В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Crashdiet

Crashdiet
Я наслаждаюсь каждой минутой в группе

10.12.2019

Архив интервью | English version

На долю шведов Crashdiet всегда доставалось какое-то чрезмерное количество трудностей и трагедий, что кажется особенно несправедливым в свете того, что они исполняют слиз-рок – музыку, которая у большинства ассоциируется с вечеринками и тусовками. Достаточно будет сказать, что на пять записанных группы альбомов приходится четыре вокалиста, причем первый из них, Дэйв Лепар, умер в возрасте всего 25 лет. Тем не менее, Crashdiet имеют удивительное свойство каждый раз возвращаться с новыми силами, и хотя их расставание с очередным вокалистом Саймоном Крузом имело все шансы убить группу окончательно, она лишь взяла паузу на несколько лет, после чего вернулась с новым превосходным альбомом “Rust”, поступившим в продажу в сентябре. А уже 21 декабря Crashdiet дают концерт в Москве, где они не выступали с 2010 года. Мы воспользовались этой возможностью, чтобы связаться с барабанщиком Эриком Янгом и попытаться выведать у него секрет непотопляемости группы.

Сегодня вечером начинается ваш британский тур на разогреве у Skid Row. Чего вы от него ждете? Как ты считаешь, вам понравится выступать со Skid Row?

Ну, выступать со Skid Row – это практически исполнение мечты. Мы росли на их музыке, и они определенно вдохновили меня как музыканта и как автора на создание своей собственной музыки. Я жду отличных концертов и многочисленной публики и надеюсь, что тусоваться с ребятами окажется так же круто, как я рассчитываю. Все будет классно.

В Москве вы пока играли всего однажды, и это было целых девять лет назад. Какие воспоминания остались у вас от того визита?

Мне запомнилось, что я постоянно слышал музыку Ace Of Base и E-Type! (Общий смех). Вам там, ребята, похоже, очень катят такие вещи. Еще помню, что мы приехали за день или два до концерта, и накануне нас пригласили на площадку, чтобы поужинать, а заодно и оценить клуб. У нас были такие любезные техники и промоутер, я сейчас не вспомню, как его зовут, извините, но так или иначе, мы отлично поели, а потом он говорит: «Ну что, кто хочет водки?» Мы такие: «О, водка, конечно, выпьем немного». Он убежал и раздобыл для нас, наверное, бутылок 12! (Общий смех). «Одна бутылка для тебя, одна бутылка для тебя…» Когда-ты у кого-то в гостях, ты не станешь возражать, так что мы выпили эту водку и отлично провели время!

Надеемся, через пару недель вы проведете время в Москве ничуть не хуже!

О, я в этом не сомневаюсь! Уверен, что все пройдет замечательно. Помню, что в прошлый раз мы в Москве классно оторвались, и мне не терпится вернуться.

Для выпуска нового альбома “Rust” в Скандинавии вы организовали свой собственный лейбл Diet Records. И как пока впечатления? Дела группы пошли от этого лучше?

На самом деле, если честно, это какое-то колоссальное количество работы. Я лично занимаюсь, по большей части, концертами, турами и всем, что связано с живыми выступлениями. А Мартин (Свит, гитара) и Питер (Лондон, бас) взяли дела лейбла на себя. Так что могу рассказать вам лишь о том, какие последствия я вижу на них, и я вижу, как они вдвоем реально убиваются и уже довольно сильно устали. (Смеется). Это реально тяжелая работа. Если ты хочешь делать ее сам, а обычно так и приходится поступать, если хочешь, чтобы все было сделано правильно, то нужно помнить, что это работа, у которой нет конца. Но она определенно выводит нас на передний план, она ставит нас ближе к фэнам, и она ставит нас в гораздо лучшее положение для контакта с фэнами. Если смотреть на ситуацию так, то мы стали гораздо ближе к фэнам, и я думаю, что это здорово.

Как вы нашли вашего нового вокалиста Габриэля Кейеса? И почему поиски шли так долго?

Честно говоря, мы даже не были уверены, что станем за что-то сейчас браться. Все мы очень устали, нас измотали туры, трагедии и проблемы, которые у нас были во всем. В какой-то момент ситуация стала больше похожа на ночной кошмар. Когда мы расстались с Саймоном, мы просто решили: «Хорошо, нам нужно на некоторое время взять перерыв». На самом деле, инициатором всего этого выступил наш друг Свен, который некоторое время после нашего пробуждения с Габриэлем был нашим менеджером. Он связался с нами и сказал: «Ребята, я вам очень советую заценить этого парня. Его зовут Габриэль, он поет как настоящий негодяй, и он отличный чувак. Думаю, Crashdiet надо снова собраться и выпустить кое-какую музыку». Так что именно по его инициативе мы собрались снова. Какое-то время каждый из нас занимался своими делами, и мы не были уверены в своих дальнейших планах. Но мы сказали: «А почему нет? Давайте посмотрим, что это еще за Габриэль». Мы несколько раз порепетировали и получили столько удовольствия от того, что снова сочиняем музыку вместе, что мы просто решили: «А давайте!» Так что после всех этих лет у нас случилось новое начало. Думаю, мы не меньше трех лет ничем не занимались. Я очень счастлив, что он появился в нашей жизни. Честно говоря, если бы не появился Габриэль, мы бы вряд ли были там, где мы сейчас.

На самом деле, у вашего гитариста Мартина есть сайд-проект Sweet Creature, в котором он также выступает в качестве ведущего вокалиста. Почему бы ему не петь в Crashdiet?

Да потому что он ненавидит петь! (Общий смех).

Жизнь группы стала бы гораздо проще, разве нет?

Для нас – да, но не для него. Он ненавидит этим заниматься. Тот альбом (“The Devil Knows My Name”, 2016) – кстати, отличный, на мой взгляд – появился на свет потому, что он как артист испытывал потребность что-то творить. Но у меня складывается впечатление, что спел он там лишь по той причине, что это был самый простой выход из ситуации. Я сам его спрашивал: «Эй, может быть, ты и у нас будешь петь?», и он ответил: «Никогда! (Смеется). Это не мое призвание». Он хочет писать песни и играть на гитаре.

В одних группах состав не меняется, в других он больше похож на проходной двор. Crashdiet – особый случай: у вас меняются только вокалисты, а трое инструменталисты неразлучны. Что держит вас троих вместе, какого рода эта связь?

Понимаете, это такая же связь, как между братьями. Или даже нечто большее, потому что этих братьев я выбрал сам. В семье братья у тебя от рождения, ты не можешь их выбирать. А эти два парня – я расту вместе с ними уже 15, даже 16 лет. Такую связь нельзя объяснить словами. Мы вместе прошли через все – много смертей, взлеты, падения, и мы все равно здесь. Даже не знаю, что должно случиться, чтобы мы расстались. По моему мнению, когда у тебя есть два друга, с которыми ты способен пройти буквально все – это лучшая связь, которая только может быть. Я считаю, что это наша сильная сторона – мы втроем формируем фундамент группы. Без этого мы бы вряд ли существовали.

Люди часто называют Crashdiet невезучей группой – дескать, «они могли бы быть всемирно известными, если бы не то-то и то-то». Ты согласен с этим?

Да, конечно. Невозможно отрицать, что нам просто катастрофически не везло, и не раз. (Смеется). Вопрос только в том, как на это реагировать. Ты можешь остановиться и считать, что перед тобой непреодолимое препятствие, а можешь принять тот факт, что дерьмо случается, и продолжать двигаться вперед. Мы пересчитали колесами немало ухабов на дороге, но куда деваться? (Смеется).

Давай сменим тему на более приятную – из вашей страничке на Facebook мы узнали, что у Crashdiet появилось брендированное пиво. Ты не мог бы рассказать об этом подробнее?

Знаете, что – я в этом, на самом деле, никак не участвую. Я сам удивился, когда оно у нас появилось. (Смеется). У каждого из нас есть свои проекты в рамках группы, и в этом проекте я никак не задействован. Я мало что могу вам об этом рассказать, хотя сам я очень рад, что у нас появилось свое пиво. Это совместное предприятие с одним другом, но ничего интересного я про это рассказать не могу. Извините.

Окей, возвращаемся к альбому “Rust”. Что за животное изображено у него на обложке? И кто его придумал – кто-то из музыкантов или художник, который его рисовал?

Обложку нарисовала очень талантливая Кристель Менгес, девушка нашего Питера. Она положила в основу всего оформления мир Crashdiet, точнее, свою интерпретацию нашего мира, свое понимание того, что мы собой представляем, и все такое. Насколько я понимаю, этот кот, которому крепко досталось – это метафорическое изображение сути Crashdiet. Если копать глубже, то я, честно говоря, не уверен, что именно обозначает каждый из символов, но я знаю, что с их помощью она интерпретирует весь мир Crashdiet. Реально классное оформление, если вы спросите меня. Одно из лучших за всю нашу историю.

Насколько мы понимаем, для каждого нового альбома вы приглашаете нового продюсера и инженера сведения. Почему в этот раз вы выбрали Криса Лейни, и как вам понравилось работать с ним?

На самом деле, Крис Лейни также сделал с нами половину первого альбома (“Rest In Sleaze”, 2005). Да и помимо этого, у нас были с ним разные проекты, еще до первого альбома мы записали с ним EP “Riot In Everyone”, где были “Riot…” и еще пара песен, которые в итоге принесли нам контракт со шведским подразделением Universal Music. Так что мы с ним давно сотрудничаем, он наш близкий друг. Просто мы сочли правильным в этот раз пригласить его поучаствовать в сведении, и мне кажется, что получилось потрясающе.

Продолжая разговор о продюсерах – над вашим вторым альбомом “The Unattractive Revolution” (2007) работал американец Кевин Чурко, и обычно, когда он берется сотрудничать с группой, саунд такой группы существенно меняется, однако в вашем случае изменения не были такими уж резкими. Какие впечатления остались у вас от работы с ним?

Ну, у него было совершенно определенное представление, совершенно конкретное видение нашего саунда. Если вы послушаете альбом, то он звучит очень по-американски – с громкими барабанами, громким голосом… Мы работали с ним только удаленно, присылали ему файлы по интернету, так что мы ни разу не встречались лично, хотя это было бы прикольно. Увы, он очень занятой парень, так что он сделал всю работу в своей студии где-то в Лос-Анжделесе, хотя я точно не уверен. Мы общались только по переписке, но в целом мне все понравилось.

В целом, что ты думаешь о шведской хард-рок-сцене, или слиз-рок-сцене, назовем ее так? Вы дружите с такими группами, как Hardcore Superstar и Crazy Lixx, или скорее конкурируете?


Нет-нет, мы друзья. В Швеции круг музыкантов очень мал, хотя музыки в Швеции полно, и рок-культура пользуется колоссальной популярностью. В ее рамках каждый жанр одинаково важен, и практически все группы в Швеции придерживаются принципа «мы в одной лодке». Мы команда, мы большая команда, и конкуренции вокруг очень немного. Все мы знаем друг друга, у нас общая цель – просто играть музыку, хорошо проводить время и попытаться выдать публике максимальное количество хорошего хард-рока. Я бы сказал, что слизовая сцена сейчас не особо… Ну, Hardcore Superstar всегда выдают отличные альбомы, но ничего столь же хорошего от кого-то еще я уже давно не слышал. Взлеты всегда сменяются падениями, и сейчас, наверное, мы как раз достигли дна. Поэтому-то мы, наверное, и почувствовали, что надо возвращаться и выпускать альбом. (Смеется).

Эти группы, равно как и ваша, имеют хорошо узнаваемый саунд, по которому легко угадать их шведское происхождение. Вы звучите не так, как группы из Финляндии или США. На твой взгляд, что отличает шведские слиз-рок-группы от других?


Я бы сказал, что это наследие старых шведских поп-групп и целой армии отличных композиторов. Наверное, что-то есть в воде, которую мы пьем. (Смеется). Здесь столько групп, которые выпускают отличную музыку. Думаю, и к слизу это относится… Я не хвалюсь, ведь и правда шведская музыка часто оказывается очень хорошей. Думаю, это как-то связано с той свободой, которой у нас пользуется музыка. Нам в самом раннем возрасте внушают, что если ты хочешь попытать счастья в музыке, то никто не будет против. У детей с ранних классов идут уроки музыки, в школах всегда есть в доступе музыкальные инструменты, и если ты начинаешь играть, все этому только рады. Думаю, это один из самых существенных факторов.

На нашем сайте недавно вышло интервью с Эриком Даниэлссоном из шведской блэк-металлической группы Watain, и в нем он говорил, что на его понимание бунта во многом повлиял Дэйв Лепар. А есть ли какая-то обратная связь между вашими группами? Почерпнули ли Crashdiet что-нибудь у Watain или блэк-металлической сцены в целом?

Я лично большой поклонник блэк-метала, я всегда много слушал блэк-метал, и Дэйв, насколько я помню, тоже, у нас были общие увлечения. Мы все дружим с Watain, по крайней мере, я дружу, и Дэйв дружил. Но я не думаю, что между нами есть еще какие-то связи. Когда я сочиняю музыку для группы, в ней неизбежно оказывается чуть-чуть из того, что я слушаю, а блэк я слушаю регулярно. Но это не значит, что такого рода влияния имеют какие-либо четкие проявления.

У тебя очень широкие вкусы, и значительная их часть приходится на экстремальный металл. Однако то, что ты играешь с Crashdiet, весьма далеко от экстремальности. Ты сознательно сделал такой выбор, или сердце так подсказывает?

В нашей музыке, ясное дело, от дэт-метала совсем немного. Но я бы сказал, что определенный мрак у нас присутствует. В моем случае все дело просто в том, что я обожаю играть музыку, и рок, классический рок я тоже очень люблю. Как бы я ни предпочитал экстремальный металл, это не исключает того, что классический рок - Cinderella, Guns N’ Roses, Ratt, Tesla и все такое – тоже входит в круг моих увлечений. Когда я сочиняю музыку для Crashdiet, я больше вдохновляюсь этим краем данного спектра. В какой-то степени я все же пытаюсь дать волю своей любви к дэт-металу и т.п. – наверное, иногда я слишком злоупотребляю сдвоенными бочками. (Общий смех). Но все это классно, все это музыка, и все мы отлично проводим время. У меня не бывает такого, чтобы я сидел за установкой и думал, а как бы здорово было сейчас заиграть побыстрее или что-то в этом роде. Я наслаждаюсь каждой минутой того, что я делаю в группе.

Если говорить о том этапе, когда у вас пел Дэйв – в последние годы появилось несколько архивных релизов с его голосом, таких как “Live In Sleaze” и “Rest In Sleaze – The Rough Mixes”. Будут ли еще релизы такого плана? Осталось ли у вас в сундуках еще что-то неизданное той эпохи?

Не совсем в наших сундуках… Конечно, есть еще много демо-записей, которые мы не издали. Трудно сказать… Сейчас мы концентрируемся на том, что происходит сейчас, с Габриэлем, и, думаю, это и далее будет нашим приоритетом. Возможно, в будущем мы составим еще что-то подобное; что я бы определенно хотел однажды сделать – это EP или даже альбом, на котором Габриэль спел бы старые песни Crashdiet. Но сейчас у нас нет никаких конкретных планов.

На твой взгляд, как со временем поменялась ваша фэн-база? Те, кто купил “Rest In Sleaze” и приходил на ваши концерты 15 лет назад, по-прежнему с вами, или сейчас у Crashdiet совсем другая аудитория?

Я бы не сказал, что это совсем другая аудитория, но на концерты определенно приходит много новых людей. Ясное дело, есть люди, которые с нами все эти годы, и здорово видеть, что они снова приходят и по-прежнему поддерживают нас, это настоящее счастье. Я бы сказал, что это смесь старой и новой публики, и это оптимальный вариант – с нами остается часть старых фэнов, и появляется много новых. Я этим очень доволен.

Каковы ваши планы на следующий год? Когда нам ждать нового альбома Crashdiet?

В следующем году будет полно гастролей. Весной мы собираемся проехаться по Южной Америке и снова по Европе, ближе к лету попробуем попасть в Австралию, а потом отыграть на максимальном количестве фестивалей везде, где получится. А дальше посмотрим. Все зависит от того, куда нас будут приглашать. У меня и у Мартина всегда появляются новые песни, мы с ним продуктивные ребята, и я не удивлюсь, если через год у нас будет достаточно песен, чтобы набрать на альбом. Но я сомневаюсь в том, что реально выпустить альбом уже в следующем году. Скорее стоит говорить о 2021-м.

Официальный сайт Crashdiet: http://www.crashdiet.org/

Выражаем благодарность Евгению Силину (Alive Concerts) за организацию этого интервью

Интервью – Роман Патрашов, Наталья “Snakeheart” Патрашова
Перевод с английского – Роман Патрашов
Фото – Наталья “Snakeheart” Патрашова
1 декабря 2019 г.
© HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2019 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker