В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Алексей Марков

Алексей Марков
Надо доверять собственному вкусу

06.10.2019

Архив интервью

Одни знают его как вокалиста, с которым заслуженные ветераны отечественной тяжёлой музыки Shadow Host перешли от пауэр-метала к трэшу. Для других он — Хэтфилд всея Руси, колесящий по миру с официальным российским трибьютом Metallica – Garage Dayz. Для некоторых он автор «Хулиномики», популярнейшей книги о финансах, ну а кому-то он преподавал эти самые финансы в магистратуре. Прошло почти три года после того, как Алексей Марков покинул ряды Shadow Host и вдруг на только что вышедшем сингле группы вновь звучит его вокал! Это стало прекрасным поводом для того, чтобы пообщаться с Алексеем и узнать обо всём из первых рук.

Алексей, к вопросу, который волнует всех неравнодушных к судьбе Shadow Host, мы обязательно подойдём чуть позже, а пока хотелось бы поговорить о самых истоках. Я знаю, что твоя любовь к тяжёлой музыке началась с кассеты AC/DC, а под впечатлением от кого ты впервые задумался о стезе именно рок-вокалиста?

Думаю, что это был, прежде всего, вокалист Blind Guardian Ханзи Кюрш, потому что мне очень хотелось петь как он. Конечно, это Джеймс Хэтфилд, который мне нравится и как вокалист, и как гитарист, что в итоге вылилось в то, что я исполняю песни Metallica. Очень нравится вокалист Dream Theater Джеймс ЛаБри, которого я даже пытался копировать… С удовольствием слушаю, как пел ныне покойный Андре Матос (Viper, Angra, — прим. авт.), но петь в такой манере, таким высоким голосом — это не моё. Вообще в детстве я очень любил пауэр-метал, всё, что пришло после Blind Guardian, — Iron Savior, Rage — очень нравится манера Пиви Вагнера… Так что мне нравится жёсткий, но мелодичный вокал.

Ты, как и многие другие известные вокалисты, учился вокалу у известного педагога Екатерины Белобровой. Расскажи об этом периоде.

На самом деле я начал петь ещё в детском хоре, причём пели мы на английском языке и не всегда детские песни. Наверное, тогда и зародилась любовь к пению. Потом я начал заниматься гитарой и лет в 18 решил, что хочу организовать свою группу, в которой, конечно, буду петь и играть на гитаре. Тогда я пошёл заниматься в «Красный Химик», и тут мне, конечно, повезло с преподавателем — Екатерина Юрьевна как раз вела групповые уроки. Потом меня два года не было в стране, я уехал во Францию и занимался, что называется, в своё удовольствие… а вернувшись, решил продолжить обучение и ещё два года ходил в «Красный Химик», так что в общей сложности я занимался у неё три года. Она, конечно, такой педагог, который не навязывает тебе что-то своё, а раскрывает тебя самого, достаёт из тебя то, что нужно именно тебе, так что повезло.

А насколько тебе самому было легко или, наоборот, тяжело заниматься у неё? Я знаю, обучение вокалу — довольно муторная штука.


Да, муторная — это правильное слово. (Улыбается). Особенно тяжело в самом начале, когда ты приходишь петь, а тебя заставляют дышать. Очень хочется петь какие-то любимые песни, а петь-то тебе не дают. И вот месяц или два ты учишься дышать, потом идут упражнения, потом тебе разрешают петь, но без слов — ла-ла-лей или на-на-ней. Не самый приятный момент, но это, конечно, та база, без которой просто нельзя нормально запеть. И если ты хочешь чего-то добиться, то приходится выполнять указания педагога и издавать все эти страшные, неприятные звуки, пусть даже ты этого не хочешь или стесняешься. Поэтому, я считаю, что если человек приходит к преподавателю и сразу же начинает петь, это первый показатель того, что обучение идёт не очень правильно. Как и в любом обучении, тут надо начинать с азов, только тогда будет польза.

А когда ты изначально пришёл к Екатерине, ты попросил просто научить профессионально петь или привёл конкретные примеры того, как именно ты хочешь звучать?

Да, конечно, я принёс песню Blind Guardian, кажется, это была баллада “A Past and Future Secret”. Попытался её спеть, но не совсем получилось — я думал, что пою правильно, но оказалось, что нет. Я сказал, что мне надо научиться петь так, и мы начали работать…

Специально для нашего интервью Екатерина Белоброва вспомнила, как это было:
«Тогда я работала в ДК «Красный Химик» – занятное место! Сколько знаменитых и безвестных рок-звёзд вышли из его стен! Педагоги по вокалу в ДК долго не задерживались: видать, «фишка» у них была не та... Мне пришлось начинать с нуля - методологии производства рок-героев стойки и микрофона просто не было… но уже через полгода проб и ошибок, собственных идей и добрых советов коллег-инструменталистов я обладала приличным коллективом учащихся, способных не только орать Цоя, но и жарить Deep Purple на все сто. В это время в клуб приходило много молодёжи, в том числе школьников. Совсем малюсенькие, зелёненькие, но со своими концепциями и стремление честно рубить рок. Лёша был один из таких упёртых подростков-пацанов. Он занимался в клубе рок-гитарой и пришёл на вокал уже изрядно подкованным в теории музыки и с приличным уровнем понимания материала. Голос его тяготел к тенору, поэтому мы пели всякую тогдашнюю «классику» «Химика». У меня было две (две, Карл!) минусовые фонограммы, которые мне записали добрые коллеги: одна для мальчиков и одна для девочек. Интернета-то не было! Мальчики все пели “Soldier of Fortune”. И ничего! Никто не жаловался, как сейчас, что «совершенно нечего петь». Лёша прогрессировал быстро и вскоре наряду с другими ребятами уже участвовал в учебных концертах. Лёша всё успевал: вокал, гитара, институт… учился везде хорошо! И вот ведь – научился! Это тоже не с каждым случается… так что Лёшей я горжусь, очень рада за него и считаю, что на него навалит популярность ещё больше! Ведь мы, зрители, достойны отличных концертов и качественной музыки.»


Однако кроме вокала в "Красном Химике" ты осваивал и гитару. Вообще об этом рок-лицее нередко можно услышать от известных метал-гитаристов, а что представляла собой учеба там, и чем это принципиально отличалось от, например, музыкальной школы?


Ну, тут мне, опять же, очень повезло с преподавателем. Это был Александр Юрьевич Кутейников, который учил многих замечательных гитаристов, и с которым мы и сейчас поддерживаем связь. А сама учёба — да всё довольно стандартно, есть упражнения, есть домашнее задание. На тот момент я был не очень разносторонний меломан, в основном слушал немецкий пауэр-метал, и мне этого хватало. И уже потом, повзрослев, выяснил, что все наши учебные соло были классикой рока. В группе обычно было от двух до четырёх человек, и я, кстати, учился с нашей знаменитой гитаристкой Еленой Сигаловой, но она пошла учиться гитаре дальше, в вуз, а я начал петь.

Ты уже упоминал, что учился в институте во Франции, а как ты вообще туда попал?

По образованию я экономист, маркетолог, и программа обучения предполагала возможность стажировки за рубежом, которой я и воспользовался. Я учился достаточно хорошо для того, чтобы меня отправили. Там я год учился и год работал и на это время занятия музыкой несколько забросил. Хотя я взял с собой гитару, купил там комбик и пытался что-то бренчать, какие-то базовые упражнения. То есть регрессировал, конечно, но не так быстро, как если бы гитары не было вообще. Вообще поездка имела отношение исключительно к экономике и вылилась в итоге в очень интересные результаты.

А как ты заинтересовался именно финансами, будучи заядлым рок-н-ролльщиком?

Да изначально-то меня особо никто и не спрашивал, родители просто сказали, что ты идёшь в такую-то школу. А тогда была такая система, что выпускные экзамены зачитывались некоторыми вузами как вступительные, так я и оказался в РЭУ имени Плеханова. И удивительным образом сложилось так, что сейчас я там и преподаю. Одно время у меня была идея пойти учиться музыке профессионально, но, наверное, к счастью, я не стал этого делать, потому что мне кажется, что музыканты, которые занимаются только музыкой и учились только музыке — им чего-то в жизни не хватает. У меня сейчас основное занятие, которое приносит деньги, это не музыка, а именно экономика — инвестиции, финансы, консультирование, я пишу книги и так далее. Музыка всегда была хобби, но таким, очень серьёзным хобби. Уезжая в тур, я переключаюсь, и тогда да, я музыкант, а всё остальное время — экономист. Так сложилось, что и то, и другое мне по душе…

Кстати, твоя первая книга о финансах под названием «Хулиномика» напечатана тиражом более 25 тысяч экземпляров, что для неизвестного автора в наше время очень хороший показатель. Ты говорил, что начинал писать её с мыслью, что учебника по финансам на простом человеческом языке попросту не существует, но ожидал ли ты настолько серьёзной популярности?

Нет, не ожидал, тут тоже повезло. Здесь сплелись мои познания о финансовых рынках и любовь к рок-н-роллу, и всё это обрело такую форму, потому что действительно в жизни я разговариваю совсем иначе, чем когда читаю студентам лекции. И я понял, что в таком виде можно создать что-то интересное, но не думал, что настолько интересное. Кстати, недавно вышло переиздание, теперь суммарный тираж более 50 тысяч экземпляров, так что да, результат достойный.

Итак, Shadow Host и новый сингл под названием “Poisoned Minds”. Когда в 2016 году ты покидал группу, многие думали, что «Мы расстаёмся друзьями и, естественно, не исключаем совместной работы в будущем» — это лишь дежурная фраза… Как же всё пришло к тому, что на только что выпущенной песне вновь поёшь ты?

Как известно, в Shadow Host было очень много участников, и это уже даже не столько группа, сколько такая семья. И из семьи я, собственно, и не выпадал, поддерживал неформальное общение практически со всеми. Поэтому когда Алексей (Арзамазов, лидер Shadow Host, — прим. авт.) предложил сделать что-то вместе, я ответил, что в записях готов поучаствовать без проблем. Сейчас мне тяжело найти время на концерты, потому что есть основной проект Garage Dayz, с которым у меня большие туры, выступления, репетиции и прочие околомузыкальные занятия. А с записями всё стало гораздо проще — я переехал год назад в новый дом, в подвале которого сделал студию. Поэтому никуда ехать теперь не надо, можно выбрать удобное время и прекрасно всё записать. Поэтому мы договорились, что я по возможности буду записывать какие-то треки. На самом деле эта песня была записана уже довольно давно, наверное, в прошлом году, мы дорабатывали её, я присылал какие-то варианты вокальной дорожки... Плюс ещё до начала записи я обещал Алексею помочь с текстами, потому что у меня в загашниках было довольно много текстов, написанных для своих проектов, но не все они туда подходили. А с Алексеем мы хорошо друг друга понимаем, в отличие от многих музыкантов, он даёт очень точный образ, эмоцию, идею того, о чём должна быть песня, а я уже собираю материал, какие-то статьи по теме, цитаты и уже работаю над текстом. Так что несколько текстов моего авторства для будущего альбома Shadow Host уже готово, и будет ещё несколько.

Ты дал согласие на запись полноформатного альбома, но всё-таки это полноценный реюнион или разовая акция?


Ну, точно я не могу сказать, потому что, во-первых, мы это не обговаривали, а во-вторых, полноценный реюнион у меня сейчас просто не получится по моим временным возможностям. Я пообещал то, что смогу сделать точно, — записать альбом, но я не говорю, что это единственное, что я сделаю для Shadow Host, посмотрим…

То есть вопрос каких-то разовых живых выступлений с группой не закрыт?

Я думаю, что это вполне возможно, по крайней мере, в качестве гостя на парочку новых, а может, и на парочку старых песен. Я буду рад повеселить старых фанатов и повеселиться самому.

Мы попросили Алексея Арзамазова прокомментировать выход сингла Poisoned Minds и участие Алексея Маркова в его записи: «Ну, в некотором смысле мы держали это в секрете — вещь была записана ещё в начале весны, а договоренность о том, что Алексей будет участвовать в записи, была достигнута больше года назад. Сейчас мы ведём активную работу над полноформатным альбомом, материал к которому по большей части готов, и запись релиза не за горами. Вообще мы начали работу над новыми вещами еще в 2014 году, когда Алексей был в группе. По сути, сейчас мы её просто продолжили. У нас получился отличный альбом “Apocalyptic Symphony” в 2013 году, поэтому после очередных кадровых изменений весной прошлого года я подумал, а не стоит ли вернуться на пару шагов назад и продолжить начатое? Как все дальше сложится, сейчас преждевременно рассуждать, первоочередная наша задача - выпустить альбом как минимум не хуже предыдущего. А планку мы тогда себе подняли высоко».

С Garage Dayz и вышеупомянутым официальным трибьют-шоу Metallica ты отыграл уже множество концертов по России и Европе, а недавно вернулся из Латинской Америки, где, судя по твоим отчётам, был настоящий рок-н-ролл. Тур уже расписан на полгода вперёд, и хочется узнать, каково это, быть рок-звездой?

Ну, конечно, это приятно! Приятно, что музыка, наконец, начала приносить не только моральное, но и материальное удовлетворение. Я не могу сказать, что теперь мы можем себе позволить жить только музыкой, но, по крайней мере, двое наших участников, бас-гитарист Иван Изотов и наш новый гитарист Александр Махтеев, — профессиональные музыканты и ничем кроме музыки не занимаются. Это, конечно, приятно, и этим можно гордиться. Ну а величина выступлений — всё-таки мы исполняем кавера, так что это больше заслуга Metallica, люди любят их песни! Но мы делаем это хорошо, максимально близко к оригиналу, так что отчасти в этом есть и наша заслуга тоже.

Есть мнение, что трибьют-проекты изначально вторичны. Как ты относишься к тому, что твоя непосредственно творческая составляющая здесь сведена к минимуму?

Совершенно спокойно отношусь. Можно привести в пример классических музыкантов, которые могут сыграть сотни или тысячи концертов, не исполнив за всю жизнь ни одной своей песни. Скрипачи, виолончелисты — они всю дорогу играют композиции сто-, двухсотлетней давности и никто не считает их какими-то неполноценными, всё нормально. Так что никаких зазрений совести у меня нет. При этом надо понимать, что все эти песни я сам очень люблю, и совершенно нормальна ситуация, когда даже после тура я слушаю Metallica в машине, хотя уже по двести раз все эти песни сам переиграл! Так что я просто получаю от этого удовольствие.

И вот тут не могу не спросить о песне “Lost”. Почему собственную авторскую песню ты решил выпустить под вывеской кавер-проекта?

Мы в Garage Dayz не ограничиваем себя только лишь Metallica, часто для себя играя и какие-то другие вещи. Есть планы поиграть какую-то другую музыку, которая всем нравится, мы их пока не будем афишировать, но, возможно, они реализуются. А песни пишутся, эта вещь была написана в соавторстве с Дмитрием Игнатьевым (экс-гитарист Garage Dayz, — прим. авт.), Серёга (Серебренников, барабанщик Garage Dayz, — прим. авт.) записал барабаны, а Ваня - бас. Мы очень хорошо сработались, и с большой долей вероятности будут и новые песни, возможно, даже альбом под вывеской Garage Dayz.

Что касается песен, которые пишутся… Релизы твоих сольных проектов Distant Sun и Starsoup не раз получали хорошие оценки в музыкальной прессе и положительный отклик у слушателей. Как обстоят дела сейчас, и ждать ли от них новостей?

Второй альбома Starsoup получился не то чтобы провальным — мне-то он очень нравится, — но слушателей он явно не прибавил, скорее наоборот. Я слежу по количеству рецензий, прослушиваний на тех же last.fm, spotify, и, к сожалению, Starsoup сейчас практически не слушают. Так что, наверное, под вывеской Starsoup я буду писать такую музыку, которая нравится исключительно мне, без оглядки на что-либо.

Distant Sun, к моему удивлению, оказался более популярным. Возможно, тут чётче жанровая составляющая, всем понятно, что это пауэр-трэш-метал, а что такое Starsoup, не понятно никому. (Улыбается). Так что, надеюсь, Distant Sun будет развиваться. К тому же волею судеб месяц назад мы встретились в Харькове с нашим барабанщиком Эриком (Сиволапов, — прим. авт.), с которым никогда ранее не играли вживую. Он помогал нам с концертом Garage Dayz, и было очень приятно играть с ним на одной сцене. Басист Артем Молодцов, который написал часть песен, тоже с радостью готов поддержать нас. Так что, я думаю, мы постараемся в том или ином виде собрать живую программу и начать создавать новые вещи. Желание у всех есть, и, думаю, понемногу всё это соберётся и выльется во что-нибудь хорошее.

А как обычно у тебя рождается музыка? В голове начинает звучать мелодия, и надо скорее записать её, чтобы не забыть, или ты сидишь, играешь и, импровизируя, накидываешь скелет песни?

Бывает и так, и так. Если пришла какая-то мелодия, я напеваю её в телефон, потом прослушиваю и пытаюсь её как-то аранжировать. Но чаще, конечно, я сижу с гитарой, чаще даже с акустикой, бренчу какие-то вариации, риффы, пытаюсь что-то напеть, быстренько накидываю барабаны, записываю всё это и складываю в кубышку. У меня есть что-то вроде каталога, где я записываю гармонию, темп, какое-то условное название. Дальше я могу начать собирать что-то из этих кусочков, или, наоборот, взять один кусок и начать развивать куплет-припев, уже потом писать на него мелодию, и уже в самом конце я делаю текст. А иногда бывает так, что я что-то слушаю — не обязательно это рок — и мне западает какой-то мелодический хук. Я понимаю, что можно его переаранжировать и взять в какую-то свою песню.

Ты упомянул работу с текстами, и если послушать, например, последний альбом Starsoup, явно чувствуется твоя любовь ко всему, что связано с космосом, с фантастикой. Откуда это пришло?

Я с детства увлекался фантастикой и фэнтези, зачитывался Толкином, Желязны, Перумовым, очень люблю «Дюну» Герберта, перечитал практически всего Пратчетта, обожаю Кинга, классическую американскую фантастику — Хайнлана, Кларка… вообще в детстве много читал, в институте тоже...  Сейчас, конечно, на это времени нет, но бывает, где-то в туре, в самолёте я стараюсь что-нибудь прочитать.

А если рассмотреть чисто гипотетически, ты бы сам хотел полететь в космос?

Нет, честно говоря, желания нет, потому что, мне кажется, это очень далеко от той романтики, которая в книжках. Это же не межзвёздные перелёты, плаваешь ты в невесомости в замкнутом пространстве, всё очень прагматично, и ничего интересного в этом нет.

Ну ладно, вернёмся с небес на землю, смотрел ли ты обзор своего вокала от Лео из Hellscream Academy?

Да, конечно, я смотрел, более того, я сам предоставил ему часть материалов для этого обзора. Но он почему-то выбрал очень-очень старые мои выступления, с тех пор я стал петь совершенно по-другому, и многое в этом обзоре уже не актуально. Появился огромный опыт живых выступлений, которого на тот момент не было. Так что если бы он взял какие-то сегодняшние выступления — из Кремля или из «Крокуса» — там было бы всё иначе. Посмотреть такой обзор и послушать, где у меня ошибки сейчас, мне был бы гораздо интереснее.

На самом деле я занимался вокалом с другим преподавателем перед тем, как идти в Garage Dayz, потому что продюсер услышал все косяки, которые были — и тембрально, и технически. У меня всегда были трудности с интонированием, не то чтобы я пою мимо нот, но какие-то минимальные неточности есть. Есть вокалисты, которые попадают сверхточно, взять хотя бы Женю Егорова (вокалист Эпидемии, — прим. авт.), который в любом состоянии, в любом положении попадает в ноту идеально. Я так не умею, но у меня есть другое — своя подача, пение с драйвом, которое мало кто может повторить.

Так что пару месяцев я брал уроки у Татьяны Шуруповой — педагога не такого известного, как Екатерина Юрьевна, но тоже очень-очень достойного, и это принесло мне много пользы! Кстати, у неё я пару раз пересекался с нынешним вокалистом Арии.

А Татьяна, если я не ошибаюсь, сама в прошлом ученица Екатерины Белобровой?

Да-да, ученица и коллега! Так что семья «Красного Химика» не распадается, а наоборот, растёт.

Я знаю твои не слишком обнадеживающие прогнозы насчёт будущего рок-музыки в России, и они понятны. А каким ты, рок-музыкант и экономист одновременно, видишь своё будущее в русской рок-музыке?


Сложный вопрос. У нашей публики всегда есть какое-то внутренне недоверие, если не сказать презрение к отечественным проектам. Взять ту же Аркону, которая поёт на русском языке и при этом объехала уже весь мир по десять раз, а у нас нет такого, что на неё ходит какое-то гигантское количество зрителей.

Мне не очень близка именно русскоязычная музыка, я не чувствую, что могу написать хороший текст на русском, и не чувствую, что в жанре пауэр или трэш она кому-то кроме россиян будет интересна, а ограничиваться только Россией не хотелось бы. Так что да, будущее туманно, но какая-то надежда есть. Я думаю, что если сделать качественный продукт, хорошо его подать, сделать красивый интересный клип с крутым имиджем — новым или хорошо забытым старым, — то, наверное, собрать тур по России можно. Но, конечно, для этого нужно много времени, много сил и много денег. Ну и, конечно, нужно желание — не только моё, но и других участников, потенциальных или текущих, потому что в одиночку такое не вытянуть, если только у тебя не какое-то космическое количество денег. Возможно, если когда-нибудь я заработаю много денег, заброшу финансы и захочу заняться только рок-н-роллом, тогда я смогу что-то вытащить, но пока таких перспектив маловато. (Улыбается).

В заключение хотел спросить о том, как продвигаются дела в постижении той Истины, что таится в вине. Ты отрецензировал более 700 вин…


Уже больше тысячи! (Улыбается).

… что удалось понять по результатам?

Ну, во-первых, удалось понять, какие вина мне нравятся, а какие нет, это заняло достаточно много времени. Во-вторых, пришло понимание того, что не всегда дорогие вина так хороши, как хотелось бы, а дешёвые — не всегда так плохи, как многим кажется. Я для себя понял, что надо ориентироваться только на собственный вкус, а не на какие-то рецензии и обзоры, или оценки видных сомелье, которые часто тоже притянуты за уши. Какие-то сорта тебе могут нравиться, а какие-то нет, и это не значит, что вино плохое. Если люди пьют какую-то полусладкую дрянь, не стоит их презирать, просто они ещё не поняли, какое вино надо пить, а может быть, никогда и не поймут. Истина заключается в том, что надо доверять собственному вкусу больше, чем чьему-либо другому, и тогда понимание придёт.

Официальный сайт Алексея Маркова: https://alexeymarkov.ru/

Интервью - Вячеслав “Slash” Куприянов
Концертные фото Garage Dayz и Starsoup - Наталья "Snakeheart" Патрашова
29 сентября 2019 г.
(с) HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2018 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker