В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Leaves Eyes

Leaves Eyes
Я хочу, чтобы люди даже сейчас наслаждались жизнью

11.01.2021

Архив интервью | English version

В такие времена, как сейчас, мало что ценится выше, чем возможность сбежать от пораженной вирусом реальности в ту эпоху и то место, где люди встречали опасности лицом к лицу, а не запирались от них на побольше замков с единственным желанием выжить. Leaves’ Eyes всегда давали фэнам такую возможность, и их новый альбом “The Last Viking” – это очередная сага о великих приключениях и испытаниях, которые выпали на долю, пожалуй, самого легендарного из народов, который когда-либо ступал на европейскую почву. Причем музыканты и сами хорошо знают, что такое испытания и приключения – несколько лет назад они пережили смелую и скандальную смену вокалисток, уволив харизматичную и моментально узнаваемую Лив Кристи и взяв на ее место никому не известную в то время Элину Сиирала. Однако время показало, что группа вышла из этой истории победительницей, и их новый альбом получился ничуть не менее захватывающим, чем предыдущие. Незадолго до его выхода мы связались с лидером группы Алексом Круллом, чтобы узнать поподробнее о том, как музыканты записываются во время пандемии, чем обусловлен интерес группы к реконструкторскому движению, и, конечно же, чем они планируют заняться в пост-пандемическом будущем.

Чем вы занимаетесь, пока по всему миру свирепствует коронавирус? Сейчас, когда гастроли невозможны, а путешествия жестко ограничены, чему ты и остальные участники группы посвящаете свое время?


Наши последние выступления состоялись в круизе “70000 Tons of Metal” в Карибском море в начале года. Это, кстати, была потрясающая поездка, я там был главным в звездном джеме, и было круто находиться на одной сцене с такими легендами, как Михаэль Шенкер, Кронос и Гэри Холт, реально круто. Когда мы вернулись, следующим пунктом у нас на повестке дня стоял новый альбом Leaves’ Eyes, но вскоре после этого в Европе началась пандемия коронавируса, и мы такие: «Ничего себе, это не сон?» В итоге мы заперлись в студии всей группой и так и просидели там весь период локдауна. У Жориса (Нийенхуис, барабаны) подруга живет в Швейцарии, так что он еле успел вернуться оттуда в студию – через полтора часа после этого граница со Швейцарией была закрыта. А вообще он из Голландии, но ему пришлось застрять в Германии, в студии Mastersound. (Смеется). Та же история с Элиной – она уже два года живет в Германии, но в другом районе, не там, где мы, в смысле, Тоссо (Бауэр, гитара), я и Микки (Рихтер, гитара). Она живет в Баварии недалеко от Мюнхена, а мы из Штутгарта, а это несколько часов езды, но она также приехала сюда, и мы заперлись в студии. Мы извлекли все самое лучшее из ситуации и закончили альбом. На самом деле, нам еще повезло – в отличие от других групп, которых локдаун застал на гастролях. У нас есть друзья, которые застряли прямо в аэропортах, гостиницах или даже в гастрольном автобусе и не знали, куда им деваться.

Могу сказать вам одну вещь. Конечно, сейчас в мире очень много негатива, но позитивный момент заключается в том, что нам удалось отмести все лишнее и сконцентрироваться на том, что главное в нашем деле. Нам удалось сконцентрироваться на музыке, мы стали ближе как группа, ведь мы были вынуждены держаться вместе, чтобы пережить это безумие. Все наши шоу, все наши туры, все наши планы оказались отменены; на самом деле, в декабре у нас планировались концерты в России, но потом началась вся эта история, и мы даже не стали их анонсировать. Я знаю, что на следующий год у нас запланировано участие в фестивале “Big Gun”, и надеюсь, что у нас получится там сыграть. Но на июнь были назначены шоу в Мексике с Arch Enemy, и их вообще пришлось отменить, потому что сыграть нам было невозможно. Наш тур по Европе перенесен на целый год, он должен был начинаться сейчас, сразу после релиза альбома, а теперь он пройдет годом позже. А презентация альбома, которая планировалась на фестивале “Summer Breeze” с 40 тысячами зрителей, пиротехникой и викингами на сцене – все пошло прахом. Это по-настоящему тяжелый удар, особенно для некоторых из нас, например, для Жориса, который живет в Нидерландах и работает там в качестве техника, в том числе и на больших фестивалях. Микки, наш второй гитарист, дает кучу концертов, у него есть рок-шоу, с которым он выступает чуть ли не каждый уикенд. Мы с ним разговаривали на прошлой неделе – мы тут только что вернулись со съемок видеоклипа, и он был реально счастлив поучаствовать хотя бы в съемках, потому что возможностей выйти на сцену и что-то сыграть сейчас практически нет. Ну а тут было хоть что-то, что мы смогли сделать вместе.

Это не самое приятное время, но с другой стороны, у нас выходит отличный альбом, и, мне кажется, мы вложили в него все, что могли, а метал-семья должна держаться вместе. К черту всю эту корону, к черту всю эту политическую чепуху, мы одна большая метал-семья, в которой неважно, откуда кто родом или что происходит в мире. Пусть весь мир сходит с ума, у нас по-прежнему есть мы.  

Социально дистанцированные концерты с ограниченной посещаемостью - Leaves’ Eyes не рассматривают такой вариант?

Были попытки что-то такое устроить, также шел разговор о живых стримах, мы чуть ли не каждый день получаем предложения о стримах и вещах подобного рода. Но, честно говоря, концерты для зрителей в машинах нас совсем не прельщают. Не знаю, есть ли у вас в России что-то подобное, но здесь в Штутгарте летом устраивались концерты в автомобильных кинотеатрах. Например, там играла Доро, и мои друзья туда сходили. Но это совсем не то же самое, что нормальные концерты, и они не кажутся мне убедительны. Я хочу, чтобы все было по-настоящему, и, возможно, нам просто нужно проявить терпение и подождать возможности снова давать нормальные рок-концерты.

Один музыкант (мы не запомнили его имени) сказал тут, что «выпускать альбом во время пандемии – это все равно что бросать его в огромную черную пропасть». Но “The Last Viking” все равно выходит в назначенный срок. Чего вы ждете от его релиза?

Мне кажется, мы должны чем-то отплатить людям. Конечно, в марте-апреле, когда все мы поняли, что ситуация становится непростой, лейбл говорил с нами на эту тему, они сказали: «Послушайте, выпустить ваш альбом летом будет трудно». Мы сказали: «Окей, если это невозможно летом, то давайте постараемся сделать это осенью». Пришлось преодолеть по-настоящему серьезные трудности, особенно когда мы хотели снимать видеоклипы, но не могли поехать ни в Швейцарию, ни в Польшу, где находятся съемочные компании. Пришлось ждать такой возможности до самого последнего момента. Кто бы ни сказал ту фразу, я понимаю, что он имеет в виду. Я знаю, что многие музыканты привыкли к ситуации, когда они выпускают альбом и едут с ним в тур, так что получается такой альбомно-гастрольный цикл, и им по-настоящему дискомфортно из-за того, что сейчас так не получается. Но у меня к этому немного другой подход. Я ведь артист, я люблю работу в студии, я также продюсирую другие группы, и мне кажется, что в такие времена, как сейчас, людям особенно нужна наша новая музыка. Возможно, они захотят погрузиться в наш музыкальный мир, послушать саги о викингах, отключиться от всего негатива. Это может быть особенно интересно для наших российских слушателей, ведь в альбоме много говорится про Русь, есть эпизоды из русской истории, особенно когда наш герой женится на русской княжне Елизавете. Мне кажется, это альбом, в который можно по-настоящему погрузиться. (Смеется).

Песня, которая особенно тесно связана с Россией – это “Black Butterfly”, песня русской княжны. В ней у нас есть специальный гость – Клементина (Делани) из Visions Of Atlantis, которая записала шикарный дуэт с Элиной. А есть еще песня “For Victory”. Герой нашей саги, норвежский король Харальд III Суровый побывал практически везде, куда путешествовали викинги – от Норвегии и Швеции вплоть до Руси и Византийской империи, он был даже на Средиземном море, сражался в Сицилии, Болгарии, везде вплоть до Иерусалима, у него были походы даже туда. Он сражался в Турции на территории, которая принадлежала сарацинам, и стал героем варяжской стражи. А на пути обратно он женился на Елизавете, дочери Ярослава, князя Руси, после чего вернулся, чтобы сражаться за трон Норвегии и трон Дании, а в довершение ко всему отправился в Англию, чтобы сражаться за английскую корону. Там он и умер в 1066 году в битве при Стэмфорд-Бридже, и тогда стало очевидно, что эпоха викингов закончилась. Это очень драматическая и эпическая история, возможно, это самая масштабная сага о викингах. В ней много разнообразия, много ярких драматических поворотов. Мне это очень нравится, и я считаю, что она подходит Leaves’ Eyes на 100 процентов.

Как получилось, что Клементина Делони поет у вас дуэтом с Элиной? Ведь Leaves’ Eyes довольно редко привлекают каких-то гостей на ведущий вокал…

Ну, парочка у нас уже была. Однажды у нас была Симона Симонс из Epica, однажды была Линди Фэй из Wardruna, но в целом вы правы, такое случается далеко не на каждом альбоме. Еще, помню, у нас пел Джон из Kelly Family и Майте, его жена. Так что кое-какие гости у нас уже были. А Клементина – наша хорошая подруга, мы несколько раз были вместе с ней на гастролях – с проектом Melted Space, в котором она участвовала, с Visions Of Atlantis и с Kamelot, мы также встречались в круизе “70000 Tons of Metal” годом ранее, и она всегда говорила: «Да-да, надо что-то сделать вместе», а тут настал подходящий момент. (Смеется). Мы подумали, что будет круто заполучить ее, а также нам был нужен голос, который отличается от голоса Элины, чтобы был настоящий дуэт двух ведущих вокалисток. Мне кажется, это отлично работает. Поскольку мы уже издавали песни “Black Butterfly”, “Serkland” и “Night Of The Ravens” раньше, мы хотели, чтобы на альбоме эти треки были представлены в других версиях. Мне кажется, получилась отличная сессия, и не стоит забывать, что она случилась в самую последнюю секунду. Мы знали, что хотели записать Клементину, и она сама хотела приехать сюда в студию Mastersound, но ей нужно было ехать из Лиона (Франция), а границы были закрыты. К тому моменту мы уже сдали мастер на AFM Records, но попросили его придержать, мы говорили им: «Подождите, у нас Клементина на гостевом вокале, но она еще не записана!» Мы дождались, пока границы откроются, и в самый первый момент она запрыгнула в поезд и приехала сюда. Если не ошибаюсь, она задвинула свой отпуск и все такое. (Общий смех). Но мы отлично провели здесь уикенд, могу вас заверить! Это было реально чудесно, мы отлично провели время и были очень рады, что у нас получилось записать эту сессию вместе, а результат просто превосходен.

Давай проясним один момент: в пресс-релизе AFM дословно говорится, что с “The Last Viking” Leaves' Eyes «доводят саги о викингах до помпезного финала». Означает ли это, что на следующем альбоме вы смените тему и будете петь о чем-то еще?

Многие говорят мне что-то типа: «15 лет назад все началось с ’Vinland Saga’, а сейчас вы закрываете главу», и я такой: «Чего?!» На самом деле, наша группа всегда была и всегда будет связана с нордической мифологией, потрясающими пейзажами, сагами и сказаниями. Мы поем не только о викингах, даже на этом альбоме есть другие темы, там также много мистики, магии и всего подобного, что прекрасно соответствует подходу Leaves’ Eyes. Также это вовсе не трилогия: некоторые спрашивают, есть ли связь между “King Of Kings” (2015), “Sign Of The Dragonhead” (2018) и новым альбомом, но это совсем не тот случай. Эта конкретная сага стоит последней в истории викингов хронологически, но это вовсе не значит, что в будущем мы не будем касаться этой темы. Конечно, на будущем альбоме многое будет по-другому. Но поскольку люди спрашивают … на предыдущем альбоме “Sign Of The Dragonhead” действительно был один намек, последняя песня “Waves Of Euphoria” уже была о Харальде III, и преданные фэны поняли: «Ага, вот куда они поведут нас дальше, героем следующего путешествия будет Харальд Суровый». Это правда, такая связь действительно есть. Но мы вовсе не собирались закрывать тему викингов. У меня с ней очень личная связь, потому что я сам бьюсь на мечах, я участвую в самой большой армии современных викингов “Jomsborg”, у нас есть части по всему миру. Каждую неделю я бьюсь на мечах, я езжу на турниры, я езжу в лагеря, я сражаюсь на самом крупном поле боя современности, которое находится в Польше, и на котором собирается 8 тысяч воинов. Среди них, кстати, много русских, они изображают славянских воинов. Поэтому эта тема очень близка мне лично.

Мы посмотрели первую часть документального фильма “Viking Spirit”, которую вы только что опубликовали в Сети, и остались очень впечатлены масштабами реконструкторского движения, в котором ты участвуешь. Правильно ли мы поняли, что ты сначала привлек реконструкторов для участия в шоу Leaves’ Eyes в 2007 году, а затем сам увлекся и стал участвовать в их движении?

Можно сказать и так. Я бы объяснил это так: в той местности, где я живу, есть ребята, которые занимаются реконструкторским движем, они изображают римлян, тевтонских рыцарей, так что у нас проводятся рыцарские турниры. Но на севере Германии есть Хедебю, который в Средние века был крупнейшим торговым центром викингов – и он находится на территории Германии. Мой отец родом с побережья Балтийского моря, и именно там происходит действие саги о Йомсборге. Это в некотором роде мои корни, понимаете? Интересно, что самая крупная викинговская армия наших дней тоже называется “Jomsborg”, и у меня есть с ней связь через корни моей семьи. Также у меня много друзей в Польше, которые руководят отделением «Восточный шторм». Если вы видели документальный фильм, то вы видели Игоря (Горевица). На самом деле, он снимался в куче клипов Amon Amarth, а также у Sabaton и Kreator, так что он много работает с метал-группами. Он большой поклонник металла, и мы с ним большие друзья, даже, можно сказать, братья. Сейчас в сети доступно шесть «серий» фильма, а всего их порядка 19, так что в нем еще много реально крутых моментов. Первая часть – это только начало, мы знакомим людей с тем, что представляет собой наше движение, но в остальных частях мы покажем его во всей красе – тренировки, битвы, мероприятия и все закулисные дела. Мы снимали этот фильм пять лет. (Смеется).

Так вот, я не знал, что у нас тоже есть люди, занимающиеся эти хобби. В 2005 году я познакомился с такими людьми из Бельгии – это был Снорри, он тоже есть в документальном фильме, и он тоже поклонник металла, пишет для бельгийских и французских журналов. Мы с ним говорили о викингах и всем остальном, и я рассказал ему о своей идее построить на сцене корабль, одеть меня в доспехи и устроить грандиозное шоу. Это было 15 лет назад, а тогда найти хорошие вещи, настоящие вещи, скажем так, было довольно трудно. Тогда уже были реконструкторы, была сцена, но сейчас благодаря интернету в этой области, как и во всех других, появилось гораздо больше возможностей. Затем в 2007 году, когда мы играли на Вакене, я познакомился с несколькими ребятами с севера Германии, а на нашем втором выступлении на Вакене так получилось, что нас увидел парень из нашей местности. Он, по сути, сам подошел знакомиться: «Эй, а мы из твоего района». И я такой: «Что?! Да не может быть!» (Смеется). И вот тогда, в 2013-2014 году, между нами возникла настоящая связь. До этого у меня просто был меч, с которым я тренировался в одиночестве, чтобы нормально выглядеть с ним на концертах, но тогда все началось по-настоящему – правила боя и все такое. Все перешло на гораздо более высокий уровень.

Реконструкторскую сцену можно сравнить с метал-сценой, они в чем-то похожи. Многие находят путь к викинговской сцене через музыку, и это прекрасно, я считаю. Здесь реально круто, все равны, и совершенно не важно, чем ты занимаешься в обычной жизни. Все отключаются от современного мира, разговаривают у костра, и я один из них. Конечно, многие из этих ребят также знают мою группу и все такое, и они разговаривают со мной об этом. Но так или иначе, это очень классная вещь для тех людей, которые хотят отключиться от современного мира. Музыка дает нечто похожее – погружение в другой мир.

“Jomsborg” объединяет людей со всего света. На твой взгляд, почему жители Новой Зеландии или Дальнего Востока хотят вести образ жизни викингов? У них ведь есть и своя, более чем впечатляющая история…


Вы правы, но увлечение викингами связано с тем, что они оставили свой отпечаток по всему миру. Может быть, не на Новой Зеландии (общий смех), но у тех, кто сейчас живет в Новой Зеландии, могли быть предки из Европы – отсюда это стремление и тоска по старым временам. Ирландский Дублин был городом викингов, в Германии, во Франции, в Нормандии также есть города викингов. Как я уже говорил, они добирались аж до Сицилии и там тоже оставили свой отпечаток. Они побывали везде на Черном море и на Балтийском море, потому что они были мореплавателями, торговцами и, конечно, воинами. Уже тогда дух викингов не был присущ лишь какой-то одной особенной группе людей. Они создавали поселения, смешивались с местными жителями и все такое, как на Руси, например. У них не было единой империи, но благодаря рейдам и войнам они оставили свой отпечаток в массе мест на Земном шаре. А кроме того, люли в восторге от нордической мифологии, потому что она сама по себе просто превосходно, и это сочетание реальной истории и саг очень интригует. Вы ведь знаете, что многие литературные произведения вдохновлены викингами и их сагами. Во «Властелине колец» есть моменты, где это влияние хорошо различимо, и хотя я знаю, что «Игра престолов» вдохновлена чем-то еще, местами и там всплывают приключения Харальда Сурового – все эти интриги, продажность, борьба за одну корону и все такое. Это очень интересно, и помимо писателей и музыкантов, которые любят писать книги и музыку про это, есть и люди, которые хотят вести такой образ жизни – а они могут быть родом и из Новой Зеландии, и из Латинской Америки, и из США, и даже из Японии. И это по-настоящему круто.

Как реконструкторское движение переживает пандемию? Насколько мы понимаем, встречи и праздники для реконструкторов теперь также невозможны, а судя по фильму, для многих членов этого движения викинговские промыслы являются главным источником дохода…

Да, вы совершенно правы, это действительно большая проблема. Я знаю многих из этих ребят – торговцев, портных или ремесленников, которые, как вы сказали, полностью зависят от летних мероприятий, а в этом году, по сути, их вообще не было. Им также приходится нелегко в этой ситуации, но приятно видеть, что даже в эти тяжелые времена люди пытаются поддерживать друг друга. Как я уже сказал, они живут везде от России до Англии, по всей Европе и не только, и они продолжают поддерживать связи и все такое. Я бы сказал, что это хороший пример для всех политиков (смеется) – почему мы им не сделать то же самое, не поддержать друг друга? Честно говоря, чего я совершенно не понимаю в этой ситуации – вроде бы если началась пандемия, то человечеству надо сплотиться. Но, похоже, каждый сражается в собственной битве, в собственной войне, со своими собственными целями, и вместо того, чтобы остановить все это финансовое безумие, мы имеем дикие скачки на Уолл-Стрит. Да какого черта?! Будь они поумнее, они бы сказали: «Слушайте, у нас практически военное время, давайте заключим мирный договор, просто нажмем кнопку ‘Стоп’ и всех спасем» – в этом нет ничего невозможного. Но, конечно, всегда есть кто-то, у кого свои интересы, отличающиеся от интересов другого человека.

Что для нас хорошо, так это то, что металлисты и реконструкторская сцена пытаются поддерживать друг друга. Наша роль как группы в данном случае – поддержать людей музыкой, и хотя, наверное, наш концертный агент сказал бы: «Алекс, сам посуди, было бы лучше, если вы выпустите альбом позже», я как артист отвечу ему: «Мне наплевать, я хочу, чтобы люди могли наслаждаться жизнью в нынешние времена. Мы хотим выпустить альбом сейчас, даже если у нас не будет нормального гастрольного цикла». Кто знает, настанет ли вообще то время, когда рок-концерты возобновятся в том виде, в каком мы хотим их проводить, нам остается лишь ждать и смотреть. Здесь вопрос в том, как не только группы, а вся инфраструктура – клубы, техники, фестивали, владельцы фестивалей и все, кто с ними связан – переживет такого рода отсутствие зрителей. Конечно, чтобы все это работало, нам нужны зрители. И сейчас у нас самая плохая ситуация из всех возможных, потому что мы, наверное, последние, кто получит назад свою работу.

Слушаешь ли ты целенаправленно музыку на викинговские темы? Что ты думаешь, например, об Amon Amarth или – если брать другую сторону спектра - Heilung?


(Смеется). Heiling – любопытно, что вы о них спрашиваете. Мы вместе играли на одном немецком фестивале, их вокалист Кай (Уве Фауст) сам немец, и он большой поклонник Atrocity, моей второй группы. (Смеется). Он рассказал мне, что у него собственный тату-салон, и там постоянно играет наш альбом “Werk 80” или записи с Ясмин, моей сестрой. У меня также есть друзья, с которыми он тусовался, когда посещал разные реконструкторские мероприятия. Мир тесен. Кай – очень крутой артист с класссным вкусом в музыке. Я слышал Heilung еще до того, как они подписали свой первый контракт, я ведь до сих пор связан с лейблами, я работаю на них в качестве студийного продюсера и в качестве «ловца талантов» - если я нахожу что-то интересное, я предлагаю эту группу лейблам. Так вот, про Heilung я сразу же сказал, что это фантастическая группа, у которой будет отличное будущее. Правда, к тому моменту их уже взял в оборот другой «ловец талантов», мой хороший знакомый, и они подписали контракт через него. Интересно получилось.

А что касается Amon Amarth – боже, в первый раз мы играли вместе на каком-то турецком фестивале в Стамбуле году, наверное, в 2004-м, очень давно. Я лично знаком с Йоханом (Хеггом, вокалистом Among Amarth), и когда мы встречаемся на фестивалях, мы немного болтаем или что-то в этом роде. Некоторые техники Atrocity и Leaves’ Eyes также работали у Amon Amarth, так что у нас всегда кто-то кого-то знает. Несомненно, среди реконструкторов много народа, которые также очень любят эту группу.

Для многих групп смена вокалиста или вокалистки приносит колоссальные проблемы, но в вашем случае, насколько мы можем судить, публика приняла Элину относительно безболезненно, по крайней мере, если сравнивать с увольнением Тарьи Турунен из Nightwish. Как ты думаешь, почему этот переход прошел в вашем случае столь успешно?

Всегда найдутся люди, которым один голос нравится больше, чем другой – вот как в случае с Nightwish. Я помню, как очень много лет назад, когда Пола ДиАнно в Iron Maiden заменил некто по имени Брюс Дикинсон, я, в те годы совсем юный металлист, предпочитавший чуть более грубый панковский стиль, недоумевал: «Ну что за дела, там теперь поет другой парень…» (Общий смех). Сейчас Iron Maiden невозможно представить без Брюса Дикинсона, однако моим любимым альбомом Iron Maiden по-прежнему остается “Killers”. Я обожаю Iron Maiden, и я обожаю их обоих, для меня это не проблема, но я знаю, что многие раздули из этой ситуации (в Leaves’ Eyes – прим. авт.) такую драму, а масло в огонь еще подлили кое-какие нападки в интернете и все такое. Мы обсуждали эту тему на встречах с менеджерами из Америки, и мы также разговаривали с другими людьми, которые пережили похожие проблемы. Я помню, что разговаривал с Алиссой (Уайт-Глуз) из Arch Enemy, и она сказала мне, что иногда люди очень критичны. (Смеется). Но вы правы – и это самое важное – нам очень повезло, что мы нашли Элину, это как выигрыш в лотерею. Она пришла к нам в тот момент, когда мы нуждались в этом больше всего. Все могло полностью провалиться, потому что совсем нелегко найти подходящую вокалистку, а ведь это только полдела, еще нужен человек, который готов гастролировать и готов участвовать во всех остальных делах группы, таких как съемки видеоклипов и работа в студии. Люди часто недооценивают этот фронт работ, они видят группу лишь на сцене, но я считаю, что очень важную роль сыграл тот факт, что работа с Элиной в студии с самого начала шла совершенно замечательно. Но шоу очень важны, и, мне кажется, именно поэтому многие люди смогли ее принять – «Ой, у них новая вокалистка, и она отлично звучит на сцене». У нас были большие туры по США, например, с Sabaton, и это было колоссально, толпы народа каждый вечер, а также фестивали типа Вакена, и это был для нас настоящий тест. Но все прошло совершенно замечательно, нам везде сопутствовал большой успех. У нас также были концерты в качестве хэдлайнеров, такие как “Metal Female Voices”, “Wave Gotik Treffen” в Лейпциге или “Full Metal Cruise”, где мы были одними из хэдлайнеров вместе с Saxon. Фэны от нее в восторге, я всегда вижу, что после концертов столько отличных отзывов. Мы очень счастливы, но, конечно, всегда найдется кто-то, кто распространяет ненависть, пишет негативные комментарии, диванные критики и все такое. Я могу дать всем один совет – приходите на концерт и составьте собственное мнение, конечно, когда у нас снова появится возможность выступать.

Что сейчас происходит с Atrocity? На вторую часть трилогии “Okkult” у вас ушло пять лет, а когда ждать третью часть?

На самом деле, это следующий пункт нашего графика (смеется), потому что мы столько всего переделали с Leaves’ Eyes. У нас уже есть несколько крутых идей для песен, штуки три или типа того, и сейчас мы продолжим работу. Это наш следующий главный приоритет – создание нового альбома Atrocity.

Здорово, будем ждать!


Здесь все очень легко объяснить. В Leaves’ Eyes вы видите меня в образе викинга, наверное, это идет от моего отца (смеется), а моя другая сторона – это темная сторона, потому что мой дед был из Трансильвании. Вампир-викинг – отличное сочетание. (Общий смех).

Atrocity и Leaves Eyes подтвердили участие в фестивале “Big Gun”, который должен пройти в России следующим летом. Вы много раз играли в России, но ни разу на фестивалях. Чего фэнам ждать от ваших выступлений? Может, русских викингов на сцене?

Ага, у меня есть среди них приятель, его зовут Максим, он из Москвы, и я сказал ему: «Эй, когда мы будем выступать в России, вы, ребята, обязательно заходите». (Смеется). Может, так оно и будет – если у меня будет такая возможность, и если это нам позволят. Посмотрим, как дела пойдут дальше, следующая пара месяцев будет иметь решающее значение, но я целиком и полностью за.

Хорошо, тогда расскажи, что ты сделаешь первым делом, когда пандемия официально закончится?

Отличный вопрос! Для меня особенную важность имеют мой сын и моя семья, и для всех членов семьи сейчас очень трудно видеться, собираться вместе и все такое. Думаю, когда пандемия закончится, очень важно, чтобы люди смогли воссоединиться – не только на концертах, конечно же, но и в личной жизни. Я знаю, что многим сейчас нелегко. Я лично ничего не боюсь, но я слежу за тем, чтобы не подвергать опасности других, для меня это вопрос уважения. Сейчас мне в голову не приходит ничего конкретного, только то, что мы уже обсудили – снова выезжать в туры, давать концерты и, конечно же, участвовать в больших викинговских сражениях (смеется), словом, вернутся к нормальной жизни. Но я практически уверен, что «новая нормальнсть» будет нести на себе отпечаток того, через что прошли. Может, люди будут вести себя осторожнее. Посмотрим.

Официальный сайт Leaves’ Eyes: https://www.leaveseyes.de/

Выражаем благодарность Ирине Ивановой (AFM Records) за организацию интервью и предоставленные аккредитации

Интервью – Роман Патрашов, Наталья “Snakeheart” Патрашова
Перевод с английского – Роман Патрашов
19 октября 2020 г.
© HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2020 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker