Elderwind

Elderwind
От легкого бриза до сильных порывов

26.07.2022

Архив интервью

Одним из ярчайших соцветий в царстве мирового атмосферного блэк-метала мерцает российский коллектив Elderwind. Создав завораживающий и уносящий в мир грёз дебютный альбом “Волшебство Живой Природы” (2012), группа затаилась на время, обрастая слухами, так как создатель проекта Вячеслав почти не давал интервью и не рвался на сцену. Однако перемены были неизбежны: с тех пор успело вырасти новое поколение отечественных и зарубежных музыкантов, вдохновленное творчеством Elderwind, а у группы вышли ещё два полноформатных альбома - “Чем Холоднее Ночь” (2018) и “Пожары” (2021) плюс пара сплитов с зарубежными командами, физические копии которых уже стали раритетом и для коллекционеров сродни охоте за сокровищами. 2021 год стал переломным – Elderwind трансформировались в востребованный живой состав, наконец порадовав нас успешным мини-туром. Мне удалось задать вопросы всем участникам группы (Вячеслав – композитор, гитары, Андрей – ударные, Александр – вокал, тексты, Дмитрий – бас, бэк-вокал) – все они живут за сотни километров друг от друга, все очень разные по характеру, роду деятельности и окружению, мировоззрению и степени прямолинейности, но, видимо, именно поэтому и получился такой уникальный твердый сплав из красивейших мелодий, агрессивного напора, медитативных ритмов и пронзительных полотен текстов.

Начну с тривиального, но пока ни разу не прояснённого: c названия, которое появилось, когда группы как таковой ещё не было? Откуда это словосочетание – Elderwind и какой смысл в него вкладывался?

Вячеслав: Название пришло спонтанно, в момент прогулки по лесу. Всех деталей по прошествии лет мне уже не вспомнить. Название я не выбирал и не придумывал, данное словосочетание само по себе сложилось. Вероятно, что не без влияния легендарной компьютерной игры “Morrowind”

Если на первом альбоме был «Ветер живой поможет идти, поднимет на ноги и понесёт» то на третьем это уже «Ветер пронзает душу смертью сквозь тлен». Можно ли его назвать ветром перемен и где происходят основные изменения – в мире вокруг нас или глубоко в душе?


Вячеслав: Ветер в своей структуре не изменен, не стареет, не молодеет, меняется лишь его нрав и характер, от легкого бриза до сильных порывов. (Смеется).
Александр: Перемены повсюду – и внутри, и снаружи, однако все трансформации происходят органично и более заметны со стороны, чем изнутри.
Андрей: Перемены происходят и в мире вокруг нас, и глубоко в душе. Думаю, что отчасти это связано и со временем, ведь с возрастом взгляд на одни и те же вещи может меняться.

Не каждый проект обладает способностью оставаться собой и при этом совершенствоваться. Сейчас, когда у Elderwind более чем десятилетний опыт, стало ли легче находить нужный баланс между агрессией стиля, медитативными ритмами и незаурядными, цепляющими мелодиями? Как с годами трансформируется мышление и видение музыки?

Андрей: На первую часть вопроса лучше ответит Вячеслав. А про трансформацию мышления скажу так: я стал проще относиться ко всяким музыкальным "наворотам" и т.д., свои идеи хочется доносить предельно просто и понятно.
Вячеслав: На самом деле вся трансформация заключается где-то в подсознательном и немного в душе. Изменения мира вокруг нас заставляют меня рефлексировать, но не скажу, что это происходит долго, гораздо большее влияние оказывает то, что откладывается на подкорке сознания, с течением времени выражаясь в музыке.

Вячеслав, обладая практически универсальным композиторским талантом, ставил ли ты изначально цель добиться завораживающего атмосферного звучания на “Волшебстве Живой Природы”, или всё получилось в процессе?

Вячеслав: Спасибо за лестную оценку. (Смеется). Думаю, что тот звук, которого получилось добиться в “Волшебстве Живой Природы” родился в процессе работы, в долгих часах подборов нужных звуков и инструментов. Инструменты и звуки достаточно простые, но чтобы они зазвучали вместе – к этому пришлось приложить время.

Почему концепция холода и отрешенности раньше была настолько притягательной, что ей пронизан почти весь дебютный альбом? Какова роль Александра Синюгина (записавшего вокал на “Волшебство Живой Природы” – прим. авт.) – он только развил заданные темы, написав все тексты, или это были его идеи в плане лирики?


Вячеслав: Думаю, что одной из причин данной концепции было внутреннее состояние, те чувства, мысли, которые наполняли. На “Волшебстве…” мы с Александром работали в тандеме. Я задавал темы, наброски текстов, Александр же их преобразовывал, продолжал и огранял, писал своё.

Андрей, ты в Elderwind с 2011 года, с записи первого альбома. Почему ты вообще согласился участвовать, несмотря на постоянную занятость и географическую удаленность? Не играя прежде в таком стиле, как ты понял, что сможешь привнести что-то своё? Как ты оцениваешь свой вклад в “Волшебство” сейчас, когда истерия по поводу шедевральности первого альбома только нарастает?

Андрей: Я согласился участвовать, т.к. в своем городе просто не находил музыкантов-единомышленников, а мне очень хотелось создавать атмосферную музыку. Параллельно, в то время мы с первым вокалистом завершали существование нашего фолк-блэк-проекта Кромь и тогда зарождалось по сути то, что позже переросло в Gherzen (атмосферик-блэковый проект из Самары с исторически-политической тематикой. – прим. авт.). Но мне этого всё равно не хватало.
Когда Слава мне прислал первые демки, как мне кажется, там была совсем другая музыка. И хорошо, что он дал мне полную свободу в написании своих партий. Тогда я понял, что "настал мой час", и что смогу реализовать свои идеи, которые не получались в других проектах. Впоследствии в некоторых треках местами даже были переписаны гитары под новые партии барабанов.

Александр, когда поступило предложение сотрудничать с Elderwind (в 2015-м?), сложно было перейти от специфики бессмысленного и беспощадного горграйнда к «прекрасным сценам, где осень томится в сердцах» и превратить прямолинейные тексты хардкора в «меланхолии стон» для сплита “Mater Natura Excelsa”? Или к тому моменту уже накопилось желание «гимны рассвету душой воспевать», и всё вылилось естественным образом?

Александр: Насколько я помню, это был 2014 год. Парни были в поиске вокалиста, и Андрей предложил мне попробовать записать демку на новый инструментал, поскольку мы уже сотрудничали с ним в других командах. Тогда все и случилось, познакомились со Славой и начали созидать вместе.
Я всегда любил атмосферик-блэк, пэган и другие производные от этих стилей, но так уж сложилось, что жизнь преподнесла мне на блюде музыкантов из гор-грайндовой среды, с которыми я стал играть. Да и сам я в то время слушал простой качающий материал в духе Cock and Ball Torture, Tu Carne, S.R.O.M. и Rompeprop. В определенные периоды жизни я интересовался и занимался разной музыкой, поэтому никогда не испытывал внутренних противоречий. Мне слишком скучно играть одно и то же из года в год, хочется заниматься разными стилями. По настроению.

На альбоме “Чем Холоднее Ночь” тексты, как и музыка, такие светлые, воодушевляющие. Даже учитывая, что вектор сменил Вячеслав, они намеренно получись такими по-детски трогательными и душевными? Или это совпало с особо счастливым периодом в жизни?

Александр: Не сказал бы, что это был какой-то счастливый период жизни, я старался писать тексты под готовую музыку, под ее настроение, чтобы все гармонично сочеталось. При этом, учитывал пожелания Славы как автора. Важно было понять, что он чувствует при создании новых композиций, чтобы мои слова подчеркивали его музыку, а не противоречили или уводили в сторону.

Многих восхищает способность Elderwind связывать внешние факторы с внутренними ощущениями. В “Пожарах” это достигло своего апогея как в музыкальном, так и лирическом плане. Строчки «Хороним свое тело Огнем, сменив погосты, Душа уже истлела в агонии и злости» и следующий за ним переход в неистовство голоса и инструментов этому подтверждение. Можно ли назвать трансформацию от отрешенности первого альбома к сфокусированности на «Людской беспечности фатальной» закономерным, необратимым процессом?

Вячеслав: Все циклично и легко переходит от отрешенности в сфокусированность и обратно.     
Александр: Возможно, трансформация и закономерна, но далеко не факт, что необратима. Это как дамки в шашках – поход может быть и далеким, и близким, в любую сторону, куда подует ветер вдохновения.

Дмитрий, ты пришел в группу в 2019 году, когда готовился материал для “Пожаров”. Было ли желание максимально утяжелить альбом, будь то ревущий бэк-вокал или бас? Что конкретно хотелось привнести?  

Дмитрий: У меня не было желания альбом специально «утяжелить», хотя не буду скрывать - я очень рад, что «Пожары» получился очень «металлическим». Было желание сделать бас полноценным инструментом в общем многообразии голосов Elderwind, сделать партии бас-гитары самодостаточными и интересными. Считаю, что задумка удалась.

Как человек с наибольшим количеством регулярно выступающих коллективов являлся ли ты той самой движущей силой, способной трансформировать квартирно-студийный проект в живой состав с активной концертной деятельностью?

Дмитрий: «Концертный» Elderwind мы обсуждали со Славой ещё до моего появления в проекте, поэтому я считаю, что все произошло так, как должно было произойти - в момент максимальной готовности каждого участника к этому.

Какие основные минусы, кроме очевидных, от проживания в сотнях километров друг от друга? Может, в этом есть и определенные плюсы (поддерживать рабоче-деловой настрой, например, избегать бытовых ссор и т.д).

Вячеслав: Не ощущаю никаких ограничений из-за того, что мы живем в разных городах. Современные технологии и транспортная доступность позволяют в любой необходимый момент собраться. Единственный минус – тяжелее с логистикой, когда дело доходит до концертов, но и этот вопрос решаем.
Андрей: Поначалу, я, наверное, и не замечал минусов, но сейчас расстояние стало определенно минусом как для записи, так и для создания нового материала. Хотя с другой стороны, в этом есть и плюсы, т.к. бытовые ссоры часто мешают развитию коллективов. А я в этом плане человек тяжёлый. Когда-то я играл в коллективе, где были одни раздолбаи, и неосознанно мне приходилось оказывать психологическое давление на самых злостных нарушителей дисциплины. В определенный момент, когда напряжение в группе было на пределе, наши пути разошлись. (Смеется).
Дмитрий: Редкие репетиции и невозможность всем вместе делать аранжировки композиций - это основной и главный минус. Плюсов находиться на расстоянии друг от друга совершенно никаких не вижу. (Смеется). Что касается ссор, то их в коллективе нет.
Александр: Минусы в том, что не всегда получается оперативно разобрать какие-то музыкальные моменты/нюансы. Вживую было бы проще, быстрее и плодотворнее. В плане бытовых и не только ссор расстояние не играет особой роли. К счастью, мы давно переросли тот возраст, когда участники группы пытаются внутри коллектива устроить соревнования между собой или ставят друг другу ультиматумы. Мы всегда найдем компромисс и будем поддерживать друг друга, потому что заняты общим делом, а не пытаемся накормить до отвала свое Я.

Сейчас налицо стремительное развитие российской альтернативной и экстремальной метал-сцены, выходит огромное количество новых и старых релизов на разнообразных носителях от винилов до кассет, что было немыслимо ещё лет 5 назад. С чем, по-вашему, связан такой подъем и к чему он приведет – увеличению количеству туров, фестивалей, например?

Андрей: Я уже очень давно перестал интересоваться новинками каких-либо сцен. Но честно сказать, удивлен, что есть подъем.
Дмитрий: Все вышеперечисленное (записи, издания на носителях и т.д.) было и 5, и 10 лет назад и, к сожалению, тут как раз нет никакого развития. Люди так и не научились поддерживать свою сцену и эти самые носители приобретать. Разница в том, что 10 лет назад отечественные экстремальные группы могли выйти на виниле лишь на зарубежном лейбле, сейчас же появились отечественные издательства, выпускающие записи на виниле, но суть не изменилась - 90% тиража уходит за рубеж. Поэтому нельзя говорить о каком-то развитии.
По поводу туров - по центральной части России они всегда были, отдельные проекты силами локальных энтузиастов стали доезжать до Урала; Сибирь и Дальний Восток, увы, так и остаются неохваченными для большинства групп и промоутеров. На самом деле каждый должен заниматься своим делом, артист - делать шоу, промоутер - организовывать шоу; с промоутерами, к сожалению, в стране глобальная беда. Между «тяп-ляп и так сойдёт, плохой клуб, плохой аппарат, никто не пришёл на концерт, потому что не знал о концерте» и «по кругу вожу одни и те же три группы с разницей в пару месяцев, тошнит уже от них и с каждым концертом людей все меньше, а цена билета все выше - кланяйтесь и боготворите меня» существует небольшая прослойка отличных андеграундных промоутеров, вертящихся в движухе - вот на этих энтузиастах все и держится.

Не могу коснуться темы разобщенности сцены, сложилось впечатление, что существуют некие узкие круги музыкантов, поддерживающие друг друга, но, как правило, бывает сложно пробиться через стену скептицизма или равнодушия. Так ли это?

Андрей: Да, это так. И я не вижу в этом ничего плохого. Лично я никогда не топил за то, чтобы все со всеми дружили, это личное дело каждого. Но и враждовать нет никакого смысла.
Дмитрий: Увы, всегда было так. Металхэдское братство в России не работает. Но глобально каких-то «узких кругов» не существует. Кто-то с кем-то дружит, кто-то нет, это нормально.
Александр: Не помню, чтобы когда-нибудь была какая-то мало-мальски единая сцена. Вспоминаются определенные периоды, когда некоторые стили процветали, группы были на слуху и т.д. Aтмосферик-блэк и пост-блэк сейчас как раз в таком положении, но как долго это продлится, сложно судить. В любом случае, боеспособными останутся те, кому это действительно нужно и дорого, а простые зеваки разойдутся, как только ореол популярности вокруг стиля рассеется.

И как вы реагируете на то, что вечно находятся недовольные даже среди фэнов, которые могут быть скупы на поддержку, но обязательно выкажут неодобрение, как будто вы должны соответствовать их ожиданиям? И в целом насколько ранит критика и негатив? Компенсируют ли её хвалебные и восторженные отзывы?

Дмитрий: Критика и негатив не ранят. Наоборот, критику и негатив всегда читать веселей и интересней.
Андрей: Недовольные слушатели, высказывающие свое недовольство - одни из самых любимых. Их высказывания веселят больше всего. А хвалебные отзывы вызывают чувство благодарности. В общем, из всего этого для себя я выделяю только положительные эмоции.
Вячеслав: К критике и негативу отношусь спокойно. На негатив стараюсь не обращать внимания, а если критика конструктивная, то прислушиваюсь. В любом случае всем угодить нельзя, и всегда найдутся люди, для которых трава раньше была зеленее. Что касается положительных отзывов, то такое внимание всегда воодушевляет и поднимает уровень желания продолжать дальше и делать это более продуктивно. Как ты знаешь, между «Волшебством живой природы» и «Чем холоднее ночь» прошло 6 лет. Этой большой срок. Не исключаю, что если бы в тот период времени я ощущал и видел более активную поддержку, то работа шла более эффективно и с бОльшим желанием.
Александр: Я давно уже научился спокойно воспринимать и похвалу, и негатив. Все проходит, и это пройдет. Негатив не воспринимается близко к сердцу, с годами выработался иммунитет. Российский слушатель всегда был беспощадным в оценках, и именно это закаляет или «убивает» музыкантов.  Если ты делаешь что-то и выставляешь на всеобщее обозрение и суд, будь готов выслушать всю правду и неправду, не опустив руки и не «словив звезду».

Новый, четвертый полноформатный альбом Elderwind будет намного продолжительнее предыдущих – уже есть 80 минут нового материала? Там будет простор для экспериментов, например, привнесение элементов из других стилей, больше акустики, необычных инструментов и чистого вокала? И станут ли композиции ещё более эпичными и насыщенными?

Вячеслав: Пока еще рано говорить, каким будет альбом и какой продолжительности он будет. Еще нужно сделать достаточно большую и объемную работу, но новые элементы и инструменты будут. На текущий момент видно, что композиции стали более объемными, не без доли эпичности. К сожалению, не всегда удается уложить свое представление в более «съедобный формат» 5-6 минут. Я люблю композиции широкие, когда в них есть история, заключенная не только в текст, но и в риффы, мелодию и атмосферу, которая погружает с течением времени всё глубже.
Андрей: От себя могу сказать, что группа не стоит на месте, и следующий альбом, как и предыдущие, станет новым шагом в творческом развитии коллектива и, думаю, каждого участника в отдельности.

В плане лирики Elderwind совершили некий переход от воспевания холода в душе на первом альбоме, ярких красок на втором, где волшебство уже стало осенним до боли пожаров на третьем. “Пожары” заканчивается треком под названием “Перерождение” - каких концепций ждать дальше? Будет ли развитие околофилосовских тем, как в “Реликте”, например? Или всё идёт по спирали, и на новом альбоме будет возврат к ледяной стуже и, может, даже нордические темы?

Вячеслав: Как отмечал выше – пока рано говорить, что получится в итоге, но думаю, что будут затронуты все вышеперечисленные аспекты в той или иной степени.
Александр: Перед каждым новым альбомом у Славы имеется в той или иной степени сформированная тема, на которую я сочиняю тексты, опираясь на конкретные инструменталы. При этом что-то наслаивается дополнительно, появляются вот такие отступления в размышления. Всегда будет что-то новое, но природная основа никуда не исчезнет, такова наша суть.

Металл, да и андеграундная музыка в целом - это часто вызов невзгодам, нонконформизм, это значит иметь свою голову на плечах, а не стоять на коленях перед каким-либо лидером и т.д. Как вы относитесь к нынешнему положению политических воззрений в металле? Считаете ли, что творчество должно выражать мировоззрение? И тогда является ли «природная» тематика некой безопасной нишей в наши непростые времена?


Андрей: Я бы ответил на первую часть вопроса, если бы вообще видел хоть какие-то воззрения на политическое положение от представителей метал-сцены. Творчество никому ничего не должно, оно просто существует, его можно принимать или пропускать мимо себя. Для "опасных" ниш есть другие проекты.
Дмитрий: Металл - это просто музыкальный стиль, и достаточно конформистский. Люди, стоящие на коленях, не важно перед кем и при каких обстоятельствах, также имеют свою голову на плечах. Нынешнее положение политических воззрений в металле, если мы говорим про Россию, совершенно такое же, как и 5-10-15 лет назад. Если мы говорим о зарубежных исполнителях, в данный момент активно поливающих грязью русскую культуру, то им могу пожелать лишь сдохнуть в мучениях и забвении. Отечественным артистам, кому стыдно быть русским, желаю того же. Elderwind не политическая группа, проект идёт своим путём более 10 лет и продолжит идти дальше. Вопрос про «безопасность» природной тематики - совершенно неуместен.
Вячеслав: Считаю, что если есть что сказать в музыке – надо говорить и не сглаживать углы. Если, конечно, музыка к этому располагает. Наверно, было бы удивительно и не понятно услышать в трэш-метале тексты о воспевании красоты природы.
Александр: В андеграунде многие бросают непонятные вызовы - кто-то лежит под грузом своих слабостей и пороков, кто-то стоит на коленях перед собственным эфемерным нонконформизмом. Я полагаю, что иметь голову на плечах далеко не всегда равно «бросать» чему-либо вызов. «Природная тематика» является нашей «природной нишей» (пардон за тавтологию). Она отражает и наше мировоззрение (точнее, солидную его часть). Творчество может выражать и отражать все, что угодно, в том числе и мировоззрение, но это не аксиома. Нынешние политические воззрения в металле? Тут уж кто и во что горазд, позиции есть абсолютно противоположные. Времена, по сути, всегда были непростыми, сейчас не более и не менее, чем когда-либо, просто немного под другим углом.

В Elderwind всё в основном DIY, от записи альбомов до продумывания мерча, (только винилы с помощью Depth of Void). Насколько сложно заниматься выпуском мерча самим, без лейблов? Растёт ли на него спрос, и какого мерча ожидать на фестивалях? И в целом культура поддержки исполнителей – прослеживаются ли изменения в лучшую сторону в последнее время? И как насчёт переиздания всех своих релизов (кроме сплитов, это ведь маловероятно)?

Дмитрий: Издательская деятельность - это всегда сложно. Не понимаю, что значит «спрос» на мерч - если у группы есть слушатели, и группа делает крутой и красивый мерч, то слушатели всегда его купят. Культура поддержки исполнителей, увы, остаётся на том же уровне что и 5-10-15 лет назад. Вопрос переиздания периодически поднимается, но пока без конкретики.
Вячеслав: Если судить по Elderwind, то поддержка от слушателей в России в плане покупки изданий и мерча минимальна и находится где-то ниже травы. Купленные у меня копии можно пересчитать буквально по памяти. Основная поддержка была из Европы и Америки. До недавних событий выпуск не представлял особо никаких сложностей. Как будет в будущем – посмотрим. Что до переизданий, то был переиздан альбом “Волшебство живой природы”, который до сих пор имеется в продаже.

Каждый из вас задействован в разнообразнейших сайд проектах. Хотелось бы услышать о самых достойных из них и особенно о тех, на которые поклонникам Elderwind не мешало бы обратить внимание.

Вячеслав: В Екатеринбурге у меня есть атмосферик-блэковый проект Eisflammen, у которого зимой вышел новый альбом «Следуй за мной». Та же около-природная тематика, но другая концепция. Воспеваем силу духа, воли, покорение вершин, уральские морозных ночи и взаимодействие человека с природой. Группа регулярно выступает, и, надеюсь, рано ли поздно играть будем и за пределами своего края.
Андрей: От себя могу выделить, конечно, Gherzen. Но надеюсь, что когда-нибудь у меня дойдут руки до реализации ещё одного проекта, который, возможно, будет ещё ближе фанатам Elderwind.
Дмитрий: Я играю блэк-метал в Ignis и грайндкор в Bastard Youth.
Александр: Послушайте Eisflammen, Ignis и Gherzen, наверняка найдете что-то интересное внутри.

Концертная программа в октябре 2021 была сногсшибательной во всех смыслах и гармонично выстроена от нового материала к старому; а чего ждать от выступления Elderwind на фестивалях “Metal Over Russia” и “Неглубокая Могила”? Будут только проверенные хиты? И как насчёт “Flammifer”, кавера на Summoning, который отлично подходит для фестивальных плясок и хороводов?  

Вячеслав: Стоит ждать уже проверенных песен.

Агенство Madstream Booking недавно анонсировало довольно масштабный тур Elderwind по 7 городам России в честь десятилетия "Волшебства живой природы". Уже продумываете сет? и есть ли желание сделать его максимально продолжительным, чтобы прозвучал не только почти весь первый альбом, но и лучшие композиции из последующих релизов, включая «Храм»? И, может, даже что-то из нового материала?

Вячеслав: Сыграем альбом и композиции из последующих релизов, возможно.
Андрей: Очень надеюсь, что в туре будут звучать ещё не изданные новые треки. Один из которых мы уже играли на совместной репетиции в Самаре.

Насколько важна для вас визуальная составляющая, от оформления альбомов до сценических образов? Влад Градобык будет сотрудничать с вами и дальше? Выступать будете в тех же образах, вышедших из пожара, или вы в поиске новых идей?

Вячеслав: Визуальная, идейная составляющая – неотъемлемая часть группы. На фестивале будут прежние образы. К туру десятилетия «Волшебства Живой Природы» будут готовиться новые сценические, проработанные образы. В плане оформления альбома хотелось бы рассмотреть ещё других художников.

Чем для вас вообще является Elderwind, какова степень самоотдачи и фанатичности по отношению к своим творениям, и какое место ему отведено в жизни и в сердце?

Вячеслав: Elderwind – часть меня.
Андрей: Я полностью выкладываюсь как на репетициях, так и на концертах. Иначе зачем вообще этим заниматься? Но, к сожалению (в отношении группы), в неконцертное время я больше отдаю себя своему основному делу. Мне пока тяжело найти баланс между работой и хобби, это цена развития.
Александр: Для меня это основной коллектив, здесь идет работа по всем фронтам, есть и живые выступления, и сочинение, и запись, и интересное дружеское общение. Потому и отдача соответствующая.
Дмитрий: Elderwind - это локомотив, который несётся только вперёд, и остановить который невозможно!

“Волшебство” заканчивается воплями Александра Синюгина “Никто не вспомнит меня”. Безусловно, фэны его помнят и хотят знать, как у него дела. Интересно, не жалеет ли он, что ушел из Elderwind? На юбилеи иногда принято приглашать бывших участников, возможно ли его появление на сцене в Самаре, например?

Вячеслав: Его уход был осознанным шагом. Не думаю, что сожалеет. Саша активно занимается музыкальной деятельностью и сейчас играет в группе L'angoisse.
Андрей: Отвечать за Александра не буду, но вариант с его выходом на сцену в Самаре мы рассматривали.

И напоследок, если начать мечтать без границ и смотреть в будущее без страха, какими хотелось бы видеть Elderwind через 5-10 лет и отечественную метал-сцену в целом, а также чего вы могли бы пожелать своим слушателям?

Андрей: Я мечтаю выступить с симфоническим оркестром и выпустить это на DVD. (Смеется).
Вячеслав: Хотелось бы видеть живущим и востребованным, на одном из крупных европейских фестивалей. Хочу пожелать побольше запоминающейся, цепляющей музыки.
Дмитрий: Уверен, каким бы ни стал Elderwind через 5-10 лет - это будет интересно и круто! Отечественную сцену хотел бы видеть самобытной, искренней и главное живой! Слушателям хочу пожелать разума и осознанности, поддерживать любимые коллективы и верить в лучшее!
Александр: Хочу поблагодарить за интересные и масштабные вопросы, а также за интерес к нашей группе. Хотелось бы видеть Elderwind процветающим во всех смыслах. Слушателям я пожелаю побольше хорошей музыки, не проходить мимо молодых отечественных коллективов, давать им шанс быть услышанными и закрепиться в персональных плейлистах. Ждем на концертах!

Официальная страничка Elderwind в ВК: https://vk.com/elderwind
Elderwind на Bandcamp: https://elderwindband.bandcamp.com/

Текст: KNfromSU
Фото: Юрий Копылец, Иван Приходько (фотографии предоставлены участниками группы Elderwind)
июль 2022 г.
© HeadBanger.ru

eXTReMe Tracker