В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Hypocrisy

Hypocrisy
Писать музыку непросто

02.09.2019

Архив интервью | English version

Для российских любителей металла этой осенью происходит знаковое и едва ли не самое ожидаемое событие –к нам снова приезжает обретший почти легендарный статус шведский коллектив Hypocrisy. И хотя его неутомимый лидер и фронтмен Петер Тагтгрен совсем недавно играл у нас с другими своими проектами – группой Pain и дуэтом Lindemann (второй половиной которого является солист Rammstein Тилль), возвращение Hypocrisy – это нечто действительно особенное, ведь группа не была у нас целых девять лет. В преддверии российских гастролей Hypocrisy (в сентябре группа посетит четыре города: Санкт-Петербург, Москву, Новосибирск и Екатеринбург) мы поговорили с Петером о его дальнейших творческих планах, в том числе, о выпуске долгожданного нового альбома коллектива (последняя на сегодняшний день пластинка Hypocrisy вышла в 2013 году), а также о новом альбоме Lindemann.

Когда мы в последний раз разговаривали с тобой о Hypocrisy, у тебя было готово всего несколько новых песен, и с твоих слов у меня сложилось впечатление, будто на новом альбоме будет единая тема – ты упоминал пришельцев и древних майя. Эта концепция развилась впоследствии во что-то, или ты ушел в какую-то другую сторону?


Нет, пока не ушел. В смысле, тексты песен готовы на 50% для всего альбома, так что на данном этапе остаются еще 50%, которые могут всё изменить. Но пока что там всё более-менее про древние времена и про мои размышления о том, кто, что и как создал.

То есть, на данном этапе в альбоме присутствует некоторая концептуальность.

Вот прямо сейчас, в данный момент, да, но кто знает, в какую сторону всё будет развиваться впоследствии.  

И пока неизвестно, как альбом будет называться?

Нет, я думаю, эта информация станет доступна чуть позже. Через несколько недель или через месяц – вроде того. Пока всё моё внимание сконцентрировано на том, чтобы закончить альбом вовремя и при этом, конечно, продолжать выезжать на выступления. У нас сейчас запланировано еще около 6 концертов, после чего мы сделаем небольшой перерыв, а затем отправимся в тур с Amon Amarth.

А ты знаешь, когда альбом выйдет, или это пока еще не решено?

Я думаю, первый сингл с альбома появится где-то в ноябре. А сам альбом выйдет в начале следующего года.  

Означает ли это, что в российском сентябрьском туре вы еще не будете играть новый материал?

Нет, в этом туре мы будем играть только выборку лучших вещей. Потому что мы не были в России уже 9 лет, и пора напомнить людям, что мы вообще существуем.

О да! Ну, судя по реакции общественности, они вас точно помнят и ждут!


О, это хорошо!

В этот раз вы сыграете всего 4 концерта, но с Pain и Lindemann ты ездил по России с куда более длительными турами. Означает ли это, что ты, возможно, вернешься в Россию с более долгими гастролями, когда новый альбом Hypocrisy увидит свет? Как думаешь?


Да, нам сначала надо посмотреть, есть ли в России интерес к Hypocrisy. Я знаю, как там обстоят дела с Pain и Lindemann, но с Hypocrisy мы за всю историю группы посетили всего два российских города, так что хорошо бы сначала посмотреть, как всё пройдет, и тогда, будем надеяться, после релиза нового альбома, мы сможем вернуться и сделать то же, что мы делали с Pain и Lindemann – отыграть штук 10-11 концертов. Но сначала нам нужно узнать, есть ли к нам интерес.  

А еще мне кажется, ты упоминал в каком-то интервью, что с нового альбома вы хотите выпустить два видеоклипа. Это правда, что один из них вы будете снимать в России?

Да, в Санкт-Петербурге.

Круто! Расскажи немного про это?

Сейчас я больше связан c Россией, и мы нашли очень хорошего российского режиссера. Так что мы собираемся попробовать кое-что новое.

Здорово! А первый клип уже готов?

Да, почти готов. Его мы снимали в марте в Лос-Анджелесе.

Не мог бы ты рассказать немного о том, как проходила работа над новым альбомом? Она чем-то отличалась от предыдущих разов? Я помню, ты какое-то время назад делал сессию ответов на вопросы в сториз в твоем Instagram, и когда кто-то попросил тебя описать твой творческий процесс написания песен, ты охарактеризовал его словом «ад». Это всегда для тебя так, с новым альбомом тоже?  

Это всегда одно и то же дерьмо. Писать музыку непросто. Вечная заноза в заднице – всё равно, что дыню родить. Так что в случае с этим альбомом я сказал себе: я не буду торопиться, буду прерываться, ездить на фестивали или на концерты, делать что-то еще, а потом буду возвращаться и снова немного работать над альбомом. Работать подходами. Именно поэтому он занял так много времени. Потому что я не хочу сидеть и интенсивно писать 11 песен от начала до конца – это меня с ума сводит.

Но раньше ты как раз так и поступал, нет?

Да, в прошлом, когда мне не нужно было выезжать куда-то с концертами. Но времена изменились, сейчас я выступаю намного больше, чем выступал когда-либо прежде.  

Исходя из того, что я слышала, тебя, кажется, всегда увлекали конспирологические теории, которые существуют на самом деле…

Да.

И мне любопытно, интересовали ли тебя когда-нибудь также фильмы или сериалы на соответствующие темы – ну, например, «Секретные материалы», «Стар Трек», «Космическая одиссея», такого рода истории?

Да, возможно, когда я писал музыку в 90-е. Но сейчас я больше занимаюсь поиском интересных историй в интернете - о конкретных людях, о том, что они испытали, а также о всяких суперсекретных проектах и так далее.

То есть, это скорее имеет отношение к документалкам или к мокьюментари…

Ну, вообще я не думаю, что это попадало в какие-либо документалки… хотя, может, кое-что и попадало. Но в основном эти истории как-то держатся в секрете.  

Нет, я имела в виду документалистику.  В значении: что-то, что случилось на самом деле, а не было художественным вымыслом.

Да-да! Конечно, я беру именно такие сюжеты, а потом придумываю на их основе собственную историю. Я строю повествование на информации, которую слышал от разных источников. И на самом деле это всё о том, как горстка людей контролирует наш мир. Они повелевают нами, как будто мы чертовы муравьи – понимаешь, всё население.

То есть, в каком-то смысле это немного политическая история.

Нет, это не про политику. Это вообще ничего общего с политикой не имеет. Это про власть. Про то, кто контролирует банки, кто повелевает людьми.

А это разве не политика – в широком смысле слова?

Нет, политика – это про проповедование: сделай что-то по-моему, сделай что-то вот именно таким образом. А тут совсем другое. Это уже за пределами политики.  

Окей, это чистой воды власть.

Вот именно. Так я и сказал – это про власть.

Я также хотела спросить тебя про проект Lindemann. Правда ли, что новый альбом выйдет в конце этого года?


Да, определенно.

А он будет включать песни из театральной постановки "Ганзель и Гретель" (спектакль гамбургского театра Thalia 2018 года – прим. авт.)?

Там будут некоторые песни оттуда, но также в альбом войдет чертова куча нового материала.

У Тилля Линдеманна был такой трек, “Mathematik”, и в его создании, насколько я понимаю, участвовал твой сын Себастьян. Это верно?

Да, Себастьян написал этот трек, а затем кто-то сделал на него ремикс для Тилля, после чего Тилль снял на этот ремикс видеоклип, так что я на самом деле не имею к этому особого отношения.

А, то есть ты в целом не принимал в нем участия.

Нет. Там были Себастьян, Тилль и этот диджей.

То есть, это совершенно другая история – этот трек никак не связан с новым альбомом?

Ну, мне очень нравится версия Себастиана. Мне, если честно, кажется, что она больше подходила проекту Lindemann, чем тот ремикс, по которому в итоге был снят видеоклип.  

Но он на альбоме, или это отдельная история?

Мы пока не знаем, потому что у нас готово 14 песен, и нам еще предстоит выбрать, что куда пойдет и каким образом.

У вас есть еще подобного рода эксперименты? Потому что это же совершенно другой материал – это вроде как хип-хоп.

Да, есть у нас один пример, но в совершенно противоположном смысле, если честно.

Что ты имеешь в виду?

Ну, тебе придется самой выяснить. Но я имею в виду, что это точно нечто противоположное. (Смеется). Так что на новом альбоме будет множество самых разных оттенков.

А там будет столько же юмора и комедии, как и в предыдущем, или вы обратились к чему-то другому? Потому что эти песни из театральной постановки звучат совершенно не похоже на то, что вы сделали на первом альбоме.


На новом альбоме будет много самого разного материала, я думаю, там будут некоторые вещи, которые звучат похоже на работы с предыдущего альбома, но в целом это новый шаг в нашем развитии. И это всё, что я могу сказать о проекте Lindemann на данный момент. Но альбом выйдет до конца этого года.

Окей, тогда у меня остался последний вопрос, а именно: думал ли ты о группе Pain и знаешь ли, что с ней будет происходить?

Нет, пока без понятия. У меня было много работы с Hypocrisy и Lindemann, и сейчас всё будет развиваться в том же духе, так что только когда у меня появится время, я начну думать о следующем альбоме Pain, о том, как он должен звучать, какой у него будет стиль. С Pain всегда такая штука: каждый альбом звучит не так, как предыдущий. Потому что я на самом деле не знаю, чего я хочу, я не знаю, чего хотят поклонники. Я, если честно, вообще ничего не знаю!

Официальный сайт Hypocrisy: http://www.hypocrisy.cc/

Выражаем благодарность JC-Sound за организацию этого интервью

Интервью и перевод с английского – Ольга Стеблева
Фото – Найджел Коннифорд
25 августа 2019 г.
© HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2018 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker