В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Therion
Момент истины

14.10.2008

Архив интервью | English version

Один наш коллега однажды сказал: «Если у тебя назначено интервью с Кристофером Йонссоном из Therion, тебе нужно лишь придумать вопроса три-четыре, и он будет на них отвечать не меньше получаса». Но данное интервью оставило после себя положительные впечатления не потому, что нам не пришлось к нему усиленно готовиться. Причина в том, что оно дало нам ответы на многие вопросы в отношении Кристофера. Если припомнить все его странные поступки за последние пару лет (выпуск монструозного бокса из четырех DVD, запись крайне противоречивого альбома “Gothic Kabbalah” (всего лишь двойного), скандальное появление на московском фестивале “Hammersound”, едва не отмененное в последний момент из-за не устроивших Криса условий выступления, обещание не выпускать новых дисков до 2010 года и, наконец, роспуск последнего состава группы по причине «творческих разногласий»), то создается впечатление, что Крису остался один шаг до звездной болезни. Но в ходе нашего разговора он объяснил нам все свои действия столь подробно и убедительно, что у нас практически не осталось сомнений, что другие решения в данных ситуациях были просто невозможны. И пусть говорят, что словам грош цена, но порой такие разговоры способны серьезно изменить мнение окружающих о человеке. Надеемся, что и вы после прочтения данного интервью будете понимать этого неординарного музыканта немного лучше… 

Всего два года назад вы выпустили бокс из четырех DVD под названием “Celebrators Of Becoming”, который многие называют «видео-библией Therion», а сейчас готовится к релизу еще один DVD - “Live Gothic”. Что он добавляет к визуальному наследию Therion, за исключением нескольких новых песен с последнего студийного диска “Gothic Kabbalah”?

На самом деле, он добавляет очень многое. Мы немного меняли и модернизировали наше шоу для каждого мирового тура, но в этот раз перемены по-настоящему бросаются в глаза. Мы использовали более театрализованный подход, разработали для концертов специальные декорации, которые не имеют ничего общего с теми, что мы использовали раньше. Обычно мы выступали практически «голыми», без всяких визуальных эффектов, у нас даже сценического задника не было, а если с нами выступала разогревающая группа, у которой был задник, мы его просто снимали и играли на фоне черного занавеса. Вместо этого мы уделяли основное внимание активности музыкантов на сцене.

В этот раз все было по-другому. Мы сделали очень эффектное шоу со множеством разных элементов. Специально для этого тура мы придумали новые костюмы, да и расстановка вокалистов сильно поменялась. Обычно у нас были два солиста и хор, а в этот раз – четыре солиста, играющих четыре разные роли. А поскольку четырем людям с микрофонами не так просто разместиться на сцене, пришлось придумывать специальную хореографию для вокалистов, чтобы каждый знал, где в какой момент надо находиться, что делать и т.д. Мы очень много думали над нашим новым шоу и почувствовали, что оно заслуживает быть увековеченным на видео.

Такие группы, как Iron Maiden или Guns N’Roses, постоянно записывают свои концерты, и если им несколько лет спустя понадобятся какие-то «живые» записи, то они уже валяются у них дома. Но если мы что-то записываем, это надо выпускать, потому что необходимо отбить деньги, вложенные в запись. Для нас 30-40 тысяч евро – это не такая уж маленькая сумма, так что мы решили, что материалы нужно издавать, хотя предыдущий DVD вышел не так уж давно.

Так или иначе, они отлично дополняют друг друга. “Celebrators Of Becoming” – это очень дорогой релиз, и многим фэнам пришлось копить деньги, чтобы его купить. Тем, кто мог его себе позволить, релиз очень понравился, он стоил своих денег и содержал массу ценных съемок. Но многим молодым ребятам он оказался просто не по карману, или они не хотели тратить такую сумму на один релиз, когда за эти же деньги можно купить два или три нормальных диска или DVD. Наш лейбл хотел иметь в своем каталоге и какой-нибудь более бюджетный наш релиз, да и я согласен с тем, что нам необходим релиз, который по карману любому. “Celebrators Of Becoming” содержал четыре DVD и два CD, так что получался весьма внушительный бокс, а нам также нужно было и что-нибудь попроще.

Известно, что в ходе этого тура один из ваших вокалистов, Матс Левен, объявил об уходе и был заменен Томасом Викстремом. Но на DVD, помимо постоянного вокалиста Сноуи Шоу, можно увидеть как Матса, так и Томаса. Как это получилось?

Я не знаю, о чем вы говорите, но Томаса на этом DVD вообще нет.

А везде в Интернете написано, что есть!

Не верьте всякой ерунде из Интернета! Мы записали еще один концерт в декабре 2007 года в ходе нашего юбилейного тура, и там Томас присутствует, но это совсем другой тур. Эта запись также увидит свет, но пока я даже не начал ее монтировать. “Live Gothic” – это последняя наша запись с Матсом.

Спасибо за разъяснения!

Раз уж я взялся за разъяснения, то хочу прокомментировать еще один момент. Вы сказали, что Матс ушел из группы, но это не совсем так. Это мы попросили его уйти. Я бы не сказал, что мы его уволили, потому что мы долгое время работали вместе и очень друг друга уважаем. Но мы почувствовали, что он больше не отдается работе с нами на 100 процентов, о чем с ним сразу поговорили, и он согласился. Ему очень нравились концерты, которые мы давали с четырьмя вокалистами, но он не чувствовал себя комфортно. Знаете, у многих вокалистов есть этот «синдром центра внимания», им нужно быть в центре сцены. В предыдущем туре мы использовали концепцию «красавица и чудовище» - он играл роль рок-н-ролльного монстра, а Карин Фьелландер пела прекрасные партии сопрано. Вот это ему действительно было по душе – он был фронтменом, объявлял песни, исполнял все партии ведущего мужского вокала, а сейчас ему пришлось ограничиться ролью одного из четырех очень хороших вокалистов. Он подчеркивал, что это лучший состав в истории группы, и как фэн Therion он понимал, что для группы этот формат оптимален. Но в то же время, его душа к этому не лежала, его не устраивало то, что ему приходилось местами играть на гитаре, а часть вокальных партий петь где-то на задворках сцены. Он – прирожденный фронтмен. Разумеется, он всегда добросовестно справлялся со своими обязанностями, он никогда бы не подвел публику, и никто из публики не почувствовал разницу. Но мы на сцене чувствовали его дискомфорт. Я бы не сказал, что у нас царила плохая атмосфера, но он уже не был столь счастлив, как раньше. Я не хотел ехать во вторую часть тура в такой ситуации, так что мы поговорили, и он совсем согласился. Он сказал: «Да, ты прав, это уже не мой тип шоу». Мы решили искать замену, но поскольку у нас уже были договоренности о ряде концертов, мы их отыграли и расстались в хороших отношениях. Но все равно я бы не стал говорить, что он ушел, все было несколько по-другому.

В последнее время с вами частенько выступали различные «гости», но при этом ты говорил, что Therion в полном составе репетируют перед туром всего несколько раз. Как же можно быть уверенным, что в ходе концертов не возникнет никаких непредвиденных ситуаций?

Надо работать с профессионалами, вот и весь ответ. Если ты работаешь с профессионалами, все проходит гладко. Если бы я не был уверен, что все сработает, это означало бы, что я работаю с не теми людьми. Сейчас у нас новый состав, и я уже решил, что с ним мы выступим на фестивале в Польше – это единственный наш концерт, запланированный на этот год. Я взял их на работу, хотя к этому моменту ни разу с ними не играл, но я слышал, как они играли со своими предыдущими группами и знал, что они могут обеспечить требуемый уровень владения инструментами. Они настолько хорошо играют, что таких вопросов просто не возникало. Ведь если ты садишься в машину к чемпиону «Формулы Один», вряд ли имеет смысл просить его предъявить водительское удостоверение. (Дружный смех). Когда люди на таком высоком уровне, вам просто надо договориться, что вы будете вместе делать, ведь столь хорошая репутация не возникает на пустом месте. Ты заранее знаешь, что они справятся со своей работой, они зарабатывают ей на жизнь, и если ты видел, как они работали раньше, не нужно вдаваться в детали, нужно просто провести генеральную репетицию. Все музыканты учат свои партии дома, а потом ты собираешь их вместе и смотришь, все ли подогнано, есть ли драйв. Когда я беру в группу нового басиста, я не стану собирать всех музыкантов на репетицию, чтобы показать ему, как играть какую-то песню. Я отправляю его домой и говорю: «Вот те песни, которые ты должен выучить», и когда он возвращается, это значит, что он может их сыграть.

Для публики совершенно невозможно предсказать пути развития твоей музыки, и для многих из тех, кто слышал диски “Sirius B” и “Lemuria”, альбом “Gothic Kabbalah” стал настоящим сюрпризом. А насколько далеко ты сам загадываешь вперед? Когда ты начинаешь работу над альбомом, ты уже представляешь себе, как он будет в итоге звучать?

Когда я только начинаю писать песни, у меня нет об этом никакого представления. Когда дело доходит до записи, то здесь уже все по-другому, ведь перед тем, как отправиться в студию, мы делаем пре-продукцию, то есть, демо-версии всех песен. Мне бы очень хотелось контролировать процесс сочинения песен (смеется), но пока я не придумал, как это сделать. Мне крайне трудно сесть и сказать: «Все, теперь я начинаю писать песни для нового альбома», так не бывает. Я просто время от времени сочиняю музыку, и рано или поздно у меня набирается достаточно песен для альбома.

Но и здесь все не так просто – иногда у меня много песен, но вдруг я начинаю работать в совершенно другом направлении, и получается совсем другой альбом. Так произошло с “Gothc Kabbalah” – вместо него изначально должен был выйти наш следующий альбом, который будет записываться в 2009 году. Эти песни были закончены еще много лет назад, но однажды я проснулся, сочинил пару песен в другом направлении и решил подождать с уже готовым материалом и сначала записать “Gothic Kabbalah”. Я и сам часто удивляюсь тому, что сочиняю – порой мне кажется, что я знаю, куда иду, и тут же мне приходят в голову совсем другие идеи. Я очень импульсивный человек, и когда большинство бы сказало: «Хорошо, давайте сначала сделаем то, что уже запланировано, а потом займемся новым материалом», я уже дважды говорил: «Давайте отложим этот альбом и сначала займемся другим». Так уже получалось с “Secret Of The Runes”, а совсем недавно и с “Gothic Kabbalah”.

Для “Gothic Kabbalah” я сочинил всего несколько песен, в то время как раньше я отвечал за подавляющее большинство материала. Дело в том, что я написал несколько песен в новом направлении, а остальные ребята… знаете, они работают не так, как я, они могут сочинять в заданном направлении, а я не могу. Если бы мне кто-нибудь сказал: «Мы тебе заплатим миллион евро, но ты должен написать очень хорошую балладу, которая станет хитом», я бы все равно не смог этого сделать. Даже если бы от этого зависела моя жизнь, я не смог бы написать такую балладу. А в какой-нибудь другой момент, когда баллада мне совсем не нужна, я могу написать десять баллад. В этом, кстати, причина того, что мои альбомы так отличаются друг от друга. У меня появляются разные увлечения, вкусы меняются, жизнь не стоит на месте …

В этом и сила, и слабость группы. С одной стороны, когда вы радикально меняетесь, вы всегда теряете фэнов, но с другой стороны, вы остаетесь очень привлекательной командой. Сколько вы знаете групп, которые записали 13 студийных альбомов и до сих пор в той или иной степени находятся на пике карьеры? Обычно у группы бывает золотой век, она выпускает пару классических альбомов, а затем спускается на уровень ниже и  записывает материал, который близок к классическому, но все-таки чуть хуже. Я всегда привожу два примера, когда в разговоре возникает эта тема - Saxon и Motorhead. Они записали несколько классических альбомов, два или три, а в последние 15 лет их альбомы всего лишь неплохи. Там есть, наверное, одна убийственная песня, а остальной материал вполне нормален, но никто не скажет, что это их лучшая работа. И они снова и снова отправляются в тур, где снова и снова играют старую классику. Мне бы никогда не было комфортно в такой ситуации, и если Therion подойдет к ней близко, я лучше вообще перестану играть.

Когда речь заходит о Therion, фэны всегда очень интересуются каждым новым альбомом. Они не просто говорят: «О, круто, группа сделала еще один альбом, после чего поедет в тур и все равно почти ничего с него не сыграет». Им очень интересен альбом как таковой. Мне нравится, что они обсуждают новый альбом, и пусть даже кто-то его ненавидит, это нормально, потому что это значит, что у людей есть на его счет мнение. Это не просто очередной релиз от Therion, который не вызывает никакой реакции. В этом явный плюс того, что я не могу контролировать написание песен.

Будет ли правильным предположение, что одной из причин роспуска состава группы явились как раз музыкальные различия между “Lemuria / Sirius B” и “Gothic Kabbalah”?

Для роспуска было много причин, но я бы сказал, что вы правы, хотя и лишь отчасти. Согласен, остальным ребятам очень нравилось играть то, что мы записали на “Gothic Kabbalah”, но ведь и мне это тоже нравилось. Я честно считаю, что это наш лучший альбом на настоящий момент. Хотя если задуматься, они, наверное, и правда больше хотели бы продолжать разрабатывать направление “Gothic Kabbalah”, в то время как я бы предпочел пойти в совершенно другом направлении. Я уже сделал один альбом такого плана, так зачем повторяться?

“Gothic Kabbalah” – это самый техничный и прогрессивный альбом Therion. Слушатель этого не замечает, и если взять, например, песню “The Perennial Sophia”, то это мягкая баллада, которую с удовольствием послушает даже ваша мама. Но если проанализировать эту композицию, то она очень необычна, она сделана в размере 5/4 – то есть, она играется не на четыре счета, а на пять. На альбоме много подобных момента, есть размеры 7/8, есть 9/8, есть много странностей, которые обычно встречаются лишь у прогрессивных групп. А мы хотели сделать их доступными для слушателя, чтобы когда человек слушал альбом, он бы просто получал удовольствие, а не задумывался над тем, как нам удалось это сыграть. Обычно есть четкое разделение – либо ты играешь прогрессивную музыку, которую оценивают по достоинству только музыканты, либо музыку, которую может слушать любой человек. На свете очень мало групп, которым удается сочетать эти два подхода.

Остальные ребята в группе – настоящие виртуозы. Мне, конечно, нравится играть на гитаре, но для меня это скорее хобби. Меня больше интересует сочинение песен, когда у тебя в голове появляется видение, и ты это видение реализуешь в музыке. Композитор подобен изобретателю, которому приходит в голову идея нового механизма, и он работает над ней, пока не увидит, как он сходит со стапелей завода и делает жизнь людей проще. А остальные ребята, в первую очередь, являются музыкантами, и им очень нравится играть песни, для которых требуется большая концентрация. Мне же подавай рок-н-ролл, я просто хочу угорать на сцене и бегать перед публикой с гитарой наперевес. (Смеется). Конечно, иногда прикольно остановится и сыграть что-нибудь навороченное, но в целом, мне больше нравятся драйвовые вещи, чем продвинутые. Вы правы, они определенно предпочли бы и дальше работать в этом направлении, но это не столь серьезная проблема.

Дело в том, что передо мной встала необходимость просить ребят, чтобы они уделяли группе большее внимание, потому что в них уже не было прежней искры. Подумайте, как чувствует себя группа, когда она впервые получает контракт с лейблом? Музыканты переполнены энергией, им интересно исследовать новые территории, они чувствуют, что должны кому-то что-то доказать: «Наконец-то у нас появилась возможность выпустить альбом!» Затем они выпускают альбом, становятся немного успешными, выпускают еще несколько альбомов, поднимаются вверх по карьерной лестнице и становятся очень креативными и активно работающими людьми. Но спустя некоторое время большинство групп расслабляется – им нравится то, что они делают, они зарабатывают музыкой на жизнь, и все хорошо. Однако этот золотой век рано или поздно заканчивается, и группа катится вниз. Иногда такая группа снова взбирается на вершину – например, так получилось у Iron Maiden и Judas Priest, последние альбомы которых оказались очень креативными, а за несколько лет до этого они не выпускали ничего, заслуживающего внимания.

В старом составе у нас как раз и возникла эта расслабленная атмосфера. Лично я всегда старался сохранить в себе то чувство, которое возникает при записи первого альбома, сохранить тот огонь, который горел во мне, когда у меня появилась возможность реализовать свои музыкальные мечты. Каждый наш альбом записывался в разных местах, с разными продюсерами, в разных студиях – и все это для того, чтобы каждый раз наше окружение отличалось. Мы строили студии, а затем их продавали, мы записывались в мобильных студиях, перепробовали все возможное, чтобы каждый раз при работе над альбомом начинать с чистого листа. Хранить этот огонь мне всегда помогало то обстоятельство, что я обычно работал с музыкантами, которые, несмотря на свой талант, никогда не имели возможности реализовать себя до того, как попадали ко мне в группу. Вы когда-нибудь слышали о Кристиане Ниеманне, Йохане Ниеманне, Петтере Карлссоне, Сами Карпинене, Ричарде Эвенсанде до того, как они присоединились к Therion? Очень мало кто слышал. Я не знаю, почему так, но во мне есть что-то, что притягивает людей чрезвычайно талантливых, но не имеющих возможности оказаться там, где они заслуживают находиться.

Возьмем, например, Петтера Карлссона, который записал барабаны на последнем альбоме. Он сочинил для альбома почти 40 процентов музыки, он очень талантливый композитор и потрясающий барабанщик – я никогда раньше не встречал человека, обладающего столь разнообразными талантами. Он очень хорошо играет на басу, хорошо играет на клавишных и офигенно – на гитаре, гораздо лучше, чем я. Он человек, который умеет все это делать, почему-то не записал ни одного альбома до того, как присоединился к Therion. Представляете себе, что дает группе присоединение столь талантливого музыканта? Когда кто-то, имеющий столь сильную мотивацию, столько энергии и такие таланты, наконец-то получает возможность проявить себя в группе? Так получалось, что я всегда работал с такими людьми. Кристиан Ниеманн – гитарист мирового класса и отличный композитор, но он не записал ни одного альбома до Therion. Йохан Ниеманн играл на басу в Mind’s Eye, но это была всего лишь локальная прогрессив-группа, они записали один или два диска, каждый из которых разошелся тиражом всего в 1-2 тысячи копий по всему миру. Для всех, с кем я работал, Therion стал первым серьезным опытом игры в коллективе такого уровня, так что мне всегда очень сильно помогали «поддерживать огонь».

Но Ниеманны пришли в группу еще в 1999 году, и с тех пор с ними случилось то же самое, что и со всеми остальными музыкантами – я об этом уже рассказал. Они записали с Therion пять студийных альбомов, концертный альбом, несколько DVD и т.д., провели пару мировых турне и выступали на стадионах перед тысячами людей. Они, конечно, очень ценили полученный опыт, они очень разумные люди и никогда не страдали звездной болезнью. Но со временем у Кристиана родился ребенок, и это событие сильно изменило его взгляды на жизнь. Therion оказался в ситуации, в которой оказываются большинство групп, когда их золотой век проходит. Деятельность группы стала напоминать рутину.

Приведу вам простой пример. Я звоню музыкантам и говорю: «Давайте встретимся, у меня идеи по поводу нового альбома», а они мне отвечают, «Давай после работы, днем мы заняты». То есть, они хотели днем работать на обычных работах, а вечером записываться, на что я воскликнул: «Да вы что?» (Смеется). Мы же не на том уровне, когда группы ничего не получают с продаж альбомов. Конечно, многим группам приходится выкручиваться, они берут на работе отпуск и работают над альбомом три или четыре недели бесплатно, только ради того, чтобы альбом увидел свет. Но мы-то зарабатываем неплохие деньги, с них, конечно, не разбогатеешь, но никто у нас не вкалывает бесплатно. И все равно они заявляют: «Знаешь, мы хотим еще немного заработать, так что днем будем заниматься обычными работами, а вечером записываться». Я уверен, что у них бы хорошо получилось, но было бы это достаточно хорошо для Therion? Мой ответ – нет, этого недостаточно. Играя в Therion, ты не можешь посвящать группе 90% сил, ты должен отдавать себя на 100%.

Я никого не увольнял, вовсе нет, но я сказал им: «Подумайте хорошенько и решите, действительно ли группа является тем, чем вы хотите заниматься.» И я обожаю их за то, что они оказались столь честными, что признали мою правоту и сказали: «Да, ты прав, у нас уже нет прежней мотивации, и будет неправильно водить за нос себя и фэнов». Я уверен, что вместе мы могли бы записать еще один очень хороший альбом и отыграть еще один тур, но это был бы путь вниз, а этого я не хочу допустить.

Эти ребята очень уважают то, чем Therion стал после стольких лет работы, и они согласились с тем, что будет лучше, если их места займут другие люди, а сами они займутся чем-то еще. Не сомневайтесь, что они еще запишут много удивительной музыки. Я не думаю, что им удастся достичь такого успеха, как у Therion, но они все равно будут сочинять хорошую музыку. У Кристиана всегда была работа на стороне, он давал уроки игры на гитаре, а сейчас, когда он больше не участвует в Therion, этих уроков станет гораздо больше. Он запишет еще один альбом Demonoid вместе с Йоханом, возможно, они займутся еще какими-то проектами, и если он доволен своей жизнью, я за него только счастлив. Если через несколько лет он изменит свое мнение, то он всегда сможет получить работу в другой группе, потому что это охренительно сильный музыкант.

Йохан всегда зарабатывал на жизнь музыкой, ему нравится играть в кавер-группах, а хорошая кавер-группа в Швеции всегда найдет работу. Тебе всегда платят из черной кассы, а расходов никаких – сел в машину, взял с собой гитарный или басовый комбик и поехал играть. Он всегда этим занимался, так что надо лишь чуть побольше гастролировать, и все будет окей.

Петтер участвует сразу в нескольких проектах, в том числе, с женским вокалом, и мне интересно, что у него получится. Он может сам играть на всех инструментах, так что у него наверняка выйдет отличный альбом, очень прогрессивный и вряд ли претендующий на коммерческий успех, но людям вроде меня, музыкантам, он очень понравится. Нам всегда нравились одни и те же группы, прог-рок 70-х, так что я буду одним из первых покупателей его альбома.

Мы расстались друзьями, каждый получил то, что хотел. И очень здорово, что мы разошлись на вершине, а не на спаде, когда каждого обуревали бы мысли типа: «Все пропало, пора завязывать!» Мы расстались с улыбкой, и все остались довольны.

Еще один вопрос о “Gothic Kabbalah”. В качестве гостя в работе над диском принимал участие Кен Хенсли из Uriah Heep. Однако после записи Кен неоднократно говорил, что недоволен результатом, и что он не сделал никакого ценного вклада в вашу музыку. Зачем же тогда было его приглашать, если он и не знал толком, что он записывает?

Думаю, альбом оказался выдержан не совсем в таком стиле, какого он ожидал. Я понимаю его чувства – это один из величайших рок-н-ролльных музыкантов, а мы просто послали ему несколько файлов, так что он и не догадывался, каким будет конечный результат его работы. Я выслал ему несколько нотных партитур, чтобы он знал, что играть, и сказал: «Вот партитуры, делай с ними все, что хочешь». Работа прошла совсем не так, как в старые времена, когда люди сочиняли песни вместе в репетиционном зале. Сейчас мы применяем гораздо более «математический подход.» Возможно, мы ошиблись, и надо было послать ему черновой микс со всеми партиями, чтобы он имел представление о том, как будет звучать песня в целом.

В 70-х методы работы радикально отличались, и эти методы, наверное, лучше, потому что группы 70-х наголову превосходят группы дня сегодняшнего, по крайней мере, я так думаю. Нам очень понравились партии Кена, и пока я недовольных ими не встречал, но он, наверное, думает, что мог бы сыграть еще лучше, если бы использовал свои методы работы. Я не уверен, что он согласится сотрудничать с нами в будущем, но я сочту за большую честь, если это все-таки случится. Как мне кажется, следующий диск будет еще больше подходить для его игры, и тогда-то мы сначала все запишем, а потом дадим ему столько времени, сколько потребуется, или же привезем его в мою студию. Надо дать ему больше возможностей для экспериментов, а не говорить: «Вот партитура – играй!» Возможно, надо работать с ним так, как он работал в те дни, когда создавались фантастические альбомы Uriah Heep. Вообще, Uriah Heep – это одна из моих любимых групп.

Вряд ли есть смысл снова спрашивать тебя о последнем выступлении Therion в Москве, состоявшемся в мае прошлого года, поскольку свое видение произошедшего ты подробно изложил на своем сайте. Но не кажется ли тебе, что ответив на обвинения промоутера и вынося все эти подробности на публику, ты стал еще большим объектом для пересудов и критики, чем до того, как сказал хотя бы слово? В конце концов, выступавшие вместе с вами Blind Guardian вообще никак не прокомментировали в прессе эту историю …

Ну а что им остается сказать? (Смеется). Что бы вы сами сказали на месте Blind Guardian? Если уж что-то говорить, то есть лишь два варианта – либо признать свою ложь, либо настаивать на правоте. Я не пытался вызвать их гнев в отношении Therion, я просто рассказал о том, что произошло. Если бы они ответили, началась бы глупая медиа-война, и они оказались бы в еще худшем положении. Я думаю, что молчание было самым мудрым решением в данной ситуации. Я бы на их месте поступил точно так же.

Мне все равно, как другие представляют себе ситуацию, я просто хочу, чтобы правда вышла на свет, вот и все. У кого-то с этим проблемы? Что ж, это их проблемы. Пусть люди сами решают, хороший я или плохой, верить мне или нет. Главное, что я пытался донести – мы никогда не позволяем людям делать скидку на то, что они живут в стране с неблагоприятной экономической ситуацией. Наш российский промоутер постоянно говорил: «Мы не можем сделать то, мы не можем сделать это, мы ведь в России, а здесь это невозможно» и т.д. Мы никогда не принимаем такого подхода даже в по-настоящему бедных странах. Что уж говорить о Москве, где экономическая ситуация весьма и весьма неплоха. Тем более, что в других, менее развитых регионах России живут люди, для которых накопить на поездку на концерт – это большое дело, и я не согласен на то, чтобы играть дерьмовый концерт, получить за него бабки и смотаться. Это не в моем стиле.

Пока мы играли, за кулисами лежало до хрена оборудования, все наши европейские декорации, и мы не могли их использовать. Вместо этого мы играли на полосе сцены шириной один метр, как какой-нибудь разогрев. Фэны уже видели нас в России, когда мы выступали хэдлайнерами и давали вполне достойные концерты, так что, на мой взгляд, им требовались объяснения. Если бы я сам был фэном, я бы задался вопросом: «Что, черт возьми, происходит?» (Смеется). Поэтому я пытаюсь установить канал связи с фэнами, м хотя я не знаю, как все это выглядит со стороны, но в реальности, мы просто хотим общаться с фэнами и доносить до них свое мнение.

Я знаю, что многие группы – не буду их называть, но они порой превосходят нас по популярности – договариваются с организаторами о том, что дадут 200 автографов. Но если вдруг на автограф-сессию приходит не 200 человек, как ожидалось, а 500, то они говорят: «Мы здесь сидим уже полтора часа, мы раздали 200 автографов, так что все, хватит». Такое случалось неоднократно, особенно в Латинской Америке. Но когда мы оказывались в такой ситуации, мы сидели там до того, пока каждый фэн не получит этот чертов автограф на дисках или на чем угодно еще. Мы никогда не забываем о том, откуда мы пришли, мы много лет существовали в андерграунде, и даже когда мы записывали первые четыре альбома, мы фактически были андерграундной группой. Мы никогда не забудем, как фэны поддерживали нас в то время, и поэтому мы до сих пор даем интервью даже маленьким журналам. Мы поддерживаем тесный контакт с фэнами и стараемся заботиться о каждом из тех, кто проехал много километров, чтобы подписать свою коллекцию дисков.

Возьмите, например, Михаэля Шенкера. Да, допустим, он был пьян и совершенно не контролировал себя, но разве это оправдание для парня, который очень любит музыку Шенкера, который принес на автограф-сессию целую пачку его дисков, а Михаэль не стал подписывать ни одного из них, потому что он подписывал только промо-фотографии, которые сам же продавал в этот вечер. Он не хотел подписывать свои собственные диски – только промо-фотографии, за которые нужно было платить отдельные деньги. Еще один пример – Ингви Мальмстин, он подписывает только свой последний альбом, а когда фэны приносят ему его полную дискографию, он им отказывает. Еще я могу вспомнить, как в 1986 году я ждал Judas Priest за кулисами их концерта, а они проигнорировали фэнов и проследовали прямиком в душ. Их ждали всего человек 10-12, так что раздача автографов отняла бы у них не более пары минут. Увы, многие думают по-другому.

Но мы не такие, мы стараемся оставаться обычными людьми, и для меня очень важно рассказывать фэнам о том, что происходит. Поскольку я знал, сколько людей разочарованы нашим выступлением, и насколько трудно многим фэнам понять правила работы этого бизнеса, я разместил на своем сайте простое и понятное объяснение. Если кто-то недостаточно повзрослел, чтобы понять, что там написано, и вместо этого он начинает делать какие-то странные выводы, я с этим ничего не могу поделать. Но я верю, что на свете есть фэны, которым нужны наши объяснения. Лично я бы хотел, чтобы больше групп поступали так же.

В декабре прошлого года вы отыграли специальный тур, посвященный 20-летию группы. Как получилось, что на клавишных в этом туре играл Ферди Дорнберг (Rough Silk, группа Акселя Руди Пелля и многие другие проекты)? У вас не было концертного клавишника уже много лет …

Тур, посвященный нашему 20-летию, должен был стать особенным. Мы хотели взять для него клавишника, потому что решили полностью исполнять альбом “Theli” (1996), а на этом диске у нас довольно партий клавишных. На мой взгляд, вполне нормально, если мы исполняем большинство песен, используя фонограмму оркестровых партий, и если в некоторых из этих песен используются клавишные, то можно и их пустить в записи. Но когда почти в половине сета предполагается использование клавишных, то стоит потратить немного денег и пригласить живого клавишника. Он должен был играть особую роль, стать частью шоу.

Однажды я и мои ребята пошли на концерт Ули Джона Рота в Швеции, где вместе с Ули играл Ферди, и там я понял, какую колоссальную энергетику имеет этот парень, на сцене он просто сходил с ума. После концерта мы немного поговорили, он сказал, что ему нравятся Therion, и когда пришло время определиться с клавишником, я вспомнил о Ферди и подумал: «Вот это отличный кандидат!» Он хотел поставить на сцене огромный орган, а нам был нужен кто-нибудь похожий на Дядюшку Фестера из «Семейки Адамсов». (Дружный смех). Мы хотели, чтобы наше шоу было выдержано в духе Элиса Купера, конечно, мы не собирались устраивать на сцене театр ужасов, но нам была нужна характерная жутковатая атмосфера. У Элиса Купера на сцене всегда был настоящий театр, ни как у блэк-металлистов, которые режут себе руки и делают вид, что это все на самом деле. А на самом деле, это просто подростки, которые не знают, чем заняться. (Смеется). Мы попробовали сделать такое шоу, какое сделали бы группы 70-х. Нам всем очень нравился Элис Купер, когда он играл с постоянной группой, а когда он начал сольную карьеру, поначалу у него неплохо получалось, и “Welcome To My Nightmare” – отличный альбом, но потом все покатилось по наклонной плоскости. На самом деле, “Welcome To My Nightmare” – это хороший пример того, что мы пытались осуществить, и что вы увидите на одном из наших следующих DVD-релизов. Ферди отлично вписался в эту концепцию.

Не думаю, что мы будем работать с клавишниками в будущем, но в этот раз мы хотели полностью исполнять альбом “Theli”, а на нем так много песен с клавишными партиями, что присутствие клавишника было вполне обоснованным. Кроме того, мы хотели, чтобы в этот раз все было по-другому. Предполагалось, что этот тур будет посвящен нашему 20-летию, а в том году мы уже отыграли тур в поддержку альбома “Gothic Kabbalah”. Так что если нам предстоял второй тур за год, он должен был радикально отличаться от первого. Вы и представить себе не можете, какова конкуренция на рынке Центральной Европы. В Германии каждый уикэнд фэны могут выбирать из целого ряда отличных концертов, так что если ты решаешься на второй тур, то он должен быть чем-то особенным. Недостаточно сказать: «Ребята, давайте отметим наше 20-летие, мы вам несколько песен сыграем». Требовалось что-то из ряда вон выходящее, поэтому мы решили играть очень супер-длинный сет с антрактом, пригласили клавишника и нескольких классных гостей и решили, что песни для сет-листа будут выбирать сами фэны путем голосования на сайте. В результате в сет попали песни, которые мы уже много лет не играли живьем или вообще ни разу не играли. В общем, ничего общего с предыдущим туром.

Ты уже упоминал, что собрал новый состав Therion, который даст в этом году единственный концерт. Надеемся, сейчас не очень рано спрашивать тебя о том, кто вошел в этот состав?

Я не люблю что-либо анонсировать заранее, но кое-какую информацию могу рассказать. Сейчас у нас нет постоянного гитариста, но что касается барабанщика и басиста, я нашел их на следующий день после того, как разместил в Сети сообщение о роспуске предыдущего состава. У меня никогда не получается искать участников. Когда по какой-то причине у меня возникает потребность взять кому-то замену, она сваливается с неба прямо мне на голову. Сразу же после публикации сообщения на меня обрушился поток писем и телефонных звонков, все меня спрашивали: «А ты не думал над кандидатурой такого-то парня?» И перебрав несколько вариантов, я очень быстро решил: «Вот это нужный басист! А вот это нужный барабанщик!» А потом еще оказалось, что они даже когда-то играли вместе в одном проекте, так что у меня сразу появилась готовая ритм-секция.

С гитаристами ситуация другая. Я не тороплюсь, потому что фестиваль состоится только в сентябре, больше у нас на этот год никаких планов нет, а запись следующего альбома начнется только в 2009 году. Так что я подумал: «Зачем изнурять себя поисками гитариста?» Тем не менее, я все равно анализировал кандидатуры и думал, кто из них меня может заинтересовать. Разумеется, в этот момент я совершенно случайно познакомился с чрезвычайно талантливым музыкантом, который, как всегда, был никому не известен. Был у меня и другой вариант – более известный гитарист, которого даже знал Кристиан, и сам Кристиан сказал мне про него: «Это идеальная замена! Если ты спросишь, кто из всех музыкантов мира лучше всего заменит меня в Therion, то это он!» Дело не только в том, что Кристиан хорошо меня знает, у него еще есть и очень ярко выраженное собственное мнение по поводу Therion, с которым согласится большинство фэнов группы.

К несчастью, в тот момент оба гитариста были заняты. У более известного из них уже были долгосрочные обязательства, от которых оказалось нелегко отказаться. Ему очень понравилась идея играть в Therion, но в тот момент это было невозможно. Менее известный парень хотел бы присоединиться к нам, но этому помешали личные проблемы в его семье. Я его прекрасно понимаю, но, к сожалению, это означало, что в Therion он играть не может. И тогда я решил: «Если у меня есть шансы заполучить одного из этих отличных ребят, зачем мне искать кого-то еще? Лучше я оставлю для них дверь открытой, а для фестиваля в Польше найду временного музыканта». Если мне удастся немного поработать над новым альбомом с ними обоими, то будет просто здорово – каждый запишет столько, сколько сможет, а остальное запишу я сам, я ведь тоже умею играть на гитаре. Для диска так будет даже лучше, потому что в работе над ним будут принимать участие сразу два очень достойных гитариста. А когда придет время отправляться в мировой тур, что случится не раньше 2010 года, мы посмотрим, как изменится ситуация, потому что до 2010 года может случиться много чего интересного. Надеюсь, что один из этих ребят все-таки найдет возможность присоединиться к нам на постоянной основе. Если нет, будем искать другие пути решения проблемы, но я все-таки хочу рискнуть и подождать, потому что меня очень привлекает идея работать в студии с ними обоими. Вы со мной согласитесь, когда узнаете, о ком я говорю.

Что же касается концерта в Польше, то я выбрал для него Магнуса Бартельсона, который играл в Therion в 1993-1994 гг. и записался на нашем третьем альбоме. Будет интересно, потому что он работал с нами, когда мы исполняли дэт-метал, а с тех пор Therion сильно изменился, но и Магнус тоже по-своему изменился. Он позвонил мне, когда узнал о нашей ситуации, да мы за все это время и не прерывали контактов, и сказал: «Мне бы хотелось попробовать, и если ты не найдешь никого другого, я бы с удовольствием присоединился к группе на этот концерт». Я послушал, как он играет, мне понравилось, так что будет очень весело снова выступать с ним на сцене. Да и аудитория будет в восторге от такого эксклюзива.


Официальный сайт Therion: http://www.megatherion.com

Выражаем благодарность Алексею “KIDd” Кузовлеву (Irond) за организацию этого интервью.

Вопросы задавали Роман “Maniac” Патрашов, Наталья “Snakeheart” Хорина
Перевод с английского – Роман “Maniac” Патрашов
30 июня 2008 г.
© HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2017 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^

eXTReMe Tracker