В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Scald

Scald
Слушайте, вспоминайте и гордитесь

16.02.2020

Архив интервью

История ярославских эпик-дум-металлистов Scald подобна фильму из тех, что так любит в последнее время выпускать Голливуд: первые шаги к успеху, признание, трагическая смерть лидера, распад группы - и хэппи-энд в виде реюниона. Вот только жизнь куда драматичнее и сложнее, чем любое кино: прошло больше 20 лет с гибели фронтмена Эгиля, прежде чем Scald смогли снова выйти на сцену, а место за микрофонной стойкой занял Фелипе Плаза, проживающий в Швеции - найти замену на Родине музыканты так и не смогли. Само же возвращение культовой группы произошло далеко от Ярославля - первое за 22 года выступление Scald состоялось в Вюрцбурге (Германия) на фестивале "Hammer of Doom" 16 ноября 2019 года. Нам посчастливилось увидеть легендарную команду на этом мероприятии, познакомиться с музыкантами, а затем и взять интервью у Велингора (бас), Харальда (гитара), Кэрри (гитара) и Оттара (барабаны).

Разрешите поздравить вас с очень успешным выступлением на фестивале "Hammer of Doom"! Как вообще впечатления от него?


Харальд: Респект тебе за поздравление, впечатления более чем о***ельные, я бы сказал.
Оттар: Впечатления очень позитивные: атмосфера, организация, как реагировала публика... Тем более, у нас был такой перерыв в выступлениях...
Велингор: Выше ожидаемого. Мы, конечно, ожидали какого-то успеха, но такого грандиозного не ожидали, что весь зал на ушах стоял. Мы смотрели фрагмент видео "Night Sky", и там всю песню хором зал подпевал.

Да, было очень круто. Мне вообще кажется, что на вас был максимум народа, по крайней мере, у сцены точно. Мне интересно, каково было выйти на сцену в таком составе впервые за 22 года? Волновались? Как ощущения были?

Велингор: Мы полгода до этого усиленно репетировали вместе и попритёрлись друг к другу, хотя вместе давно не играли, только я и Оттар вместе в Tumulus играли долгое время.
Харальд: А я в Смуте.
Велингор: Но все вместе, да, мы не играли очень-очень давно. Но попритёрлись. Сами удивились, что попритёрлись, а не переругались в первую же неделю репетиций. Нашли общий язык, взялись и за полгода всю программу вспомнили.
Оттар: Конечно, волнение присутствовало, всё-таки столько лет не выступали, тем более, перед таким количеством людей. Нужна практика, чтобы вообще всё было идеально.
Харальд: А я не знаю, как вышел, настроился, гитару подключил и повесил, так всё, успокоился. А люди...ну, hello, люди!
Оттар: Главное, спасибо организаторам, что они все так грамотно и чётко выстроили, что нам было легко. Во всём нам помогали, организация была замечательная.
Велингор: Да, организация была на очень, очень высоком уровне, и это помогло.

Наверное, сильно отличается от того, что было в России в 90-х. (Дружный смех).

Харальд: Сам-то как думаешь?
Велингор: Расскажу. Мы выступали в Ярославле, здесь был такой концертный зал, условно "Казармы" назывался, он относился к департаменту по делам молодёжи. Там всё время был пьяный техник-звукорежиссёр, и проходили ежегодные осенние рок-фестивали. Собиралось очень много народа, тогда очень много людей ходило на концерты.
Харальд: Там, кстати, по народу сопоставимо было c "Hammer of Doom". Ну, чуть поменьше.
Велингор: И вот мы приходили на саундчек, он уже пьяный, и говорит: "Ну что, выступать хотите?". "Да". Ну что, тогда вперёд - таскать порталы на сцену.
Кэрри: И после того, как мы таскали эту фанерину, потом играть, руки – вот такие вот (показывает).

А как вообще случилось, что вы попали на “Hammer of Doom”? Вас туда пригласили, или вы сами связались с организаторами?


Велингор: Нас туда пригласили. Перед Новым Годом Таня (менеджер группы – прим. авт.) спонтанно предложила нам всем четверым собраться.
Татьяна: Можно поправочку? Не совсем спонтанно это было, потому что как раз в это время начался повышенный интерес к Scald в связи, во-первых, с переизданием на виниле, которое сделал итальянский лейбл Ordo MCM, а во-вторых, про нас показали сюжет в передаче "Overkill Global" - ее делают те же люди, которые создали фильм "Metal: A Headbanger’s Journey" – в русском варианте "Путешествие металлиста". И в связи с этим мы решили попробовать собраться, что-то начать и посмотреть, что из этого вообще выйдет. И мы устроили такой новогодний конкурс, в котором люди могли задавать вопросы группе, а мы потом выбирали три лучших, и так далее – в том числе, мы опубликовали совместное фото всех ребят. И буквально сразу нам написал Оливер, организатор "Hammer of Doom", и предложил выступить.
Харальд: “Есть у меня тут один вокалист бесхозный...”
Татьяна: Это была в том числе его идея – попробовать именно с Фелипе. Спасибо Оливеру за то, что предложил!

Я как раз хотел спросить, откуда вы знакомы с Фелипе?

Велингор: С Филиппом первым познакомился я, ещё несколько лет назад. Мне, не знаю уж почему, было интересно, делает ли кто-то кавера на Scald. Я стал искать в интернете и вдруг наткнулся на видео… ну, вернее, там была только картинка на YouTube, как группа (Procession) сделала кавер-версию "Night Sky". Я впервые эту группу тогда вообще услышал, узнал о ней, узнал, что такая группа есть. Меня поразило, что вокалист сделал по интонации очень похоже на Эгиля, не столько по верхам, сколько по интонации, чувствовал, как это надо делать. Я нашёл координаты этого вокалиста, написал ему, что здорово, что он молодец, что по-настоящему правильно прочувствовал, и что я – Велингор из Scald. А он мне написал: "Да, респект, давно мечтал с тобой познакомиться". Так мы и познакомились. Потом он прислал пластинку, миньон, где как раз эта песня Procession – кавер на “Night Sky” – присутствует. Так мы познакомились, иногда переписывались, нечасто, конечно, но были уже знакомы. А после того, как Оливер предложил нам, чтобы Филипп был нашим вокалистом на "Hammer of Doom", так получилось, что 25 января 2019 года в Москве выступала группа Destroyer 666, где он – бас-гитарист. И мы написали Филиппу: "Раз ты согласен быть нашим вокалистом на фестивале, давай мы приедем в Москву и перед выступлением Destroyer 666 где-нибудь посидим, обсудим вообще, как это всё будет и прочее". Мы приехали в Москву, встретились, нашли какую-то едальню с шашлыками возле клуба. Мы поняли, что человек действительно заинтересован, человек действительно хочет. Составили общие планы, как это всё будет. Он сам предложил приехать к нам в Ярославль на репетиции, совместив это с очередной годовщиной гибели Эгиля, то есть, в начале сентября. К началу сентября мы более или менее вспомнили все песни и порепетировали с ним, сделали две больших репетиции, записали его черновой вокал…

Харальд: Чтоб репетировать потом удобно было.
Велингор: Поскольку у нас портастудия присутствует, мы загнали вокал в эту портастудию, а потом уже репетировали под его вокал, а он, когда у него было свободное время, слушал все эти миксы. В общем, так и получилось, что сначала познакомился я, а потом оно всё пошло и срослось.
Харальд: В Ярославле он стал Филей.
Велингор: Да, в Ярославле мы его стали Филей называть, так просто проще.

Общаетесь, конечно, на английском между собой?

Велингор: Естественно.
Харальд: Нет, он какие-то русские слова учит, но в основном матерные.
Велингор: Общаемся кто как может, в основном, конечно, через Таню. У Тани очень хороший английский. Но ничего, общий язык находим всегда.

Как работается на расстоянии? Опыт-то непростой, наверное, по сравнению с тем, что было?

Велингор: Неудобно, да.
Оттар: После сентября стало легко, когда мы записали его вокал и загнали его в портастудию, и стало, как будто он постоянно с нами.
Велингор: Это старый материал. А новый сочинять, конечно, сложнее.
Оттар: Ну, с новым разберёмся.
Кэрри: Просто при игре без вокала приходилось считать в уме, а когда вокал течёт, ты уже ориентируешься лучше.
Велингор: Мы же предложили Филиппу сделать сюрприз на фестивале, сделать новую песню Scald с его вокалом. У нас уже были заготовки, мы ему отправили текст и песню, и он у себя дома записал вокальную партию. Он нам писал, что делал это, закрывшись в шкафу. Он прислал нам, нам понравилось. Мы эту песню последней на фестивале исполняли.

Да, я её помню. Вот, кстати, хотел спросить, почему именно А.П. Бородин, почему "Князь Игорь"? Откуда такая любовь к русской классике и к именно этой опере?

Харальд: Любовь не то, чтоб большая, просто издатель ВИА Intothecrypt (проект участников Scald – прим. авт.) хотел услышать что-то в таком духе. В принципе, эта песня есть с его вокалом. (показывает на Велингора) Ну а тут решили, что песня наша, Бородин никаких прав не выдвигает. Захотели, взяли и сделали.
Татьяна: Тут надо немножко пояснить, что такое Intothecrypt.
Велингор: Ещё до того, как вся эта история с реюнионом Scald началась, у нас с Харальдом был студийный проект, такой шаманский блэк/дум/дэт-метал. Что получалось, то и записывали. С моим вокалом.
Харальд: "Ваня! Что за Джигурда у тебя громыхает?" – это мы его вокал на кухне писали.
Велингор: Мы записали полноценный альбом, барабаны записал Оттар, и стали искать лейбл, который смог бы это издать. Заинтересовался итальянский лейбл Ordo MCM, но они нам написали, мол, у вас какой-то изюминки в альбоме не хватает, какой-то песни, которая цепляла бы...
Харальд: Русский дух!
Велингор: Да, чтоб русский дух был. "Попробуйте сделать песню, где используется вот эта мелодия, "Плач половецких невольниц"". Её очень много кто использовал.
Харальд: Рэперы всякие в 90-х.
Велингор: Она очень узнаваемая, мелодичная, запоминающаяся. И мы её записали именно с Intothecrypt, с моим вокалом. Там на древнерусском языке текст, всё такое прочее. А потом решили использовать эту песню ещё для Scald, потому что мелодия такая запоминающаяся.
Харальд: Да и песня коротенькая.
Велингор: Отправили её Филиппу без моего вокала, он свою партию придумал, и так эта песня родилась. В Intothecrypt она, конечно, немного по-другому звучит. Добавили Вовину (Кэрри) гитару, Кэрри придумал вторую партию, поэтому песня стала более интересной, более развернутой.
Оттар: Она стала в духе Scald. В Intothecrypt она в духе Intothecrypt, а это – Scald, так что это практически две разные композиции. Плюс вокал Филиппа. Так что это две полноценные композиции для двух разных групп.

Ещё какие-то новые песни есть? Вообще, какие у вас планы? Вы альбом новый планируете или...?

Харальд: Новые альбомы придумывают те, у кого старые плохие! (Дружный смех).
Велингор: Сейчас у нас пока очень много просьб поступает. После гибели Эгиля осталось три песни, нереализованные, не записанные нигде. Мы хотим их реанимировать, процесс пошёл потихоньку. Там даже текстов практически не было, так, заготовки, Эгиль пел, можно сказать, "рыбу". Нужно заново придумать тексты, записать эти три песни с вокалом Филиппа. И, возможно, у нас ещё есть идея сделать новую версию "Eternal Stone" с альбома "Will of the Gods is Great Power", поскольку в исполнении Филиппа она немного по-другому звучит. Ну и немного переаранжировать её хотим, по крайней мере, в плане соло. Сделать другую версию, в общем. И предложить эти четыре песни издателям, потому что всё равно будет переиздание Scald, альбом постоянно переиздаётся...
Харальд: А тут - опа, и не один диск, а два!
Велингор: И эти четыре песни выпустить бонус-треками. Сейчас пока такие планы. Ну а совсем новые песни....
Харальд: Я делаю!
Велингор: Харальд постоянно фонтанирует новыми идеями, он их записывает.
Харальд: У меня дома практически студия, так что взял гитару, Cubase открыл и пишу.
Кэрри: Все потихоньку делают.

Интересно, что вы сказали про тексты к новым песням, что они ещё не написаны. Я читал, как они у вас писались в 90-е - можете, кстати, рассказать про этот метод? А теперь, собственно, вопрос – новые тексты будет Фелипе писать?


Харальд:
Не доверим. (Дружный смех).
Велингор: Скорее всего будет так – либо мы будем давать ему какие-то идеи, о чём мы хотели бы, чтоб была эта песня, либо это будет заготовка текста, а он уже под свою вокальную партию его доделает. Те тексты, которые мы читали у него в Procession, они совсем другого характера и для Scald не подходят. Мы с Филиппом это обсуждали, он не против такой идеи. Будет совместное творчество в текстах.
Оттар: По большому счёту, Scald – он в этих людях. (показывает на инструменталистов) Поэтому в любом случае тексты будут именно здесь писаться. Они будут трансформироваться, подгоняться под Фелипе, но вся идея всё равно будет принадлежать Scald.

Какие у вас, кроме записи, планы – концерты, например? Я знаю, что вы будете играть на "Up The Hammers" в Афинах, какие-то ещё фестивали планируете?

Татьяна: Переговоры ведутся, какой-то точной информации мы пока дать не можем. Как только – так сразу всё будет анонсировано. Пока ждём всех в Греции! (Участие Scald в фестивале "Metal Over Russia" было анонсировано уже после этого интервью - прим. авт.)
Велингор: После выступления на “Hammer of Doom” огромное количество немцев (и не только) собирается на этот фестиваль, и Филипп выразил беспокойство – клуб там не очень большой, называется, кстати, "Gagarin", и Филипп беспокоится, хватит ли этого клуба на всех желающих, поскольку он уже от очень многих немцев слышал о их желании поехать на этот фестиваль.
Татьяна: Ожидается солд-аут.
Велингор: Собирается огромное количество греков, потому что в Греции Scald тоже очень популярны. Ожидается ажиотаж, а так – посмотрим.
Харальд: Ну, во второй день сыграем еще раз! (Общий смех).
Велингор: В этот раз мы не хэдлайнеры, в этот раз хэдлайнеры – знаменитая американская группа Agent Steel. Про них, конечно, подзабыли, но это всё равно культ. (На момент выхода интервью стало известно, что Agent Steel отменили своё выступление, и вместо них выступят Toxik – прим. авт.) Но всё равно, масса народа собирается на этот фестиваль именно на Scald. Это вот 100%. А по поводу дальнейшего ведутся переговоры. Как только, так анонсируем.

Ну в России-то есть какие-то предложения? Или всё из-за рубежа?

Татьяна: Пока не будем комментировать. Будет видно.
Велингор: Я могу что единственное сказать – какого-то феерического массового интереса к Scald в России, в отличие от Европы, нет. Если сравнивать наши страницы "Вконтакте" и на Facebook, например, то на Facebook гигантское количество лайков, комментариев со всех стран. По сравнению с этим "Вконтакте" практически тишина. Очень вялая реакция, очень мало людей интересуется. Печально признавать, но это так. Мы там более востребованы, чем здесь.

А мыслей совсем туда переехать не было?

Харальд: Если б нам по 20 было.
Велингор: Это, к сожалению, сейчас не так просто. Иммиграционное законодательство Европы, к сожалению, с каждым годом становится все сложнее.

Настоящее и будущее мы обсудили, давайте немного про прошлое поговорим, про ваш культовый альбом. Как вообще вам тогда удалось всё это сочинить? То есть, в России же не было тогда ничего подобного.

Харальд: На коленке. Две песни осталось от прошлого состава, ну, правда, видоизмененные, а дальше уж как-то так...
Оттар: Была такая группа, Росс. Именно оттуда шло всё направление, ноги росли.
Велингор: Группа Росс была более на пауэр-метал ориентирована, а когда в группе Росс произошел раскол...
Харальд: Это уже был Scald!
Велингор: Ну хорошо, пусть будет Scald, но официально Scald существует с 1993 года, как говорил Макс (Эгиль). Произошел раскол, двое ключевых участников группы Росс, гитарист и бас-гитарист, отказались играть дальше по идеологическим причинам, потому что они попали в христианскую секту, ну а направленность группы была языческая. Оттар и Эгиль, барабанщик и вокалист, хотели развивать тему скандинавского и славянского язычества. А тут и мы с Харальдом остались не у дел, у нас была такая самодеятельная начинающая группа Anamnesis Vitae, мы играли дум.
Харальд: Один концерт сыграли, 4 песни.
Велингор: Пытались играть дум в духе Candlemass, у нас практически не было ни состава, ни чего-то ещё... Мы собрались, поговорили – люди хотят играть дум, мы хотим играть дум, давайте вместе попробуем что-то.
Харальд: Эгиль – мой двоюродный брат.
Велингор: Всем нам нравились Bathory, Candlemass, ранний Manowar, именно ранний, медленные композиции такие, которые можно назвать думовыми. Ну и решили попробовать сделать что-то в таком духе. Да, в то время это направление было абсолютно непопулярно, не востребовано. В Ярославле было много металлистов, на концерты ходило очень много людей, но популярны были трэш и дэт.
Оттар: Нас это не волновало.
Велингор: Да, нас это абсолютно не волновало, мы решили играть именно вот так, в таком стиле, то есть с высоким вокалом Эгиля, стали сочинять песни, играть на концертах. Стало народу нравиться. Несколько раз в Москве выступали. Да, старшие музыкальные товарищи, которые лет на 5-10 нас старше были, подходили к нам и говорили: "Что вы за какую-то херню играете? С таким вокалом надо исполнять коммерческий хард-н-хэви, а вы не пойми что играете". Но мы никогда на это внимания не обращали, а продолжали играть и сочинять то, что нам нравится. А как получился именно так материал для такого альбома? Спонтанно.
Оттар: Но это всё равно была очень долгая работа, Эгиль очень много работал над своим вокалом. Он постоянно его совершенствовал и пел буквально везде. И этот вокал уже потихонечку выводил группу к этому звучанию, именно к этому материалу.

Вообще думали, что таким культовым получится этот альбом?

Велингор: Нет.
Кэрри: Абсолютно не думали.
Велингор: Когда и сочиняли, и записывали этот материал, а записывали мы его по тем временам на более-менее профессиональной студии – мы первый раз на такую попали, это была студия Check Sound при Ярославской филармонии... Нам тогда казалось, что все это непрофессионально звучит....
Харальд: Нет, это сейчас так кажется, исходя из опыта. Тогда казалось, что всё настолько офигенно, что лучше и быть не может.
Велингор: Может быть, сейчас сложно сказать.

Вы на плёнку тогда писали?

Велингор: Писали на ADAT, это цифровая кассета. То есть, никаких там компьютеров, писали живьем. И сводили живьем. То есть, идёт песня, и каждый у своей ручки стоит, где-то что-то подкрутить.
Харальд: Да, облажался – ну-ка по новой переписывай. Как я в "Камне" ("Eternal Stone") соло писал, и Макс такой: "Пиши, чего хочешь, я пошёл". Я сидел ещё целый час ковырял, у меня одна штука не получалась, я её доковырял, записали, и вот, в альбом вошла.
Велингор: Это он имеет в виду соло в "Eternal Stone", он его долго записать не мог, но в конце концов удалось.

Теперь немного болезненный вопрос. Когда произошли всем известные печальные события с Эгилем, вы принципиально тогда решили не продолжать, или были мысли попробовать с другим вокалистом? Не было ли за эти 22 года мыслей найти другого вокалиста и продолжить?

Велингор: Нет. Безальтернативно было понятно, что Scald – всё.
Харальд: Scald – это Макс.
Велингор: Нам тогда казалось, что весь Scald держится на Эгиле. Первая мысль была переименовать группу и искать нового вокалиста. Но вокалиста мы не так быстро нашли. Нашли, конечно, совсем не такого вокалиста, как Эгиль, поэтому совершенно ясно было, что это не Scald будет. Кстати, этого вокалиста Вова (Кэрри) нашел.
Харальд: Вокальные партии ему придумывал на гитаре.
Велингор: У него не было никакого вокального опыта, мы его познакомили с вокальным учителем....

Это про Tumulus речь сейчас?

Велингор: Да, это про Tumulus речь сейчас. Но она очень быстро, буквально в первый же год отошла от “скальдовских” корней и играла в совсем другом стиле. Начал меняться состав.
Оттар: Мы выступали все вместе какое-то время.
Велингор: Да, какое-то время мы все были в Tumulus, но как-то разошлись потом в разные стороны, вот только я и Оттар остались. Конечно, Tumulus – это совершенно другая группа, и сравнивать их нереально - и концепция, и музыка совершенно разные. А все эти годы мы как-то никогда не думали, что Scald может быть восстановлен. Может быть, до тех пор, пока не услышали, как поёт Филипп. Вот это, наверное, первый вокалист, у которого есть тембр и понимание того, как нужно исполнять эти песни. Когда мы услышали, как он спел "Night Sky", тогда, может, первые мысли появились, что неплохо бы с ним попробовать, потому что это действительно первый человек, первый вокалист, который понимает, как это нужно исполнять.

Что-нибудь ещё о музыкальной жизни после Scald между развалом и реюнионом расскажете? Ну, кроме Tumulus, да и про Intothecrypt мы уже поговорили немножко. Было ли что-то ещё?

Харальд: Я вот с 2000 по 2012 гг. прожил в Рыбинске, работал при этом на "Русском Радио". Участвовал при этом в ВИА Смута. Было время, даже нравилось. Один альбом, по-моему, наполовину мной сочинён, так что там такой вот незримый дух Scald присутствует. Если послушаешь, "В Край Родных Богов" называется (альбом "Хмельная песнь войны" - прим. авт.).

Хорошо, я заценю.

Кэрри: А я ничем не занимался, ну, в музыкальном плане. Нигде не играл. Как-то так получилось.
Оттар: У нас был проект Tumulus...
Велингор: Не проект, это была полноценная группа, у который были и взлёты, и падения, и альбомы, и в турне ездили, и даже за границу. К сожалению, счастья это не принесло, группа как была в андеграунде, так и осталась. Может, дело в том, что мы играли совсем уж специфическую музыку, кому-то нравилось, кому-то совсем не нравилось. Я не буду рассказывать, что это за стиль был, это была гремучая смесь фолка, прогрессива и арт-рока.
Оттар: Параллельно я начал участвовать в других проектах, и постепенно те проекты заняли у меня больше времени, чем Tumulus. В итоге Tumulus закончились, и я остался в тех проектах.

А что за проекты, не расскажешь?

Оттар: Ну, один проект – это именно прогрессив-группа, группа Santerno. Второй проект – это дум-дэт-группа Halter. Вот сейчас вот я в них.

Хватает времени на всё?

Оттар: Да, хватает, мы не пересекаемся. Но, конечно, во время нашей подготовки к Германии пришлось приоритеты расставить и уделить больше внимания группе Scald. Мы хотели подготовиться, чтоб нас увидели и вспомнили про нас так, как мы и должны звучать.

А с какими-то музыкантами из тех, кто играл на фестивале, пообщались?

Велингор: Мы делили гримёрку с Atlantean Kodex, они там выступали ещё до этого. Я читал интервью с ними – оказывается, Scald на них очень сильно повлиял. Хотя когда мы их слушали, мы этого не заметили, если честно. Я сидел в гримёрке до выступления, из наших ещё никого не было. Там сидела их гитаристка (Кора Байер), разыгрывалась, играла гитарные фишки из песни Scald "Ragnaradi Eve". Я и думаю - эх, Ваня (Харальд) не слышит, а зря. А так немножко пообщались с вокалистом их. Но на таких фестивалях некогда особо.
Харальд: Вообще музыканты – народ довольно эгоистичный, на чужой успех плевать!
Велингор: Все были как-то озабочены своим будущим выступлением, чтоб всё это нормально прошло. В первый день фестиваля я немного с гитаристом Antimatter пообщался, но буквально парой слов перекинулись – он англичанин, а мой английский не настолько шикарен. "Ну, всё здорово, а мы завтра выступаем". "К сожалению, мы вас услышать не можем". Также к нам в гримёрку заходил вокалист, я забыл, как его зовут, но он был совершенно невменяемый. Нам его представил Филипп, сказал, что он пел и в Saint Vitus....

Это вокалист Lord Vicar (Кристиан Линдерссон).

Велингор: Да, Lord Vicar. Он был настолько невменяем, что... В общем, девушка Филиппа – она шведка, и он тоже швед. Я обратил внимание, что они друг с другом разговаривают то на английском, то на шведском. Я Филиппа спрашиваю: "Слушай, они ж оба шведы, чего они на разных языках разговаривают?". Филипп многозначительно пиво поднял, показал на него. Это, говорит, всё алкоголь. Но он (Кристиан) был совершенно невменяемый, он с нами не общался, посмотрел на нас и из гримёрки вышел.
Харальд: Сказал "мяу" два раза и ушёл в туман.
Велингор: Ну, можно и так сказать. А так в основном общались с обслуживающим персоналом и с главным редактором журнала "Deaf Forever", который в своё время делал интервью со Scald. Может, ты в курсе, это года полтора назад было...

Да, там большое интервью.

Велингор: И он в огромном восторге был от нашего выступления, настолько, что когда мы закончили выступать, он мне просто со сцены не дал сойти, кинулся меня обнимать. Я стою, здесь бас, здесь провода, здесь примочки, он меня обнимает, кричит: "Это величайшее шоу в этом году". В общем, в основном с персоналом и приехавшими фанатами общались. С музыкантами не очень, так как все озабочены своими выступлениями. Например, перед нами выступали Swallow the Sun, и как-то ещё до отъезда в Германию Оттар упомянул, что он их слышал, ему эта группа понравилась. Мы как раз готовились к выступлению, и играли Swallow the Sun. Говорю ему: "Саня, пойди послушай, тебе вроде нравится". Он отвечает: "Мне не до этого сейчас совершенно, мне нужно готовиться".

А из России, кстати, ещё кто-то, кроме нас, приехал в итоге?

Велингор: Никого из России мы не встречали. Мы встречали русскоязычных людей, но чтоб кто-то приехал из России... Может быть, кто-то и был, не станем отрицать, но мы никого не видели.

Мы тоже, надо сказать.

Велингор: Да, только вас.
Харальд: Мне какой-то чел, немец, но из Архангельска родом, кассету подарил, пытался что-то объяснить. У меня эта кассета дома лежит, мне её даже послушать не на чем.
Велингор: Это всё ещё раз по поводу интереса к Scald в России.

Это как-то странно, честно говоря, потому что для нас Scald были одним из веских поводов, чтобы поехать на "Hammer of Doom".


Велингор: Значит, вы какое-то исключение очень хорошее.
Харальд: Грамотное.

Слушайте, ну я желаю, чтоб в Афины как-то больше наших приехало, я думаю, что это правильно было бы. Вы, кстати, с Филиппом будете ещё пересекаться в Ярославле до Афинского концерта? Или уже там будете репетировать?

Велингор: Скорее всего, там. Вернее, точно там, потому что у Филиппа очень плотный график гастролей с этими двумя группами, он же ещё в Nifelheim на гитаре играет и на басу в Destroyer 666. И у той, и у другой группы очень плотный график гастролей, и он прямо сказал: "У меня очень мало времени, к сожалению, еле-еле хватает даже на эти группы". Поэтому вряд ли он сможет приехать. В Афинах у нас запланирована репетиция перед концертом, мы будем играть тот же самый материал, поскольку народ хочет именно его услышать. По крайней мере, на этом фестивале.

У меня заканчиваются вопросы. Было бы здорово, если бы вы сказали какое-то напутственное слово нашим читателям.

Харальд: Слушайте Scald!
Велингор: И помните, что Scald – это российская группа, была создана в России и весь свой первый период существования до гибели Эгиля была ориентирована на российскую публику. Слушайте, вспоминайте и гордитесь тем, что Scald – это российская группа. Как видите, ситуация такая, что мы очень востребованы в Европе и не востребованы в России. Очень жаль.
Оттар: Это действительно очень жаль, потому что, как верно говорит Велингор, делалось всё для наших, для российских слушателей. Здесь и дух викингов, и дух России вложен был в этот материал, в его создание.
Кэрри: Причем и мысли не было, что всё это пойдёт на Запад, хоть это и англоязычное было всё.
Велингор: Так что слушайте Scald, помните Scald, помните, что он российский. Будем надеяться, что новый материал, новый альбом когда-нибудь, пока боимся сказать, будет издан. Ждите. Слушайте пока первый и единственный альбом. И спасибо тем, кто действительно Scald помнит, ценит и слушает. Огромное спасибо!

Официальная страничка Scald в ВК: https://vk.com/scaldepicdoom

Выражаем благодарность Татьяне Крыловой (менеджер Scald) за организацию этого интервью

Интервью: Павел Власов
Фото: Маргарита Стефанкова
30 ноября 2019 года
(с) HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2019 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker