В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Dimmu Borgir
Бесценная тьма

29.04.2007

Архив интервью | English version

Норвежцы Dimmu Borgir - одни из лидеров современной экстремальной сцены, и этот факт в очередной раз доказал новый альбом группы под названием “In Sorte Diaboli”. Как всегда, диск вызвал бурю дискуссий в прессе и в Интернете, часть фэнов отвернулась от коллектива, который сделал еще один шаг в сторону от своих блэк-металлических корней, хотя и сохранил при этом и уникальность, и агрессивность, и величественность музыки. Не менее радикальные перемены ждут слушателя и в текстах песен – “In Sorte Diaboli” впервые за всю историю Dimmu Borgir стал концептуальным альбомом, который рассказывает историю послушника средневековой католической церкви, который заинтересовался темной стороной и отрекся от веры. Нашим собеседником стал автор концепции и текстов – гитарист Силеноз. Интервью проходило в самый разгар рекламной кампании в поддержку диска, и хотя в этот день оно было далеко не первым и не последним, Силеноз ни разу не выказал усталости или раздражения по поводу вопросов. А мы были просто счастливы – все-таки, на то, чтобы сделать интервью с Dimmu Borgir, у нас ушло несколько лет…
 
После выпуска альбома “Stormblast 2005” было объявлено, что Dimmu Borgir уходят в отпуск и немного снижают темпы деятельности. Ну и как тебе понравилось жить без постоянных гастролей и записей?
Мы не так уж долго отдыхали. Буквально через месяц после окончания гастролей я уже работал над идеями к новому альбому. Остальные ребята также были заняты – у них родились дети, ну а я занимался исключительно разработкой новых идей.
 
Значит, Dimmu Borgir поглощает твою жизнь практически без остатка? У тебя вообще бывает отпуск?
Фактически, нет. Группа – это круглосуточная работа, она мне, конечно, очень нравится, но я действительно не могу взять никакого отпуска. Иногда я куда-нибудь ненадолго езжу, но если у меня нет под рукой сотового телефона или компьютера, я впадаю в прострацию, потому что мне нужно проверять электронную почту несколько раз в день. Помимо музыки, я также занимаюсь административными и деловыми вопросами, связанными с группой, так что свободного времени у меня просто нет.
 
За прошедшие годы вы отыграли множество туров и концертов. Чем являются гастроли для тебя – вынужденной необходимостью, условием должной раскрутки альбома, или же выступать тебе нравится не меньше, чем работать в студии?
Мне нравятся и туры, и запись в студии, это просто два разных способа работы с группой. В студии все должно быть идеально, а «живьем» все по-другому, на передний план выходят агрессивность и интенсивность. Конечно, когда мы на гастролях, приходится очень много ждать и ничего не делать, а это время можно было бы с пользой употребить для какого-нибудь продуктивного занятия. Но в то же время очень важно показать фэнам, как мы благодарны им за то, что они покупают наши диски и поддерживают нас. А это означает, что нашу музыку необходимо выносить на сцену.
 
Меня несколько удивил концертный бонус-DVD к альбому “Stormblast 2005”. Я уже дважды видел вас «живьем» - на Вакене и в Москве, но запись с фестиваля “Ozzfest” получилось совсем другой – там вы играете при свете дня, и выступление производит совершенно другое впечатление. Почему для издания на DVD вы выбрали именно эту запись?
Мы спросили у Шэрон Осборн, можно ли заснять наше выступление на “Ozzfest”. Она дала согласие, но при условии, что эта запись не будет предназначена для коммерческого использования. Поэтому мы сделали ее бонусом на “Stormblast 2005”. Диск продается по цене обычного компакта (в России, разумеется, ситуация несколько отличается – прим. авт.), и мы решили, что фэнам, у которых нет оригинальной версии “Stormblast”, придется по вкусу такой подарок. Никакого глобального значения эта запись не имеет, она не дает верного представления о том, как Dimmu Borgir выглядят на сцене, потому что, как ты сказал, она действительно сделана при дневном свете, да и сыграли мы всего пять песен. В таких условиях трудно полностью раскрыть потенциал группы. На мой взгляд, это просто прикольный бонус для фэнов.
 
Тебе не кажется, что Dimmu Borgir уже пора выпустить полноценный концертный DVD – заснять один концерт от начала до конца и издать его отдельным диском? Уверен, что многие фэны давно уже ждут такого релиза…
О да, прекрасно понимаю. Мы планируем нечто подобное, может быть, после выхода этого альбома. Для нас главное, чтобы можно было выпустить что-то действительно хорошее. Мы могли бы выпускать DVD каждый год, но я думаю, что это нечестно. Важно не количество, а качество, и именно поэтому наш первый DVD “World Misanthropy” (2002) получился таким удачным. Следующий релиз должен быть не хуже, а лично я бы хотел, чтобы он был лучше и содержал гораздо больше материала. Посмотрим, что будет дальше, но я уверен, что такой релиз обязательно состоится.
 
Ты говорил, что американские фестивали организованы во многом лучше европейских. А что ты думаешь об американских фэнах – насколько они отличаются от европейской аудитории?
Они немного отличаются, поскольку наш тип экстремальной музыки для американцев до сих пор в новинку. В Штатах нас слушают самые разные категории фэнов, но они все выражают бурный энтузиазм по поводу того, что открыли для себя новую музыку. Каждый раз, когда мы выступаем в Штатах, мы видим, что наша аудитория расширяется, и это замечательно, это источник вдохновения.
 
Вы пишете музыку или тексты прямо в туре? Или же для сочинения тебе необходимы тишина и полная концентрация?
В туре я постоянно записываю какие-то идеи для текстов, но сами тексты пишу только дома, потому что там мне никто и ничто не мешает, и мне так проще работать. Идеи могут возникать откуда угодно, так что я с собой всегда ношу ручку и записную книжку. Мой мобильный телефон до отказа забит словами и фразами, которые, возможно, в будущем найдут применение в текстах.
 
И когда у тебя возникла идея альбома “In Sorte Diaboli”? Что побудило тебя сделать новый альбом концептуальным?
Я думаю, побудил тот факт, что мы хотели сделать что-то новое в плане лирики. Разумеется, существуют рамки того, о чем наша группа может писать, но даже в этих рамках возможно огромное разнообразие тем. Я почувствовал, что пришло время что-то сделать по-другому, выстроить все тексты вокруг одной сюжетной линии. Другим ребятам понравилась эта идея, и, мне кажется, вышло действительно хорошо.
 
Сейчас на рынке появляется масса концептуальных альбомов. Какие из них тебе нравятся, а какие, на твой вкус, получились провальными?
Знаешь, мне как-то не попадались провальные диски такого плана. Наверное, мне везет, и я слышал только удачные. Взять, например, “Operation: Mindcrime” Queensryche – прекрасный концептуальный альбом, он гораздо масштабнее и грандиознее, чем у нас. Диск Iron Maiden “Seventh Son Of A Seventh Son” можно считать концептуальным, а это просто классика, я обожаю его тексты. У King Diamond выходило несколько отличных сюжетных альбомов. Так что неудачных концептуальных альбомов мне как-то не попадалось.
 
Насколько я понимаю, концепция альбома не основана на какой-либо книге или фильме. Но в целом, влияют ли на участников Dimmu Borgir какие-либо произведения, или же все ваши песни – исключительно плод вашего собственного воображения?
Этот альбом – полностью плод моего воображения, хотя, разумеется, в нем найдутся сходства с какими-нибудь книгами, фильмами или чем-то еще. Это чисто случайные совпадения, потому что я читаю не так уж много книг и стараюсь не копировать то, что вижу в фильмах. В целом же, все участники группы очень интересуются мрачными и тайными сторонами человеческого разума, и этот интерес находит отражение в музыке. Мы рассматриваем нашу музыку как искусство, потому что для меня Dimmu Borgir не ограничиваются музыкой – это и эмоции, и менталитет, и все остальное, что передается слушателю вместе с музыкой.
 
Многие ждали, что на новом альбоме вы снова будете использовать оркестр. Однако на диске нет ни оркестра, ни гостей со стороны, а все сыграно исключительно силами шести участников группы. Почему вы перестали приглашать на запись сторонних музыкантов?
Отказ от использования оркестра стал для нас совершенно логичным ходом. Во-первых, большинство песен были сочинены на гитаре, и мы уже на ранней стадии работы знали, что гитары на диске будут доминировать. Мустис (клавишник) практически не участвовал в сочинении музыки, он подключился только в самом конце, так что мы поняли, что на альбоме мало что останется от грандиозного симфонизма “Death Cult Armageddon” (2003). Симфонические элементы там присутствуют, но они используются совсем по-другому. Мы решили, что вполне можем записать оркестровые партии и сами, и Мустис проделал отличную работу над симфоническими аранжировками. Они очень грамотно воссоздают звучание оркестра.
 
Какую роль сейчас играет в группе Хэллхаммер? Он стал полноправным участником Dimmu Borgir, или же он по-прежнему сессионный барабанщик?
Формально он по-прежнему сессионщик, и я думаю, что мы не будем в этом смысле ничего менять. Нам очень нравится такой расклад, ведь за исключением барабанщика наш состав не менялся с 2000 года, и мы постараемся сохранить эту ситуацию и в будущем. К тому же, Хэллхаммер занят во множестве других проектов, так что текущая ситуация устраивает обе стороны.
 
Обычная версия диска содержит девять треков. Однако существуют еще лимитированные издания для Европы и Америки, причем каждое содержит свой бонус-трек (“The Ancestral Fever” и “The Heretic Hammer” соответственно). Как эти бонусы связаны с остальным альбомом? Почему вы решили не помещать эти треки на обычное издание?
С этими треками не возникло проблем – просто мы хотели сделать бонус для каждой территории. Они ничего не добавляют к концепции, а их отсутствие ничем ей не вредит. Каждая песня представляет собой запись в дневнике главного героя. Если бы бонусами стали какие-то другие песни, а не эти две, возникла бы проблема, потому что некоторые треки в альбоме составляют неделимую последовательность, как в музыкальном, так и в текстовом плане. Но эти два трека ничего особенно не меняют.
 
При записи альбомов Dimmu Borgir уже традиционно работают с продюсером Фредриком Нордстремом. Но при перезаписи “Stormblast” вы решили вспомнить старые времена и снова обратились к Петеру Тагтгрену. Чем обусловлен ваш выбор продюсера, и насколько работа с Фредриком отличается от сотрудничества с Петером?
При перезаписи “Stormblast” мы хотели вернуться к звуку студии Abyss и показать людям, как, на наш взгляд, должен был звучать оригинальный “Stormblast”. Нам это удалось, я очень доволен результатом. Мне кажется, что у Петера и Фредрика много общего, они оба перфекционисты в плане продюсирования. У них одинаковые корни, оба они сами играют металл, оба гитаристы. Они прекрасно знакомы с такой музыкой, и они также понимают истоки нашего творчества. В Норвегии найти хорошего продюсера очень сложно, а Швеция находится не так уж далеко, так что мы всегда делаем выбор в пользу тех, у кого больше знаний и опыта, чтобы должным образом запечатлеть на диске наш звук.
 
Знаешь, мне доводилось брать интервью и у Петера, и у Фредрика, и мне показалось, что между ними огромная разница. Фредрик всегда шутит и прикалывается, а Петер никогда не проронит ни слова больше, чем это жизненно необходимо….
(Смеется). Они оба чокнутые, но каждый по-своему. Фредрик из них самый ненормальный, он может творить дикие вещи даже в трезвом состоянии. (Смеется). А Петер расслабляется после нескольких рюмок. Но мы дружим с обоими, они всегда стремятся сделать для группы все, на что они способны, они гордятся своей работой. В личном плане они порой очень различаются, но как профессиональные продюсеры и музыканты, они очень похожи.
 
Еще один профессионал, уже давно работающий с Dimmu Borgir – художник Йоаким Лютке. Но многие музыканты говорили мне, что у Йоакима очень четкое видение конечного результата, и очень трудно уговорить его что-то переделать…
С ним иногда сложно, но на мой взгляд, это говорит о том, что он очень серьезно относится к своей работе. Как ты сказал, у него иногда с самого начала очень четкое представление о результате. В случае с новым альбомом наши идеи во многом совпадали, мы хотели, чтобы на обложке и в оформлении буклета были отображены Средние века, чтобы оформление было выдержано в определенном колорите и все такое. Так что мы с самого начала нашли общий язык, и это замечательно. Он – потрясающий художник, он великолепно умеет изобразить мрак и тьму, у него нестандартное мышление, а нам как раз такое и нужно. К тому же, у него огромный опыт, он не только художник, но еще и скульптор, он занимается и другими видами искусства. С ним очень здорово работать, но должен сказать, что его услуги стоят исключительно дорого. Если бы мы хотели сэкономить, мы бы наняли кого-то еще, но для нас главное – конечный результат, а не затраченные деньги.
 
В продвижении нового альбома вы активно используете Интернет. В то время как другие группы выпускают CD-синглы, вы размещаете ваш сингл “The Serpentine Offering” в Интернете. Ты считаешь, что компакт-диск как носитель музыки со временем уйдет в прошлое, и что пришло время переключиться на онлайновое распространение музыки?
Надо использовать позитивные аспекты Интернета, ведь все остальные уже давно этим занимаются, и этого не избежать. На мой взгляд, Интернет – что-то вроде неизбежного зла. С его появлением мир стал совсем другим, не таким, как тогда, когда мы начинали играть. Тогда главным способом доставания музыки для нас был обмен кассетами. Посылки шли по почте целую вечность, но, возможно, именно поэтому они обладали гораздо большей ценностью. Пока ты чего-то ждешь, у тебя растет нетерпение. А сейчас все достается за пару кликов в Интернете, и это сильно испортило слушателей – многие сейчас почему-то считают, что музыка должна быть бесплатной. Но это же не так! Для таких групп, как наша, которые живут своей музыкой, это тяжелая работа, мы зависим от наличия определенного дохода, в противном случае бюджет на запись следующего альбома значительно сократится. Многие этого не понимают. Но, конечно, Интернет и скачивание хороши для групп без контракта с лейблами, потому что они сразу получают возможность распространять свою музыку и привлечь к себе внимание.
 
Кстати, об Интернете – я слышал, что ваш лейбл Nuclear Blast собирается подать в суд на итальянского журналиста, который нелегально выложил в сеть промо-версию нового альбома. Как относится к этому группа? Вы действительно готовы пойти в суд и сражаться с распространителями мп3, как в свое время Metallica с «Напстером»?Группа не обязана вмешиваться, этим займется лейбл. Этот итальянец знал, на что идет, он сам себя подставил, потому что не соблюдал правила. Он прекрасно сознавал, что совершает нелегальное действие, а это иногда не стоит оставлять безнаказанным. Надеюсь, что лейбл на его примере продемонстрирует, к чему приводит несоблюдение правил. Фактически, его действия – натуральное воровство, это все равно, что пойти в магазин, взять там диск и уйти, не заплатив за него.
 
Еще один вопрос о ваших взаимоотношениях с законом. На перезаписанном варианте “Stormblast” присутствует ранее не издававшийся трек “Sorgens Kammer – Del II”. А куда делась первая часть этой песни, которую можно найти на оригинальном “Stormblast”? Я слышал, что у вас по этому поводу возникли какие-то проблемы с авторскими правами…
С этим связана очень неприятная ситуация. По-видимому, наш старый клавишник (Стиан Аарстад) «позаимствовал» мелодию для этой песни из компьютерной игры, а мы об этом узнали только много лет спустя. Автор песни связался с нами и предъявил претензии – мы сначала подумали, что это приколы какого-то сумасшедшего фаната, но оказалось, что это тот самый человек, который сочинил оригинальную композицию. Я дал ему адрес и телефон нашего первого клавишника, и с тех пор я больше ничего по этому вопросу не знаю. Понятия не имею, о чем они в итоге договорились.
 
Помимо Dimmu Borgir, у тебя есть сайд-проект под названием Insidious Disease. Что за музыку ты там играешь, и кто, помимо тебя, входит в его состав?
О, это довольно тяжелый, драйвовый и брутальный материал. Мы стараемся не зацикливаться на технической стороне, так что у нас получится гитарно-ориентированный, цепляющий дэт в духе старой школы. Помимо меня, в группе играют Шейн Эмбюри из Napalm Death, Тони Лауреано, который раньше играл в Nile и Angelcorpse, а на второй гитаре – Ярдар, который когда-то выступал с Old Man’s Child. Все они - мои очень хорошие друзья, и в этом главный смысл существования группы – просто играть вместе и хорошо проводить время. Конечно, это серьезная группа, но для нас всех приоритетны другие коллективы. Надеемся, что этим летом у нас получится записать альбом, потому что вся музыка для него была готова еще два года назад. Мне очень хочется поскорее перенести ее на материальный носитель, чтобы освободить место в голове для новых идей.
 
К вопросу о сайд-проектах – все участники Dimmu Borgir чем-то занимаются на стороне, но есть и исключение – Мустис. Я никогда не слышал, чтобы он участвовал в каких-то сайд-проектах…
Он слишком ленив. (Смеется). Наверное, он бы с удовольствием занялся сочинением саундтреков к фильмам или театральным постановкам, он ведь металлом совсем не интересуется. Для него такой род занятий был бы очень подходящим, но пока он так и не оторвал свою задницу от стула. Думаю, он что-нибудь еще сотворит, когда для этого настанет подходящий момент.
 
Как вообще Мустис оказался в группе? Насколько я знаю, до прихода в Dimmu Borgir он вообще нигде не играл. У него есть какое-то музыкальное образование, или же все время до присоединения к вам он сидел дома и осваивал инструменты?
Не думаю, что у него есть какое-то серьезное образование. Наверное, он изучил в музыкальной школе азы, когда ему было восемь или девять лет, но с тех пор он развил свой собственный стиль. Он не умеет читать ноты, он только знает, что нажать, чтобы получились определенные аккорды. Мне кажется, что до прихода в Dimmu Borgir он играл в одной группе, хотя и довольно несерьезной. Он познакомился с Шагратом в конце 1997 или начале 1998 года, потом пришел к нам на репетицию, попробовался и прекрасно нам подошел. Так и подходит до сего дня.
 
Тебе нравится соло-проект Шаграта Chrome Division?
Неплохая музыка, она демонстрирует другую сторону Шагги. Он всегда любил рок-н-ролл во всех проявлениях, от Kiss до Motorhead. Его музыка немного тяжелее, но все равно звучит классно. Мне кажется, что участникам такой группы, как наша, полезно иметь сайд-проекты, поскольку, просуществовав в одном коллективе долгое время, очень здорово сделать что-то на стороне.
 
А в целом, что ты думаешь о возврате к корням, который становится все более очевиден на норвежской экстремальной сцене? Взять, например, новый проект Аббата I, Chrome Division или даже последний альбом Darkthrone – все они демонстрируют возврат к музыкальной эпохе, предшествовавшей возникновению блэка…
Это ведь музыка, на которой мы росли. Обычно именно та музыка, которую ты услышал первой, остается с тобой на самый долгий срок. Все группы, которые ты перечислил, имеют свой стиль, но в их музыке нетрудно услышать влияния прежних лет. Это естественный процесс, отчасти это дань уважения старым кумирам, отчасти развитие собственного стиля. Нас это тоже касается, но в нашей музыке эти влияния «зарыты» глубже. У нас не услышишь «семидесятнических» пассажей, по крайней мере, в очевидной форме. (Смеется).
 
Интересно, а когда ты осознал, что хочешь играть именно блэк-метал? Когда услышал Bathory, Mayhem, или было какое-то еще событие, которое привлекло твое внимание к этой музыке?
Думаю, меня определенно привлекли Mayhem и Darkthrone, причем речь не только о музыке, а об атмосфере, настроении и мистике, которые эта музыка создает. В 1990-1991 годах я играл в дэтовой группе, но мне хотелось чего-то более экстремального в художественном плане, не только в плане музыки. Так мне оказался близок тот менталитет, с которым тогда ассоциировался блэк-метал.
 
Ты неоднократно говорил, что недоволен качеством записи оригинального “Stormblast”. А что ты сейчас думаешь о вашем первом альбоме “For All Tid” (1994)? Вы не планируете когда-нибудь перезаписать и его?
Мне кажется, наш первый альбом демонстрирует значительный потенциал. Он был записан в ходе двух сессий, и материал, записанный в первую сессию, звучит очень прилично. Звук неплохо подходит песням, привносит в них дарк-металлический настрой, и когда я их слушаю, у меня создается расслабленное и меланхолическое настроение. Даже если качество звука там не идеально, это все равно неплохо. Иначе было с записью “Stormblast”. В тот момент мы решили, что нам требуется более масштабный и жесткий звук, а достичь его нам так и не удалось. Поэтому мы и решили перезаписать “Stormblast”.
 
Ты основной автор текстов для Dimmu Borgir, и ты сочиняешь песни как на английском, так и на норвежском языке. Какие тексты даются тебе труднее – английские или норвежские? На каком языке проще выражать себя – на родном или же на общеупотребительном?
Мне гораздо проще писать по-английски! (Смеется).
 
В России та же ситуация. Очень часто русские тексты песен просто невозможно слушать.
Возможно, люди просто к этому не привыкли. Очень странно слышать тексты на родном языке. У нас были те же проблемы. Да и просто на норвежском писать гораздо труднее, чем на английском. Английский мне дается без всяких проблем, я всегда интересовался иностранными языками, особенно английским. Но все равно здорово, что у нас иногда появляются песни на норвежском.
 
В начале карьеры Dimmu Borgir ты выступал в роли вокалиста. Но почему после выхода “Godless Savage Garden” (1998) ты перестал петь? И каково было снова встать к микрофону при перезаписи “Stormblast”?
При перезаписи у меня, по сути, не было выбора, потому что на оригинальном “Stormblast” я записал процентов 80 вокала, так что нужно было петь и на этом диске. Но вообще я не считаю себя хорошим вокалистом, Шаграт поет гораздо лучше, именно поэтому мы когда-то поменялись ролями. Просто изначально так получилось, что Шаграт играл в Dimmu Borgir на барабанах, а я – на гитаре, и петь мне было гораздо проще, чем ему. Поэтому-то я и стал вокалистом на первых двух альбомах.
 
Dimmu Borgir часто выступают на мероприятиях, которые имеют мало общего с экстремальным металлом. Например, вы появлялись на готических фестивалях, таких как “Wave Gotik Treffen” в Лейпциге, и на “Ozzfest”, где значительная часть участников играет ню-метал. Что для вас комфортнее – играть для фэнов, которые наизусть знают все ваши альбомы, или попытаться завоевать совершенно новую аудиторию?
Я вообще не думаю, что нам комфортно хоть где-нибудь, я всегда считал нашу группу своего рода аутсайдером, и именно поэтому нам довелось выступить в таком количестве разнообразных мест и стран. Одна из причин, почему мы привлекаем людское внимание – мы этого не боимся. Мы берем на себя весь возможный риск и идем вперед, мы делаем то, что сами считаем правильным. Благодаря этому у нас столько фэнов, и их число растет с каждым альбомом.
 
Раз уж ты упомянул разные страны – вы не планируете снова выступить в России? Предыдущий концерт состоялся более трех лет назад…
Да, очень на это надеюсь! В прошлый наш приезд в Москву мы отлично провели время, и публика была просто потрясающая. Конечно, мы приложим все силы, чтобы вернуться и снова дать отличный концерт. Уверен, что наш концертный агент уже ведет переговоры с российскими промоутерами, и я не сомневаюсь, что в поддержку этого альбома мы у вас выступим. Может быть, не в этом году, а в следующем, график на этот год уже полностью расписан…
 
Официальный сайт Dimmu Borgir: http://www.dimmu-borgir.com
 
Выражаем благодарность Алексею “KIDd” Кузовлеву (Irond) за организацию этого интервью.
 
Интервью и перевод с английского – Роман “Maniac” Патрашов
Вопросы также сочиняла Adele
27 марта 2007 г.
(с) HeadBanger.ru
 

(p)(с) 2007-2018 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker