В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Гран-Куражъ

Гран-Куражъ
Взрыв сверхновой

01.02.2021

Архив интервью

2020 год для группы Гран-КуражЪ, уверенно движущейся к лидирующим позициям в мире русскоязычной тяжёлой музыки, обещал быть очень удачным — выпуск нового долгожданного альбома «Эпохи, герои и судьбы», концерт-презентация в столице и большой тур в поддержку… Всего этого по понятным причинам не случилось, но музыкантов группы это не сломило — работа над альбомом была успешно завершена, и в ближайшее время он увидит свет. В преддверии его выхода мы решили пообщаться с лидерами группы — гитаристом Михаилом Бугаевым и вокалистом Петром Елфимовым о том, как создавались новые песни, и о творческом процессе в целом.

Прежде чем коснуться ключевого аспекта нашей беседы в виде нового альбома, я хочу обсудить с вами 2020 год. Понятно, что он тяжело ударил не только по концертной индустрии, но и по всему миру в целом, но у вас с ним, как мне кажется, особые счёты — ведь именно в 2020-м у группы впервые в истории был запланирован большой, полноценный тур с охватом более 15 городов. Остались ли у вас какие-то приличные слова, чтобы вспомнить этот год?


(Общий смех).
Михаил: На самом деле год начинался очень воодушевляюще — мы всей группой отыграли новогоднюю «Метал-ёлку», потом с Петей съездили отыграли акустическую программу во Владимире, и на волне этого позитива мы и завершали студийную работу по записи барабанов. И вот в апреле у нас должен был начаться тур, должен был выйти альбом - и тут всё. (Изображает звук взрыва и смеётся). Всё перенеслось на осень, а потом с осени на 2021 год. Поэтому, конечно, на 2020-й были совершенно другие планы, и я не знаю, что сказать. Такое ощущение, что в жизни группы просто не было этого года — 2019-й мы отбомбили, 2020-й из канона стираем, и начинается 2021-й, который, я надеюсь, будет намного лучше и активнее, и мы порадуем слушателей новыми песнями и новыми концертами.

Пётр: Да, я думаю, что для каждого из музыкантов группы год получился не очень хорошим, и лично у меня было много всякого негатива, поэтому хочется побыстрее оставить всё это позади и начать 2021-й хорошими новостями с альбомом и концертами. Болезнь эта обрушилась как снег на голову, и сейчас все находятся в том положении, когда приходится находить какие-то новые пути для реализации и даже выживания, но самое главное, что никто из нас не падает духом, и все продолжают работать и творить!

Михаил: Я переболел коронавирусом, испытав всё это на себе буквально в октябре прошлого года, и теперь, как мне написали в комментариях, могу лизать перила в подъезде. (Общий смех). Год был совершенно непредсказуемый, но если не зацикливаться на негативе, то и хорошего было немало, например, я выжил! (Общий смех). У меня, помимо работы над альбомом, было много интересной журналистики, как, например, цикл передач «Через все времена» с Арией.

Пётр: Время диктует свои правила. Даже в преподавательской деятельности — насколько я раньше всегда упирался и говорил, что человека надо хотя бы один раз увидеть глаза в глаза, но за этот год понял, что тех знаний, которые ты приобрёл за все годы работы, хватает, чтобы объяснять ученику всё даже на расстоянии. Так что можно сказать, что кое-какие границы 2020-й всё-таки для нас открыл (смеётся), расширил аудиторию, и мы стали больше общаться и творить онлайн.

Михаил: Кстати, когда всё это только началось, мы все ощутили такой вакуум — нет ни репетиций, ни концертов, ничего… причём нет ни у нас, ни у Арии, ни у кого…

По всему миру!

Михаил: Да-да-да. И мы стали проводить какие-то онлайн-включения, не ради каких-то донатов, а просто пообщаться, ответить на вопросы, — я делал что-то у себя вконтакте, Петя делал что с Сашей Кэпом, с Женей Колчиным — и это было так тепло!

Что ж, если уж говорить о хороших новостях, то одна-то у вас точно есть — давайте уже расскажем заждавшимся поклонникам, когда же альбом «Эпохи, герои и судьбы» увидит свет?

Михаил: Да, уже можно анонсировать, что до конца января откроется предзаказ — это будет лейбл М2БА — и, предварительно, 12 февраля он появится на всех цифровых площадках, где все его смогут послушать. Помимо этого, будет и физическое издание — мы как раз сейчас заканчиваем работу над буклетом, — поэтому те, кто привык собирать наши диски, смогут поставить альбом на полку. Но сначала будет «цифра».

Почему на этот раз вы не стали прибегать к краудфандингу, если в прошлый раз собрали 121% от нужной суммы?


Михаил: В прошлый раз огромное количество работы легло на меня. Если договариваться с Планетой.ру, что все акции будут рассылать они, то ты должен отдать им довольно ощутимый процент от собранной суммы. И чтобы спасти финансовое положение группы (смеётся), я предложил заняться этим мне самому. В итоге я сам ходил на почту и отправлял все посылки, а поскольку заявок было очень много, и многое надо было специально для акции сначала сделать, а потом уже отправлять, — это было очень тяжело! Многие считают краудфандинг каким-то побирательством — ничего подобного! Это огромная работа…

Пётр: Пахота! Для которой необходим отдельный административный ресурс, на который можно положиться.

Михаил: Да! Поэтому когда мы с ребятами обсуждали выпуск этого альбома, я сказал, что если получится выплыть без краудфандинга, то давайте попробуем сделать это. Мне кажется, сейчас в плане финансирования группы больше набирают популярность донаты на стримах и онлайн-концертах. Любой зритель, у которого есть желание поддержать группу, может сделать перевод, и я думаю, что будущее, наверное, за таким форматом.

При прослушивании сразу же обращает на себя внимание саунд пластинки. Где писали и сводили альбом, и насколько сложным был процесс поиска идеального звука?

(Общий смех).
Михаил: Всё началось ещё в 2018-м, когда мы с Петей встретились и начали работать над материалом, записав композиции «Кто», «Волна» и «Адреналин», которые нам быстро помог свести Дмитрий Микулич, гитарист группы Aillion. Кстати, на альбоме они полностью переиграны и перезаписаны, так что все, кто привык к тому звучанию, услышат их по-новому. Что касается альбома, то большой хороший звук начинается с записи барабанов. Мы уделили этому очень большое внимание и поехали на студию Vintage Records, которая находится в одном здании с «Нашим радио», откуда транслируется Наше ТВ. Там огромное помещение, огромная комната для записи барабанов… помимо сил группы привлекли гостей — к нам на запись барабанов приезжал Закк Хемма, очень мощный, талантливый барабанщик. В записи баса, помимо нашего бас-гитариста Павла Селеменева, принял гостевое участие и наш давний друг Иван Изотов. Так что мы постарались сделать так, чтобы фундамент, на который ты всё навешиваешь, наша ритм-секция, получился очень мощным и сочным. Сейчас многие от этого уходят, руководствуясь тем, что 90% людей не услышат разницы между живыми и забитыми барабанами. Но всё равно на уровне подсознания ты чувствуешь, как барабаны дышат, слышишь живой грув, и это незаменимо! Так что мы постарались. Гитары писали на Sonicplant Studio, где мы их обычно и пишем, хотя некоторые акустические гитары Петя записал дома — у него хороший микрофон, хорошая гитара, так что никаких проблем. Я тоже что-то записал дома… Сведение альбома делал Макс Новиков. Его нам порекомендовал наш звукорежиссёр Александр Меренков. Макс справился с работой быстро и талантливо. Спасибо ему за крутой звук!

Пётр:
Самое главное, что мы на берегу, ещё до того, как начали собирать программу альбома, конкретно знали, какого звучания мы хотим. Огромное спасибо Максу Новикову за сведение и в первую очередь за подход к работе. Мало кто на сегодняшний день способен выдержать такое количество правок и шлифовок от группы, пока не получится идеальная конфетка.

А какого звука вы хотели добиться?


Пётр:
За основу мы взяли шведское звучание. Мне нравится, как звучат шведы — Amaranthe, Dynazty и многие другие классные команды. К шведскому звуку мы и пытались приблизиться. Но при этом хотелось, чтобы не было ощущения какой-то монотонной долбёжки. На альбоме много разных красок и разное настроение. И даже те композиции, которые, на первый взгляд, абсолютно не похожи на Гран-КуражЪ, которые совсем иные, в общем звучании дают ту картинку, тот эффект, которого хотелось добиться.

Михаил: Наш предыдущий альбом «Жить как никто другой» был довольно тяжёлым, с быстрыми песнями и было буквально две песни с намёком на балладу. На новом альбоме медленных композиций достаточно много — «Волна», «Город-призрак», «Птица небесная», и, наверное, частично «Связаны кровью» можно отнести сюда же… но за счёт того, что это самый большой альбом группы, 13 композиций, он не просаживается, не звучит балладным! Такого ощущения, что «начали за здравие, а потом просели, ничего не происходит… потом вроде одна песня хорошая, но слушать кроме начала альбома в общем-то и нечего» — такого нет. По крайней мере, мне так кажется (улыбается). То есть альбом получился плотным, мощным, но при этом не монотонным. Потому что последние альбомы Dynazty — при всей нашей с Петей любви к этому коллективу — вызывают ощущение некой монотонности…

Пётр: Да-да.

Михаил:
Слушаешь и понимаешь, что вот эта песня — какой-то «филлер». Звучит хорошо, но какого-то крючка в ней нет. Здесь мы постарались сделать так, чтобы какая-то изюминка в виде мелодии, аранжировки, текста или тематики была в каждой песне!

Пётр: Чтобы у человека не было возможности перелистать песни, не дослушивая. Потому что они раскрываются от начала до самого конца.

Михаил:
Раньше, когда слушали музыку на дисках, а тем более на кассетах, — нравится-не нравится, — ты же не будешь каждый раз перематывать, сидишь и слушаешь. И в итоге проникаешься материалом. А сейчас человек включил трек на каком-нибудь сервисе, послушал 25 секунд, следующий… и так люди за 15 минут слушают часовой альбом! Ориентируясь на эти реалии, мы хотели сделать материал, не вызывающий желания послушать вступление и выключить на куплете или на припеве. Так что у меня пожелание к тем, кто будет слушать альбом: не проматывайте песни, даже те, которые мы уже выкладывали в интернет ранее, слушайте весь альбом целиком, от начала до конца.

Когда материал для альбома ещё только создавался, я слышал от некоторых, даже приближённых к группе людей опасения насчёт того, что музыка группы стремится к облегчению едва ли не до мелодик-рока. Однако, на мой взгляд, гитары на альбоме звучат тяжелее, чем когда-либо. Михаил, это твоё решение или коллективный взгляд на звучание группы?

Михаил: Это было обоюдное решение. Когда мы с Петей только встретились и начали обсуждать концепцию, наши песни — «Адреналин» и «Кто», — написанные разными людьми и в разное время, оказались близки по концепции. В тот период я захотел сделать тяжёлый низкий строй, дроп, и у Пети оказалась песня ещё тяжелее. (Общий смех). На этом всё и основывалось… Я обожаю мелодик-рок, и если послушать наш мини-альбом «Достучаться до небес», то он и выдержан в этом жанре. Ну а здесь хотелось сделать непривычный, мощный, но при этом яркий и хитовый материал.

Пётр: А я хочу сказать, что лично от меня в альбоме — и по звучанию и по аранжировкам — есть отсылки ко многим любимым коллективам, на которых росли мы и наши родители. Это и Rainbow, и Queen, и Deep Purple, и Uriah Heep… и даже Песняры!

Михаил:
Человек прочитает интервью, увидит перечисленные тобой названия и подумает, что мы там записали хард-рок 70-х. (Смеется). А потом включит первую песню альбома и просто обалдеет! (Общий смех).

Пётр:
Так что меня очень интригует ожидание выхода альбома! Я обычно не люблю слушать то, что записывал, но этот альбом послушал уже много раз и очень доволен той работой, которую мы сделали. Мне кажется, что это другая ступень для группы Гран-КуражЪ, а, может быть, новая, или хорошо забытая старая нота в отечественном металле.

Михаил: Мы экспериментируем, делаем шаг вперёд, забираемся вверх по канату, но при этом хочется сохранить собственное лицо. Чтобы человек услышал именно Гран-КуражЪ и оценил, как группа развивается и растёт.

Пётр: Ощущение, что это Гран-КуражЪ, осталось. Просто это другой Гран-КуражЪ.

Однако помимо гитар в аранжировках обильно используются клавиши. В записи участвовал приглашённый клавишник, или вы обошлись своими силами?

Михаил:
По большей части мы делали всё сами. То есть у нас был гость Лекс Романо, который помогал в некоторых вещах…

Пётр:
Да, в нескольких композициях он предложил интересные решения. И сделал немного оркестровых аранжировок — в «Проклятых королях», к примеру…

Михаил: Но в основном клавиши записывали Петя и я.

Во время нашего прошлого разговора Пётр сказал, что приходит в группу с сопродюсером в лице Кирилла Немоляева. Участвовал ли он в работе над альбомом?

Михаил: Петя показывал Кириллу наши разработки, и он то советовал где-то поменять аккорд, то ещё что-то. Петя озвучивал это мне, и я проходил все стадии — неприятие, депрессия, торг (смеётся).

Пётр: Ни разу такого не было (улыбается). Кирилл приезжал и советовал предложить Мише тут вот так мелодию сделать, тут оттянуть, а вот тут грув другой… я отправляю Мише, и он говорит «Да, фирмово». Так что особой войны не было.

Михаил:
Ну да, было несколько дельных советов, которые нашли своё место на альбоме, за что мы передаём Кириллу спасибо (улыбается).

Трек-лист альбома как никогда пестрит фамилиями, мало того, что вы оба пишете как музыку, так и тексты, так и сторонних поэтов на пластинке немало. И если Маргарита Пушкина и Анатолий Жуков в представлении не нуждаются, то хотелось бы узнать о том, как сложилось сотрудничество — всё-таки традиция поэтов-женщин в русском тяжеляке сильна — с Ольгой Ковалевской и Натальей Горелышевой?

Михаил: С Наташей меня познакомила как раз Маргарита Пушкина, и это было ещё в период работы над мини-альбомом «Достучаться до небес». Я отправлял ей «рыбу» на титульную песню, и пусть в тот раз что-то не сложилось, я запомнил, что у неё хороший слог, какие-то необычные интересные идеи… И когда в этот раз мне понадобился сторонний взгляд, я написал Наташе, и мы довольно продуктивно поработали, написав текст на «Адреналин». А позже вместе сделали «Город-призрак». Наташа — талантливый человек, так что, возможно, поработаем вместе и ещё.

Пётр: А я принимал участие в записи метал-оперы группы Колизей «Два диска» — мы с Романом Валерьевым давно дружим, — и Оля Ковалевская была там автором текстов. И когда я, ещё до прихода в Гран-КуражЪ, готовил свою программу, мы попробовали написать несколько треков с Олей — мне понравилось. С ней удобно работать, она спокойно относится к переделкам, к мозговым штурмам, и когда я показал Мише её тексты, ему понравились и слог, и мышление.

Михаил: Вообще для автора текстов очень важное качество — гибкость, умение услышать другого человека! Чтобы когда ты написал текст, вложил частичку себя, а тебе говорят, что тут что-то не то и надо переделать, в ответ была не обида, а «окей, давайте попробуем».

Пётр: Кроме Оли я работал ещё и с Александром Эленевичем — это, на мой взгляд, гений стихотворного слова, но он всё-таки не совсем песенник, а такой поэт-поэт. Но хотелось, чтобы всё было на высшем уровне, и он подключился к творческому процессу потому, что неравнодушен к моему творчеству — я в свою очередь написал целый романсовый альбом «Колокола» на его прекрасные стихи, — а теперь и творчеству Гран-Куража (смеётся). И вот ему как раз очень сложно что-то переделывать, потому что он мыслит по-другому. Он взял цель и у него пошёл-пошёл-пошёл такой ком, из которого потом очень сложно что-то достать, потому как это уже его, до конца сформированная и выношенная мысль (улыбается).

А зачем вообще группе, оба лидера которой сами пишут тексты, привлекать к работе сторонних авторов? Это какой-то перфекционизм?

Пётр: Скорее это желание и необходимость не захлебнуться в одном и том же. Здесь, как и в музыке, очень важен свежий взгляд со стороны, чтобы слушатель не мог сказать: «Что вы топчетесь на одном месте, где разнообразие?». Важны другое мышление, другой угол, другой слог… Например, когда ты пишешь музыку на готовые стихи, к примеру Маргариты Пушкиной, то иногда можно сломать мозг от прекрасных хитросплетений. Но в последнее время мне это очень понравилось, и мы с ней так и продолжаем работать. Я предлагаю ей темы, она творит, а я уже потом пишу на эти стихи музыку. Это, конечно, выбивает тебя из колеи, но и открывает новые возможности — возможности уйти от устоявшихся форм, от стандартов, которые, так или иначе, сложились и у меня, и у Миши. И потом, если ты не читаешь по новой книге каждый день, можно просто исписаться.

Михаил: Да, я поддерживаю. Первые два альбома и почти весь третий я написал один, но время идёт, и я чувствую, что даже если на ту же самую тему текст написал бы не я, а другой человек, это были бы другие слова, другие образы, и, возможно, в чём-то это было бы только интереснее. Ну и сотрудничество с Маргаритой Пушкиной заставляет по-другому оценивать то, что делаешь ты сам. Поэтому теперь я пишу тексты не как раньше — потому что больше никто не напишет, — а только тогда, когда есть вдохновение, серьёзное желание что-либо сказать.

Альбом открывается песней «Царство диких людей», в создании текста к которой участвовали целых пять человек. Как рождался этот текст, были какие-то сложности?


Михаил: Когда мы готовили материал для альбома, этой песни вообще не было! Но потом мы поняли, что у нас нет открывашки — с какого-то эпичного полотна альбом не начнёшь, «Адреналин» мы уже выкладывали… И вот довольно быстро, за пару дней у меня появился этот тяжёлый низкий рифф, а в «рыбе» была фраза “Getaway plan”. Петя предложил фразу «Покидая свой плен», я написал Наташе Горелышевой, и мы начали вместе что-то там развивать.

Пётр:
А ещё до строчки «Покидая свой плен» Оля Ковалевская накидала нечто такое мифическое… то есть песня и так основана на образах, с которыми можно проводить параллели к нашей повседневности, а у Оли тогда был набор красивых образов, но не было идеи. Миша тогда сказал, что хорошо, но как-то непонятно. (Общий смех).

Михаил: Я помню, что Петя тогда написал даже Саше Елину, и тот предлагал строчку «этот сахарный плен»…

Пётр: И вот однажды мы с Мишей созвонились и разговаривали об этом часа полтора… а потом ещё продолжили переписываться! И, наконец, я предложил «Царство диких людей», которое Миша одобрил.

Михаил:
Хотелось, чтобы человек прочитал название и сразу понял, что это не о неандертальцах, а о современном обществе, частью которого все мы являемся. Хотелось и смысл сохранить, и образность не потерять. И очень важно было, чтобы текст из-за множества соавторов в итоге не стал похож на письмо Дяди Фёдора из мультика, чтобы получилось целостное произведение.

У этой песни не самая простая структура со сменами темпа и вокализом в финале, но при этом она обладает, на мой взгляд, потенциалом большого хита — её специально поставили первой, чтобы дать слушателю понять, что альбом будет разноплановым?

Пётр: Да, наверное, да! Её структура сразу готовит слушателя к тому, что альбом будет очень разным.

Михаил: Хотелось какого-то взрыва сверхновой, чтобы человек включил альбом, и его с первого аккорда просто сдуло! Плюс она начинается сразу с текста, мы даём послушать кусочек припева, и мелодия запоминается, так что когда начинается припев в повторе, слушатель уже сразу может начать подпевать.

Пётр: Ему будет казаться, что эту песню он знает уже давно и хорошо (смеётся).

Михаил: И вот этот маленький лиричный кусочек в средней части мне тоже очень дорог. Когда я сочинял песню, хотелось, чтобы посреди тяжёлого металлического боевика неожиданно зазвучал небольшой фрагмент симфоники, а потом всё опять вернулось в металл. А финальную часть мы делали на гитаре и клавишах, и уже в процессе сведения Петя предложил ещё и спеть эту партию.

Во вступлении к песне «Эра пустоты» слышится как будто какой-то некратный размер? И в сочетании с характерной клавишной партией это звучит как отсылка к прогу, так и задумывалось?

Пётр: Нет, там идут четыре четверти, но когда звучит пассаж, там идут триоли… точнее даже секстоли и плюс со смещением долей. И да, это всё последствия Symphony X и Dream Theater. Там ведь и дальше идёт совсем не стандартный пауэр-метал.

Михаил: Самое любопытное, что это можно рассматривать как лёгкое возвращение к корням, потому что на первом альбоме я тоже во многом вдохновлялся Symphony X! «По ту сторону неба», «Теория хаоса» — там тоже есть подобные вещи.

Пётр: Кстати, изначально на эту вещь у меня был полностью готов английский текст под названием “Judgment Day”. А русский текст мы делали вместе с Игорем Коротышевым из группы Эпоха, если помните такую.

Михаил:
Кстати, у нас же есть англоязычные тексты на несколько песен, и сделать ещё парочку не составит труда, так что давай сделаем какой-нибудь англоязычный EP, думаю, будет интересно и некоторые песни заиграют новыми красками!

Пётр:
Мы не просто сделаем, но выпустим его, потому что Китай и Япония нас ждут (улыбается).

А перед соло в той же вещи идёт небольшой фрагмент с акустической гитарой а-ля фламенко. Как родилась эта идея и кто это играет?


Пётр: Всё, как есть, все партии у меня были придуманы уже на демо, а Юра красиво сыграл этот кусок. А уже для основного соло мне очень хотелось такого Стрельникова-Мальмстина (улыбается), и соло играет Саша Стрельников…

«Ламповая голова»…

Пётр: Да! (Общий смех). И это не потому, что кто-то что-то не может сыграть. Просто иногда ты видишь какую-то определённую картинку, и тебе хочется вот именно этого и ничего другого.

Михаил: Режиссёр снимает кино и приглашает актёров. Актёров тысячи, но зовут именно ДиКаприо или Тома Хэнкса - почему? Потому что режиссёр видит, что именно эту роль лучше всего сыграет именно этот актёр. Так было и здесь, у Пети в голове был конкретный образ, он написал мне, мы всё обсудили и пришли к такому решению.

Одной из самых не характерных песен на пластинке можно назвать композицию «Проклятые короли». Откуда вдруг взялась такая тема?


Пётр: Мне очень давно хотелось написать про Варфоломеевскую ночь. Я очень люблю Дюма — мушкетёров, Генриха, «Королеву Марго» — и эта тема близка мне ещё с детства. Сама история… — не знаю, сложно даже подобрать слово, чтобы описать то, что они тогда совершили. И Анатолий Жуков очень точно передал это в своём тексте, попав в мои мысли и переживания каждым словом, каждым ритмическим акцентом. В этом тексте я не поменял ни одного слова!

Мы попросили Анатолия Жукова рассказать о работе над этой песней:
"Для меня это не дебют в работе с Петром — он исполняет песни с моими текстами в проекте Forces United. А познакомились мы, когда он спел одну песню для группы Алексеевская Площадь, — тогда я предложил ему свои услуги в написании текстов, если будет такая необходимость.
Вообще для меня самое сложное, процентов 70 работы — это определить тему, понять, о чём писать, потому что обо всём уже, кажется, сказано и написано. Плюс есть такой момент, как словарный запас — слова, которые поёт, например, Кипелов, будут совершенно неуместны у Баскова. Тут Петя предложил готовую тему, и со словарным запасом не было никаких проблем. Я полез в интернет и дня два, наверное, освежал в памяти всё, что связано с Варфоломеевской ночью. А остальное — уложить всё в размер — для меня не представляет сложностей, это дело техники.
Итоговым результатом я очень доволен. Иногда ты пишешь текст и вкладываешь туда что-то одно, а вокалист поёт что-то другое, но тут Петя спел и прочувствовал именно так, как я хотел."


Вокал в этой песне звучит максимально разносторонне, от тончайших вокализов, до самого жёсткого рычания. Почему именно в этой вещи ты решил продемонстрировать ширину диапазона своих возможностей?


Пётр: Такая песня — она очень тяжёлая по своему внутреннему ощущению и содержанию. Она вся на таких нервах и эмоционально очень надрывная — в строчке «болью врага мир залей» всё сказано. И хотелось дать такого крика души, ощущения а-ля “Child in Time”.

Михаил: Кстати, мы вообще любим песни про королей. (Общий смех). Из всех песен Пети эта, наверное, мне наиболее близка. Одна из вещей, над которыми я работал больше всего. Если «Эра пустоты» была полностью оформлена, основа «Без потерь» тоже была готова…

Пётр: То изначальную аранжировку этой песни Миша переделал полностью! И я этому очень рад.

Михаил:
Да, мы работали над ней, и сразу пришла идея немного поменять размер, риффы, сделать такой дёрганный куплет. Я прислал свой вариант Пете, и ему понравилось, но он спросил: «А что, вот здесь аккорд другой? Надо вернуть старый». И буквально через две минуты: «Нет, оставляй как есть сейчас». (Общий смех).

Тысячи музыкантов по всему миру называют The Beatles своими вдохновителями, вот и ваша песня «Связаны кровью» посвящена как раз Джону Леннону. Идея исходила от Маргариты Пушкиной, написавшей текст?

Михаил: Мы сотрудничаем с Маргаритой Анатольевной уже довольно давно, и несколько лет назад у проекта Margenta вышел альбом «Дым. Крепости. Волк», половину материала для которого сочинил я. В целом были хорошие отзывы, результат понравился и Андрею Кустарёву, который пел все песни, и Маргарите Анатольевне. Она предложила мне продолжить музицировать и прислала этот текст, который меня очень вдохновил, и в голове сразу же зазвучали какие-то картинки. И тут, когда ты берёшься за её текст, который уже клёвый сам по себе, в голове одна мысль — только бы не испортить (улыбается). И я начал придумывать эту разработку в расчёте на то, что исполнять будет Андрей. Но потом у них начались какие-то разногласия, они перестали сотрудничать, и материал просто повис в воздухе. И вот однажды мы общались с Петей, я рассказал ему про эту вещь и прислал демку.

Пётр: Я Мише сразу сказал, что это бомба!

Михаил:
Мы вместе доделали аранжировку, но когда нарабатывали материал для альбома, наши коллеги по группе говорили, что композиция явно не для Гран-Куража, и какой смысл её вообще делать… но тут Петя проявил настойчивость. И в итоге песня раскрылась, расцвела, и отношение к ней поменялось даже у нашего звукорежиссёра Саши Меренкова, который к ней в итоге прикипел. Сейчас уже никто не жалеет, что мы включили её в альбом.

Пётр: Она другая! Когда в альбоме собраны разноплановые композиции, это и создаёт палитру. Не может быть красный только чисто красным, или чёрный — чисто чёрным. А песня, кстати, не просто посвящена Джону Леннону, но и написана от имени его убийцы Марка Чепмена — в этом тоже есть своя изюминка!

Специально для нашего интервью Маргарита Пушкина рассказала историю создания этого текста:
"Текст родился как всегда — когда ты пишешь то, что хочешь, — быстро, минут за 15, наверное (смеётся). А идея написать от имени убийцы — ну, это фигура сама по себе интересная, и я читала массу его интервью. И некоторые его мысли мне показались цепляющими, что ли… тебе всё это надоело — обращаясь к Джону Леннону — ты скрываешься за очками, а толпа видит в тебе кумира, солнце и пророка. И такая точка зрения распространяется не только на Джона и «Битлов», для определённой группы людей и тот же Кипелов — пророк, каждое слово которого слушают с замиранием сердца. Так что это общая картина. И эти слова мне очень запали в душу. А потом здесь есть некая аналогия — пусть, может быть, несколько прозрачная, бегущая — с Иудой, но не каноническим, а тем Иудой, который любил и понимал Христа. И я подумала, почему бы не написать текст от имени Марка и не высказаться именно его словами, которые я взяла из интервью…
Я понимаю, что к этой песне будет разное отношение, потому что тут и музыка экспериментальная, не совсем традиционная для Гран-Куража. Но мне бы хотелось, чтобы люди обратили внимание на этот текст и, может быть, посмотрели на себя, потому что некоторые мысли там, скажем так, верные. Хотя это, конечно, ни в коем случае не оправдывает того, что он сделал, это понятно.
Мне кажется, песня получилась — и музыка соответствующая, и атмосфера, и Пётр прекрасно спел, так что мои ожидания полностью оправдались. Да и вообще когда мы с Мишей работаем, никаких вопросов не возникает. Когда он выбрал этот текст — для меня это всё-таки ближе к прог-року — у меня не было никаких сомнений в том, что он справится. Песня волшебная, она творит магию, но только для тех, кто понимает, потому что сейчас, к сожалению, не все уже знают, кто такой Джон Леннон. Единственное, я не думала, что эта песня войдёт в номерной альбом Гран-Куража, так что для меня это был сюрприз".

 
В балладе «Птица небесная» есть интересное решение в аранжировке — пронзительное, очень красивое соло и сразу за ним довольно тяжёлый для медленной песни фрагмент. Михаил, как родилась идея такого контраста?

Михаил: У этой песни тоже есть своя история. Она тоже написана на готовые стихи Маргариты Пушкиной, которая однажды написала мне, что у неё есть один текст, который очень нравится Валерию Кипелову, но музыку на него у них написать не получилось. Не хочу ли я попробовать, спрашивала она. Я согласился и сделал первое демо с вокалом Жени Колчина — это было лет пять назад. Начав работу, я поинтересовался у Маргариты Анатольевны тематикой. Оказалось, что стихи посвящены исполнительнице русских народных песен и романсов Евгении Смольяниновой, которая очень нравится Кипелову.

Пётр: Как я понял из общения с Валерием Александровичем, она в последние годы занимается вокальным целительством— лечит своим пением людей! Как он рассказывал, человек ложится и закрывает глаза, она садится рядом и начинает петь, и через несколько минут у человека начинают бежать слёзы — происходит внутреннее очищение.

Михаил:
И именно эти чувства хотелось передать в музыке, сделать так, чтобы человек растворился в музыке и этих образах. Поскольку она исполнительница народных песен, хотелось оставить эту народность в музыке, и мы решили вставить партию флейты. Петя попросил свою знакомую мультиинструменталистку Анастасию Мокиенко, которая и сыграла кусочек на флейте, и это очень дополнило аранжировку. А этот тяжёлый бридж врывается такой глыбой, после которой песня уходит на последний припев, и наступает катарсис. А что касается соло, у Ричи Самборы я однажды услышал очень простое, но пронзительное соло, наподобие которого всегда хотелось сыграть что-то своё, — и вот идея пригодилась (смеётся).

Пётр: Ну и если рассматривать песню, не привязываясь к конкретному человеку, то в мире на самом деле очень много людей, которые абсолютно бескорыстно творят добро, не требуя ничего взамен. Такая безвозмездная отдача своей внутренней энергетики на благо других дорогого стоит и, как мне кажется, многим добрым людям очень близка.

Мажор — нечастый гость в хэви-метале, однако припев песни «Не забывай» звучит именно в мажоре, а вступление как будто отсылает к стадионному року 80-х. Расскажите про создание этой вещи?


Михаил: Эта песня родилась в нашем групповом чате. Юра Бобырёв (гитарист — прим. авт.), вероятно, прочитав в моём блоге статью о песнях, начинающихся с припева, написал, что у нас нет ни одной такой песни. И тут Петя — вызов принят, — буквально через пару дней присылает свою наработку, само вокальное вступление — “Tell me you cry” (напевает рыбу). Я скачал этот кусочек, вставил в проект, высчитал ритм, придумал риффы и куплет, отправил Пете. Ему понравилось, он доработал бридж, выход с него, и таким образом, обмениваясь мыслями и пересылая проект туда-обратно, мы сочинили песню онлайн!

Пётр: И в этой песне, кстати, есть отсылки и к Мальмстину, и к Edguy, и много к чему ещё (улыбается). А тематику предложила моя супруга Татьяна — песня о людях, которые, не важно, в какой сфере, послужили для нас кумирами и стали стимулом к тому, чтобы добиваться вершин. Кто-то был примером для нас, но и мы уже в свою очередь являемся, наверное, примером для кого-то, стимулом к развитию.

А ты не удивился, что к твоим мажорным припевам Миша придумал минорные куплеты?


Пётр:
Нет, совсем нет, это получилось очень хорошо! Вероятно, это потом помогло и в работе с текстом, потому что если бы и куплеты были в мажоре, не было бы того внутреннего эффекта в восприятии, контраста, который есть сейчас.

Раньше всё было просто: если медленная песня, то про любовь. Потом тексты баллад стали затрагивать самые разные темы, но вы пошли дальше — сделали песню про любовь скоростным боевиком! Как это получилось?

Пётр: Текст мой и… Скажем так, у нас было несколько вариантов текста, но все они немного не подходили.

Михаил: Первый вариант мы писали с Маргаритой Пушкиной, и тут как раз она писала на рыбу. И была антисуицидальная тема — «Опоры под ногами нет, ты на мосту в кромешной тьме» (напевает) — которую я показывал на студии Пете, и вроде мы решили её оставить. Но спустя какое-то время он сказал, что попробовал петь, и некоторые фразы не поются. Мы решили не переделывать по кусочкам, а выдохнуть и попробовать какую-то другую тему. И вот Петя предложил сделать песню про любовь. Я сначала тоже переживал, не получится ли слишком сахарно, но как-то ему удалось меня убедить (смеётся).

Пётр: Но текст-то в итоге получился отнюдь не сахарный, как я Мише сказал, «про любовь, но без соплей» (улыбается).

Михаил: У меня был похожий случай с песней «Пожелай мне» на стихи Пушкиной. Когда она прислала мне текст, он назывался «Баллада» (смеётся). Она видела в этом тексте медляк, а я когда открыл его, сразу подумал, что будет прикольно добавить драйва.

Пётр:
И получилось клёво, люблю эту песню.

В целом по результатам прослушивания альбома складывается ощущение некоего послания о том, что человечество заблудилось, и если ничего не поменять, то всё это добром не кончится, но при этом надежда есть. Я прав?


Пётр: (показывая две козы) Да! Всё правильно! Значит, нам всё удалось. Так или иначе все мы подверглись этому налёту времени, искажающему этические нормы и правила. Всё-таки в прошлые столетия была какая-то этика, культура общения. Хватало, конечно, и варварства, и вандализма, но… со временем какие-то моральные грани просто стёрлись, и новое поколение вообще не понимает, что вот это хорошо, а это нехорошо. Не понимает, что норма, а что нет — для них сейчас вообще всё норма. Раньше как-то всё было искреннее, честнее…  Как бы мы к этому ни относились, мы уже живём в пост-апокалипсисе! По крайней мере по ощущениям это так.

Михаил: Эту мысль дополняет обложка альбома с царём, сидящем на троне, который стоит на горе мусора посреди выжженной земли.

Пётр: Всё зависит от нас, от нашего отношения к этой жизни, к людям. Если мы не заглянем внутрь себя, будет только хуже. Мы будем продолжать удивляться тому, куда катится мир, — а он уже давно скатился.

В ноябре вы выложили в сеть несколько кадров с имиджевой фотосессии к альбому с костюмами и гримом. Реакция публики колебалась от полного неприятия до абсолютного восторга. Это были просто интересные, необычные фотографии, или тут прямая связь с тем самым пост-апокалипсисом и выжженной землёй?

Пётр: Это просто новый имидж группы (улыбается). Однажды мы ехали с Мишей с репетиции, и я предложил ему своё видение новой концепции. Он меня поддержал, и мы начали воплощать всё это в жизнь. Фотосессия сделана, на наш взгляд очень удачно, выдержана в стиле. Спасибо за неё моей доченьке Полине Космачевой и ее мужу Егору Романенко. Наталье Костиковой спасибо за грим, а парням — за терпение и идеи в процессе работы. По моим ощущениям все остались довольны.

Михаил: Да, и все эти образы поддерживают обложку альбома.

Стоит ли ждать музыкантов в таком имидже на презентации альбома?

Пётр: Конечно, мы об этом и говорим.

Михаил: Мы и делали эти костюмы с расчётом на то, чтобы выйти в них на сцену. Правда с котелком, наверное, будет сложновато (смеётся). Но практически всё, что на нас там надето, это эксклюзивные вещи, пошитые специально для музыкантов, ручная работа. Плюс всё это проработано в деталях. Не всё видно на фотосессии, но живьём, думаю, будет круто.

Пётр: У меня там полностью кожаная амуниция вплоть до кобуры для микрофона, спасибо за это мастеру-золотые руки Алексею Архипову и клубу Beauseant co. (Босеан.ко). Главное, что всем ребятам всё это идёт, и во всём этом комфортно работать. Я очень рад тому, как мы подготовились ко всему этому, и благодарен парням за согласие и серьёзный подход к нашему общему делу.

В наше время всё большее значение приобретает видеоконтент. Есть ли в планах видеоклип на какую-нибудь из песен с нового альбома?


Пётр: Я бы снял не на одну песню. Я ещё не озвучивал это Мише, но есть мысли дать послушать альбом нескольким талантливым сценаристам, чтобы каждый выбрал себе трек по своим ощущениям. Потому что бывает так, что ты видишь один смысл, а человек, послушав, увидит абсолютно другую картинку…

Михаил: И в сочетании это даст третий эффект! Бывает так, что видео немножко не о том, что поётся в песне, но поддерживает нужное настроение, и это открывает какие-то новые двери.
Сейчас действительно человек включает YouTube, и даже если это не какой-то дорогой клип, а просто какое-то видео, это всё равно помогает песне прозвучать лучше. Одно дело, когда ты слушаешь драйвовый трек, и совсем другое, когда вместе с этим ты видишь, как музыканты драйвово играют его, и вокалист в образе — это сразу плюс пятьдесят к карме! Я сам полюбил рок, когда увидел клип — не просто песню, а именно клип — “Stare” группы Парк Горького. Маршал с длинными чёрными волосами с басухой, Белов, играющий соло, которое казалось мне тогда вершиной скорости, — меня туда просто затягивало.
Продолжая тему видео, — у нас был юбилейный концерт, который мы снимали. Хочу, пользуясь случаем сказать всем, что этот материал не пропал, концерт был очень душевным, работа была проведена большая, и вы обязательно всё увидите и услышите.

Кстати, о концертах. Вы должны были принимать участие в «Главной Метал-Ёлке страны» ещё 2 января. Потом фестиваль перенесли на 17 января и вот теперь на 24 февраля. С каким настроем группа подходит к этому событию, и прозвучат ли там песни с нового альбома?

Михаил: Это уже скорее концерт «Выброси Ёлку», потому что уже пора. (Общий смех). Мы уже выбираем программу, и, конечно, что-то прозвучит, ведь фактически фестиваль состоится уже после выхода альбома. На прошлой «Ёлке» мы играли песню про «потолок ледяной, дверь скрипучую», и было драйвово и очень прикольно. В этом году тоже надо чем-то удивлять, а чем нам удивлять в связи с выходом альбома, как не новыми песнями.

Всем музыкантам и любителям живых концертов в последний год пришлось очень тяжёло, и ближайшее будущее пока не обещает никакой конкретики. Что вы можете сказать своим поклонникам и всем ценителям хорошей музыки, многие из которых близки к отчаянью?

Пётр: Отчаиваться в любом случае не стоит, потому что рано или поздно пандемия закончится и всё вернётся в нормальное русло. Если же оставаться в рамках, диктуемых временем, то мы будем делать онлайн-концерты — вдвоём ли, всей ли группой — в любом случае мы не оставим своих поклонников без хорошей музыки (улыбается).

Михаил:
Все наши концерты, которые переносились, по-прежнему действительны, поэтому не надо сдавать билеты. Мы сами очень ждали презентации альбома в прошлом году, потому что продажи были очень хорошие и концерт обещал быть очень успешным. Сейчас мы, как и все — заложники ситуации, но новая дата презентации уже обсуждается.

Пётр:
А до этого ещё должны быть Тула и Питер.

Михаил: Да, так что ждите нас, и мы приедем!

Официальная страничка группы Гран-Куражъ в ВК: https://vk.com/gran_kurazh

Интервью: Вячеслав "Slash" Куприянов
Фото: Полина Космачева (студия)
24 января 2021 г.
 (с) HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2020 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker