В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Валерий Гаина

Валерий Гаина
Не представляю жизнь без творчества

23.04.2009

Архив интервью

Наше предыдущее интервью с Валерием Гаиной состоялось в конце 2004 года, когда Валерий впервые оказался в Москве после более чем 10-летнего проживания в Америке. В то время Гаина, в основном, занимался продюсированием, а его обширный бэк-каталог (релизы с группами Круиз, Gain, Karma и т.д.) на территории России был практически недоступен. Тем не менее, Валерия не забыли, и стоило ему вновь начать выступать в нашей стране, слушатели и лейблы очень быстро воспрянули духом. На сегодняшний день в активе Валерия два успешных сольных альбома – «Снова Твой» (2006) и «С Кем Ты Играешь и Поешь?!» (2008), а архивные релизы Круиза переизданы на компакт-дисках компанией CD-Maximum и пользуются стабильным спросом. Нет недостатка интереса и к живым выступлениям Гаины, хотя его концертную деятельность трудно назвать очень уж активной. Отчасти это связано с тем, что музыкант сейчас живет «на два дома», совмещая студийную и продюсерскую работу в Лос-Анджелесе и раскрутку сольных работ в Москве и других городах России. Другими словами, за прошедшие с момента нашего предыдущего интервью четыре с половиной года интересных тем для разговора накопилось более чем достаточно…

Вот уже несколько лет вы живете попеременно то в России, то в Америке. Это для вас необходимость или вам комфортно, так сказать, быть гражданином мира?

Необходимость в этом, разумеется, все-таки есть. Во-первых, я себе там построил целую жизнь, которую так просто бросать и вернуться сюда, в Россию, было бы бессмысленно. Я уже так поступил один раз - когда уехал в Америку, причем впервые вернулся я после этого только в 2004 году, и то на разведку, что ли. Я не хочу так поступать еще раз, потому что у меня там жизнь, свой дом, тусовка и множество работы, которой я до сих пор занимаюсь. И даже в то время, когда я нахожусь в Москве, я делаю очень много работы для компаний, для которых я всегда работал в Америке. Так что это, с одной стороны, необходимость. Но с другой стороны, меня очень устраивает такая необходимость, потому что мне нравится путешествовать и находиться там и здесь, чувствовать жизнь на разных континентах. Ты всегда приезжаешь и с новой энергией, и с новым духом каким-то, потому что видишь постоянно эту разницу. Провел здесь три месяца, а потом возвращаешься в Америку, и уже получаешь какие-то новые ощущения от той страны. Потом приезжаешь сюда, и уже здесь новые ощущения. Мне, конечно же, это приятно, и мне кажется, что для  творческого человека это необходимая вещь.

Ваши два сольных альбома частично записывались в Москве, а частично в Лос-Анджелесе. Причина этого - в том, что чего-то не хватает в студиях здесь или там, или просто так сложился график вашего проживания?

На самом деле, второй альбом «С Кем Ты Играешь и Поешь?!» был сведен больше в Америке. Потому что там в студии условия гораздо лучше - и с точки зрения акустики, и так далее. Там это можно было сделать на лучшем уровне, чем то, что возможно здесь у нас. Во всяком случае, в моей студии. А потом, поскольку жизнь у меня такая, что я то здесь, то там, мне удобнее так работать, и я продолжаю творить и занимаюсь своим делом, не прерывая творческий процесс. Где приходится, там и делаем.

Мы нигде не нашли состава музыкантов, участвовавших в записи «С Кем Ты Играешь и Поешь?». Вы снова сыграли все партии самостоятельно?

Фактически я записал этот альбом сам. Хотя у нас как-то «выпал» тот факт, что Грег Стивенс сыграл в трех песнях на барабанах. Дело в том, что эти три песни – «С Кем Ты Играешь и Поешь?!», «Так Дай Же Мне» и «Хочешь Не Верить» - записывались когда-то давно, вот в них он сыграл на барабанах, а все остальное было сделано мной. На сегодняшний день есть такие программы, которые используют ритмы, сыгранные всякими известными барабанщиками, и ты просто их игру подставляешь под то, что ты делаешь в своих песнях. Поэтому здесь группы нет как таковой.

То есть, это как бы ответ на вопрос «с кем ты играешь и поешь»?

Ну, фактически да. Сам с собой. Но этот вопрос возник не только с точки зрения того, с кем на самом деле я играю в своей группе. Имеется в виду вся жизнь человека - с кем ты вообще общаешься, с кем ты живешь, кто  твое окружение, каков мир, который тебя окружает. Для меня смысл этого вопроса шире, чем просто «с кем я играю в группе».

Мы сравнили авторов текстов на двух ваших сольных альбомах, и получается, что на втором диске тексты писали совершенно другие люди, ни одно имя не повторяется. С чем это связано?

Мне не хотелось, чтобы этот альбом получился таким же лирическим, как первый. Тот альбом все-таки был более ностальгическим, он как бы отражал все то, что у меня происходило в жизни. Поэтому для него лирический настрой был нормальным. Сейчас мне захотелось чего-то немножко другого, смешать больше разноплановых идей в текстах. Поэтому возникло новое сотрудничество с разными людьми, тем более, что они тоже были в моем окружении.

Вообще, как вы определяете, что какой-то текст - «ваш»? Он должен отражать ваше внутреннее состояние, быть в той или иной степени актуальным, или есть еще какие-то критерии?

Актуальный – вот хорошее слово. Я считаю, что все, что мы делаем в жизни, должно быть актуально. Не важно, текст это, песня, мелодия, аккомпанемент, аранжировка или еще что-то. Так что вы очень правильное слово подобрали. А в принципе, я просто читаю текст и чувствую - он мой? Он имеет ко мне какое то отношение? Он актуален для меня? Или он имеет какой-то смыл, который меня тронул, в чем-то я нахожу себя? И, разумеется, уровень текста должен меня устраивать.

Мы заметили, что большинство металлических музыкантов, которые стояли у истоков этой музыки в России, сейчас очень боятся экспериментировать и выдают то, что от них ждет слушатель. У вас же сольники отнюдь не являются повторением тех песен, которые принесли вам успех 20 лет назад. Как у вас получается не зависеть от ожиданий слушателей? Ведь наверняка масса поклонников была бы счастлива, если бы вы записали еще несколько вариаций на тему «Дальнего Света» или “Heaviest In Town”…

Я просто живу свободно. Я творю то, что мне душа велит. Даже в то время, когда я играл «Дальний Свет», мне все говорили: «Ну что ты играешь? Надо играть что-нибудь типа «Крутится Волчок»…» К сожалению, такое было всегда. До сих пор есть поклонники совсем старого Круиза, есть поклонники времен «Дальнего Света», а есть поклонники немецких альбомов, и для них «Дальний Свет» - уже просто попса. Всем не угодишь, как говорится. Мне кажется, что для любого артиста главное, чтобы он верил в то, что он творит, чтобы его творение отражало то, что он чувствует  на сегодняшний день. Потому что если ты будешь честно делать то, во что веришь сегодня, это всегда будет лучше получаться, чем если ты будешь подо что-то подстраиваться. Мое творчество даже во времена Круиза постепенно менялась. И в новом альбоме музыка отличается от прошлого, и на следующем альбоме тоже будет отличаться. Я не всегда программирую заранее, к чему я приду в следующем альбоме. Я это почувствую в ходе творческого процесса. Вот я сажусь, к примеру, и начинаю писать новую песню, и я вижу, куда она меня ведет и что для меня открывает - какую-то новую дорогу, какую-то новую идею. В этом фактически и заключаются суть моих новых творений.

Но все-таки, чего нам стоит ждать от нового альбома? На что он будет похож?

Я думаю, что люди, которые послушают альбом, узнают мой стиль, но то, что он будет звучать по-другому - это однозначно. Это всегда происходило и постоянно будет происходить. Я думаю, что он будет еще более экспериментальным с точки зрения использования каких-то новых идей. Я очень открыто сейчас к этому подхожу, я не буду бояться сделать то или это. И вполне возможно, что он будет еще более разнообразным – там могут быть очень тяжелые вещи, а может, и что-то им радикально противоположное. Я сейчас пишу очень много инструментальной музыки, часть которой используется на  телевидении в программах про экстремальный спорт. Это достаточно тяжелые произведения, и некоторые из них уже каким-то образом указывают, куда хорошо было бы пойти - интересное звучание получается и все такое. Так что, вполне возможно, что в новом альбоме будет много инструментальных вещей.

То есть, композиция “Switching Lanes”, которая на альбоме «С кем Ты Играешь и Поешь?!» идет бонусом, как бы  дает понять, что вы будете делать дальше?

Да, все правильно. Я всегда делаю на дисках какие-то намеки на то, что можно ожидать в будущем. У меня уже сейчас есть некоторые готовые инструментальные произведения, которые будут на альбоме. И еще есть такая мысль. Не знаю, насколько все это реализуется, но в принципе, есть мысль исполнить какие-то песни с альбома Круиза “Culture Shock ALS”, который хоть и был издан, но не в самом лучшем качестве, а  мне кажется, что эти песни заслуживают большего именно с точки зрения качества записи. То, что мы издали – это демонстрационная запись. В принципе, альбом никогда не был записан так, как я этого хотел. Поэтому можно было бы попробовать сделать хотя бы какие-то песни с этого альбома. Так что посмотрим.

С альбомом “Culture Shock ALS”, который вы упомянули, связано много вопросов. Несколько лет назад ходили разговоры о том, что оригинал альбома утерян, и что осталась только оцифровка в mp3. Вы нашли-таки оригинал записи, или же в переиздании использовалась та версия, которая ранее ходила по Интернету?

Я думаю, что у людей этот материал был на кассетах, потому что и у меня самого была кассета. Тогда ни у кого не было CD, на CD музыка появлялась только тогда, когда ее компания выпускала. Но поскольку мы этот альбом записали как демонстрационку, чтобы показать компании, как будет выглядеть наш следующий альбом, у нас были только копии на кассетах, и мы все их потеряли. Но какой-то человек из Германии нашел у себя кассету, оцифровал, и вот эта запись попала к нам сюда.

А почему в буклете “Culture Shock ALS” тексты только к двум песням? Остальные не сохранились?

Честно скажу, что в период работы над изданием диска я был в Америке, и у меня не было никакой возможности где-либо там найти тексты к песням. Я был настолько замотан делами и работой, а еще я переезжал в новый дом, так что в этот период я просто не мог отследить какие-то критические моменты переиздания. Для меня главным тогда было закончить новый сольный альбом и смикшировать его, да еще и просто надо было переезжать, так что переиздание “Culture Shock ALS” я увидел, только уже когда сюда приехал. К сожалению, так получается, что если я не сделаю, то никто не сделает, поэтому мы остались только с двумя текстами. Мастеринг меня тоже не очень устраивает, я бы его лучше сделал, честно говоря. Хотя, с другой стороны, я не слышал исходника и не знаю, как звучал оригинал. Конечно, слышно, что с какой-то уже совсем рассыпающейся кассеты это все делалось, но другой-то все равно не было.

Ну, лично нам кажется, что материал звучит очень здорово, и если не знать заранее, что это  рабочая запись или что-то типа демо, практически не возможно об этом догадаться. Что вы делали, чтобы добиться такого звучания? Репетировали семь раз в неделю?

Да, фактически, это репетиционная запись, хотя у нас была там хорошая студия, и с точки зрения качества звука проблем не было. Режиссер был очень хороший, и вообще с нами работали профессионалы. Мы сели в студию, настроили инструменты, они настроили аппарат, и мы взяли и сыграли за два часа все с начала до конца. После этого я наложил только соло-гитару и вокал. Вся процедура заняла у нас максимум один или два дня, на второй день мы уже все свели. Это, можно сказать, «живая» запись. Но мы тогда на самом деле так играли, именно в этом было отличие группы Круиз – мы были очень сыграны. Мы к тому моменту дали просто огромное количество концертов по Советскому Союзу, так что, когда мы приехали в Германию, для них было сразу же заметно, что на сцене стоят очень профессиональные ребята, которые знают точно, что они будут делать с начала до конца. Это было слышно, видно и, в общем, впечатляло.

Полтора года назад на лейбле CD-Maximum переизданы и другие классические  работы Круиза. Вы как-то дорабатывали эти записи, ремастировали их, или они максимально приближены к оригиналу?

Безусловно, они были ремастированы. «Круиз-1» никогда так не звучал, его очень сильно подняли по громкости и выровняли с современными релизами. Если поставить любую современную запись, наш диск будет звучать по громкости к ней довольно близко. А в то время мы даже не знали о существовании мастеринга, не было такого понятия, поэтому все группы звучали по-разному, одна на одной громкости, а другая на другой, в зависимости о того, как это все сводилось. Сейчас же надо было привести все к некому стандарту, правда, это не всегда значит, что новый вариант звучит лучше, чем оригинал. Многие говорят: «Ой, испортили запись!», недавно какой-то портал написал, что раньше все звучало лучше, чем сейчас, что зря они сделали мастеринг. Но это лишь мнение одного человека. На мой взгляд, эта запись никогда раньше не звучала так здорово. Начать стоит с того, что все было записано всего лишь на 8 каналов, а сводилось на каком-то венгерском магнитофоне с постоянными щелчками. Нам пришлось эту запись еще и чистить, потому что она потрескивала, и при изначальном сведении качество сильно упало. Вообще, сведение шло на той аппаратуре, на которой вообще нельзя ничего сводить, это просто криминал. Поэтому когда люди утверждают, что тогда все звучало лучше, чем сейчас, по-моему, они не совсем правы.

На ваш взгляд, с чем это связано? Дело привычки, ностальгия?

Да, все правильно. Точно так же сейчас многие обсуждают музыку, которую я играю, и говорят: «О, Гаина не играет трэш? Нам это уже не интересно!» А если бы я играл трэш, то они сказали бы: «Вот он опять тот же самый трэш играет». Людям надо все время что-то говорить, это же понятно, что того человека, который все время создает то, что он хочет, и живет своей жизнью, всегда судят строго. Самым важным критерием с точки зрения того, судить человека или не судить, является тот факт, насколько его творчество становится популярным и массовым. Когда я играл «Дальний Свет» и сделал альбом «Круиз-1» - будем его лучше называть «Рок Навсегда» - мне говорили: «Это никому не нужно. Для кого эта музыка вообще? Никуда не пойдет». А она вдруг продалась такими тиражами, что затмила весь предыдущий Круиз.

Еще один недавний релиз - DVD с концертом в Омске 1986 года. Его в полной версии раньше точно никто не видел - ни в Интернете, ни на физических носителях. Каков источник этой записи?

Этот концерт появился совершенно случайно, благодаря некоторым нашим поклонникам, которые работали на телевидении в Омске и после пожара на телестудии нашли эти заброшенные ленты. Этот материал был снят омским телевидением на три камеры, но никогда не был смонтирован, а просто лежал в архиве. Не так давно у них на телевидении был пожар, но часть архива все-таки уцелела, и среди этого сохранились концерт Аквариума и концерт Круиза. И тогда эти ребята сами вышли на нас. Есть такой человек Сергей Рубаха, он работал на телевидении и до сих пор там работает, очень приятный человек. Он мне сказал: «Валера, я твой старый поклонник и поэтому хочу взяться за это дело и собрать весь материал вместе». Я, разумеется, сказал, что буду только рад такому. И вот они проделали эту работу, через какое-то время мы получили материал и издали на CD-Maximum. Для меня это не самый лучший концерт Круиза, далеко не лучший. Во-первых, это был один из первых концертов с Федором Васильевым на бас-гитаре, а во-вторых, он был вторым концертом дня. Мы тогда играли по два концерта в день, и записан был второй концерт, а мы к тому моменту уже устали. Когда отыграл концерт, а через час выходишь на второй и начинаешь играть то же самое, то это сказывается на выступлении не лучшим образом. Для меня этот DVD становится тем лучше, чем дальше его смотришь, ближе к середине мы, так сказать, «расходимся».

Нам многие говорят, что в советские времена играли 2-3 концерта в день, и нам даже сложно это представить…

Так более того, мы играли и четыре, и пять концертов в день, при этом выкладывались так, как будто это у нас единственный концерт за месяц. Я поэтому и сказал, что когда мы приехали в Германию, там все видели, что у нас совершенно обалденный уровень игры, и что эти люди явно на сцене провели уже очень много лет. Из-за того, что мы играли такое большое количество концертов, мы опередили время. Порой когда ты играешь один, два, три концерта в день, тебя уже тошнит от того, что ты делаешь. Тебя начинает уже просто плохо становиться от того, что ты столько времени на сцене. И всегда  в любой поездке на последнем концерте у меня уже голоса не оставалось, а когда я говорю про поездку, я имею в виду концертов так 120. На 120-м концерте уже просто глотки никакой нет, но я все равно держался до конца.

Остались ли у Круиза еще какие-либо неизданные аудио- или видеозаписи? В конце 80-х, помнится, по телевидению показывали ваше выступление на шведском шоу типа «Лестницы Якоба» - сохранилась ли эта запись или другие записи подобного плана?

В нормальном качестве, по-моему, ничего нет. Всю мою коллекцию украли в 1990 году, когда я последний год жил в Москве. Я вернулся с гастролей по Германии и обнаружил, что дверь в мою квартиру взломали и из квартиры вынесли все. Не только студию, а вообще все, в том числе около 200 видеокассет, на которых была вся информация. Вот самое лучшее качество было на этих кассетах. А ведь их, наверняка, стерли и записали какие-то фильмы, потому что тогда было модно записывать фильмы и продавать. Ну что делать, это жизнь. Всегда происходили какие-то сюрпризы, и они будут происходить в любые времена. Вот, сейчас в Голландии пираты издали наш концерт, причем с обложкой от “Culture Shock ALS”. Те диски, которые вышли на CD-Maximum, перепечатали российские пираты, и сейчас они лежат на Горбушке. Потому что сейчас, как ни странно, и Круиз, и Гаина очень хорошо продаются, причем не только среди дисков CD-Maximum, но и в целом. В первые месяца полтора после релиза мы были лидерами продаж в Интернет-магазине soundcheck.ru. А ведь там указываются только позиции с первой по пятую, и все эти полтора месяца мы были в первой пятерке рядом с Guns N’Roses и AC/DC. Кстати, я сегодня с утра встал и послушал Guns N’Roses – это такое удовольствие! Мне очень нравится их новый альбом, всем рекомендую.

В продолжение темы видео - в поддержку альбома «Снова Твой» было снято чуть ли не пять видеоклипов, а в поддержку второго сольника - ни одного. Вы считаете, что в текущей ситуации снимать клипы не имеет смысла?

Мы сами ничего не снимали, честно говоря. Потому что ты делаешь очень дорогое видео, а у тебя его телевидение не берет, и  ты начинаешь думать, надо ли мне делать дорогое видео, если с телевидением все равно невозможно нормально поработать. И мы решили, что не будем ни от кого зависеть, лучше мы сделаем видео, если будет в нем потребность. А пока мы объявили конкурс на любительское видео. У нас очень многие говорят, что хочется самим поучаствовать и помочь группе шагать стройными рядами на вершину – вот это как раз их шанс помочь. У нас сейчас два видеоклипа, которые, несмотря на то, что любительские, но очень хорошего качества.

Вы не планируете записать англоязычные версии ваших сольных песен для издания в Америке? Или же карьера сольного музыканта в этой стране вас в настоящий момент не интересует, и вы ограничиваетесь продюсированием?

Если бы я делал что-то для Америки, для американского слушателя, то прежде всего я бы уже не стал петь сам. Хотелось бы, чтобы на английском пел человек, для которого этот язык родной, чтобы не было акцентного барьера. Я, на самом деле, не могу слушать свои «круизовские» альбомы, которые я пел на английском, потому что у меня там ужасный английский. И мне стыдно давать их послушать кому-то в Америке, потому что они вообще не поймут, о чем человек поет, а мне кажется,  что если ты что-то не правильно делаешь, то лучше не делать вообще. Скажем, те же самые Scorpions – они из Германии, но поют на английском, и они прекрасно поют по-английски. Их хорошо воспринимают и в Америке, и в Англии, и где угодно. Важно, чтобы ты звучал по-английски, если ты делаешь что-то по-английски. Поэтому я не стал бы делать английские версии, если бы мне самому пришлось петь. А так с разными людьми я делаю очень много чего. Но в основном в последнее время получается совсем другого плана музыка.

На вашем официальном сайте анонсировано ваше осеннее совместное выступление с инструментальным проектом Trinity. Вы не могли бы рассказать поподробнее о том, что это будет за концерт?

Они предложили нам участвовать в этом концерте, и я им сразу сказал: «Ребята, вы играете инструментальную музыку, а я играю свою обычную программу, потому что я ради одного концерта готовить инструментальную программу не стану». У нас будет обычная наша программа, которую мы играем на концертах, просто она будет исполняться совместно с этой командой. И организацией концертов в основном занимаются они. Я, в принципе, с большой радостью приму участие в этом мероприятии - сами ребята очень хорошие, команда интересная и музыканты отличные.

Еще вопрос о вашей концертной деятельности - вы выступаете в таких городах, как Архангельск или даже Рыбинск, а вот в Москве за последнее время мы что-то не припомним вашего нормального сольного концерта. Вы либо участвуете в каких-то сборных мероприятиях, либо играете в музыкальных магазинах, но в обычных клубах почему-то вас не видно. С чем это связано?

Совсем скоро, 8 мая, у нас будет большой сольный концерт в московском клубе «Б2». Это будет очень долгое и интересное выступление, и я уверен, что все присутствующие останутся довольны. А в «Музторге» мы играем по традиции – там традиционно проходит презентация моих новых альбомов. Хочется, чтобы люди пришли и тратили деньги не на билеты, а на то, чтобы купить CD.  Это будут те же самые деньги, которые они заплатили бы за то, чтобы пройти в зал. После моего возвращения  наша работа с «Музторгом» в этом плане уже стала традицией, они нас всегда просят, чтобы мы делали презентации у них, и в общем-то мы им не отказываем. Они тратят свое собственное время на то, чтобы разрекламировать мероприятие и провести его, и при этом у нас всегда собирается ровно столько народу, сколько нам нужно. К сожалению, концертная деятельность сейчас стала такой сложной, потому что вокруг этого всего столько проблем с точки зрения рекламы, и не совсем понятно, как это все прорекламировать, чтобы люди были в курсе, что происходит. Для нас идеальное средство - это Интернет, но, к сожалению, он не охватывает  в нашей стране столь же широкую аудиторию, как в Америке. Америка в этом плане продвинулась гораздо дальше, потому что там все это началось гораздо раньше. Хотя и у нас Интернет сейчас занимает все большее и большее место. У меня сейчас масса новой публики, которая любит меня как нового человека. Для них я новый совершенно, они никогда не знали Круиз, и они не будут задавать вопросы про то, «что вы делаете в Круизе», потому что их  интересует мое новое качество. Меня это радует больше всего, потому что мне хочется  жить сегодняшним днем. Это не значит, что я хочу забыть старое, оно для меня очень важно, но это прошлое в  любом случае. Люди живут настоящим, поэтому меня всегда радует, когда появляются новые поклонники моего нового творчества, которые не думают: «Ой, надо посмотреть Гаину, потому что это бывший участник Круиза». Меня так трогает это, потому что это не мое поколение, грубо говоря, и они настолько полны энтузиазма, что их просто не остановить. Они сами говорят: «Дайте нам что-нибудь сделать», и их не обламывает, что это не металл, что это не «Волчок», что Гаина не ходит с длинными волосами и так далее. Мне хочется, чтобы люди относились к тому, что я делаю сегодня, просто так – нравится или не нравится. Вот нравится тебе – значит, ты это принимаешь, и все остальное не важно.

Музыканты, которые также занимаются продюсированием, часто говорят, что слушают чужую музыку только по необходимости, и что для души ничего слушать не хочется, музыки и так слишком много. Какова ситуация у вас - вы что-то слушаете «для себя» из современных коллективов?

Я с удовольствием слушаю музыку. Я привык, чтобы у меня музыка играла, потому что музыка для меня - это настроение дня, что ли. Сегодня я Guns N’Roses включил, потому что мне явно не хватало чего-то такого для лучшего настроения. Вот я и включил их альбом, чтобы мы под эту музыку могли нормально собираться и идти с вами на встречу. Музыка каким-то образом меняет все мое состояние и даже то, что происходит со мной. Но я могу понять тех людей, которые говорят, что им не до музыки и нет времени. Мы постоянно «горим» на телефоне, мы постоянно роемся в Интернете, мы постоянно общаемся с какими-то гостями, которые у нас присутствуют. Работа – это практически вся наша жизнь, и поэтому очень трудно найти место для музыки. В этом случае я пытаюсь делать музыку чуть-чуть потише, чтобы она просто присутствовала «в атмосфере». Но я все равно всегда стараюсь быть в курсе того, что происходит, жить сегодняшним днем и слушать музыку, которая сегодня актуальна. Это не значит, что я не люблю классику. Просто с классической музыкой я уже столько прожил и столько раз ее прослушал. Для меня важно ознакомиться с новым творчеством. Мне часто говорят, что из нового нет ничего хорошего. Не согласен – из нового есть много чего хорошего. Дело в том, что вы еще не можете услышать в этом ничего хорошего. Мне очень много новых команд нравится, и не важно, в каком стиле они играют. Даже пусть они играют попсу – это не важно, если это хорошая песня.

Есть ли какие-то стили или исполнители, которых вы для себя открыли в последнее время?

Вот, например, 30 Seconds To Mars, которые сейчас популярны и здесь  в России. Правда, для меня они не новые, потому что я знал их уже в 2004 году. Еще могу назвать Linkin Park или, например, Metallica - старая группа, но их новый альбом мне очень нравится. С удовольствием слушаю новый альбом Guns N’Roses. Мне нравится многое в тяжелой музыке, но при этом многое и из более простой музыки. Просто песни, хорошие песни. Я знаю фактически все, что выходит, мне все новое очень интересно.

Кто сейчас входит в состав вашей концертной группы?

У меня состав практически полностью изменился. Со мной сейчас Павел Пазон, бывший барабанщик Сергея Маврина, и басист Сергей Костюк, который играл не в таком уж большом количестве различных команд, но достаточно хороший стабильный басист. Однако и этот состав может измениться. У меня сейчас нет постоянного состава, это, фактически… не хочу его называть аккомпанирующим составом, но это просто люди, которые со мной временно играют. А насколько они задержатся, надо еще посмотреть. Но я уже не подхожу к этому вопросу так жестко, это ведь уже не группа Круиз. Мой проект таков, что он сегодня может быть в дороге, а завтра может временно остановиться, потому что у меня жизнь такая. И обеспечить музыкантов постоянной работой я не могу, не хочу и не буду этого делать. Поэтому если мне сейчас удается сыграть с этими музыкантами, я сыграю с этими, а если удается с другими, то сыграю и с другими тоже. Да и ребята пытаются играть не в одной группе, а в трех-пяти. Все  пытаются заработать побольше денег, что, в принципе, нормально. Жизнь идет своим чередом, и она требует определенного количества денег, которых ни у кого нет. Я прекрасно это понимаю, и это нормальное явление.

В связи с текущим экономическим кризисом не кажется ли вам, что CD как музыкальный носитель скоро просто перестанет существовать, и вся музыка перейдет в формат mp3?

Это абсолютно правильное и справедливое утверждение. Сейчас я уже даже не думаю о том, что буду писать именно альбом. Я просто буду выпускать материал по песням и не стану сидеть и ждать, пока соберу следующий альбом и сведу его окончательно. Возможно, будет цикл из двух-трех песен, а возможно, одна песня. Все будет зависеть от того, как пойдет творческий процесс, и когда мне покажется, что песню можно пустить в Интернет, чтобы люди могли ее услышать. Группа  Muse, которую все прекрасно знают, уже абсолютно отказалась от формата CD, так же поступают и другие, так что я не единственный. Для себя я уже решил однозначно, что следующий альбом по-старому писать не буду. Вполне возможно, что он «соберется», и какая-нибудь компания предложит: «Давай, Валера, выпустим тебя». Тогда он появится на CD, но я уже не буду делать ставку на то, что я вот пишу свой новый альбом. Он будет теперь отдельными песнями, и это хорошо, потому что это дает мне возможность и шанс. Когда ты пишешь альбом, ты всегда пытаешься связать песни, чтобы они наиболее хорошо сочетались друг с другом как целое. А тут я просто буду писать песни, и одна, возможно, будет сильно отличаться от другой. И это меня тоже устраивает.

Но ведь в рок-музыке принято, чтобы альбом был цельным произведением - 10 песен, обложка, буклет и так далее. Не приведет ли тотальный переход на mp3 к исчезновению этой концепции? Или же все это нормально, и ничего страшного  в этом нет?

С одной стороны, это нормально. Мы сейчас живем в такое время, когда технологии вышли на новый уровень, а времени у людей совсем не осталось. Допустим, тот же самый альбом Guns N’Roses, который я сегодня сидел и слушал, мне он как таковой не нужен. Я его нашел в Интернете, он у меня есть на компьютере в формате mp3, и меня это устраивает. Я уже почти ничего не слушаю в настоящем аудио-формате, где качество якобы лучше. С другой стороны, очень жалко, что время компакт-дисков уходит. Но ведь жалко было и тогда, когда винил исчез. Тогда ты держал в руках альбом вот такого размера, видел обалденно красивую обложку – для меня это было очень важно, потому что во времена моей молодости все только так и было. Я эти альбомы покупал их ну просто бог его знает за какие деньги. Потом появились CD, и все смеялись и думали: «Ну что это такое? Как можно? Что это за концепция?» Теперь и эта концепция исчезает. Просто мы живем  в такое время, когда все меняется очень быстро, это уже не XIX век, когда все происходило медленно. Сейчас все быстро. И поэтому чем ты быстрее будешь переключаться на новые темпы и новые механизмы, существующие и действующие теперь, тем всем будет лучше и выгоднее. Для меня лично все, что я получил за все эти годы, когда я бываю в России, я получил через Интернет. Концерты, которые я сыграл, преимущественно организовывались через Интернет. Далеко не всегда мои концерты устраивали обычные промоутеры, которые работают в этом бизнесе 50, 30 или даже 10 лет. Очень часто это просто люди, которые по-настоящему любят или творчество Гаины, или творчество Круиза. Они очень хотят организовать наш концерт в своем городе, вот они этим и занимаются, и я с удовольствием тоже. Конечно, есть и большие компании, но если бы они были единственными, нам было бы сложно. К сожалению, кризис больше всего бьет именно по большим компаниям.

Кстати, вы довольны сотрудничеством с CD-Maximum? Особенно, опять-таки, в текущей экономической ситуации…

В целом, я очень доволен CD-Maximum как лейблом, хотя, разумеется, у них масса своих проблем, и они переживают очень тяжелые моменты, как и все остальные. Обычная публика не поймет того, что происходит, и будет относиться к происходящему критически. Но это одни из тех лейблов, которые я буду всегда уважать за то,  что они подходят к своему делу более-менее профессионально, по крайней мере, в соответствии со своими возможностями. Я не говорю, что у них все идеально. Но нет у нас в стране нет такой компании, которая была бы идеальна для какой-то там команды. Так или иначе, я их очень уважаю, и мне будет очень жалко, если с CD-Maximum что-нибудь случится. Я очень уважаю Юру Богданова и очень ценю его труд. Я знаю, что ему это нелегко дается.

На вашем официальном сайте вы пишете: «Хочу пожелать людям, чтобы они умели ценить все, что у них есть, и не переставали стремиться к тому, чего у них пока нет». К чему стремитесь вы как музыкант и как человек?

Мое стремление сегодня и всегда заключалось лишь в одном - в творчестве. Свою жизнь без творчества я не представляю. Творчество - это для меня всегда новизна, это то, что меня изменяет, делает тем, кто я есть на сегодняшний день. Я познаю себя через то, что я сажусь с гитарой  в руках и начинаю творить какое-то новое произведение. Мое стремление к творчеству началось уже очень давно, и для меня оно не стареет. Любой человек, который, может, родится сегодня или прожил уже свою жизнь и идет к ее завершению – пока он творит, он живет. Поэтому для меня очень важно творить. Я не знаю точно, как будет звучать мое новое произведение или новый альбом, я узнаю это, уже когда его сделаю. Ну а если взять мою жизнь в целом безотносительно творчества, я всегда стремился стать лучшим человеком. Найти в жизни какую-то сущность, суть того, что мы делаем. Но что бы я ни делал, ничто не двигало меня вперед так, как сам творческий процесс. Поэтому в любом случае, мое творчество отвечает за все остальное -кто я есть, и что я делаю. И вокруг этого строится вся моя деятельность, так что абсолютно вся моя жизнь связана с творчеством.

Официальный сайт Валерия Гаины: http://www.gainamusic.com 

Выражаем благодарность Ирине Ивановой (CD-Maximum) и Марте Салимовой за организацию этого интервью

Интервью - Роман “Maniac” Патрашов, Наталья “Snakeheart” Хорина
Фото – Наталия “Nuts” Решетникова
14 марта 2009 г.
(с) HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2018 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker