В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Stormland

Stormland
Учите похоронные марши

23.08.2020

Архив интервью

«Нас в итоге трое будет, ещё барабанщик придёт. Без него не будет угара!» — такие слова я услышала от Павла Власова, гитариста и отца-основателя питерской команды Stormland, когда мы договаривались об интервью. Сущая правда! Хотя Денис Вака (тот самый барабанщик, без которого невозможен никакой угар) сидел с краю и был в кадре всего наполовину, он ни на секунду не давал забыть о своём присутствии и, кажется, говорил за всех троих. На противоположной стороне дивана расположился сам Паша и принял в меру серьёзный, в меру расслабленный вид. Хотя он тоже был представлен в кадре не очень обстоятельно, его ответам, тем не менее, обстоятельности было не занимать. По центру же усадили новоиспечённого вокалиста группы, Алексея Юмшанова, хозяина квартиры, из которой велось вещание. Он как-то всё больше молчал (ага, поди попробуй перехватить у Дениса инициативу!), задумчиво попивал пиво и вставлял короткие шутки. В общем, общение вышло очень живеньким и динамичным. Без капли технического занудства, навязчивого самопиара и, главное, без единой претенциозной фразы!  

Перед тем, как созвониться, я начала размышлять о вашем участии в “Wacken Metal Battle” и том, что, может, если бы он состоялся и вы победили, ваша музыкальная судьба пошла по другому вектору. Виолина покинула группу, а в конкурсе вы принимали участие, когда она была в составе. То есть на Вакен вы бы с ней поехали?

Денис: Ну, я думаю, мы смогли бы договориться с ней, да. И ей бы это было интересно… Хотя есть и другой план. (Алексею) Ты бы мог надеть пуш-апы?
Лёша: Для таких экспериментов я ещё не готов….
Денис: Ну, я думаю, мы смогли бы договорится что с ней, что с ним.

Просто о её уходе вы объявили в начале мая, приписав, что для вас это совершенно не новость. Получается, у вас сильно заранее наметился этот поворот…

Паша: На самом деле мы в ноябре ещё, во время гастролей в Прибалтике знали, что она уходит, и что концерт в декабре будет последним. Поэтому мы не стали его переносить под выход альбома. Сложилась такая парадоксальная ситуация: альбом вышел через полгода после того, как его презентовали. Но на тот момент по-другому просто было нельзя выйти из ситуации.

Лёша, а как ты вообще произошло твоё знакомство с этой замечательной группой?

Лёша: На самом деле группу-то я давно знал. То есть, видишь там “Stormland” и думаешь — ну, гавно какое-то. А потом то ли через Пашу, то ли через Илью (вокалиста группы Steam Jet) мы играли на одних гигах, и тогда я наконец послушал первый раз записи с Максом. Цепанула тема “Wormhole”, и я подумал, что группа-то, наверное, не говно. С Пашей ещё чуть-чуть пообщались, где-то к выходу синглов с Виолиной я с творчеством группы познакомился поближе, и стало действительно интересно. Синглы очень понравились, альбом “Fury”, естественно, тоже классный, хотя я его услышал ещё давно, на самом деле. Ну и где-то в декабре Паша предложил на прослушивание прийти, и с этого момента я активно начал заниматься чистым вокалом. До этого я только где-то 10 лет назад пытался чуть-чуть что-то делать и даже несколько раз голос сорвал, когда натаскивал себя. Но результаты, думаю, того стоили.

То есть ещё в декабре вы решили, что в группе на вокале будешь именно ты?

Лёша: На самом деле нет, но я старался сделать так, чтобы в группе был я.
Паша: Теперь понятно, почему так мало людей пришло на прослушивание. На самом деле мы послушали ещё пару человек. В принципе, в этот раз, в отличие от прошлого, все довольно прилично подготовились. Прям порадовало это, но в итоге мы в декабре - начале января приняли волевое решение взять Алексея и стали уже с ним фигачить.
Денис: По понятным причинам мы уже поэкспериментировали с дамой и решили, что нам больше нужен мужской вокал. Как-то с мужчинами нам проще работать, поэтому…
Лёша: Да ему просто мальчики больше нравятся
Денис: Ну, сзади да, ты хорош, а спереди так, на троечку.

И в следующем году вы думаете также участвовать в конкурсе на Вакен?


Паша: Навряд ли. Скажем так, это очень дискуссионная тема. Мы же были отобраны на тот “Wacken Metal Battle”, который за год до этого проходил в Петербурге и который выиграла Кома, по поводу которого очень многие — особенно те, кого туда не позвали — говнились, что это чисто "питерский междусобойчик" и так далее. На самом деле, если сравнить первые места “Wacken Metal Battle” 2020-го и тот конкурс, что был в 2019-ом в Петербурге (мы тогда в итоге не смогли сыграть, потому что Виолина была в отъезде, и других ребят вместо нас позвали, но я думаю, что они всё хорошо сделали), то станет ясно, что в 2019 году был довольно разнообразный состав. Там был грув-метал, там был атмосферный металл типа Karma Rassa (отличная команда, я лично за них болел), был в разумных количествах представлен фолк, а когда я посмотрел результаты 2020 года, то стало ясно, что если ты не играешь фолк-метал, то тебе вообще ловить нечего. То есть там фолк-метал и говно. Учитывая, что ни того, ни другого у нас нет — говно мы уже перестали играть, а фолк не получится — то нет, я не думаю, что мы будем в этом ещё раз участвовать.   
Лёша: Я, кстати, в 2019-м играл, только с другой группой.

А почему, как вы сами считаете, фолк-метал настолько вырвался вперёд, и никто другой не заинтересовал нашу публику?

Паша: Если говорить о причинах, то просто фолк-метал — единственный из поджанров метала в России, у которого есть свой более-менее приличный фестиваль “Folk Summer Fest” и есть какая-то посещаемость. При всей моей нелюбви к этой музыке совершенно очевидно, что эти ребята организовались лучше, чем, например, наша тусовка, и востребованы больше. Ну, и это проще для восприятия, конечно. Два притопа, два прихлопа, дудка — и вперёд.
Лёша: Опять же, прошу заметить, что в 2019 году “Wacken Metal Battle” именно на самом Вакене выиграла фолк-метал группа — Varang Nord, на русском языке, литовцы.

А вы сами-то на Вакене в качестве посетителей были? Вот Паша, я знаю, вообще завсегдатай, а вы?..

Лёша: А я нищий, я никуда не езжу.
Денис: Как ни парадоксально, но Вака — это моя фамилия, если что — никогда не был на Вакене.

Ну а на других зарубежных фестивалях?

Паша: Мне кажется, я один у нас такой — езжу куда-то.
Денис: Не, я кроме своих концертов ничего не посещал.
Лёша: А я и из дома не выхожу даже.

Ок, а у нас вы на какие группы вообще ходите? Вот я, кстати, хотела спросить: помните, какой у вас был самый концерт — свой и чужой?

Лёша: Презентация альбома Stormland!
Денис: Я буквально в понедельник спускался к себе во дворик — я живу возле клуба “Fish Fabrique”, и там был какой-то адский понедельник импровиза. Я зашёл туда, поглазел — ребятки просто импровизировали. На 5 минут меня хватило, и я ушёл домой спать.
Паша: Из металльных я за два дня до локдауна сгонял в Финляндию на The Gates of Slumber. С тех пор ещё был на органном концерте для туристов в Калининграде, и ближайшее что будет, — может, мы завтра пойдём на концерт нашего басиста.
Денис: Из больших концертов, которые я в последнее время посещал, — это, наверное, ПТВП в “Цоколе”.

У вас самих в скором времени планируется концерт (22 августа Stormland совместно с группой Steam Jet выступают в питерском клубе “Темнеет” – прим. авт.)


Паша:
На самом деле, в самом конце августа мы будем ещё играть в Выборге, а потом ещё один концерт в Питере.
Денис: С Москвой сейчас по понятным причинам ничего не ясно, поэтому туда и соваться не стоит. У нас в Москве не такая заядлая и обширная публика, и дать гарантий, что будет полный зал, мы не можем.
Паша: На самом деле я тут поправлю: всё-таки на нашем единственном концерте в Москве в “Model T” был полный клуб. После этого мы пытались с теми же организаторами сделать там концерт — это было ещё с Виолиной года полтора назад. И там какая-то хрень полная произошла с организацией - нас несколько раз кинули с датой, потом клуб у них вообще закрылся. Я думаю, что мы обязательно доедем до Москвы, но когда ситуация немножко стабилизируется, потому что сейчас на осень рисуют вторую волну этого несчастного ковида, и брать билеты, чтоб потом их сдавать, интереса нет.

Жалко, конечно, потому что мне ехать в Питер, чтобы сходить на ваш концерт — это немножко безумие.

Денис: Да почему. Это ехать в Москву, чтобы сходить на концерт, — безумие. Сам город безумный. А Питер такой вальяжный.
Паша: Лена сейчас в Москве, если что.
Денис: Я про что и говорю! Приехать в Питер — это уже отдельное событие. Погулять здесь и между делом, между секондами зайти на концерт. Это нормальная тема. А вот безумие на самом деле — это ехать в Москву, чтобы как ошарашенный там бегать от вокзала. 60% вероятность, что дойдёшь, 40% — что нет. С этим ещё метрополитеном…
Паша: Насчёт безумия, кстати, у нас была одна такая приятная история, когда к нам слушательница из Казани два раза приезжала на концерты. Вот это было, конечно, приятно: когда человек специально из Казани едет на твой концерт, наверное, ты что-то делаешь правильно в своей жизни.

Как бы то ни было, у тебя, Лёша, это выходит первое выступление в составе Stormland, да?

Лёша: Получается, что так. Планировали раньше, но…
Паша: Да, у нас в апреле был заявлен концерт, мы его до последнего не отменяли… ну, его за нас отменили. Потом мы его перенесли на июнь. Тоже отменился. И вот сейчас наконец-то, надеемся, что сыграем.
Лёша: …и сыграем не в ящик.

Много у вас уже было совместных репетиций?


Денис: У нас регулярные репетиции — с поправкой на то, что был домашний арест с этим ковидом, и никто не мог посещать точку. То есть даже если мы могли выходить из дома, сама точка была закрыта для нас. Но всё равно парни собирались, сочиняли тексты, сочиняли музыку, т.е. старались хотя бы раз в неделю, но что-то прогрессивно делать. И сейчас у нас набирается много материала уже для нового альбома, так что мы надеемся до конца года собрать всё в кучу и попробовать писать, если позволят финансы, и условия, и всё остальное.

Материал для нового альбома вы уже совместно придумывали? Я имею в виду, новым составом? Или это всё сильно заранее рождалось?


Денис: У нас абсолютно новый материал, который писался в период, когда уже Алексей пришёл, и плюс он взял на себя большую часть нагрузки по написанию текстов. До этого Паша этим занимался, а сейчас у нас есть творческий человек, который творчески к своему делу отнёсся.
Лёша: Да, как бы это парадоксально ни было, в Stormland почти всегда было так, что именно Паша занимался и текстами, и вокальными партиями, а я вот всех своих проектах самолично занимался этими вещами. И тут мы нашли друг друга. Бывает, что я что-то начинаю писать и пишу типа «Паш, посмотри», и он что-то подправляет в английском, идеи какие-то подкидывает. В принципе, над текстами мы обычно быстро работаем, и нормально, мне нравится. Впервые в жизни (картинно указывает на Пашу) человек, на которого можно положиться. Ну и да, Дэнчик уже сказал, что репетиционный подход тоже очень серьёзный: у нас практически каждую неделю две репетиции и много нового материала, то есть на ближайшем концерте мы будем играть уже три новые песни, причем достаточно разные по стилистике. Ну и ещё примерно штуки четыре у нас сейчас в работе.

А насколько тебе вообще было просто или сложно исполнять те песни, которые всё-таки были под женский вокал? Так или иначе это другой человек со своей манерой.

Паша: Можно я сделаю ремарку? На самом деле песен под женский вокал у нас практически не было, потому что почти весь материал для предыдущего альбома писался ещё под Максима Ложкина. Большой респект Виолине за то, что она всё это очень органично переделала под себя, и сейчас этот альбом у меня ассоциируется, в первую очередь, с ней, а не с Максимом.
Лёша: В первую очередь, было тяжело начать петь чистым — даже просто морально. У меня была идея, что надо развиваться не только в экстремальном вокале и кричать, но и кричать просто. Но не было стимула. А тут стимул появился, я занялся делом. Как я уже сказал, пару раз сорвал голос. Так, чтобы прям какие-то суперсложности… поначалу да, некоторые песни было тяжело вытягивать, но в принципе вот уже больше полугода работаем с материалом и какие-то вещи, которые изначально делать было тяжело, сейчас даются очень легко. От самых проблематичных песен мы отказались, хотя, я думаю, если бы мы дальше над ними поработали, и с ними тоже всё было бы хорошо. Просто мы двигаемся дальше, работаем над новым материалом, так что то, что сразу хорошо встало, мы оставили, а то, с чем были какие-то проблемы, решили убрать.

А что это за проблематичные песни такие?

Лёша: Ну, “Valley of Death” самая такая была сложная, потому что там очень специфическая вокальная партия в высокой тональности, мне тяжело такое вытягивать.
Денис: “The Choice”!
Лёша: Ну не, на самом деле, если бы мы продолжили с ней работать, сейчас бы уже было вполне себе, но поначалу да, очень тяжело было петь “The Choice”. “615”, на самом деле, тоже было тяжело, но в принципе это песня, с которой вообще всё начиналось и как раз на ней я два раза голос и сорвал. Но не скажу, что были какие-то прям супертрудности, и, на самом деле, что самое забавное: Паша присылал мне и в том числе демки, которые были с Максом, и в большинстве случаев мне было проще петь под Виолину, если можно так сказать. Может, её подход больше ложится на то, как я привык всё делать.
Денис (вкрадчиво): Просто под бородой ты женщина.

У кого какая любимая песня для живого исполнения?

Лёша: Я считаю, что со мной многие согласятся: “Pyromaniac” и “Ghost of the Sea” — очень классные песни. Лично я от них очень кайфую.
Денис: Мне вот ещё очень нравится песня Тишина. Это когда никто не играет, все сидят и пьют пиво.
Паша: Для меня это немного парадоксальный вопрос, потому что у меня всегда любимые песни — новые, которые сейчас в процессе, но мы их ещё не играли живьём, поэтому я не могу сказать, какая из них будет любимой живьём. Сейчас, конечно же, интереснее всего будет играть новьё, ведь какие-то старые песни я играю уже 10 лет, какие-то — 5 лет.

То есть выходит, что у вас уже практически 7 песен готово?

Паша: Ну нет, нет, у нас более-менее готово 4. И ещё 3 в разработке, я бы сказал так.

Но всё равно получается прилично.

Паша: На самом деле да. Я не помню, когда у нас в последний раз так было. Лет 5 назад точно.
Денис: Это отчасти спасибо ковиду.
Паша: Да, это единственный плюс всей этой истории. Когда случился этот локдаун — у меня, правда, локдаун был короткий, я меньше месяца сидел дома, но всё равно каждый день практически занимался на гитаре, что-то придумывал. У меня с прошлого года оставались какие-то наработки — то, что я в стол писал, грубо говоря. И, в общем, да, продуктивно вышло. Ну, и наш второй гитарист Дима (Кшановский) собрал в кучу какие-то свои идеи.
Денис: Ну и не будем забывать, что Павел (Котляров), наш басист, тоже привносит свою лепту. У нас сейчас пошёл период, когда все активизировались, а не просто положились на то, что Паша что-то сам принесёт и тогда будем делать. Ну, скорее всего, благодаря этому угольку активированному (указывает на Алексея). Он немного подзажёг наш костёр и небольшой пинок дал, чтобы мы все действовали, чтобы каждый начал чем-то заниматься, каждый хотел творчески реализоваться, а не просто сыграть партии, которые ему дадут.
Лёша: Вот, кстати, что могу сказать в большой плюс Stormland, это то, что практически во всех командах, в которых я играл, был один человек, который тянул на себе весь материал, и другие люди, которые просто дёргали струны, грубо говоря. А здесь мне нравится, что абсолютно все музыканты принесли свои задумки по песням
Денис: Аранжировкой мы в любом случае все занимаемся, то есть собираемся всей группой и какие-то моменты, фишечки, правки — всё делаем вместе. Никто не переписывается нотными записками. Только, может, в гтп дали друг другу какие-то задачки рассмотреть риффы. Аранжировка же идёт у нас от души, от мозгов, ото всех нас. Нет такого, что кто-то вот сейчас кол забил и типа всё, делайте сами. Хотя мы с Пашей уже давно играем вместе, у нас был период смены гитаристов, когда они менялись чуть ли не каждые полгода. Была беготня, и всё равно были какие-то личности, были персонажи, которые, если мы разбирали новые «телеги», всё равно привносили что-то своё. Помимо соляка, как это любят делать соло-гитаристы, все что-то надумывали. Основой группы всегда был Павел, и были периоды, когда он в основном приносил песни, но разбирались, редактировались, аранжировались они всё равно всеми вместе.
Паша: Ну да, я никогда не заставляю «играй так, а так не играй». Я иногда говорю, если мне что-то не нравится…
Лёша: …обычно это звучит так (с мольбой в голосе): «Денчик, не надо здесь этот переход играть! Не надо, Денчик!», а Денчик говорит: «Надо! Классный переход!», и он говорит Денчику: «Ну не надо, Денчик, не играй этот переход!».
Денис: И потом Денчик кидает пару палок в своих обидчиков и идёт курить. Да, примерно так и происходит.

Итак, выходит, что у вас уже треть, а то и половина нового альбома готова. Можете его как-то прорекламировать?

Денис: Нет, никакой рекламы, никакой конкретики пока нет. Единственное, что мы можем сказать, — приходите на концерт, будут новые «телеги». А насчет альбома… мы и сами толком не знаем, куда нас приведут идеи, и какие песни могут по стилистике не лечь и отсеяться. Это ж не просто сделал кучу песен и выпустил как сборник. Альбом — это как картина, то есть туда нельзя на чёрно-белое розового пыльнуть, и будет «вау, ништяк!». Нет, надо всё скомпоновать, сделать картину, так сказать, для уха.
Паша: Единственное, что можно сказать, — он по-любому будет ещё более разнообразным, чем предыдущий, потому что уже понятно, что песни разные: есть что-то грувовое, что-то быстрое, есть почти эпический металл.
Лёша: Но будет в стиле Stormland

А часто происходит, что вы что-то пишете, и оно ложится обратно в стол, отбраковывается?


Денис: Не очень часто, просто если она сразу не зазвучала…
Лёша: Денчик вообще ничего не пишет, не надо его слушать!
Денис: Нет, бывает, что приносят, но если оно на ухо не ложится, то мы стараемся дать время, какую-то выдержку. Потому что у Паши были даже треки, которые давно лежали в шкафу с его скелетами, а потом бац, он приходит такой и «давайте ещё раз попробуем». И то ли взгляд другой, то ли ещё что, но запускается процесс, складывается аранжировка, и песня становится песней.

Так, кто готов мне рассказать про ваш тур по Прибалтике?

Паша: Тур — это очень громко сказано. Там было два концерта. Один — в городе Нарва, а второй концерт был в городе Раквере. Это всё, соответственно, была Эстония.
Денис: В Нарве было не очень, кстати. Там был небольшой бар, и там был второй этаж, мы забрались туда, а все предпочли просто сидеть в баре. Там был какой-то праздник… хосспаде, Хеллоуин же был! И на этот Хеллоуин пришли дети в спортивных штанах, говорящие по-русски, и просто ходили, поджигали там какой-то бак с мусором. В общем, там было не очень, а вот когда в Раквере приехали! Это совсем другое дело! Там и сердце Эстонии, там всё по-эстонски, никто тебя нах* не пошлёт по-русски.
Паша: Там, короче, был прикол. Мы сидим, ждём концерт — к нам подсаживается какой-то бухой совершенно эстонец и начинает мне на пьяном английском втирать дичь всякую, что типа, вы из России, а мы хотим быть свободными. Ну я такой: «Отлично, никаких проблем, мы только за». А он такой: «Нет, вы из России!». Я ему показываю сцену — вот гитара, вот бас, вот барабаны, видишь? Он такой: «Ну да, вижу». Ну и я: «А видишь, танков нету?». Он стушевался немножко, а потом показывает — вот там, мол, мой друган, он главный националист вообще здесь. Замечательное начало вечера, думаю. Но в итоге всё было зашибись, потому что его друг-националист оказался нашим самым главным другом и фанатом на этом концерте. Он раз пять, наверное, за время выступления вылезал на сцену, чтобы со всеми обняться, провожал нас потом до машины. Причем он нифига не говорил ни по-русски, ни по-английски. Весь концерт он говорил: «Пэрфекто!» В общем, отличный чувак оказался, зря нас пугали. Там другой, правда, какой-то чел совершенно упоротый пытался нашу вокалистку со сцены стащить и хватать за всякое. Но я, в общем, его отогнал. И в целом было довольно весело. В следующий раз обязательно расширим географию, потому что мы с моей второй командой ездили через несколько месяцев после этого в Раквере и в Ригу, и в Риге мне тоже очень понравилось играть. Я думаю, что мы просто исключим Нарву из наших гастрольных планов.
Денис: Да можно просто в националистическую партию эстонцев вступить, и все русскоязычные города объезжать мимо, потому что Нарва — там русскоязычные и там толку нету.

По-моему, вы ещё как-то играли в Финляндии...

Денис: Да, было дело.

Как у вас вообще доходит до того, чтобы выступать за пределами нашей необъятной?

Денис: Очень хотим, но с реализацией этой идеи не всегда всё просто. Павел обычно этим занимается. Он, может, что-нибудь расскажет.
Паша: Ну да. На самом деле стало ясно, что с Прибалтикой гораздо легче договариваться, чем с Финляндией. Видимо, потому что Финляндия — страна со своей очень развитой сценой, и мы нафиг там не упали. А с Прибалтикой — да, я пытался ещё какие-то темы там пробивать, и в целом договориться не проблема. У меня сейчас вообще есть всякие грандиозные идеи, как через Калининград махнуть лучше и дальше, но из-за того, что сейчас всё закрыто, невозможно планировать. В Эстонии-то концерты уже проводятся, там какие-то даже небольшие локальные фестивали на 1000-2000 человек проводят. Проблема в том, что нам отсюда никуда не выехать.
Денис: Ну как это никуда. А в Сочи? Тоже вроде нормальная страна. Крым — о****я страна. Ах да, Крым наш, забыл…

На фоне того, что границы закрыты и непонятно, когда вообще нас начнут выпускать (и пускать к нам), станет же, наверное, больше местных концертов…

Паша: У нас сейчас на самом деле все стали выступать как оголтелые. В один день с нами ещё какие-то глэмеры играют, ещё кто-то, то есть сейчас реально очень много концертов стало — на тех площадках, которые как-то выжили. Тут был прикол, что нам предлагали выступить буквально на следующий день после 22 августа. То есть спрос есть, народ, видимо, изголодался. В целом есть надежда, что, может быть, немножко за счёт этого всего вылезет локальная наша сцена, потому что люди у нас зачастую просто не подозревают, что в России много отличных команд, причем не только в Петербурге и в Москве. Например, лучший альбом, который я пока в этом году услышал, сделан в Петрозаводске. Полно и на периферии, и везде крутых команд уровня совершенно замечательного, но народ — по сравнению с тем, что я помню из начала нулевых — настолько зажрался, что люди просто не знают, что есть какие-то клёвые команды, и, может, именно сейчас люди о них узнают, наконец-то дойдут до концертов. Потому что я знаю тысячу историй, когда хорошая группа существует 10 лет, играет концерты, и она потом разваливается, даёт последний концерт, и кто-нибудь потом пишет: «Блин, ребята, жалко-то как, так я на вас и не сходил».  Группа за 10 лет отыграла несколько сотен концертов, она тебе нравится, и ты на неё ни разу не сходил! Это типично, к сожалению, для России, для локальной сцены. Классика.
Денис: Ну, насчет того, что концерты сейчас регулярно проводятся - достаточно просто зайти в ВК и посмотреть приглашения в группы разные. Там мероприятия каждый день и сразу по несколько. Не всем музыкантам повезло, как нам, — работать на работе нормально. Все те, кто просто музыкой зарабатывает, они присели на жопку. Причём очень хорошо. Поэтому они сейчас яростно хотят отбить свои бабки, чтобы завтра хотя бы хлебушка купить.

А что, у нас есть те, кто зарабатывает музыкой? В России?

Денис: Иногда бывает.
Паша: В нашей среде, конечно, таких ребят мало. И в основном это те, кто зарабатывает или пытается заработать преподаванием.
Денис: Ну да, музыкой — это ж не просто они записывают альбом и продают его, а музыкой полностью зарабатывают, т.е. в основном это преподавание и игра в каких-то коммерческих группах. У кого-то были моменты, что, смотря где находится точка для преподавания, — они могли доступ к ней иметь, а те, кто не имел этого доступа, т.е. если это было закрытое помещение с охраной какой-нибудь, которая никого не пускает, — им я не завидую. Как есть, естественный отбор.

Ну, тогда к чуть более позитивной, я надеюсь, теме. У нас появился Spotify, и вы там тоже появились. Как ваше появление там прошло — замеченным или незамеченным?

Лёша: Вот я верифицировал страничку, там у нас теперь галочка есть, аватарка красивая. На самом деле это всё и раньше можно было сделать, просто сейчас это имеет больше смысла, потому что даже по статистике: там смотришь, и основная часть слушателей — это Санкт-Петербург. То есть не скажу, что прям какой-то бум. Если кто-то установил Spotify —подписывайтесь.  
Паша: Прикольно, что у нас там в основном слушатели из Петербурга, но те, кто не из Петербурга — все из Штатов.

Давайте завершим интервью на пафосной ноте. Что для вас мерило успеха?

Денис: Большой член.
Лёша: Если у Денчика будет большой член — это однозначно успех.
Денис: Что значит «будет»?!

Окей, спасибо за интересный разговор. Если вдруг вы хотите что-то напоследок сказать… Правда, я даже и не знаю, что могло бы превзойти обсуждение Денисова члена…

Денис: Немного позитива ты хотела. Обстановка такая: ковид, все дела. Я продолжу мысль, что да, музыканты загнобились, че-то где-то засрались, где-то просрали зарплату… короче, грядёт вторая волна, народ будет помирать. Учите похоронные марши и идите зарабатывать на похоронах!
Паша: Он, кстати, знает, о чём говорит.
Денис: Я играл на похоронах, да.  

На похороны заказывают живую музыку?

Денис: Конечно! Оркестры заказывают. А если где-нибудь в Москве на Новодевичьем… какие там у вас кладбища? Ну, в общем если блатных хоронить, то это вообще выгодно. Там не просто тебе водку поставят и 500 рублей сверху накинут, а, может, и 550!
Лёша: И водку! Тоже 550!

Официальная страничка Stormland в ВК: https://vk.com/stormland

Текст: Лена Пашко
Фото: Маргарита Стефанкова
13 августа 2020 г.
(с) HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2020 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker