В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Crystal Viper

Crystal Viper
Чтобы делать жизнь лучше

29.12.2019

Архив интервью | English version

Вокалистка Марта Габриэль из польской группы Crystal Viper относится к числу тех музыкантов, которым нельзя хотя бы чуть-чуть не завидовать – столько всего они успевают делать! Марта – не только голос своей группы, как это часто бывает с фронт-леди в метал-коллективах; она пишет музыку и тексты, она играет на пианино, гитаре и басу, а также с удовольствуем участвует в сайд-проектах, таких как Moon Chamber – ее свежее совместное детище с Робом Бенделоу из культовой британской группы Saracen. В довершение ко всему, она делает одежду для звезд метал-сцены всей Европы и не только, а если посмотреть на ее фотографии, становится очевидно, что и о спортзале певица не забывает. Выход седьмого студийного альбома Crystal Viper “Tales Of Fire And Ice” стал для нас отличной возможностью связаться с Мартой по телефону, и не сомневайтесь – она рассказывает о своей музыке с таким же энтузиазмом, с каким ею занимается.

Название “Tales Of Fire And Ice” вызывает у меня ассоциации с серией фэнтези-романов «Песнь огня и льда» (англ. “Song Of Fire And Ice”), по которой снят сериал «Игра престолов». В текстовом плане альбом как-то связан с «Игрой престолов»?

Нет, на самом деле, никакой связи между ними нет. Честно говоря, я слышу этот вопрос довольно часто. “Tales Of Fire And Ice” – это название, в котором объединены строчки из двух песен альбома. У нас есть песня “Neverending Fire”, в которой поется об огне, и песня “Under Ice”. А поскольку нам нравится играть на контрастах, нравится играть словами, мы подумали, что это классная идея, и из нее получится запоминающееся название альбома. Поэтому мы назвали диск “Tales Of Fire And Ice”. С «Игрой престолов» он не имеет ничего общего. Я большая поклонница «Игры престолов», я посмотрела все сезоны, но никакой связи с этим сериалом здесь не присутствует.

Мое внимание в трек-листе альбома сразу же привлекла песня о перевале Дятлова. Почему ты решила написать об этой истории?

Знаешь, меня в целом интересуют легенды о тайнах мира, нераскрытых секретах, загадочных происшествиях и все такое, и перевал Дятлова – одно из них. Наша идея заключалась в том, чтобы рассказать эту историю с необычной точки зрения – песня поется от лица той силы, которая убила туристов. Может быть, эта сила испугалась, или она защищала свою территорию. Я знаю, что эта тайна до сих пор не раскрыта, но я слышала, что в начале года ваше правительство возобновило расследование, и мне очень любопытно, что они установят, потому что это очень интересное происшествие. Есть столько версий, столько возможных вариантов, но доподлинно никто не знает, что там произошло.

Изначально обложку альбома нарисовал для вас знаменитый художник Андреас Маршалл, но ее почему-то раскритиковали в интернете, и вы ее оперативно поменяли. На твой взгляд, почему работа Андреаса Маршалла вызвала настолько сильную негативную реакцию у фэнов? Насколько я понимаю, группе-то она нравилась, так ведь?


Честно говоря, мне она нравится. И тогда нравилась, и сейчас. Но когда мы ее опубликовали, как ты сказал, многим нашим фэнам она пришлась не по душе. А Crystal Viper – из тех групп, которые действительно слушают своих фэнов, и мы хотим, чтобы тем людям, которые в будущем его купят, он нравился не только в музыкальном плане, но и визуально. Поэтому мы решили заменить обложку. Судя по всему, это решение было правильным, потому что большинство людей, друзей и фэнов влюбились в новое оформление с первого взгляда. Но я продолжаю утверждать, что мне они обе нравятся. (Смеется).

На каждом альбоме Crystal Viper традиционно присутствуют гости из числа культовых метал-музыкантов. Кого вы позвали в этот раз?

Знаешь, в этот раз как-то само собой получилось так, что ни у кого из нас не возникло желания приглашать гостей. В прошлом дела обстояли так: когда мы сочиняли песни, делали их демо-версии или в процессе препродукции в наших головах возникала мысль типа: «О, было бы круто, если бы это соло сыграл – ну, например – Росс Босс!» А в этот раз никто ничего подобного не предложил. Ни у кого не возникло соображений, кто бы мог быть таким гостем, вот и все. Мы не из тех, кто каждый раз старается делать все, как раньше. На этом альбоме есть отличия, и они заключаются не только в отсутствии гостей.

Получается, что “Tales Of Fire And Ice” – это первый альбом в истории Crystal Viper, на который вы не позвали никого со стороны?

Да, именно так.

Сейчас Crystal Viper – группа с именем, но в самом начале, когда вы записывали первый альбом (“The Curse Of Crystal Viper”, 2007) и пригласили спеть на нем Геррита Мютца из Sacred Steel, легко ли было получить его согласие?

На самом деле, не так уж сложно, потому что мы уже были знакомы. Мы приятельствовали, как и сейчас. Я просто спросила его, не мог бы он это сделать, он согласился, и мы были счастливы. Разумеется, я большая поклонница Sacred Steel, так что это было круто.

Некоторые из твоих коллабораций обретают потом собственную жизнь. Например, как с Saracen: их вокалист Стив Беттни «гостил» на вашем предыдущем альбоме “Queen Of The Witches” (2017), а теперь у тебя и у гитариста Saracen Робом Бенделоу есть совместный проект Moon Chamber. Ты не могла бы рассказать подробнее, как ты познакомилась с ребятами из Saracen, и как на свет появились Moon Chamber?

История Moon Chamber началась очень необычно. Мой муж Барт Габриэль, менеджер и продюсер Crystal Viper, также имеет собственный лейбл Skol, и некоторое время назад он выпустил на этом лейбле сингл Saracen. Когда он разослал экземпляры сингла ребятам из Saracen, и Роб Бенделоу получил свой экземпляр, ему пришла в голову идея: «Посмотрю-ка я по интернету, что это еще за Барт такой». Через лейбл Барта он вышел на Crystal Viper, и так он узнал обо мне и услышал мой голос. И ему он так понравился, что он сочинил для меня песню. Он связался с Бартом и сказал, что сочинил песню, и что он будет счастлив, если я смогу записать для нее вокал, потому что, по его мнению, она хорошо подойдет для моего голоса. Разумеется, я не отказалась, ведь я очень люблю Saracen, и эта песня мне тоже понравилась, у нее была такая классная мелодия. Но еще до того, как у меня появилась возможность что-то записать, Роб прислал еще одну песню, которую он тоже сочинил для меня! Он сказал: «Для сингла ведь нужна вторая сторона, так что вот еще одна песня». Слово за слово, и выяснилось, что Роб очень увлечен сочинением и игрой, и что ему очень нравится мой голос. И тогда я предложила создать под эти две песни группу. В то время Crystal Viper вели не особо активную деятельность, и я думала над тем, чтобы создать еще один проект. У меня уже было название для него - Moon Chamber. Помню, что проект должен был быть дум-металлическим, и я сочиняла для него дум-металлические песни, несколько из них уже было готово, но когда Роб связался с нами, я подумала: «Окей, Moon Chamber будет отличным названием для этой группы». Слово за слово, и я спросила Роба, не будет ли ему интересно сделать полноформатный альбом. «Если ты хочешь сочинять, то я хочу петь, сейчас у меня есть время, так что, может, нам стоит поработать вместе?» Ему эта идея пришлась по душе, через пару месяцев у нас были все песни для альбома, а через год мы записали их в студии, и вот альбом уже практически у нас в руках!

Еще одна твоя недавняя коллаборация – с Тоддом Майклом Холлом из Riot V. С Crystal Viper ты сделала много каверов на классические метал-песни, а почему с Тоддом вы решили спеть вместе песню Леди Гаги?

Во-первых, мы с Тоддом очень большие друзья. Несколько лет назад Тодд пел в Jack Starr’s Burning Starr, у них намечался тур по Европе, и им нужен был второй гитарист на сцене. Я была свободна, мы были друзьями, и я стала их концертной гитаристкой. Так я впервые поработала вместе с Тоддом. Потом мы с Crystal Viper записали песню Riot “Thundersteel”, а Тодд уже пел в Riot V, так что мы пригласили его сделать со мной дуэт и выяснили, что наши голоса хорошо звучат вместе. Так я впервые спела с Тоддом. С кавером на Леди Гагу была такая история – знаешь, я много играю на пианино, и иногда, когда у меня есть время, я просто сижу за пианино и играю песни, которые мне нравятся. Почему Леди Гага? Ну, я поклонница музыки в целом, а не только хэви-метала. Есть масса жанров, которые мне нравятся – хорошая поп-музыка, классическая музыка и так далее. “Shallow”, на самом деле, очень красивая песня с красивыми словами. Я влюбилась в нее с первого прослушивания, и мне очень нравилось играть ее на пианино и петь. Тогда у меня появилась идея записать ее и выложить в интернет просто по приколу – я такого никогда раньше не делала. А затем появилась еще одна идея – пригласить Тодда, если ему нравится эта песня. Я спросила его, не интересно ли ему сделать “Shallow” вместе со мной, и идея пришлась ему по душе, потому что он любит эту песню не меньше, чем я. Мы записали ее вдвоем – я сыграла на клавишных и спела свою часть здесь, в Польше, а Тодд записал вокал у себя дома в США. И тут так сложилось, что Riot V играли на фестивале “Sabaton Open Air” в Фалуне (Швеция) в тот же день, что и Crystal Viper. То есть, сначала играли Riot V, а сразу после них Crystal Viper, так что мы одновременно оказались за кулисами одного и того же мероприятия, и у нас появилась идея снять видеоклип. Вот такая история у этого проекта. Просто мы решили сделать что-то вместе, чтобы попробовать свои силы в иной музыкальной области, а также для того, чтобы донести своей музыкой послание. Очень важно и замечательно, что музыкант может не только играть и петь, он может и говорить людям нечто важное.

Знаешь, я пару недель назад брал интервью у Донни Ван Ставерна из Riot V, и он сказал мне, что именно Барт Габриэль познакомил его с Тоддом…

Да, мир тесен, правда? (Смеется).

Совершеннейшая правда! Два американца, которые знакомятся друг с другом через общего друга в Польше – это нечто потрясающее!


Просто мы дружили с Тоддом и Jack Starr’s Burning Starr, а Барт давно знал ребят из Riot, и он знал, что им нужен вокалисты, так что он дал им его контакты.

Когда я готовился к этому интервью, мне попалось на глаза одно из твоих старых интервью, и там ты говоришь, что в то время, когда создавался первый альбом Crystal Viper, ты умела играть только на пианино. Но в Jack Starr’s Burning Starr ты играла на гитаре, а для альбома Moon Chamber ты записала все партии баса. Когда и как тебе удалось освоить все эти инструменты? Ты, может, еще и на ударных учиться собираешься?

(Смеется). На самом деле, это хороший вопрос! Меня ограничивает только нехватка места, потому что сейчас у меня дома нет места, куда я могла бы поставить барабаны, чтобы играть на них каждый день! (Общий смех). В детстве я очень хотела играть на пианино. Мне было шесть или семь лет, когда я сказала отцу, что хочу быть музыкантом, и меня отдали в музыкальную школу, где я играла на пианино на протяжении многих лет. Со временем я начала слушать много разных жанров музыки, но хэви-метал всегда занимал в моем сердце особое место, и в какой-то момент я стала петь в локальных группах, а потом появились Crystal Viper. Ты прав, тогда я сочиняла в основном на пианино, но когда ты пишешь музыку, и у тебя есть коллеги по группе, ты хочешь показать им, как играть твои песни, а владение всего одним инструментом создает немало трудностей. Играть гитарные риффы на пианино далеко не так просто, поверь мне! Так что мне просто пришлось выучиться играть на гитаре, чтобы я могла показывать другим, как играть те песни, которые я слышу в своей голове. Я осваивала гитару, сочиняя свои собственные песни, а не играя кавера, поэтому процесс занял длительное время. Ведь для того, чтобы что-то кому-то показать, не нужно так уж хорошо владеть инструментом, но если ты хочешь записывать демо, делать пре-продукцию, то тут нужны уже навыки другого уровня. Так что я постепенно развивала свою технику и в итоге стала в Crystal Viper второй гитаристкой. А когда я выучилась играть на гитаре, как-то само собой пришло понимание, что нужно осваивать и бас. Когда я сочиняла музыку в своей домашней студии, я записывала вокал, я записывала пианино, я программировала барабаны, я записывала гитары, и для того, чтобы получались полноценные демо-записи, мне недоставало только партий баса. Так что я взялась за бас. Я бы с удовольствием научилась играть на барабанах – у нас с Бартом есть собственный комплект ударных инструментов, и очень неплохой, но он стоит в нашем репетиционном зале, а не дома, потому что дома для него нет места. Я довольно серьезно думаю над тем, чтобы купить электронные барабаны – они не особенно большие, на них можно играть в наушниках и записывать их без особых проблем на компьютер. Но это случится не завтра. (Смеется). Об этом можно будет подумать в будущем, но не сейчас.

На вашем недавнем EP “At The Edge Of Time” присутствует версия заглавного трека на польском языке, что вы практикуете довольно редко. На самом деле, меня удивило, насколько по-разному твой голос звучит по-польски и по-английски. А тебе самой на каком языке проще петь и писать тексты?

На самом деле, “At The Edge Of Time” – всего вторая наша вещь, которую мы записали на польском. Первой была “The Last Axeman” с самого первого альбома, у нее тоже была польская версия, но она не стала особенно популярной, потому что мы не сняли на нее видеоклип. А “At The Edge Of Time” была сразу же записана на двух языках, и мы сняли видеоклипы на обе версии и опубликовали их в один день. Мы сделали это просто по приколу, чтобы сделать что-то особенное. Когда ты музыкант, и ты работаешь над музыкой, иногда у тебя возникают безумные идеи, и ужасно хочется реализовать их все. Нечто подобное и было с этой польской версией. Какой язык труднее? Вопрос в том, какие тексты ты хочешь сочинять… Ну, как объяснить? Текст “At The Edge Of Time” изначально был написан на английском, польская версия появилась позднее, и в них поется об одном и том же, хотя нам и пришлось поменять некоторые строчки, ведь нельзя все перевести с английского на польский дословно. На мой взгляд, в польском языке больше слов для описания определенных вещей, чем в английском. Вообще петь на польском мне довольно интересно, потому что я не так часто это делаю, точнее, практически никогда. Но все же я считаю, что самый лучший язык для хэви-метала – это английский, потому что, на мой взгляд, он более мелодичный, и голос по-английски звучит более мягко. Польский язык относится к славянским, у нас много вот этих «г», «ж», «ч», «ррр» и т.д. Для нашего слуха они звучат приятно, но людям из-за границы слышать такое довольно странно. А Crystal Viper – их тех групп, которые играют в основном за границей, так что петь по-английски, в некотором роде, более разумно. (Смеется). И все же записываться на польском было прикольно и интересно; может, мы нечто подобное еще сделаем в будущем. Но я расскажу тебе нечто еще более интересное – в прошлом году Crystal Viper записали песню на венгерском языке! Я по-венгерски не говорю совершенно, но в Венгрии есть группа Ossian, мы ее большие поклонники, и у нас появилась возможность записать кавер на Ossian для сборника журнала “Metal Hammer”, приуроченного к юбилею Ossian, а все тексты у Ossian на венгерском. Это было нечто, наешь ли – записывать вокал на языке, на котором ты вообще не понимаешь, как петь! (Смеется). Мне кажется, я неплохо справилась, и даже в Венгрии мне говорили, что я вполне так нормально звучу на венгерском. (Хохочет). Может, у меня способности к языкам, а я и не в курсе!

На самом деле, про Ossian был мой следующий вопрос. Я большой поклонник венгерского рока и металла, так что Ossian, ясное дело, знаю и люблю, а вы-то откуда про них узнали? Ossian пользуются популярностью в Польше?


Я бы сказала, что классический хэви-метал в целом не пользуется в Польше особой популярностью. Не то что Ossian, а хэви-метал вообще. Но в Венгрии это настоящие звезды. В прошлом месяце у нас была возможность выступить на разогреве у Ossian, быть их специальными гостями на юбилейном концерте в Венгрии, и, мужик, как же их там любят! И живьем они играют потрясающе!

Почему же классический хэви-метал не пользуется в Польше популярностью? Ведь экстремальные группы из Польши, такие как Behemoth и Vader, известны по всему миру, почему же с традиционным металлом дела обстоят не так здорово?

Честно говоря, я, черт возьми, совершенно без понятия! Реально, серьезно – я просто не знаю. Но так было всегда – в Польше всегда были более популярны более брутальные группы. У нас очень сильная блэковая и дэтовая сцена, и даже сейчас на ней появляется много интересных групп. А почему классический металл не популярен, я не имею ни малейшего представления. Хотела бы знать, но не знаю.

На своей страничке в Facebook ты недавно попросила подписчиков порекомендовать тебе какие-то новые метал-группы, которые ты, возможно, еще не слышала. Посоветовали ли тебе что-то, что тебя по-настоящему зацепило?

Знаешь, я переслушала все предложенное и на самом деле нашла кое-что прикольное, но, честно говоря, большинство из того, что мне предлагали, и что мне интересно, я уже знала. Чего-то по-настоящему нового я так и не нашла, но это было интересно, потому что мне как поклоннице музыки приятно открывать какие-то новые вещи, и я всегда верю в то, что нужно искать, и тогда, возможно, что-то найдешь. Так же устроен YouTube – ты вбиваешь в поиск “Iron Maiden The Trooper” и смотришь Iron Maiden, а с правой стороны экрана тебе предлагают похожие видео. Иногда таким образом удается открыть для себя что-то хорошее. Интернет – очень мощный инструмент для того, чтобы находить новую музыку и получать доступ к музыке, которую ты хочешь слушать.

Мой следующий вопрос тоже отчасти связан с Facebook. В конце прошлого года ты закрыла свою линию одежды Thunderball Clothing – опять-таки, из-за негатива в Интернете. Я надеялся, что со временем ты передумаешь, но вчера я зашел на страничку компании в Facebook, и на ней уже давно нет никаких обновлений. Что появилось в твоей жизни вместо пошива одежды?

История с Thunderball Clothing такая – хотя названия компании больше нет, я продолжаю заниматься тем же самым. Например, в этом году я много работала с Sabaton, я одела оба состава для юбилейного шоу на Вакене – там выступал и текущий состав Sabaton, и старый состав. Еще я работала с Алиссой (Уайт-Глуз) из Arch Enemy и так далее, так что я не бросила это занятие, я по-прежнему им занимаюсь. У меня просто нет для него нового названия, потому что в этом году я больше концентрировалась на новом альбоме, на работе с новым участником группы и на переменах, которые произошли в Crystal Viper. Я перестала играть на гитаре на концертах, в группу пришел Эрик (Журис, второй гитарист), мы занимались препродукцией альбома, было столько разных дел, что я просто работала с артистами и музыкантами, создавая для них одежду, но ничего не выкладывала в сеть. Сейчас и выкладывать-то некуда, потому что Thunderball больше не существуют, нового названия компании я пока не придумала, но очень скоро все изменится, и об этом будет объявлено официально. Мне просто нужно немного больше времени, потому что иногда мне кажется, что 24 часа в сутках – это слишком мало.

С этой проблемой я хорошо знаком! (Общий смех).

Окей, значит, я не одна такая!

Кстати, а почему ты перестала играть на гитаре на концертах Crystal Viper?

Потому что на протяжении многих лет я стояла на одном месте весь концерт как будто приклеенная к микрофонной стойке. Я была ограничена в движениях, в контакте с публикой, потому что моя левая рука была заняла гитарой, правая – тоже занята гитарой, и пока я играла, я не могла делать никаких жестов, и нужно было стоять на месте. А я такой человек, я как шаровая молния, мне нужно взрываться (смеется), а с гитарой это не получалось. Сейчас, когда я не играю на гитаре, я могу бегать, я могу прыгать, у меня лучше контакт с публикой. Это замечательно, и именно в этом была главная причина, почему мы искали второго концертного гитариста, и почему я перестала играть на гитаре на сцене. Возможно – я, правда, не знаю, когда, но у нас есть такие планы – мы будем исполнять несколько песен в три гитары. Посмотрим, думаю, получится круто. Я очень люблю играть на гитаре, иногда мне этого не хватает, но если посмотреть на то, что я могу делать на сцене без гитары, я все же предпочитаю выступать без гитары.

Может, мы увидим Crystal Viper с тремя гитарами следующим летом на российском фестивале “Big Gun”? Кстати, чего в целом ты ждешь от этого фестиваля? Ведь это будет ваш первый приезд в Россию …

Ну, я не знаю, будем ли мы так делать в России в следующем году – мне бы хотелось, но посмотрим. Наши ожидания… В первую очередь, я рассчитываю получить удовольствие, потому что мы играем музыку, чтобы наша жизнь становилась лучше, чтобы быть активными, чтобы наслаждаться жизнью на земле, которая, как всем известно, иногда бывает отстойной. Наша главная причина играть музыку – чтобы делать жизнь лучше. Наши планы в отношении России такие же, как и в отношении любого другого выступления – приехать, отработать, устроить на сцене хэви-металлический ураган, и для нас это достаточно волнующее событие, ведь мы впервые посетим Россию. Мы там никогда не играли, я вообще никогда в России не была, так что мы правда ждем этого фестиваля с нетерпением.

Официальный сайт Crystal Viper: http://www.crystalviper.com/

Выражаем благодарность Ирине Ивановой (AFM Records) за организацию этого интервью и за предоставленные фотографии

Роман Патрашов
24 октября 2019 г.
© HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2019 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker