы не могли пройти мимо такого отважного поступка и при первой возможности связались с Адрианом, хотя наш предыдущий разговор состоялся всего лишь чуть более года назад.

В эту пятницу выходит ваш девятый студийный альбом “(if)”. Что ты чувствуешь за несколько дней до релиза? Ты уверен в своей работе или думаешь, что «так многое нужно было сделать по-другому»?

Мне так повезло с теми людьми, с которыми я работаю. Это все, начиная с сотрудников компании-дистрибьютера, ребят с моего лейбла и моего менеджера Альберта, и заканчивая организаторами наших концертов по всему миру, в том числе Russian Synth Community. В эту команду входит огромное количество людей: графические дизайнеры, фотографы, операторы, - все они помогали, чем могли, и поддерживали меня всеми силами. Без них я не смог бы сейчас выпустить альбом – может быть, только годом позже. Я очень благодарен им за поддержку.

Я не думаю, что можно было бы сделать что-то… скажем так… «лучше», хотя это звучит как-то высокомерно, а я ничего такого не имею в виду. Просто я очень доволен тем, что мы сделали. Я очень доволен промоушном, который нам удалось организовать: только на MySpace наш видеоклип посмотрело 50 000 человек. Это просто потрясающе, я ничего подобного не ожидал. Интерес к новому альбому очень большой – даже удивительно большой, особенно если учесть тот шок, который вызвал “Nekrolog 43”. (смеется) Я наслаждаюсь моментом и буквально считаю дни до релиза. Мы уже готовимся к первым концертам, ведь скоро мы выйдем на сцену и отпразднуем релиз нового альбома вместе с нашими фанатами.

Сообщение на вашем официальном сайте гласит, что “(if)” не концептуальный альбом, – это большая неожиданность после трилогии и “Nekrolog 43”. Почему в этот раз вы не стали делать концептуальную запись, и как это решение повлияло на ход работы над альбомом?

Очень сильно повлияло. Уже после выхода “Nekrolog 43” я объявил, что серия концептуальных альбомов, которая началась с “Giftraum”, закончена. Все то время, что я работал над концептуальным материалом – это было очень увлекательно и непросто. Но я не хочу подстраиваться под чужие ожидания. Как только люди начинают думать, что угадают мои последующие действия, я все меняю, – не потому, что хочу все время быть разным, а потому что не хочу быть чьей-то марионеткой и делать то, чего от меня ждут. Я буду делать только то, что мне велят делать мое вдохновение и мое чутье.

Прошлый год непросто дался мне, в личном плане. Дошло до того, что мне было просто необходимо сесть и пересмотреть некоторые из своих решений. Я говорю именно о личной жизни, к музыке или бизнесу это не имеет никакого отношения. Все закончилось тем, что я стал задавать себе эти извечные вопросы: «а что, если?» (if). Было неприятно оказаться в подобной ситуации, и я решил, что с этим надо что-то делать. Я сел и записал все эти вопросы: «а если…» и «что было бы, если…». Вроде того: «Что бы случилось, если бы ты сделал то или это?» В итоге у меня получилось где-то около 16-ти вопросов, и мне показалось, что было бы интересно использовать каждый из них как основу одной песни, - чтобы получилась небольшая история, сказка или еще что-то в этом духе, в которой рассказывалось бы обо всей сложности этих вопросов. Вот так и возникла идея этого альбома.

Можно назвать “(if)” и концептуальным альбомом, – в какой-то степени он такой и есть, - но я бы сказал, что вся эта история дала ему идею, была первой искрой вдохновения, точкой отсчета, но не его концепцией. Работа над альбомом была очень свободной и непринужденной, и я получал от нее большое удовольствие. Мне нравилось писать отдельные песни, весь смысл которых умещается в них самих и не получает дальнейшего развития. Конечно, связь с предыдущими альбомами, старыми песнями и “Nekrolog 43” сохраняется, - но это же я пишу, в этих вещах отражается моя личность. Так что все они как-то связаны, но это не концепция. Мне хотелось свободы, хотелось сделать что-то совершенно новое на этот раз.

Кстати, а та история, которую ты рассказывал в трилогии и “Nekrolog 43”, теперь окончательно завершена, или когда-нибудь в будущем мы все-таки можем ожидать ее продолжения?

Какая интересная мысль! Вообще-то, я никогда не говорю «никогда»: сейчас ты можешь считать, что концепция, которой ты придерживался, уже исчерпана, что ты написал последнюю главу, а потом, спустя несколько лет, тебе в голову вдруг придет потрясающая идея, как ее продолжить, или ты внезапно почувствуешь, что история все-таки не закончена. Если я сейчас скажу: «Однозначно нет, я больше этого делать не буду!» - я себе же перечеркну один из возможных путей на будущее. Этого я стараюсь не делать. Лучше я скажу: «Не думаю, что я стану продолжать эту концепцию, но все возможно». Может через несколько лет меня опять заинтересует эта история, и я решу продолжить с того, на чем мы остановились, - кто знает? Мы с Гаун:А (гитарист) страстные поклонники концептуальных работ, так что я вполне могу себе представить, что мы будем снова записывать концептуальный альбом. Я совершенно точно еще сделаю такой альбом, но пока я не могу сказать, в чем будет его концепция. (смеется)

Ты упомянул видеоклип на песню “Wedding” – это и правда неожиданность, ведь раньше Diary Of Dreams ничего подобного не делали. Почему вы решили именно сейчас выпустить видео? Уверен, что потребность в клипах была и раньше, но что же такое случилось в 2009 году, что заставило вас сделать это?

Здесь многое повлияло. В первую очередь надо сказать, что всего несколько лет назад все мои знакомые, которые могли бы нам снять видео, либо требовали за это каких-то невообразимых денег, но и снимали превосходно, либо предлагали вполне разумные цены, но их предыдущие работы мне не нравились. На протяжении всей своей карьеры я не мог решить эту дилемму. А потом мы с Гвидо сделали DVD (“Nine In Numbers”), и я был просто потрясен тем, как круто у него все получилось. Где-то на подкорке осталась мысль: «Если мы вдруг надумаем снимать видео, надо будет позвать Гвидо». Он же по совместительству наш концертный техник, и во время нашего последнего тура по России мы много времени проводили в поездах, – ну ты можешь себе это представить (смеется), - так что было много всяких разговоров, в том числе мы смогли, наконец, обсудить прошлое и сделать кое-какие планы на будущее.

Во времена “Nekrolog 43” так много всего происходило, было столько переживаний, и мне приходилось столько всего делать, что еще клипа мне только не хватало. Мы тогда готовили сингл, и он тоже отнял массу времени. Но в этот раз я поговорил с Альбертом, нашим менеджером, и Гаун:А – мы втроем главные в команде, - и по поводу этого вопроса мы рассудили так: «Сингл – это для узкого круга, он выходит только в Германии и за границу попадает редко, да там никто его и не покупает, слишком дорого». Тогда мы подумали: «Может, сделаем вместо сингла видеоклип? К альбому он привлечет гораздо больше внимания, ведь клип более интернационален и интересен, чем сингл с четырьмя треками. Давайте не будем в этот раз выпускать сингл, лучше используем оставшиеся песни в альбоме или включим их в бонус-CD для коллекционного издания, - а видео снимем, это интереснее».

Я абсолютно уверен, что и для следующего альбома я тоже сделаю клип. Мне очень нравится эта идея, и она на самом деле отлично работает. Может быть, в следующий раз я даже решу снять два видео и не выпускать сингл. Хорошо, что мы сделали видео в этот раз, теперь мы точно знаем, к кому обращаться. Гвидо просто великолепен. Я в восторге от его работы. Он занимается этим профессионально, и в своем деле он мастер, – я потрясен тем, насколько качественно он все отснял. На MySpace или YouTube этого не увидишь – там сложно оценить качество видеоклипа, - но оно просто невероятное. Этот клип ничем не уступает мейнстримовым, у него потрясающе высокое качество. Я очень доволен, и многим другим людям он тоже понравился. Если его посмотрело больше 50 000 человек, это о чем-то говорит.

Как проходили съемки? На мой взгляд, съемки видео сильно отличаются от фотосессии, – я прав?

Да, конечно, разница огромная. Это была непростая задача, потому что то здание, где мы снимали, пустует, в нем ничего нет. Я не должен особо распространяться о его местонахождении, так как владелец хотел все оставить в секрете, но могу сказать, что там не было ни отопления, ни электричества. (смеется) Нам пришлось протягивать кабели из соседних домов, чтобы создать искусственное освещение для фотосессии – солнечного света нам не хватало. Еще напрягало то, что во время съемок там было не больше двух градусов тепла, а если ты посмотришь на фото, ты увидишь, что мы все довольно легко одеты. На мне были только рубашка и расстегнутый пиджак, так что, уж поверь мне, я порядочно замерз. У нас есть фото, которые не использовались в промо-компании, - мы их через пару дней повесим в разделе “Making Of”, - так вот, на них видно, что у нас из ртов идет пар.

Но холодом нас не напугаешь. Команда была замечательная, настроение отличное, и мы на самом деле очень старались. А разница между фото- и видеосъемкой действительно огромная. Для видео нужна динамика, человек должен постоянно двигаться, а для фотографии все наоборот – чем дольше стоишь неподвижно, тем лучше. Фотографии мы старались делать в разных местах, бегали по всему дому, - вообще сложно описать, что там происходило, потому что и видеосъемки шли практически одновременно с фотосъемкой. Весь процесс был довольно суматошным, но я очень доволен результатом.

Я понимаю, что видеоклип – мощное орудие раскрутки, но разве такая группа, как Diary Of Dreams, может разместить его где-то кроме Интернета? Какова вероятность того, что он попадет на немецкое телевидение?

Хороший вопрос. Мы как раз работаем над этим. Мы сотрудничаем с парой компаний и стараемся забросить его в нужные места. Не знаю, что из этого выйдет, но у нас много партнеров в Греции, России и других странах, мы обратились за помощью к нашим дистрибьюторам, лейблам, промоутерам и так далее, – будем надеяться, что видео дойдет до тех людей, которые смогут поставить его в телеэфир. Не могу сказать, какие у нас шансы, - думаю, довольно низкие, - но мне бы хотелось представить клип более широкой публике. Я не сильно расстроюсь, если ничего не получится, я и так рад тому, чего мы добились и какая у нас публика, но было бы забавно увидеть этот клип на MTV, Viva или VH1. Мне это нужно не для того, чтобы потешить свое самолюбие, и чувствовать себя круче я после этого не буду, но хоть повеселюсь.

Раз уж мы заговорили о маркетинге и промоушне, - ты один из немногих, кто не только пишет музыку, но и выпускает ее. Как тебе удается одновременно заниматься Diary Of Dreams и работать в Accession Records? Многие думают, что это совершенно несовместимые виды деятельности, потому что у музыкантов и бизнесменов слишком разные взгляды на жизнь…

(пауза) Я не очень люблю обобщать подобные вещи, потому что это зависит от человека. Я начинал как музыкант, писал музыку. Я наблюдал за работой лейблов в ранних 90-х и понимал, что они добиваются очень малого, и что поддержка, которую они оказывают группам, весьма слаба. Как артист я тоже пережил эти поиски лейбла и знаю, каково с ними работать, потому что мой первый диск был выпущен не мной, а другим лейблом. Я замечал, что очень часто в общении музыкантов и лейблов возникают огромные препятствия – лейблы не понимают, что артисты чувствуют, и как они думают. Для большинства звукозаписывающих компаний диск - это просто часть их работы, продукт, который они продают. А для артиста это его плоть и кровь. Это для него самое дорогое, как родной ребенок. Лейблы часто очень неуважительно относятся к артистам, но в Accession Records ничего подобного никогда не будет. Я знаю, как музыкант относится к своему альбому, как для него важно, чтобы хотя бы спрашивали его мнение, прежде чем принимать какие-то решения. Я знаю, чего артист хочет добиться, к чему он стремится, и в большинстве случаев я могу помочь куда больше, чем другие лейблы, потому что у меня есть собственный опыт. Если нужны техники, фотографы, гримеры, художники, промоутеры или еще какие-то люди в других странах, я знаю их всех лично, потому что я бывал там во время своих туров. Кто из боссов других лейблов ездит по миру с группой и знакомится со всеми этими людьми? Когда я возвращаюсь из какой-то другой страны, у меня остаются налаженные связи, и я гораздо больше знаю об этой территории и о промоушне, который будет там наиболее эффективен, чем человек, который там никогда не бывал, - это же очевидно. Так что я считаю, что могу по-настоящему поддержать музыкантов, в отличие от обычных дельцов с лейблов.

Сейчас самый разгар экономического кризиса, и многие эксперты говорят, что он полностью изменит мировую экономику. Как думаешь, переживет ли CD как информационный носитель испытание кризисом? Лично меня этот вопрос довольно сильно беспокоит - я вижу, что некоторые российские лейблы уже сворачивают деятельность, потому что диски никто не покупает…

Я тебя сейчас удивлю: в каждом интервью, которое я дал за последние три недели, – а это около сорока штук, - мне задавали этот вопрос. Кажется, это действительно сейчас всех волнует. Все напуганы и растеряны, потому что не понимают, что делать в сложившейся ситуации, и ищут ответов. Я тоже не знаю, что отвечать на такие вопросы, – я же не политик и не ученый, чтобы меня об этом спрашивали. Прежде всего, я простой человек, и потому мое мнение не может быть серьезно обосновано и разработано, оно не опирается ни на какие познания. Оно основывается только на моих чувствах и на том, как я вижу то, что происходит вокруг.

Совершенно очевидно, что кризис затронет каждое мельчайшее звено в рыночной цепи, - мы все ощутим его влияние, в большей или меньшей степени. Последние годы показали, что людям нужно экономить деньги, и первым, в чем они себе откажут, будут развлечения. Им ведь по-прежнему нужно платить за квартиру, им по-прежнему нужны отопление, вода, электричество и еда, а многим нужны еще и машины, и бензин, чтобы можно было добраться до работы. А вот покупать CD, DVD или мерчендайз, ходить в кино или на концерты совершенно необязательно – значит, это в первую очередь и отметут. С одной стороны, я все прекрасно понимаю, а с другой, это меня очень огорчает, как, впрочем, и любого артиста, который лег костьми, чтобы сочинить и записать альбом. В конце концов, нам тоже нужно как-то выживать. Я где-то читал, что в наше время люди слушают в четыре раза больше музыки за день, чем 10 лет назад. Это очень интересно: получается, что люди «потребляют» больше музыки, а платят меньше. Как-то странно и нечестно. Хотя опять же, я прекрасно понимаю, что в кризисные времена люди стараются тратить как можно меньше денег, да еще и откладывать на всякий случай, - а возможно, им просто приходится тратить меньше, потому что и получают они теперь меньше. Все напуганы, все не знают, как уберечь себя и свою семью от катастрофы. Надеюсь, мне и моей семье удастся избежать печальной участи. Посмотрим, что будет с нами через пару лет, – я не могу ничего предсказать, да и кто я такой, чтобы предсказывать. Просто буду изо всех сил бороться и стараться пережить все это.

Давай вернемся к музыке. Ты не мог бы немного рассказать о коллекционном издании нового альбома и бонус-CD “G(if)t”? Почему эти четыре песни не вошли в обычный альбом?

Во-первых, невозможно впихнуть 16 песен на CD. Времени не хватит, и придется треки сжимать. И потом, я считаю, что альбом с 12-ю песнями – это как раз нормально. Оставшиеся четыре песни очень мне дороги, но они просто не вписывались в альбом, не подходили ему. Когда мы с Альбертом и Гаун:А обсуждали, какие песни нужно убрать, мы очень быстро сошлись именно на этих четырех. Потом мы стали думать, что же нам с этими песнями делать, ведь у нас не будет сингла, и решили: «Давайте выпустим бонус-CD с этим материалом». Эти треки правда очень дороги мне, мы даже будем играть “Never Tell The Widow” и “Regicide” на концертах. Но нам нужно было принять это решение, и мы его приняли.

Вот их вы и найдете на бонус-CD. А кроме того вы получите 48 страниц буклета со всеми текстами, постер и диджипак, в который и упакованы эти два диска. Я думаю, хорошая упаковка делает продукт достойным своей цены.

В прошлом интервью ты сказал мне, что в твоей группе важны не индивидуальности, а музыка. Но в то же время для большинства людей Diary Of Dreams - это Адриан Хейтс. Разве это не парадокс? Можно ли как-то изменить людское восприятие?

Сложно сказать. Думаю, люди обращают на меня больше внимания и считают меня главным представителем группы, потому что сначала Diary Of Dreams действительно был проектом Адриана Хейтса. И все, кто видел наши старые буклеты, в первую очередь видел меня, потому что в те годы я и правда всегда был на первом плане. Но с приходом Гаун:А и ДиЭнЭс все поменялось, и сейчас мы трое очень крепко связаны. Гаун:А с первого дня стал неотъемлемой и невероятно значимой частью команды, и я уже не могу представить себе Diary Of Dreams без него. То же самое касается и ДиЭнЭс. Думаю, сейчас люди воспринимают Diary Of Dreams несколько иначе. Гаун:А и ДиЭнЭс многим полюбились, и все понимают, насколько важна их работа. За последние пару лет к ним пришло настоящее признание, особенно после наших концертов – после того, как люди увидели их «живьем». Они же на сцене просто охренительны. ДиЭнЭс совершенно чумовой барабанщик, да еще и просто очень приятный человек. А когда Гаун:А играет на гитаре, я называю его «кристаллом» – он так филигранно играет и так здорово смотрится на сцене, что мне остается только восхищаться. Конечно, я вокалист, - а тому, кто поет, и достается больше всего внимания. Но у нас никто не в обиде. Гаун:А даже рад, что он, в отличие от меня, не всегда в центре внимания. Да и вообще я не думаю, что кто-то из ребят остается в тени, - мы же команда, каждый на своем месте.

Все уже слышали о том инциденте, который произошел с вами в прошлом году в Польше, - когда какие-то религиозные фанатики отрубили вам электричество, и вы не могли играть. Был и другой инцидент, когда немецкая рекорд-компания отказалась печатать виниловую пластинку “Nekrolog 43”. Насколько я знаю, раньше с вами ничего такого не случалось…

Еще как случалось! То же самое было и с “Menschfeind” – никто не хотел его печатать.

Как думаешь, “Nekrolog 43” и предыдущая трилогия получились какими-то особенно мрачными и шокирующими, или все эти неприятности происходят просто оттого, что группа становится все популярнее и привлекает все больше внимания людей «со стороны»?

(вздыхает) Да, нами теперь намного больше интересуются, - тут ты прав. На нас обращают все больше внимания, особенно мейнстримовая пресса стала за нами пристальнее следить. Но, с другой стороны, “Nekrolog 43” и “Menschfeind” были действительно провокационными. Я так и знал, что будут люди, которым не понравится то, что они увидят, - но у меня есть более высокие цели, чем соответствовать точке зрения фанатиков. Я думаю, то, что я сказал, было нужно сказать. Я не антирелигиозен, я не питаю ненависти к какой-либо вере и духовности вообще, хотя сам я неверующий. Я уважаю других и никогда не стану бойкотировать какие-нибудь католические праздники, например. Это было бы глупо, смешно и, по меньшей мере, странно. Но, с другой стороны, со мной они именно так и поступают – даже не разобравшись в том, о чем говорят. На том польском фестивале мы были хэдлайнерами, и именно мы вызвали эту проблему. А ведь перед концертом была пресс-конференция, и каждый религиозный фанатик, да хоть сама католическая церковь или еще кто заинтересованный, мог бы прийти туда и задать любой вопрос касательно моих убеждений, того, что их волнует и что, на их взгляд, мы из себя представляем. Никто этого не сделал.

Католическая церковь утверждает, что важно находить общий язык с людьми, что нельзя навешивать ярлыки, не разобравшись. Нужно избавляться от предрассудков и разговаривать между собой. Но я не понимаю, почему нам такой возможности не дали. Особенно это огорчило тысячу фанатов, которые пришли на концерт. Им не удалось посмотреть шоу, потому что горстка фанатиков решила, что мы черные маги и сатанисты. Скажу на чистом английском: «that’s just bullshit!» (полное дерьмо). Если бы они ознакомились с нашей мифологией, основанной на древних книгах и нашей собственной фантазии, - если бы они потрудились найти на это время, - они бы поняли, что мы совсем не то, за что они нас принимают. Но они просто где-то услышали пару строчек, какие-то разговоры, посмотрели несколько фотографий – и все, решение принято, нас обвиняют во всех грехах. Это абсолютно необоснованно. На дворе 2009 год, пора бы  перерасти все это. Церковь пару тысяч лет назад уже подобными вещами занималась, можно теперь и успокоиться.

Как я понимаю, эти фанатики боятся, что молодежь услышит вашу музыку, и она на них так повлияет, что они станут другими людьми. Была ли какая-то музыка в твоем детстве, которая изменила тебя как личность, помогла тебе стать тем, кто ты сейчас?

Знаешь, возвращаясь к тому инциденту в Польше, - они старались не дать нам произвести впечатление на публику, но этим бойкотом они только увеличили нашу популярность. Устроили нам прекрасный промоушн: мы потом целую неделю появлялись в каждом польском ТВ-шоу, о нас написал каждый журнал, нас показывали в новостях. Все обсуждали этот случай, и ни в одной статье не было написано, что эти фанатики были правы. Все говорили, что эта выходка - просто глупость. Так что они добились как раз обратного.

В детстве у меня не было какой-то любимой группы, но меня очень увлекал этот жанр, эта темная и загадочная сцена, которая в 15 лет казалась мне одновременно странной и невероятно притягательной. С раннего детства я любил черный цвет – моя мама может подтвердить. Ее ужасно раздражало то, что я всегда одевался во все черное! (смеется) Я очень любил атмосферу клубов и маленьких баров в нашей округе, там я чувствовал себя как дома. Вот поэтому я и увлекся такой музыкой – это была музыка в целом, а не какая-то конкретная группа. Я не могу сказать, что на меня повлияла определенная группа. Мне нравились ранние Depeche Mode, ранние Clan Of Xymox, Front 242, Fields Of The Nephilim, Sisters Of Mercy – да практически все группы, которые тогда играли, в те времена их не так уж и много было. Я очень любил альтернативную и темную музыку. И сейчас люблю.

На презентациях “Nekrolog 43” вы играли акустические сеты. А как будут выглядеть презентации “(if)”? Какие сюрпризы ждут посетителей на этот раз?

Все будет намного скучнее, чем было тогда. (смеется) Эти сеты были нелегкой работой – нам пришлось долго готовиться к ним. Я не хочу снова и снова повторять одно и то же, потому что к этому все привыкают, а значит, ты становишься предсказуемым, – я же не хочу быть предсказуемым. В этот раз все будет очень просто: я отыграю DJ-сет, пообщаюсь с народом, подпишу диски и фотографии... Гаун:А и ДиЭнЭс тоже там будут. Вот так мы все и проведем – отпразднуем релиз альбома со своими фанатами. В ближайшем будущем я хотел бы подготовить акустический сет, но пока что нам и так хватает работы – мы готовимся к концертам, которые уже очень скоро начнутся. Мы не можем тратить время на акустический сет. Российский тур не за горами, - кажется, шесть недель осталось, - так что важнее хорошо подготовиться к нему, чем к акустическим концертам.

Я слышал, что в этот раз вы собираетесь колесить по России целый месяц. Чего ты ожидаешь от этого тура?  Особенно учитывая то, что вы доберетесь до таких мест, куда иностранцы почти никогда не заезжают.

Каждый раз, когда здесь, в Германии, ко мне кто-нибудь подходит и говорит: «Я был в России, там все вот так и так», - я отвечаю: «Ты был в Санкт-Петербурге и Москве – я прав?» Он спрашивает: «Да, а как ты догадался?» А я говорю: «Это очевидно, потому что на самом деле эта страна несколько  побольше, чем Москва и Санкт-Петербург». Да, эти два города просто потрясающие, но сама страна такая огромная, в ней так много разных, непохожих друг на друга городов, - меня это поразило! Наш прошлый тур был прекрасным, и проходил он, - как ты, возможно, знаешь, - посреди зимы, так что все было белым-бело. А в этот раз будет поздняя весна, так что мне очень хочется посмотреть на те места, где я уже был, в другом виде.

У меня сложилось замечательное впечатление об этой стране. Мне очень понравился тур, мне было приятно познакомиться с таким количеством людей, было очень весело. У нас много друзей в России, и наше сотрудничество с Russian Synth Community очень успешно. Там такие хорошие люди, и они нам так помогают. Я с нетерпением жду нового тура. Он будет дольше, мы пробудем у вас четыре недели, - и при мысли о нем я начинаю улыбаться. Я обожаю туры. Мы устроим настоящий взрыв, у нас будет очень много концертов, - и мне интересно, сколько народу мы соберем в этот раз.

Официальный сайт Diary Of Dreams: http://www.diaryofdreams.de 

Выражаем благодарность Алексею Кузовлеву (Irond) за организацию этого интервью

Интервью – Роман “Maniac” Патрашов
Перевод с английского – Ксения Артамонова
10 марта 2009 г.
© HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2018 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker