Tantal
От простого к сложному

20.05.2009

Архив интервью

При всем многообразии выходящих на отечественный рынок релизов молодая команда Tantal как-то сразу привлекла мое внимание. Отчасти дело в профессиональном подходе к творчеству и его раскрутке – запись дебютного альбома “The Beginning Of The End” в трех серьезных московских студиях, оформление кисти Густаво Сазеса (Old Man’s Child, Firewind и др.), гостевое участие в записи музыкантов Everlost, Валькирии и даже культовой бельгийской группы In-Quest. Но не последнюю роль сыграла и музыка коллектива – сложный, но мелодичный дэт-метал, отличительными чертами которого являются виртуозные партии соло-гитар и разнообразный вокал Софьи Райковой, которая отлично владеет как гроулингом, так и чистым пением.

В российской прессе в последнее время появляется немало интервью с Tantal, но практически все они сделаны по электронной почте, хотя и группа, и журналисты живут в Москве. Мы же решили соригинальничать и организовали личную встречу с Софьей и гитаристом Дмитрием Игнатьевым. Правда, общение началось с курьеза – не успели мы найти место на скамейке недалеко от метро «Кропоткинская», как к нам подошли два бомжеватого вида субъекта и попросили денег «для питерских панков»! Кстати, тема панка потом всплыла в нашем разговоре, но об этом чуть позже…

Дмитрий, ты уже известен среди поклонников дэта как гитарист группы Rest In Pain. Что было раньше – Rest In Pain или Tantal?


Дмитрий: Сначала был Tantal. Что же касается Rest In Pain, то получилось так – я подыскивал себе вторую группу, потому что надо было реализовать некоторые идеи, и вышел на басиста Rest In Pain. Мы с ним создали проект Fatal Band, который до сих пор существует, правда, в замороженном виде. А когда в Rest In Pain освободилось место гитариста, первым кандидатом был я. Тогда Tantal еще даже не назывался «Танталом», поэтому так и оказалось, что я больше известен как участник Rest In Pain.

Как тебе удается совмещать несколько коллективов? Насколько я понимаю, музыка у тебя не является основным источником дохода…


Дмитрий: Раньше времени больше было, сейчас уже поменьше. А когда я учился в институте, времени было море, и один день я работал с одной группой, а другой день – с другой. Сейчас с Tantal мы репетируем по выходным, а с Rest In Pain – по будням, вечером. Главное, чтобы желание было, а время найдется.

В одном из интервью я читал, что в начале своей деятельности Tantal играли нечто близкое к пост-панку. Как вы прошли путь от пост-панка к прогрессив-дэту? Под чьим влиянием?

Дмитрий: Это исторически сложилось. (Смеется). Когда мы играли пост-панк, меня еще не было в группе. Играть мы тогда особо не умели, не было и широкого музыкального кругозора, который развивается со временем и с опытом. Соответственно, когда люди стремятся играть лучше, они начинают играть сложнее, понимать более сложную музыку. В нашем случае музыкальная эволюция повторяет эволюцию человеческую – от простого к сложному.

Как в коллективе появилась Софья? Вы специально искали девушку-вокалистку, или она просто была лучше парней?


Дмитрий: У нас просто не было на примете особей мужского пола, которые могли бы петь экстремальным вокалом, поэтому мы пригласили Софью. Мы ее знали и раньше, она была у нас на нескольких концертах как поклонница, и мы знали, что она вроде как поет. (Смеется.)

Софья, как ты начала петь? Когда ты открыла способности к гроулингу?


Софья: Это было лет шесть назад. Я, можно сказать, баловалась музыкой со своими одноклассниками. Мы записывали разные электронные вещи, в компьютере набивали музыку, писали тексты на русском, в основном это был речитатив и немного пения. Кричала я тогда, как все, то есть, неправильно. А с Tantal все получилось совершенно случайно. Я пришла к ним на репетицию, когда меня попросили участвовать в коллективе, и спела песню Арии «Ангельская пыль»… Я начала ее петь чистым голосом, а потом начала скримить, и все получилось, всем понравилось и после этого я начала всерьез заниматься экстремальным вокалом.

Когда вы брали Софью в состав, не было ли опасений, что вас тут же зачислят в подражатели Arch Enemy?

Дмитрий: А так и происходит. (Дружный смех.) Люди, которые знакомы с нашим творчеством поверхностно, сразу говорят, что раз девушка поет скримом, то это клон Arch Enemy. Мое мнение – у нас, конечно, есть влияние Arch Enemy…

Софья: Но я Arch Enemy даже не слушаю.

Дмитрий: На самом деле, у нас музыка гораздо сложнее, даже если судить по длительности песен и композиционному построению. Мы стараемся позиционировать свой стиль как «дэт-метал с прогрессивными элементами», это не просто мелодик-дэт с женским вокалом.

Расскажите о записи вашего дебютного альбома “The Beginning Of The End”. Почему было принято решение записываться сразу в трех студиях?

Дмитрий: Это результат нашего юношеского максимализма. (Смеется.) Хотелось сделать все хорошо. Изначально мы нацеливались на студию Максима Самосвата, но не сложилось – у него был плотный график, записывались Everlost, Крюгер, и наша сессия отодвигалась чуть ли не на конец лета. А у нас все уже «горело», мы не могли ждать, поэтому мы начали подыскивать варианты, где мы могли бы хорошо записаться если не с минимальными затратами, то хотя бы потратить не безумное количество денег. Поэтому получилось так, что барабаны мы писали на «Гигант Рекордс», это очень хорошая студия, и все получилось отлично, но денег нам хватило только на барабаны. Все партии бас-гитары и гитар записали у Евгения Виноградова в «Дай Рекордс», там же все сводили, но минус этой студии лишь один – нам не понравилось звучание вокала. Мы пробовали там писать голос, но из-за ограниченности в технических возможностях – пусть Евгений не обижается! – нам пришлось параллельно подыскивать другую студию, в которой бы было необходимое оборудование. В итоге мы вышли на Вячеслава Селина, известного по работе с Артерией, а сейчас делающего свой проект, и записали вокал у него.

Как к работе оказался привлечен клавишник Александр Дронов?

Дмитрий: Уже на финальной стадии работы, когда мы сводили материал, Евгений Виноградов нам постоянно говорил: «Ребята, вот здесь звучание «пустовато», надо бы что-нибудь сделать. А еще вот здесь…» И мы тоже стали думать, что если послушать «со стороны», звучание немножко тускловато, чего-то не хватает. Мы решили сделать клавишные аранжировки, там даже больше не клавишные, а такие специфические «глюки». Александр и Евгений – очень хорошие друзья, именно в «Дай Рекордс» писалась Валькирия, так что мы позвонили Александру прямо со студии, и на следующий день я уже поехал к нему.  

Как вы решаете проблему с аранжировками на концертах? У вас ведь нет клавишника, да и два вокала частенько идут параллельно…

Дмитрий:
На этот счет мы не заморачиваемся. Клавиш у нас минимум, и на данном этапе мы даже не используем клавишные подкладки. Когда, например, играют Everlost, они ставят свою порто-студию, откуда идут и клавишные, и подпевки, но у нас гораздо все проще с этим.

Софья: А что касается вокала, то там, где идут две партии, на концертах мы используем чистый голос. Так интереснее. Плюс, некоторые партии дублирует наш второй гитарист Александр Стрельников.

Альбом, насколько я знаю, концептуален и рассказывает о пути человека к самоубийству. Что натолкнуло вас на выбор столь мрачной темы?


Дмитрий:
Скорее всего, дело в моем личном состоянии на тот момент. Мы собирались писать альбом, и тут от нас ушел гитарист, который, кстати, было основателем группы. У нас был жутчайший «депрессняк», надо было либо двигаться дальше, либо распадаться. Ребята решили, что все нормально, но какое-то темное пятно осталось на душе у всех, а у меня – особенно. Я взялся за лирику – раньше ее писал наш бывший гитарист, но теперь это дело пришлось продолжить мне. У нас уже были готовы песни “Suicide” и “Agony”, и я решил – а почему бы не сделать альбом об этих страшных вещах… Разумеется, это никакой не призыв к самоубийству, наоборот, тексты показывают слабость людей, решившихся на такой шаг. На самом деле, этих людей надо жалеть, относиться с пониманием и всячески помогать.

Хорошо, а какой реакции ты ждешь от слушателя? Если слушать диск от начала до конца и разбираться в текстах, оптимизма он не прибавляет…


Дмитрий: Да, я согласен, что многие воспримут тексты буквально. Но это просто отражение моего внутреннего мира в определенный период времени. Тем более, мы же не поп-группа, которая должна петь о цветочках и о солнышке. Мне было что сказать, я выразил свои чувства в текстах, и я рад, что получилась такая концептуальная история. Конечно, я против самоубийств, но что поделать, в жизни такое встречается.

Что можно противопоставить натиску окружающего мира, который описан в альбоме? Что вас удерживает от того, чтобы пойти этой дорогой?

Дмитрий: Музыка. И женщины. (Смеется).

Софья: Что можно противопоставить? Совершенно другой образ жизни. Я не живу так, как живут многие люди, играющие такую музыку. Мне нравится светлая сторона вселенной, для меня наши тексты – это как стихи, я их читаю, но стараюсь на эти мрачные темы не думать. Лично для меня наша музыка позитивна.

Дмитрий:
Несмотря на тексты, мы, на самом деле, веселые ребята. Мы выплескиваем через музыку свои негативные эмоции, но сами остаемся позитивными. Даже если посмотреть на нас на сцене, мы постоянно прикалываемся.

Говорят, что «как вы яхту назовете, так она и поплывет». Вы назвали дебютный диск «Начало конца» - это не слишком рискованно? Или в такой фатализм вы не верите?


Дмитрий: Есть такая философия, согласно которой, рождаясь, мы умираем. Соответственно, в названии альбома содержится некий символизм. Это первый наш альбом, и – будем смотреть правде в глаза – когда-то будет и последний. Надеюсь, конечно, что последним будет не этот диск, но через энное количество времени этот момент все же наступит. Поэтому «Начало конца», согласно этой философии – название вполне подходящее. Тем более, что записи диска препятствовало очень много факторов, мы тупо бились головой об стену, все давалось очень тяжело.

Дмитрий, все твои группы поют по-английски. На твой взгляд, русский плохо ложится на экстремальную музыку?

Дмитрий: Я просто не умею писать тексты по-русски. (Смеется.) Сейчас мы готовим материал к новому диску, и я думаю, что мы сделаем две его версии – англоязычную и русскоязычную. Как раз сегодня я работал с одним человеком по этому поводу. Новый альбом, опять-таки, будет концептуальным, вся лирическая концепция уже готова, написано больше половины текстов, и я хочу эти же мысли перенести на русский язык. Лично я не готов брать на себя ответственность за русские тексты, потому что это гораздо сложнее, поэтому сейчас человек работает над русскими переводами.

На альбоме автором текстов значится Дмитрий, а автором вокальных аранжировок – Софья. Расскажите, как вообще протекает работа над материалом. Что первично – музыка, текст или концепция в целом?

Дмитрий: По-разному. В основном, сначала появляется музыка, но сейчас я запустил процесс наоборот, потому что мне интересно сначала текст написать, а потом под него музыку. Когда мы писали “The Beginning Of The End”, мы собирались на репетициях, я давал Софье текст и говорил: «Пой вот в этих местах, а как ты споешь – это твое дело».

Софья, ты говоришь, что Arch Enemy не слушаешь. Тогда кто из вокалистов или вокалисток на тебя повлиял?

Софья: Никто, наверное. Я слушаю абсолютно разнообразную музыку, не зацикливаюсь на каком-то одном стиле, так что на меня просто не мог никто повлиять.

Как к оформлению альбома оказался привлечен Густаво Сазес? Он ведь наверняка не самый дешевый художник, что он может такого, что не могут наши местные оформители?

Дмитрий: Густаво на нас вышел сам, упал как ком снега на голову. Мы как раз начинали запись и хотели, чтобы под каждый текст была своя иллюстрация в буклете. Мы даже подбирали какие-то картинки, которые подходят по смыслу к определенному тексту, но определенного художника у нас не было. И вдруг мне на MySpace приходит личное сообщение от какого-то художника из Бразилии: «Ребята, я вам готов оформить буклет». Соответственно, у меня первым возник вопрос: «Сколько это стоит?» Оказалось, что даже меньше, чем на то, что я рассчитывал у наших русских художников. Более того, Густаво сам хотел поработать именно с российской группой, и мы стали первыми. Так что мы даже не рассматривали другие варианты.

Что за круг с символами внутри изображен на обложке? Каково значение этих символов?

Дмитрий:
Ой, там много всего изображено. Я ему посылал тексты, плюс, у нас было записано демо всего альбома, его я ему тоже выслал и сказал: «Густаво, мне нужна обложка, которая бы символизировала, что рождаясь, мы умираем. Соответственно, он изобразил ребенка в клетке и различные символы смерти вроде ворона. А чудовище, которое стоит над плачущим ребенком – это индийский бог смерти. Что означают знаки в круге, я не помню, но это тоже что-то страшное из индийской мифологии.

А что привлекло Густаво в вашем творчестве? Ведь не просто же так художник из Бразилии интересуется русской группой…


Дмитрий:
Скорее всего, тексты. Вообще, Интернет очень сближает людей, на твою страницу может зайти кто угодно. У нас там лежало демо, так что, возможно, что-то и в музыке его привлекло. Человек он абсолютно адекватный, открытый, и мы очень хорошо с ним общаемся.

Вообще, насколько оправдан сейчас в принципе выпуск компакт-дисков? Вы вкладываетесь в оформление, тратите время и силы на подписание контракта, а народ все равно все скачивает в Сети…


Дмитрий: Да, проблема Интернета сейчас стоит очень остро, даже наш лейбл на это жалуется. С другой стороны, Интернет в какой-то мере способствует раскрутке музыки…

Софья:
Но тот, кто коллекционирует музыку, все равно будет покупать ее на CD.

Дмитрий: Если мне группа нравится, то я, даже предварительно скачав альбом из Интернета, все равно его куплю, если есть такая возможность. Правда, у нас большинство слушателей – это молодежь, у которых денег нет, так что им проще из Интернета скачивать, да и культура у нас такая, что люди предпочитают все скачать, чем поддержать артиста. Когда наш диск вышел, на «стене» Vkontakte сразу же появились вопросы: «Ребята, где скачать ваш альбом?» (Смеется). Лучше бы молча скачали, чем задавать такие вопросы.

Довольны ли вы сотрудничеством с Mazzar Records? Были ли другие предложения, и почему вы выбрали именно этот лейбл?

Дмитрий: Для нас это сейчас самый лучший вариант. Мы одновременно подавали заявки на Irond, где нам сказали: «Ребята, все хорошо, но эта музыка не будет продаваться», потом на CD-Maximum, но там тоже свои «заморочки», и оставался третий вариант – Mazzar, другие лейблы даже не хотелось рассматривать. С Mazzar мы сразу же нашли общий язык, дело тут было не в деньгах, а во взаимном понимании. Сейчас лейбл всячески содействует нам и осуществляет рекламную поддержку. Я считаю, что для первого альбома группы именно это и нужно. Также Mazzar работают с западными лейблами, идет активная рассылка промо альбома на Запад, и для нас это сейчас самый хороший вариант.

В адрес вашего диска порой доводится слышать упрек в чрезмерной длительности гитарных соло. Что вы сами можете сказать по этому поводу? Соло-гитары – отличительная черта вашей группы?

Дмитрий: Ну, когда в группе два соло-гитариста, и оба они «мальмстины»… Это, наверное, эгоизм соло-гитаристов. На самом деле, песни изначально были еще длиннее, и когда мы писали демо, какие-то куски просто выкидывали.

И еще один момент – когда вы выбирали название группы, вы уже слышали о фолк-рокерах Tintal?


Дмитрий:
Да, нас даже предупреждали, что нас будут путать. Я и сам когда иду и вижу висящие стикеры, порой не могу сразу разобрать, Tantal там на них или Tintal. Это естественно, но мы стараемся строить промоушн именно на определении стиля. Кто один раз нас и их услышит, не перепутает точно.

В греческих мифах Тантал – не самый благородный персонаж, он разглашал секреты богов и был обречен на вечные муки. Чем вам приглянулся именно этот мифологический герой?


Дмитрий:
Да мы и сами не сильно положительные персонажи. (Смеется). К тому же, «танталовы муки» - это к нашей группе на 100 процентов подходит! Нам приходится просто головами прошибать стены, особенно при записи мы столько крови пролили! Я считаю, что название – не в бровь, а в глаз. Более того, у слова несколько значений, ведь «тантал» - это еще и редкий металл. Мы стараемся делать музыку как можно разнообразнее, играть со стилями и т.д.

Буквально послезавтра у вас начинается мини-тур в поддержку “The Beginning Of The End”, а 24 мая в московском клубе “X.O.” состоится его презентация. Чем особенным будет выделяться этот концерт?

Софья: Мы впервые будем использовать сэмплы – ведь на альбоме у нас все композиции связаны в одно целое сэмплами. Я очень надеюсь, что будет продуманный свет, какая-то синхорнизация с музыкой, а не тупо стрбоскопы на всю катушку. Я думаю, что внешним обликом мы постараемся вас удивить. И еще мы исполним одну новую песню.

Дмитрий: Материал для этого альбома мы делали, наверное, года два, и сейчас он нам надоел вообще. Так что мы порадуем слушателей новой композицией.

Вообще, какие у Tantal планы на будущее? Когда ждать ваш второй альбом?


Дмитрий: Сейчас готово три песни, текстовая составляющая на английском языке готова полностью, но записывать мы его станем не раньше, чем через год. У нас снова сложные композиции, и мы хотим сделать для них еще более продуманные аранжировки, добавить клавишных. Нам понравилось работать с Александром Дроновым, и я думаю, что клавишных будет больше. Но, опять же, не в ущерб гитарам.

Софья: И вокалу! (Смеется).

Официальный сайт Tantal: http://www.tantalweb.ru

Выражаем благодарность Александру Шалыгину (Mazzar Records) за организацию этого интервью и предоставленные фотоматериалы

Роман “Maniac” Патрашов
7 мая 2009 г.
(с) HeadBanger.ru

eXTReMe Tracker