В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Darzamat

Darzamat
Философ на своем пути

04.01.2021

Архив интервью | English version

В их дискографии, которая охватывает почти четверть века, практически нет похожих друг на друга альбомов. Поляки Darzamat на каждом релизе предлагают слушателям нечто новое, всего за несколько лет пройдя путь от симфо-блэка до готик-металлического “Oniriad” (2003), который смогли понять и принять далеко не все поклонники этого польского коллектива, а затем назад, к более традиционному звучанию, в котором были выдержаны три следующих полноформатника. Однако после достойного релиза “Solfernus’ Path” (2009), в записи которого приняли участие такие известные музыканты, как гитарист King Diamond Энди Ля Рок и барабанщик Stone Sour Рой Майорга, Darzamat замолчали на долгих 11 лет, и лишь 27 октября увидел свет их новый альбом “A Philosopher At The End Of The Universe”. О причинах такого долгого молчания, об особенностях данного релиза и событиях, происходящих в группе в этот длинный промежуток времени, я попытался разобраться в беседе с вокалистами коллектива Флауросом (настоящее имя Рафал Горал) и Нерой (в «миру» - Агнешка Горецка).

От всей души поздравляю всех музыкантов группы с записью и выпуском долгожданного нового альбома A Philosopher At The End Of The Universe”! Получился очень интересный релиз, в котором сочетаются как фирменные и узнаваемые элементы звучания Darzamat, так и ряд экспериментальных фишек. С чем была связана такая длинная пауза в творчестве группы после выхода предшественника “Solfernus’ Path”? Иссякли интересные идеи в музыкально-текстовом плане, или же длительный тайм-аут был взят специально, чтобы реализовать своё творчество в рамках сайд-проектов?


Флаурос: В первые два года после выпуска "Solfernus' Path" мы раскручивали альбом, давали концерты. В частности, у нас был тур по Польше с Hate, несколько фестивалей, например, в Украине, Бельгии, Германии, Чехии и Мексике. Быть может, не сколько концертов, сколько после альбома "Transkarpatia" (2005), когда мы играли интенсивнее всего за всю нашу историю, но, как обычно, нам удалось побывать в нескольких новых местах на карте мира. Потом мы сконцентрировались на других проектах, я записал альбом "Parvzya" с моими друзьями из Mastiphal, а Нера и Маркус (бас) записали три альбома под названием NeraNature.
Никто из нас не планировал столь долгого перерыва, никто не собирался заканчивать историю Darzamat. Просто так получилось само собой, и трудно выделить какую-то одну причину, потому что ее нет. Не надо искать здесь каких-то сенсаций, в группе не было споров и скандалов. Ситуация была вызвана множеством факторов: участием в других проектах, различными жизненными сложностями у всех нас, а также расстоянием, связанным с моей эмиграцией. Все это не создавало хороших условий для музыкального творчества.
Годы шли, и наконец-то в 2015 году мы вернулись, чтобы отыграть на нескольких летних фестивалях. Мы выступили, наверное, раза три, и, просто находясь на сцене, мы почувствовали, что снова по-настоящему хотим этим заниматься. Тогда между нами начались первые разговоры о новом альбоме. Со временем я начал все чаще прилетать в Польшу, в группе происходило все больше событий, и начали медленно появляться первые композиции. Однако некоторые процессы требуют времени, и нам правится, когда все работает само по себе, без нашего вмешательства. Поэтому, не имея обязывающих сроков, мы все делали в собственном ритме.

Я часто читаю новости группы на официальной странице Darzamat на Facebook, и первые сведения о том, что вы приступили к сочинению и записи нового материала, появились там ещё пару лет назад. Альбом имел рабочее название “The Burning Kingdom”, а его трек-лист, судя по выложенной фотографии, насчитывал 11 песен, из которых в финальный вариант нового релиза попало лишь 9. С чем было связана смена названия альбома, а также сокращение числа песен, которые планировались к записи? Вы отсеяли не вошедшие песни, сочтя их неудачными, или возможно их издание в виде эксклюзивного сингла?

Нера: Да, все началось с разговоров о возвращении, и это было три года назад. После этого родились идеи, и мы приступили к работе над альбомом. Действительно, в прошлом году мы анонсировали грядущий альбом, который тогда еще имел рабочее название. Но с тех пор произошло много событий, как позитивных для группы, так и менее позитивных для всего мира, в частности, вызванных пандемией. Изначально мы планировали вернуться чуть раньше, но мы спокойно воспользовались ситуацией в мире и сконцентрировались на себе и на нашем альбоме.
В марте никто не знал, что случится на следующий день. Все планы, как профессиональные, так и личные, оказались под вопросом. Поэтому мы сразу же решили, что подождем с релизом альбома и используем период карантина для того, чтобы доработать некоторые его элементы. Например, подготовить видеоматериалы – видеоклипы и анонсы.
Поэтому оригинальная концепция никак не изменилась, а совсем наоборот. Мы еще больше углубились в эту тему, развили исходную идею и зашли на один шаг дальше. А «не вошедшие» песни определенно будут выпущены, когда настанет подходящий момент, и они ничем не хуже, чем изданные на альбоме. Просто в то время концепции альбома лучше подходили другие треки.

Флаурос: Ситуация с пандемией дала нам еще пару месяцев наедине с тем, что мы создали. Благодаря тому, что мир остановился, мы смогли еще внимательнее посмотреть на альбом в целом и доработать определенные элементы. У нас было на это время, мы никуда не торопились. Это очень комфортная ситуация. Для меня тема альбома закрыта с его релизом, а пока этого не произошло, у музыканта еще есть возможность над ним работать. Так почему бы этим не воспользоваться? Однажды Нера позвонила мне и спросила, почему альбом не называется "A Philosopher at the End of the Universe" («Философ в конце вселенной»). Это любопытно, потому что я и сам уже несколько дней размышлял над этим. Так что мы быстро пришли к заключению, что название песни, открывающей альбом, идеально связывает воедино то, что содержится в текстах песен и самой истории, и выводит их на новый уровень. Концепция остается той же, но мы смотрим на нее с другой точки зрения.

Насколько пандемия коснулась музыкантов группы в целом? Много ли у вас сорвалось из-за неё концертов и фестивальных выступлений, которые планировались в этом году?


Нера: Мы планировали тур после релиза нового альбома, а также несколько летних фестивалей. К сожалению, все концертные планы на этот год пришлось отложить. Ситуация с пандемией влияет, наверное, на все аспекты нашей жизни, потому что она касается и наших работ, и политики, и экономики. Мы по-прежнему находимся в своего рода «чистилище» и не можем планировать концерты и на предстоящий год. Все, что нам остается сейчас – это сконцентрироваться на создании музыки.

Если разложить творчество Darzamat по полочкам, то я бы выделил три эры в истории группы – потрясающий по красоте симфо-блэковый дебютник “In The Flames Of Black Art” (1996) и последовавший за ним мини-альбом “In The Opium Of Black Veil” (1999), эру творческих экспериментов, результатом которой стал спорный готик-металлический “Oniriad”, который вы сами пару лет спустя признали неудачным, и, наконец, период возвращения к симфо-блэковому звучанию на следующих трёх релизах, хотя я в плане стилистики отнес бы их скорее к дарк-металу, не в последнюю очередь благодаря нешаблонным вокальным данным Неры, которые не имеют ничего общего с обычным женским оперным вокалом. Новая работа Darzamat, на ваш взгляд, является олицетворением очередной вехи развития в истории группы или является логическим последователем “Solfernus’ Path”, несмотря на ряд стилистических нововведений?

Флаурос: Это определенно продолжение “Solfernus’ Path” в текстовом плане, это его следующая часть, развитие концепции. Что же касается музыки, я согласен с тем, что это начало новой эры Darzamat. Я так думаю, потому что уже вижу наброски будущих композиций в своем воображении, и у них есть одна важная черта – отсутствие границ. Поэтому в творчестве Darzamat появятся стилистические инновации. Если нам это покажется нужным, мы используем и те приемы, которые, возможно, до сего момента не ассоциировались с Darzamat.

Одним из новшеств, которые сразу запоминаются при прослушивании “A Philosopher At The End Of The Universe”, является полный отказ группы от клавишных партий, которые ранее играли в музыке Darzamat весьма существенную, а возможно, и одну из главенствующих ролей. Несмотря на это, Darzamat узнаются с первого же трека, пусть вы и интегрировали в свою музыку ряд новых элементов. Я думаю, что если бы существовала машина времени, и данный альбом вышел в 2003 году вместо “Oniriad”, то он бы произвёл тогда эффект разорвавшейся бомбы. (Смеется). С чем было связано такое решение, и как вы планируете играть концерты без использования клавишных, особенно песни из старых альбомов? Или это разовый эксперимент с целью попробовать что-то новое?

Нера: Это долгосрочное решение, которое мы обдумывали и обсуждали довольно долго. Мне кажется, мы думали о том, чтобы нанять клавишника, не менее года, но в это время создавались новые композиции, и, послушав несколько готовых пресен, мы сочли, что можем легко сочинять и без клавишных. Нет, мы не зарекаемся когда-либо использовать этот инструмент. Однако сейчас мы его «переели». Мы хотели прозвучать иначе, однозначно обновить саунд и вернуться к корням – играть гитарную рок- и метал-музыку.

Флаурос: Отказ от клавишных означал, что нам пришлось больше сконцентрироваться на саунде, но также и на работе отдельных инструментов и вокалов. Поэтому на альбоме гораздо больше одновременного использования обоих голосов и нечто типа «диалогов». Стало определенно больше различных тональностей гитар, которые не только издают типичные тяжелые звуки, но создают нечто вроде фона, а также у нас есть партии акустической гитары. Добавь к этому отлично звучащую ритм-секцию. Это доказало мне, что мы можем без проблем выражать то, что хотим, только такими средствами, отказавшись от клавишных инструментов, столь характерных для Darzamat в 90-х и в следующем десятилетии. Другими словами, используя совсем другие средства, мы создали атмосферу, которая по-прежнему характерна для нашей группы. По моему мнению, это альбом с сильным звуком, слегка современным, но, в то же время, очень атмосферным и где-то даже эпическим. Я считаю, в нем много пространства, и каждый инструмент и голос занимает свое правильное место в окончательном миксе. К тому же, нам удалось идеально передать все элементы, которыми славятся Darzamat. Но я не хочу слишком много об этом говорить, как будто я что-то кому-то подсказываю. Послушайте альбом несколько раз, и вы поймете, что я имею в виду. Каждое прослушивание приносит нечто новое, дополнительное, как будто бы вы открываете следующие, более глубокие слои...

Действительно, я обратил внимание на более синхронную работу вокалов Флауроса и Неры. В частности, трек “The Tearful Game” сразу запомнился мне благодаря интересному синтезу традиционного звучания Darzamat с элементами атмосферного рока и даже эпичностью, присутствующими в сайд-проекте Неры NeraNature. Это так и задумывалось как эксперимент – соединить воедино в рамках звучания группы элементы и атмосферу совершенно отличных в плане звучания и стилистик проектов?

Флаурос:
Мы не хотим навешивать ярлыки на свою музыку. Нам этого не нужно, мы как музыканты хотим чувствовать себя свободно, а ярлыки к чему-то вас принуждают. Darzamat хотят задействовать те области музыки, в которых нам комфортно в тот или иной момент.
Например, меня удивляет, когда люди удивляются, что мой голос звучит похоже в Darzamat и Mastiphal. Тогда я их спрашиваю, а разве вокал записывают разные люди? Разумеется, это другой стиль, подход к вокалу отличается, в Mastiphal голос грязнее, насыщеннее, но эти звуки исходят из одной головы и одного горла, так что они не могут быть совсем разными. Одна и та же Нера поет в Darzamat и NeraNature, и все, что мы делаем в жизни, оставляет на нас след. Нера – участница Darzamat, и иногда она может звучать немного в духе альбомов NeraNature, потому что это один и тот же человек. Я также считаю, что это бонус, а не недостаток, потому что это позволяет смотреть на музыку шире. Так или иначе, если открытость к изменениям и расширение наших музыкальных горизонтов дали нам такую музыку, как на альбоме "A Philosopher at the End of the Universe", то это, наверное, правильное направление.

В чём, на ваш взгляд, выражается концепция и посыл нового альбома? Я бы предположил, что это философский и творческий поиск человека в обретении собственного “Я”, следующего своим путём в открытии и исследовании духовного мира, подчиняющегося лишь зову сердца и собственного внутреннего голоса, что как нельзя лучше можно охарактеризовать строчкой из титульного трека: “Human! King Of All Kings!” (Человек! Царь Всех Царей)?

Нера: Ты все правильно понял. Если бы нужно было описать альбом одной цитатой, то именно эта, наверное, подошла бы лучше всего. В центре "The Philosopher at the Ends of the Universe" находится персонаж, который разрушает все свои барьеры, пересекает неизведанные территории и, в первую очередь, следует своему внутреннему голосу. Этот человек никого не имитирует и не следует никаким моделям. Он творит, потому что он знает свои силы, и поэтому он следует своим собственным путем до границ вселенной… если таковые существуют. Не стоит и говорит, что он не ограничен материальным миром, напротив, речь идет скорее об открытии духовного мира, следовании путем более высоких измерений. Это альбом о борьбе за самого себя, поисках, путешествиях и о том, что не надо бояться стоять стеной за то, во что вы верите.

Впервые со времен альбома “SemiDevilish” (2004) у вас на обложке не рисунок, а фотография, хотя в плане цветовой гаммы она во многом напоминает мне артворк к “Solfernus’ Path”. Как вы в этот раз подходили к визуальной стороне альбома?

Нера: Я бы предпочла не давать слушателям готовых ответов. Давайте просто скажем, что фигуры с обоих альбомов определенно взаимосвязаны. Философ идет по своему пути, открывая неизведанное, он стал сознательнее и храбрее. Фигура сняла маску и берет контроль над своей жизнью. И эта история будет иметь продолжение.

Автором обложки и промо-фотографий к новому альбому является Джереми Асташов, и я не могу не отметить его потрясающую работу, однако в Сети я не смог найти о нём подробной информации. Не могли бы вы несколько подробнее рассказать, что это за человек, и как возникла идея создания фото на фоне стихии огня?

Нера: Я согласна, Джереми проделал фантастическую работу. Этот парень снимает коммерческие и репортажные проекты, но уже несколько лет также занимается театральной фотографией, и отсюда его любовь к вызовам, таким как наш огненнфй фотосет. Если кто-то хочет узнать о нем подробнее, посетите его официальный сайт astashowstudio.pl, или страничку в Instagram astaszow.photo, или Facebook-аккаунт Astaszow Studio.
Также здорово, что следы этой фотосессии прослеживаются в видеоклипе "The Great Blaze". Однако идея этой фотосессии принадлежит самой группе. Сама идея использовать огонь тесно связана с концепцией альбома, но, как я уже говорила, я не хочу портить слушателю удовольствие, растолковывая все детали... (Смеется). Так что вместо того, чтобы объяснять идеи, я лучше процитирую здесь одно четверостишие: “I touch the dancing red / The pain is merely a whisper / On tips of flames I rise / Right into the sublime” (“Я прикасаюсь к танцующему пламени / Боль – всего лишь шепот / На кончиках языков пламени я возношусь / Прямиком ввысь”).

Ввиду того, что по личным причинам штатный ударник группы Яцек Гут не смог записать свои партии в установленные сроки, Darzamat воспользовались помощью двух сессионных барабанщиков - Лукаша “Иканраза” Сарнацкого из Corruption и Камиля Багинского из краковской группы Vane. Однако на фотографиях к альбому вас только четверо. Сейчас Darzamat находится в поисках нового ударника, или же Яцек не смог принять участие не только в записи, но и в фотосессии?

Флаурос: Ядром Darzamat вот уже много лет являемся мы четверо – Нера, Крис (гитара), Маркус и я. Конечно, мы очень хотим, чтобы в составе был барабанщик, но я считаю, что такие вещи должны происходить естественным образом. Нужно провести с человеком какое-то время и только потом решать, подходит ли он группе. Яцек не смог сыграть на этом альбоме по личным причинам, поэтому мы задействовали сессионных барабанщиков. Сейчас мы играем вместе с Яцеком, и я надеюсь, что он останется в группе. Время покажет, устраивает ли такое положение вещей обе стороны.

В преддверии выхода нового альбома группой были выпущены два сингла “A Philosopher At The End Of The Universe” и “The Great Blaze”, а также сняты официальные видеоклипы на данные композиции. Планируете ли вы съёмку видео на какие-либо другие треки с нового студийника?


Нера: Любой видеоряд, который мы создаем для нашей музыки – это вызов. Некоторое время назад мы начали делать видеоклипы самостоятельно – спасибо нашему басисту Маркусу, который этим занимается. Он смонтировал "The Great Blaze" и "A Philosopher ...", а совсем недавно закончил работу над видеоклипом на завершающий трек "Kaleidoscope of Retreat". У нас также готов видеоклип на песню "The Sleeping Prophet" авторства нашего друга Станислава Ноливайко из студии Rumburak Produkction. Также если анимационный ролик с текстом на песню "A Philosopher ...", сделанный Натальей из N.Station Studio. Так что мы делаем все, что в наших силах, чтобы представить новый альбом в сопровождении видеоклипов, что отнимает массу времени, но также приносит массу удовлетворения.

Сейчас ввиду тотальных отмен и переносов живых концертов многие коллективы в качестве альтернативы дают онлайн-выступления из студии, и несмотря на то, что атмосферу концертного единения воссоздать таким образом невозможно, это все же какая-никакая связь между музыкантами и поклонниками. Обсуждали ли Darzamat идею проведения такого выступления, и как вы сами относитесь к онлайн-эфирам?

Флаурос:
По атмосфере это совсем другое... Несколько дней назад я смотрел из-за кулис, как величайшая поп-звезда мира выступает в одном из крупнейших и красивейших залов Лондона. Зал был пуст, девушка устраивала из него живую трансляцию по Интернету, и знаешь, что я скажу… мне было сложно разглядеть там какие-либо эмоции, что, конечно же, было бы совсем по-другому, если бы зал был полон народа. У нас нет потребности делать такие вещи. Если живые выступления останутся невозможными еще долго, мы, возможно, рассмотрим эту идею, но стримы определенно не близки нашим сердцам. Если бы нам пришлось делать нечто подобное с Darzamat, мы бы постарались найти необычную формулу, которая бы нас устроила.

В период затянувшейся творческой паузы длиной в 11 лет музыканты Darzamat посвятили себя сайд-проектам. Сейчас в свете того, что Darzamat вернулись к активной творческой деятельности, ждать ли нам чего-то нового от Mastiphal и NeraNature?

Нера: Никогда не говорит «никогда», мы не закрываем дверь за этими проектами, и если подвернется подходящее место и время, мы можем подумать над записью еще чего-нибудь. Однако сейчас наше внимание сконцентрировано на Darzamat. Мы не для того вернулись после столь долгого перерыва, чтобы снова все бросать и заниматься другими проектами.

Следующий вопрос я хотел бы адресовать Нере. С чем было связано решение сделать последний альбом NeraNature “Magja” полностью на польском языке - в отличие от двух предшествующих ему англоязычных полноформатников? Данный альбом мне очень запомнился своей интересной и индивидуальной атмосферой, а некоторые его треки, например, “Słowiańska Łza”, навеяли ассоциации с ранними альбомами Moonlight “Kalpa Taru” (1996) и “Meren Re” (1997). Даже вокал местами напомнил голос их бессменной солистки Майи Конарской. Повлияло ли каким-то образом творчество Moonlight на написание данного альбома? И если нет, то кто повлиял?

Нера: Решив петь на родном языке, я бросила себе вызов, потому что петь по-польски совсем не просто. Я также хотела немного поиграть с самим языком, использовать метафоры и сравнения, которые бы выразили то, что я хотела передать. В целом, когда я использую английский, я прошу одного лингвиста помочь, чтобы не потерять смысл послания. А в этот раз я хотела сделать все сама. Что же касается источников вдохновения и влияний, я не стану называть конкретные группы. Я слушаю очень мало групп с женским вокалом, если это не джаз. Те песни, которые ты упомянул, мне не знакомы. Конечно, мы не живем в вакууме, и все, что мы слышим, в каком-то смысле на нас влияет, но я не подражаю кому-то намеренно.

В 2007 году лейбл Metal Mind Productions выпустил первый официальный DVD Darzamat “ Live Profanity (Visiting The Graves Of Heretics)”, на котором целиком представлены живые выступления группы на польском фестивале “Metalmania” и немецком “Winternachtstraum”, причём помимо собственных песен вы исполнили кавер на композицию легендарных Kat “Diabelski Dom Cz.II” совместно с их оригинальным вокалистом Романом Костшевским. Как возникла идея такого необычного сотрудничества, и не планировали ли Darzamat также записать данный совместный трек в студийном варианте? Насколько я понимаю, кроме вышеупомянутого DVD он нигде больше в вашей дискографии не присутствует.

Флаурос:
Я поклонник Kat еще с юности, и я всегда мечтал о том, чтобы выступать на одной сцене с Ромеком Костшевским. Этот вокалист всегда вдохновлял меня своим бунтарским имиджем, заставляя ставить под сомнение существующую реальность. Во время подготовки к фестивалю “Metalmania”-2007 у нас возникла такая идея, и эта мечта наконец-то сбылась. В студии мы этот трек не записывали, ведь это было разовое исполнение, и именно концертный вариант передавал эмоции того момента. Мне кажется, получилось отлично, и я счастлив, что у нас была возможность выступить с Ромеком.

На концертах Darzamat поклонники группы часто просят сыграть что-нибудь из вашего дебютного альбома и последовавшего за ним EP. В частности, на прошлом концерте в Москве вы сыграли “The Storm” и “From The Earth To The Stars”. В следующем году исполняется ровно 25 лет с момента выхода “In The Flames Of Black Art”, ставшего отправной точкой в истории группы. Нет ли у вас планов в свете грядущего юбилея отыграть его целиком хотя бы на некоторых концертах?

Флаурос: Действительно, некоторые фэны хотят слушать только старые песни, а мы удаляемся от тех времен все дальше и дальше. Создаются новые альбомы, и даже несмотря на то, что у нас только-только выходит новый альбом, уже пишутся новые песни. Сложно возвращаться к старому, тем более что из оригинального состава остался только я. Перезапись того альбома, наверное, заняла бы у нас столько же времени, сколько сочинение нового, так что мы предпочитаем тратить время на сочинение новых композиций. Тем не менее, я считаю, что следует принять во внимание тот факт, что 25 лет назад мы выпустили дебютный альбом. Сейчас мы обсуждаем его переиздание, и, возможно, он будет выпущен в различных форматах, в которых он еще не издавался. Возможно, какая-то песня с дебютника появится в концертной программе, но время принимать такие решения пока не пришло.

В заключение ещё раз хотел бы поблагодарить вас за выход долгожданного нового альбома, а также за то, что нашли время для ответов на вопросы. Было бы очень здорово снова увидеть вас в Москве с концертами!

Флаурос:
Россия и, в первую очередь, Москва определенно находятся в списке мест, куда мы бы хотели вернуться. И мы совершенно уверены, что это возвращение состоится, как только мир справится с пандемией. Мы всегда очень хорошо помним концерты в вашей стране.
Нера: Спасибо за интересный разговор, и, надеюсь, скоро увидимся! Приветы нашим друзьям и поклонникам в России!

Официальный сайт Darzamat: http://www.darzamat.pl/

Интервью – Дмитрий “Ward” Куликов
Перевод с английского – Роман Патрашов
Фото – Джереми Асташов (фотографии предоставлены Флауросом)
29 декабря 2020 г.
© HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2020 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker