В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Tintal

Tintal
На всю жизнь

28.03.2009

Архив интервью

Еще до личной встречи с Федором Воскресенским я поняла, что он человек занятой и безумно активный. В течение двух суток я, как какая-то прилежная секретарша, вызванивала его и получала новое указание относительно времени для интервью, но каждый раз все отменялось. И все же вечером 25 марта мне удалось застать Федора на репетиционной базе группы Tintal. Место это весьма живописно. На пороге вас встречают сапоги Федора – те самые, в которых он всегда выступает, - с металлическими вставками в платформе. Прямо над ними висит плакат с изображением всех участников Tintal. Ну и, конечно, ударная установка почти под дверью тоже сразу обращает на себя внимание…

Надо сказать, мои старания по организации интервью были вознаграждены сполна. Федор устроил мне экскурсию по катакомбам Центрального Дома Работников Искусств, напоил чаем с печеньем и даже презентовал мне последний (на данный момент) альбом Tintal – «Семь футов под килтом» (2007). Говорит Воскресенский с такой скоростью, что еще даже не приступив собственно к интервью, я узнала о нем массу интересных вещей. Думаю, стоит поделиться:

- Федор, оказывается, экономист по образованию, но «лучше бы учился музыке».
- 12 лет назад он работал на радио «Юность», откуда был изгнан за фразу «Куда пойти, куда податься, кого найти, кому отдаться» в прямом эфире. Впрочем, ушел он гордо: «Я сказал, что занимаюсь этим не ради денег, а просто потому что мне это интересно, но если я не могу говорить то, что захочу, пусть идут куда подальше».
- Также Федор успел поработать на телевидении – для канала ТВЦ он сделал несколько передач в рамках проекта «Почерк мастера».
- В нелегком актерском деле у него тоже есть опыт – он снялся в фильме «Антидурь» и в сериале «Национальное достояние».
- Из личных наблюдений: каждые двадцать минут Федору кто-то звонит. Я же говорила, что занятой.

Кроме всего прочего, мы успели обсудить кубинские черные кораллы, сложности в организации концертов, современные музыкальные издания и любовь (точнее нелюбовь) к сладкому.

И где-то посреди этого информационного потока я, наконец, избавилась от стаканчика с чаем и печенюшки, которые практически лишили меня какой-либо мобильности, и включила диктофон. Да, диктофоны Федор тоже не любит, но уж извините…

Давай все же приступим к вопросам. Я хотела бы начать с актуальных событий. На день Святого Патрика вы выступали с ирландской группой Cruachan. Вы сами организовали это мероприятие?

Группу Гоша привез (волынщик Tintal Гоша Николопулос). А если говорить о самом мероприятии, то тут все просто. Осенью прошлого года Tintal собрал полный зал клуба «Б2». Это для нас не впервой, но переаншлаг у нас случился первый раз. Около двух с половиной сотен человек осталось за дверьми клуба. Семь сотен вошло, и охрана сказала «нет, хватит». Я их понимаю. Но это событие было знаком того, что стоит выбирать более вместительную площадку. Я попросил Таню Литвиненко – это арт-директор клуба «Б2», она же солистка группы Квартал – помнишь, песня была «Танцует море в стиле румба-пасадобль…»?

Да, помню…

Вот это она поет. Она познакомила меня с Сергеем Мельниковым – главой концертного агентства «Мельница». Именно это агентство занимается всеми крупными и стадионными концертами: Кремлевский дворец, концертный зал «Россия», «Лужники», «Олимпийский» и половина концертов в зале «Б1 Maximum». Мельникову сразу понравилась идея сделать концерт Tintal, но изначально он предложил нам выступить сольно 27 февраля. Я отказался, позже эту идею взял Богдан Титомир. А мы решили делать этот концерт не в конце февраля, а на день Святого Патрика. Чтобы было яичко в Христов день, а Tintal на день Святого Патрика. Для полной уверенности мы надумали привезти команду Cruachan. Это был не концерт с разогревом, а честный концерт на двоих: главные кельты России Тинтал и живая легенда, если выражаться штампами, ирландские фолк-металлисты Cruachan, плюс, конечно же, все, что связано с кельтской культурой. Такой фестиваль кельтской культуры получился: ирландское танцевальное шоу, Pipe band (оркестр волынщиков и барабанщиков) и прочее и прочее. Все сложилось удачно и как раз вовремя…

А насчет Cruachan – мы просто списались, созвонились, договорились. И в какой-то момент поняли, что они действительно смогут приехать. Изначально мы планировали, что с ними будет и Карен Гиллиген - голос Cruachan, основная вокалистка. Осенью прошлого года она покинула группу, но во время организации этого мероприятия выяснилось, что она хочет посетить Москву и отыграть последний в мировой истории совместный с Cruachan концерт. Они не поругались, просто решили отдельно друг от друга существовать… Так вот, мы ждали, что Карен приедет, но за краткое время до начала концерта… Знаешь, слава богу мы хоть на афишах не написали, что она тоже появиться должна, хотя в анонсе концерта это было сказано… Незадолго до выступления выяснилось, что ее не будет. Кейт Фэй, лидер Cruachan, сказал со сцены, что Карен не приехала по личным причинам. Я просто развел руками. И еще кое-что из заявленного не получилось. За неделю до мероприятия администрация клуба «Б1 Maximum» сказала, что огненное шоу не сможет состояться ни при каких обстоятельствах, потому что безопасность клуба этого не позволяет. Это их правило – в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Я согласился. Вот такие косяки случились.

Понятно. Тогда такой вопрос: как «оригинальные» кельты…

Cruachan?

Да. Как они относятся к тому, что вы делаете?

«Оригинальные» в смысле «настоящие», «native»?

Ну да. Мне кажется, им должно быть интересно, что в России играют кельтский фолк-рок.

Ну, я могу только процитировать. Они сказали, что Tintal – «настоящие музыканты». Говорят «brilliant» - что это здорово, что это круто… Вообще, они чаще всего говорят о двух вещах. В первую очередь о нашем переосмыслении этой музыки, потому что мы же не переигрываем традиционную музыку, мы делаем свою. Мы делаем свою традиционную кельтскую музыку, - улыбается, - как мы ее чувствуем. И еще они, конечно же, отмечают уровень музыкантов, потому что он говорит сам за себя. Я горжусь тем, что делю сцену с такими музыкантами, с какими выступал в прошедшую субботу в клубе «Б1».

Ирландцы вас к себе не зовут? Был бы честный обмен: они к нам, вы – к ним.

Мы беседовали об этом как раз после концерта. Я думаю, что мы туда приедем. Один раз нас уже приглашали, правда, не Cruachan, а «московские ирландцы», но мне не по душе пришлись условия.

Что не так было?

Я хочу приехать туда победителем, понимаешь? Я не хочу выступать в пабах или каких-то подобных местах. Я хочу приехать и сразу на всю Ирландию показать, как нужно играть эту музыку. И это возможно. Мы сделаем это через год.

Я надеюсь, у вас все получится…

Ты чай пей…

Хорошо, а ты пока мне вот что скажи: куда вы дели скрипачку Алю? Она мне так нравилась…

Мы расстались с Алей, потому что она параллельно с Tintal работала в оркестре при оперном театре. Ей было сложно совмещать репетиции и концерты группы с работой в оркестре. Я предпочитаю, чтобы люди расставляли приоритеты. Когда возникла эта проблема, мы поняли, что… Нет, мы расстались друзьями, слава богу, все хорошо. Просто я не могу допустить, чтобы человек опаздывал на концерты, пропускал репетиции. Всегда приходится выбирать… Аля чудесный музыкант, и она очень сценична. Вообще для академического музыканта сложно научиться играть кельтскую музыку. Она в последний год просекла вот эту фишку, как это надо играть… Но ничего страшного, что Але пришлось уйти. Оперная музыка от этого только выиграла.

Может быть, расскажешь тогда о новой скрипачке?

Юля Рыжик. Она играет вместе с Сашей Миткевичем, нашим гитаристом, в симфоническом оркестре. Наш гитарист – профессиональный трубач вообще-то. Он закончил Гнесинскую музыкальную академию по классу трубы. Так вот, с Юлей они играют в симфоническом оркестре: она там – первая скрипка, а он трубач. Юля из Хабаровска родом, но уже давно живет здесь, в Москве. Закончила какое-то высшее учебное заведение по классу классической скрипки – я точно не знаю, какое. Когда зашла речь о том, что нам нужен новый музыкант, Саша предложил ее. Мы попробовали, и нам понравилось, как она играет. На самом деле я не сомневался в том, что она профессиональный музыкант, но каждый раз, когда новый человек входит в команду, это очень сложно… Всегда возникает взаимный резонанс. В итоге – люди либо чувствуют друг друга, либо нет, и хоть ты кол на голове теши. Если нет, то тут бессмысленно что-то делать. Юля оказалась к месту. То есть, я не говорю, что она заняла Алино место, ее нишу, - это не так. Просто она подошла нашей группе. Первое время она, конечно, немного зашуганная была: новые люди, новая музыка, много материала, который надо учить наизусть… Новый инструмент, наконец, - электроскрипка вместо классической, там мензура другая, по-другому играть надо. Но Юля вскоре обвыклась. Она спокойный и веселый человек – у нее все получается.

Я смотрю, многие участники Тинтала все же чем-то другим занимаются, помимо группы.

Да, другие музыканты тоже в нескольких проектах заняты. Барабанщик нашей команды играет в группе Мельница. Саша Миткевич и Юля Рыжик, как я уже сказал, - в симфоническом оркестре. Наш клавишник – ведущий аранжировщик компании «Богема Мьюзик». Он занимается аранжировкой музыки для кино. «Турецкий гамбит», например, - его работа. Также у него есть сольный проект – группа 26 Герц. Они играют джаз, но не заумный, а такой веселый. А оба волынщика играют в еще одном коллективе – в Оркестре волынщиков и барабанщиков.

А у тебя самого есть какие-то дела «на стороне»?

Нет, я уже девять лет ничем кроме Тинтала не занимаюсь. Иногда только бывают какие-то параллельные временные проекты – то радио, то телевидение, то кино…

Фэнтези-мюзикл «Последнее испытание», например?

Это была сессионная работа. Меня попросили спеть там три или четыре арии. Я пришел в студию и спел. Это не постановочный мюзикл, а запись – в постановке я не буду принимать участие, потому что у меня на это нет времени. К тому же, надо уметь это делать. Я не хочу выяснять, получается ли у меня играть в мюзикле. Я думаю, что не получается.

Ну а другие проекты…

Я выступаю в Театре огня как артист и как ведущий. Работаю с каскадерами. Они показывают где-то двадцати-двадцатипятиминутную программу на частных вечеринках, а я объясняю, зачем они ходят по гвоздям, надувают резиновые грелки и колют бетонные блоки голыми руками.

Давай поговорим о новых песнях. У вас ведь уже появился новый материал. Песня «Уходят герои», например…

Да, уже есть новые вещи. Вот как раз сейчас наберем материал на новый альбом – и будем его записывать.

И как скоро соберетесь?

Все упирается в деньги, потому что не хочется делать плохую запись. Я горжусь предыдущим альбомом, «Семь футов под килтом». Мы его здорово записали, здорово свели, чудесно отмастерили – то есть, мастеринг провели. Не пожалели ни сил, ни денег, ни времени. Теперь это уже уровень, ниже которого нам опускаться нельзя. На следующий альбом нужно найти достаточно денег – несколько тысяч долларов, - для того, чтобы все получилось хорошо.

Откуда берется материал? Вы сами все пишете?

В основном, композицией и аранжировкой занимается наш гитарист Саша Миткевич.

А тексты?

Самые разные люди пишут.

По-английски больше петь не будете? Со времен первого альбома вы, вроде, этого больше не делали.

Нет, на концертах мы иногда поем на английском, но песен новых на этом языке не пишем. Это бессмысленно. Нам хотелось бы, чтобы люди понимали, о чем мы поем. Знаешь, как бывает, - на английском любая дребедень покажется чем-то очень умным… А нам хотелось бы умножать энергию на смысл.

Кстати, Саша Миткевич ведь тоже некоторые из ваших песен поет – не все ты один. Вы как делите, кто что петь будет?

Да бог его знает. Как-то делим. Что Саша хочет петь, то он и поет. Есть вещи, которые ему больше подходят. Он такой… более…

Лирический?

Да, вот хорошее слово. Распевные баллады – это его. Я больше тяготею к жестким вещам.

Может, это от характера зависит?

Скорее всего. Саша действительно более спокойный, а я такой, честно говоря, нервный человек. Саша намного более ровный, что ли.

Пожалуй, пора заканчивать. Последний вопрос будет о вашем следующем концерте…

На 19 апреля?

Да, именно. Там что-то особенное намечается?

Будет празднование трех дней рождения: моего, скрипачки Юли Рыжика и волынщика Гоши Николопулоса. Эти события мы будем отмечать единым концертом в клубе «Б2». Чем этот концерт будет отличаться от всех других? Во-первых, там будет очень мало инструментальных композиций – их практически не будет. Может, одна-две.

Почему?

Потому что хочется петь. Программа будет более жесткая, более роковая. И всем желающим мы подарим татуировку. На сцене будет находиться тату-мастер – тот человек, который сделал мне эту... (Федор стремительно избавляется от куртки и стягивает ворот кофты на левое плечо, чтобы показать мне кусочек своей цветной татуировки). Все будет делаться по-настоящему, на всю жизнь. Татуировка будет небольшая, размером с монету. Это символ клана, символ принадлежности к тому, что мы делаем. Вот и все. Правда, возникали непростые мысли, что это клеймо, что мы метим людей… Это же ответственность. Но я не боюсь ответственности.

Да ладно, люди сами за себя решают, делать или нет.

Вообще да, и мы, кстати, устанавливаем возрастной ценз. Все, кто будет делать татуировку, должны записываться заранее по телефону, который указан на нашем сайте (www.patrick.ru), а в клубе им придется предъявить паспорт. Хотя на наши концерты приходят люди от 18 лет, татуировку можно сделать только тем, кому уже есть 21 год. Все, кто выполнит эти требования, получат клановую тату Shamrock в виде трилистника – символа Ирландии.

Ясно. Ну что ж, мне это не светит.

А сколько тебе лет?

Двадцать.

Ну, через год сделаешь…

На этой жизнерадостной ноте я выключила диктофон, но откровения от Федора не закончились. Он с гордостью продемонстрировал мне грамоту с большой надписью «Спасибо», которую группа Tintal получила за участие в благотворительном фестивале «Живые сердца», а также здоровенный чемодан, в котором хранятся сценические костюмы всей команды – килты, ботинки, гольфы и шапочки. Все самое что ни на есть настоящее – из Шотландии.

Официальный сайт Tintal: http://www.patrick.ru

Интервью - Ксения Артамонова
Фото - Наталья "Snakeheart" Хорина
25 марта 2009 г.
(с) HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2018 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker