В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Bolzer

Bolzer
Встреча солнца и луны

04.06.2019

Архив интервью | English version

Лично для меня Bölzer стали любовью с первого взгляда и первого звука (к стыду своему вынуждена признаться, что их живое выступление я увидела лишь в прошлом году на финском “SteelChaos”). Поэтому когда я узнала, что грядёт празднование одиннадцатой годовщины группы - мини-фестиваль под названием “11 Years of Lightning”, и к ним присоединятся одни из мощнейших метал-команд (среди хедлайнеров - Deströyer 666, Primordial, Ruins of Bevarest), раздумывать было не о чем: надо ехать в Цюрих и просить аудиенции у Окоя “KzR” Джонса, вокалиста, гитариста и идейного лидера Bölzer. Во многом это мероприятие было организовано силами самих Окоя и Фабиана Вюрша (барабанщика), и весь день они помогали настраивать аппаратуру, а то и просто таскать тяжести другим музыкантам. И тем не менее Окой нашел время, чтобы засесть со мной в гардеробе (это было единственное тихое место) на целый час и поговорить.  По моему скромному мнению, интервью вышло довольно нетривиальным, и мы зацепили немало необычных тем. Нечасто, знаете ли, случается всего лишь в одном непринужденном разговоре обратиться к древним мифологиям, греческим философам, французским постструктуралистам, нуарным детективам, китайским проклятиям и политическим теориям. А разговор и впрямь был весьма непринужденным, потому что Окой — удивительно душевный и открытый человек. Как же жаль, что мы не снимаем интервью на видео… ну, тогда вам придётся поверить мне на слово: вне сцены Окой так же обаятелен, как и на сцене с 10-струнной гитарой наперевес, поэтому я очень надеюсь, что тот или иной Олег привезут Bölzer в Россию в самом ближайшем будущем.
 
Сегодня мы празднуем 11-ую годовщину группы, и происходит это 11 мая. При этом ваш сет заканчивается в 11 часов. Ты вроде интересуешься нумерологией, поэтому на пути сюда меня всё мучал вопрос: для вас это число означает нечто особенное?


11 — хорошее число, но на самом деле всё как-то само так вышло. Мы упустили момент, когда могли отметить 10-ую годовщину, потому что были заняты, да и вообще нам тогда почему-то это в голову не пришло. Так что нам особо не из чего было выбирать, и мы подумали, что отметить 11-ый год даже лучше, потому что другие так не делают. Хочу отметить одну важную вещь – очень многое из того, что случилось с группой, и вообще практически все, что мы делаем, сводится к тому, чтобы воспользоваться выпадающими нам возможностями. События происходят сами по себе, вещи обретают свою собственную форму, и очень здорово, когда удается органично влиться в этот поток и дать ему унести тебя в определенную сторону. 11 служит тому ещё одним примером: так уж вышло, что единственной свободной датой оказалось 11 мая, так что тут уж и думать было нечего. И я вообще не обратил внимания, что мы закончим играть в 11! (Смеется). Да, прикольно вышло.  

Вы готовите к выходу новый альбом, но его название вроде ещё не было объявлено…

Нет, не было. Название у нас, разумеется, есть, но я, пожалуй, пока не буду его озвучивать. Хочу попридержать его до поры до времени.  

Но, если я правильно помню, вы едете в тур в поддержку нового альбома в ноябре…

Так и есть. Он будет выпущен до начала тура, но очень много вещей сейчас находится на стадии планирования, и я попросту не могу разглашать информацию из-за деловых соглашений. Так что придется подождать, пока это всё завершится, и тогда мы раскроем все карты.

А что насчет концепции, положенной в основание нового альбома? Он будет продолжать линию, намеченную в ваших предыдущих работах?


Ну, в тематическом плане наши работы всегда будут друг с другом связаны, но сейчас у нас новая эра, новая глава. Альбом “Hero” (2016) был концом одной эпохи, а сейчас мы направляем все силы на нечто другое, и это будет мини-альбом. Мы довольны материалом и ждём финального сведения и микширования.

Стало быть, пока рано спрашивать, о чем же это «нечто другое»?

Новый материал довольно эклектичен в плане тематики, но он связан с идеей о том, как дать своему голосу быть услышанным. Он имеет больше отношения к сегодняшнему дню. Он очень злободневный: в мире творится много дерьма, которое раздражает меня (смеется) и многих других людей, так что, я думаю, важно иметь платформу для высказывания, иметь возможность выражать своё мнение и найти понимание среди тех людей, чья точка зрения соотносится с твоей. И нигде нельзя сделать это лучше, чем в искусстве и музыке. Я не имею в виду чтение проповедей — просто возможность высказывать то, что ты хочешь сказать. Мы не призываем к оружию, мы не предлагаем идти на войну. Этот альбом также имеет и очень личный и абстрактный подтекст, как у нас обычно и бывает. Думаю, основная тематика имеет меньше отношения к идеям, положенным в основу “Hero”, потому что “Hero” — концептуальная работа, последовательно рассказанная история, а этот альбом — ну, знаешь, это просто то, о чём мне нравится петь.

Комментируя “Hero”, ты как-то сказал, что современность отчаянно нуждается в фигуре героя. Почему, как ты думаешь, в наше время нет героев?


Наша система не позволяет подобной личности по-настоящему расправить плечи и проявить себя — индивидуальность допускается только в определенных форматах, в приемлемых форматах.

И в этом есть нечто парадоксальное, не находишь? Сейчас все так ратуют за политику идентичности и проч., и это должно бы поощрять поиски собственной индивидуальности, а в итоге — ничего. Скажем, перестали появляться большие культовые группы вроде Iron Maiden и иже с ними. То же применимо и к другим сферам жизни. Раньше у людей были кумиры, а теперь ничего подобного нет.  

Именно. Это один из важнейших факторов, определяющих сложившуюся ситуацию, я считаю. Как мы уже говорили, стоит только кому-то выделиться из общей массы, как тут же появляется синдром высокого мака (англ. tall poppy syndrome, термин, использующийся для описания социального феномена, выражающегося в неприязни и нападках на людей, которые выделяются из толпы благодаря своим редким талантам или выдающимся успехам — прим. авт.). Всё, что отличается от «нормы», как правило сразу душат, поскольку власть предержащие видят в этом угрозу их собственным интересам. Это мешает их плану, который состоит в том, чтобы всё работало как смазанный механизм, а люди не трепали языками, а работали и потребляли. Да, разумеется, это извечная проблема, но именно сейчас она стала особо острой. Мы живем в эпоху технократии, и мы порабощены всем тем, что имеет нечеловеческую природу, мы становимся всё больше и больше зависимы от технологий. Думаю, сейчас ситуация в мире сильно отличается от того, что было раньше — даже в 80-е. Как ты и говорила, больше нет крупных групп. И я думаю, это отчасти связано с тем фактом, что источник новых идей сильно исчерпался, очень многое уже было сделано и сказано до нас. Разумеется, в области искусства до сих пор есть изобретательные люди, но сейчас стало гораздо сложнее добиться чего-то оригинального.      

А мне кажется, это скорее связано с умонастроением обычных людей. У них у всех есть платформа для высказывания, и они используют её, чтобы, как они сами заявляют, культивировать терпимость и проч., но по факту это новая форма фашизма: они используют доступные им платформы, чтобы заставить замолчать тех, с кем они не согласны. Мессиями они видят только тех, кто выражает их же собственные идеи. Думаю, многие люди сейчас попросту не способы на полную преданность, потому что слышат только себя.    

Да, пожалуй. Но знаешь, всё ведь в нашей жизни вращается по кругу, и человечество обречено повторять свою судьбу снова и снова. Все эти примеры лицемерного мессианства, которые мы наблюдаем каждый день, — всё это продолжится, такова уж людская натура. Я не думаю, что что-нибудь когда-либо изменится — во всяком случае, не полностью. Наверное, так устроен мир. Мы можем только учиться, глядя, как всё каждый раз повторяется, — если только мы согласимся учиться.  

Тогда в этом есть и надежда.

О да, определенно. По моему мнению — и, может, по твоему тоже — всегда есть надежда. Думаю, это необходимо. Если сдаться… зачем тогда вообще продолжать жить? Можно было бы с таким же успехом положить своей жизни конец, потому что тогда ты сразу окажешься в гораздо более комфортном месте. Но ведь смысл не в этом. Смысл в том, чтобы сражаться и превозмогать в бесконечной битве. В ходе которой — внутри самой этой битвы — отыщется счастье и наслаждение. Так я считаю.

Забавно, что ты обратился к концепции борьбы. Это напомнило мне об одной интересной цитате из фильма «Третий человек» (1949) и звучит она следующим образом: «При герцогах Борджиа в Италии на протяжении 30 лет царили война, террор и убийства, зато Италия того времени дала нам Микеланджело, Леонардо да Винчи и эпоху Возрождения. А что дала нам Швейцария за 500 лет демократии, братской любви и мира? Часы с кукушкой?» (Окой смеётся) И хотя с фактологической точки зрения это не совсем верно — часты с кукушкой были изобретены в Германии — основная идея состоит как раз в том, что массовые волнения ведут к….


Точно, совершенно верно! Мне кажется, мы живем в атмосфере стагнации, потому что общество стало слишком комфортным, а вот пост-коммунистические государства и регионы становятся одними из самых интересных. То, что осталось на руинах свергнутых режимов, дало им предприимчивость и жажду построить нечто новое для себя. В тех же странах, которым не довелось пережить подобных потрясений, повсюду стагнация; у людей нет своего видения жизни — они заняты только потреблением и зарабатыванием денег. Что же до креативности… не знаю, в Швейцарии этого не слишком много — особенно по сравнению со многими другими странами. Мне кажется, это довольно печально. Так что я согласен с этой идеей.

Ну, думаю, многие люди настроены критично по отношению к родной стране…

Да-да. И это хорошо, мне кажется.

Нужно всегда подвергать сомнению себя самих и то, в кого и во что мы верим…

Да, именно. Откуда ты, куда идешь? Всё должно оставаться под знаком вопроса.

И мне кажется, это очень европейский взгляд на жизнь: к примеру, в Китае даже есть что-то вроде проклятия «чтоб тебе жить в интересное время».

Что отчасти является формой порабощения, если поддаться этой идее. Думаю, если говорить о тиранических системах правления, таких как тоталитаризм или коммунизм, об этих крайних формах тирании — там ведь тоже приходится бороться, верно? Жить при таких режимах никогда не просто, но это борьба другого рода — она навязана людям извне. Думаю, борьба — это не то, на что человек подписывается добровольно, но есть некая форма дискомфорта, который ты можешь создать для себя сам, оставаясь в постоянном потоке, отказываясь пустить корни и закрыться для всего остального мира. Для многих людей, думаю, это некомфортно.  

Поскольку я сама из пост-коммунистической страны, знаешь, я думаю, всё с точностью наоборот. В сложившейся ситуации нет ничего благотворного в духовном смысле. Люди пассивны и невежественны, и их это вполне устраивает. И это несмотря на то, как жёстко нас сейчас ограничивают в наших свободах. Не знаю, слышал ли ты об этом, но у нас собираются изолировать интернет, прямо как в Северной Корее…

Как сделали в Китае, да?

Да, именно, и в Китае тоже. Это такая ужасающая нелепость, и, должна сказать, это довольно страшно. И опять же, я думаю, что у нас не меняется власть, потому что нет харизматичной личности, за которой люди могли бы последовать.

Именно. Но вообще я думаю, что незыблемость вашего режима очевидным образом основана на коррупции.

Так-то оно так, но нет ведь даже никого, кто мог хотя бы попытаться с этим бороться.

Вся система завязана на не тех людей. Думаю, на многих это должно действовать весьма угнетающе, и будущее выглядит очень мрачным. То есть — на что надеяться? Каждый задается вопросом: что же может сделать сам народ? Мне кажется, в прошлом было много ситуаций, когда люди добровольно соглашались на вековые тяготы и лишения, в которых совершенно не было необходимости, на страдания и власть тиранов. Снова войны, снова горе. Но затем довольно часто это заканчивалось, когда в определенный момент люди решали вс это изменить и взять свою судьбу в свои руки.

И это не всегда хорошо. Не могу не вспомнить в этой связи русскую историю и, в частности, революцию 1917 года. На мой взгляд, в ней не было ничего хорошего. Вся интеллигенция была вырезана или высланы из страны…


Да, это обратная сторона медали. Это снова превращает нас в дикую толпу, бездумную массу. Ведь это ровно то, что царило раньше, верно? И как только большое количество людей получает власть определять свой собственный путь, цикл повторяется, мы снова видим массовое угнетение. Всегда есть некий человек — или группа людей, — желающие занять вершину пищевой цепочки.

Ты поэтому считаешь, что человечество — «болезнь, поразившая землю»?


(Смеется). Ну, здесь не обошлось без доли черного юмора. Ясное дело, я поддерживаю эту колонку.  

Ну да, ты ведь перепостил ту статью (речь идет о статье авторства Дэвида Аттенборо “Humans are plague on Earth” (приблизительный перевод: «Люди — болезнь, поразившая землю»), опубликованной на сайте the telegraph.co.uk – прим. авт.)...


А, да, эту ссылку. Дэвид Аттенборо — я думаю, он невероятный человек. Он так много сделал во благо того, что я и многие другие люди ценим. И во многих сферах он — луч света. Но в то же время он всего лишь человек. Много критики в его адрес связано с определенными предметами одежды, которые он носит, и которые не особенно стыкуются с его природоохранной линией, и прочее. Но у каждого есть недостатки и…. слушай, всегда нужно обращать внимание в первую очередь на то, что наиболее важно, и в данном случае то, что сделал этот человек, гораздо важнее того, какая куртка на нем надета.

Ты правда думаешь, что можно регулировать численность населения, чтобы мы в итоге не сгубили сами себя? Да и потом — чего плохого в саморазрушении?


Именно! Это всё весьма справедливые вопросы. Как я уже говорил, мне кажется, человечество может учиться только посредством здоровых порций смерти, лишений и горя. Именно это обычно приносит изменения — когда мир объят войной. Когда каждый живет в утопии и имеет всё, что душе угодно, всё довольно быстро идет под откос. Это мы сейчас и видим. Этот пластмассовый мир — оборотная сторона медали. Так что, мне кажется, в итоге природа всегда сама всё решает. Новая волна эпидемий и мора непременно ударит в самое ближайшее время, а фармацевтическая индустрия, возможно, ещё и поспособствует распространению половины из них в погоне за прибылью. Они ведь самые успешные предприниматели в мире. Участие в производстве продуктов питания, получение патентов на гены каждого живого организма — это одна из их основных целей. Так что всё поделено и приватизировано даже в экологической сфере, вплоть до горчичного семечка. И они проследят, чтобы для всех этих заболеваний имелись лекарства — скорее всего они уже существуют, по крайней мере для половины из них. Они просто не торопятся выпускать их на рынок, дожидаясь нужного момента, чтобы получить как можно больше прибыли. Никогда не стоит недооценивать, насколько отвратительны могут быть человеческие создания. Особенно по отношению друг к другу. Так что, думаю, здесь тоже необходим большой вопросительный знак.

О, я никогда об этом не забываю. В конце концов, мой любимый режиссер — Ларс фон Триер.

(Смеётся). Ему это определенно близко. И это довольно печально, не думаешь? Тот факт, что приходится ко всему относиться с подозрением. Но я думаю, что это необходимо. Животное в своей естественной среде обитания тоже обычно находится настороже. Думаю, современный мир утратил эту способность, тогда как раньше наше мышление было более критическим, мы были начеку и лучше замечали, что творится вокруг.

Ну, зачастую скепсис может создать необходимую дистанцию между нами и миром, что позволяет нам лучше видеть и оценивать происходящее. Помню, в рамках одной из лекций по естествознанию в университете нам рассказывали об исследовании, согласно которому необходимо быть изгоем, чтобы отличать лицемерие от искренности (см. Марков, А., «Эволюция человека, том 2: обезьяны, нейроны и душа», 2011). Так что существуют вполне реальные научные доказательства тому, что нам необходима некая форма отстранения — например, скепсис — чтобы видеть истину. Поэтому я думаю, что иметь ментальность изгоя, некий абъект* — довольно хорошая штука.

*В основе философии Кристевой лежит традиционный для Франции интерес к ужасному (например, писатель Луис-Фердинанд Селин), а также на представление о «грязной» природе субъекта (например, психоаналитик Жак Лакан). По Кристевой, абъект есть нечто, что отвергается социальной рациональностью или же нарушает её, ту негласную систему договоров, на которой покоится социальное устройство.  Абъект занимает промежуточную позицию между субъектом и объектом и представляет собой едва осознаваемый набор табу. Согласно Кристевой, внутри границ, через которые человек (субъект) определяет себя и то, что существует независимо от него (объект), находятся некие осколки, которые человек когда-то видел частью своей идентичности, но затем стал отторгать — абъект. По мнению Кита Кан-Харриса, современного социолога, лектора и музыкального критика, абъекция является актуальным понятием для экстремального металла. (см. Kahn-Harris, Keith. Extreme Metal: Music and Culture on the Edge. — Oxford: Berg, 2007).  

Да, определенно. Ещё раз хочу подчеркнуть: движение, борьба, постоянные столкновения или подготовка к тому, чего ты ещё не испытывал, умение добровольно испытывать то, с чем ты раньше не сталкивался — это позволяет найти новый источник наслаждения, познания и витальности. Боль полезна в том смысле, что она может служить противовесом отупляющему окоченению и жизни по течению. Ведь такая жизнь может стать убийственно монотонной. Правда, не все люди разделяют подобную точку зрения. Но это изменится, обычно это всегда меняется. Жизненный уклад людей постоянно чем-то нарушается, и довольно часто это вынуждает их взглянуть на мир под иным углом.

Могу я теперь задать несколько вопросов о ваших первых EP, “Aura” (2013) и “Soma” (2014)? В своих интервью ты часто говоришь, что “Soma” исследует женскую энергию, тогда как “Aura” имеет дело с мужской энергией, однако в действительности всё гораздо сложнее. “Aura” также повествует о духовном перерождении, а вот “Soma” посвящена теме телесности, и в то же время эта работа проникнута военным духом, она рассказывает о смерти. Мне кажется, это не самые очевидные ассоциации, когда речь заходит о дуальности мужского и женского. Ты не мог бы рассказать об этом подробнее?

Ты права, всё это сложно из-за постоянной двойственности. Я хотел смешать все карты и обратился к кельтской мифологии, поскольку она очень интересна и сложна, в частности, благодаря что там есть как гендеры, так и средние роды, бесполые силы. Заигрывать с подобными вещами было по-настоящему захватывающе. Итак, “Aura”, как мы уже говорили, — это мужская перспектива от первого лица. Беседа с метафизической смертью. А “Soma” концентрируется на феминных силах, воплощающих Судьбу, на кисмете, а декорациями стали поля битв Первой мировой войны, потому что эти образы показались мне очень подходящими. Как раз в то время я кое-что почитывал на эту тему и…. там действительно описывались очень печальные вещи. Я хотел сосредоточить внимание на делах сердечных, но именно в таком контексте. В то же время это во многом был инстинктивный ход. Смерть в женском обличии, а “Aura”, как мы уже говорили, — проекция от первого лица. “Coronal Mass Ejaculation” — это, по сути, прославление солнца. “Soma” же темна по своей природе и скорее пронизана энергией луны.

Когда я размышляла об этих двух EP, мне ещё вспомнился один из диалогов Платона, а именно, «Пир», потому что там Платон в каком-то смысле конструирует похожую оппозицию.

О, да, интересно. Когда я сочиняют тексты и музыку, это происходит достаточно хаотично, и поэтому я предпочитаю оставлять их открытыми для интерпретации. Именно так я сам отношусь ко всему, что я читаю или пишу, и обычно мои представления о том, что я пишу, постоянно меняются. Каждый раз, когда у меня случается стимулирующее интервью — например, как это — у меня возникают новые идеи типа «а, окей, да, пожалуй, это у меня тоже подразумевалось». Это здорово. Мне не нравится загонять свои работы в навечно установленные рамки. Поэтому я предпочитаю оставлять простор для интерпретации и недосказанность.

Тогда такой вопрос: у тебя бывало такое, чтобы ты посмотрел на текст какой-нибудь своей старой песни и вдруг открыл для себя что-то новое?

Да, время от времени такое бывает. Обычно это происходит, когда я пою какую-нибудь песню, и наступает момент, когда я концентрируюсь на конкретном тексте или предложении и вдруг оно приобретает для меня иной смысл. Не могу сказать, что я особенно часто перечитываю тексты старых песен, но да, такие моменты случаются.

Кстати, а ты никогда не рассматривал для себя возможность совместной работы с музыкантами-девушками?

Бывало такое. Думаю, тут всё зависит от контекста. Я подумывал и над вокалом, и над музыкальным оформлением. Но пока подходящего момента так и не нашлось….

Или подходящего человека?

Да, это определенно должен быть правильный человек, а так я полностью открыт любым предложениям. Вот, кстати, моя девушка тоже активно занимается музыкой. Она сегодня выступала со своей группой. Меня совершенно потрясает возможность видеть то, что видит человек другого пола, вступающий в ту же область, в которой работаю я сам. И на мой взгляд, это очень интересный предмет для наблюдения. И мужчина может многое подчерпнуть из этого, потому что перед женщинами открываются иные возможности, они идут на другие риски, выражают себя иначе и совершенно другими способами.

Возможно, этот вопрос прозвучит странно, но я слышала, что твои татуировки вроде тоже отражают дуальность мужского и женского. На левой руке у тебя мужская символика, а на правой — женская…  

И снова здесь кроссовер гендеров. Это (показывает правую руку) моя тёмная сторона, можно даже назвать ее ночной стороной. Для меня она связана с тенями и беспрестанными изменениями — как раз всё это символизирует знак молнии, а также Bölzer.  

Разве в этом нет противоречия? Мужская символика — но при этом она тёмная, хотя раньше ты связывал маскулинность с солнцем…

Да-да, знаю. Но вообще в немецком языке солнце имеет женский род. А у кельтов по-другому и во многих культурах всё ровно наоборот. Так или иначе, в этом заключается идея взаимообмена, и для меня это очень логично. И обычно у меня случаются моменты, когда я чувствую «так, да, вот тут мне нужно вот это» (определенная татуировка в определенном месте – прим. авт.). Ко мне приходит эта потребность, я понимаю, что нужно это сделать — и я делаю. Для меня татуировки — как собирание паззла. Да, это (показывает левую руку) — моя солнечная сторона, она больше связана с женской изощренностью и постоянным… как бы так сказать… это ещё и безостановочный хаотический вихрь, неразрывный круг и беспрестанные изменения. Да много всего…

А что насчет твоей груди? Она вся сплошь черная…

Это одна из моих первых татуировок. Мне тогда было около 21, и под ней у меня был жутчайший партак — что-то такое в стиле трайбл, что я сам нарисовал. Не традиционный трайбл, который был распространен в 90-е, а скорее мои собственные экспериментальные рисунки. Я набил себе это, когда мне было 16, кажется. А потом решил, что мне нужно что-то, в чём больше смысла.

Ты сам это набил?!

Я сам нарисовал эскиз, да, а потом мне его набили. Это всё было придумано под влиянием кельтских традиций. В общем, это собака… Я люблю собак. Я думаю, они прекрасные создания и…

Собака?! Я всё время думала, что это какая-то мистическая чёрная масса…

Не-не, это зооморфный рисунок, он в движении, и я адаптировал его под своё тело. Здесь есть динамика. (Усмехается). А ещё это неплохой источник боли, благодаря которому можно многому научиться.

А ещё временами этот процесс может приносить своего рода эйфорию…

Думаю, с шеей, ладонью и подобными местами мне было реально тяжело, но ты просто учишься погружаться в боль и воспринимать её как нечто иное, даёшь ей увести себя в некое иное место  

Блэк-метал обычно тоже помогает…


О да! Музыка тут очень важна. Если на фоне играет музыка, и мне она не нравится, боль усиливается — и усиливается она в негативном смысле.

Так, мы тут вроде как интервью занимались. Думаю, надо к нему вернуться. Вот смотри, Bolzer всегда сторонились мэйнстрима…


Ну, не то чтобы полностью…

Я имею в виду, что вы, к примеру, не подписываете контракт с крупным лейблом и проч. Но сейчас граница между мэйнстримом и андерграундом стала очень зыбкой.

Я не могу полностью согласиться с утверждением, будто мы очень стараемся не попасть в мэйнстрим — мы просто делаем то, что делаем, и…

…и сторонитесь коммерции.

Да. Для меня лично слово «коммерция» приобретает негативные коннотации тогда, когда люди соглашаются на методы ведения бизнеса, которые деформируют их творческие замыслы или вынуждают их «разливать» свое творчество по удобоваримым формам, превращают его в товар. Но ведь существуют примеры коммерческих продуктов, которые при этом совершенно свободны в плане выражения, и мне кажется, это здорово. Мне кажется, очень здорово, когда поп-исполнителям удается привлечь огромную коммерческую аудиторию, хотя они и делают то, что делали с самого начала. Их просто продвигают продюсеры и всякий такой народ. То есть, когда до славы не дорывается какая-то посредственность, которую делают «лицом» продукта, созданного и контролируемого другими людьми. Время от времени такое случается, и, мне кажется, это потрясающе. Подобных примеров в музыкальной индустрии достаточно.

Это мне как раз напомнило о книге, которую я как-то читала ("Adventure, Mystery, and Romance: Formula Stories as Art and Popular Culture" Джона Кэуэлти – прим. авт.). По мнению ее автора, хотя к популярной культуре принято относиться пренебрежительно, именно популярная культура рождает нечто по-настоящему оригинальное и уникальное, поскольку так называемая «высокое» искусство занято только непреходящими ценностями и образами.

Именно! Полностью согласен. Если же полагаться на пуристские традиции, то это часто заканчивается стагнацией, что часто можно увидеть, я думаю, в традиционном металле. А попробуй кто вырваться из этого круга — их сразу заклеймят «коммерческими», потому что они не соответствуют… думаю, здесь есть подмена понятий. Если кто-то делает что-то иное в жанре, который окостенел, тогда я никак не могу согласиться с подобными предъявами. В моих глазах, они исполняют именно ту миссию, которая была изначально заложена в этих жанрах. Но каждый решает сам за себя, конечно. Мы, например, в этом году опробуем несколько новых вещей, нам не терпится их воплотить, хотя это будет непросто. Я очень жду возможности объявить обо всём этом, и, я думаю, многие люди нас поддержат.

А всё-таки насчет коммерции: мне кажется, некоторые группы идут на этот шаг по доброй воле, сознательно делают свою музыку проще для восприятия, как, например, Behemoth. Ой, Нергал же, наверное, твой друг, и мне не стоит…

Да, но это совсем неважно. Ведь именно так и есть! Но у Нергала своё виденье, и его виденье заключается в том, чтобы быть популярным, явить нам…

Ну, я думаю, его вообще не стоит оценивать по стандартам блэк-метала, а скорее воспринимать его как поп-артиста. Я хочу сказать, что с этой точки зрения он действительно делает нечто ошеломляющее, и благодаря ему люди далекие от металла могут проникнуться интересом к метал-сцене.


Да, совершенно верно, и я могу лишь петь оды его трудам. Он мне хороший друг, я искренне восхищаюсь создаваемыми им образами, затратами времени и страстью, которые он инвестирует во всё, что делает. Это просто вау. Я хочу сказать, это не совсем то, чем я сам хотел бы быть, но это неважно, если…  

Ну, думаю, в противном случае у тебя не было бы своей группы.

Именно. Но в то же время я думаю, что он и впрямь очень смел, ведь он делает то, что никто другой не посмел бы. Развить свой уникальный почерк, пройти с ним путь от андерграундного демо до таких вершин успеха, хотя его творчество по-прежнему остаётся абсолютно социально неприемлемой точкой зрения в его собственной стране и во многих других — я считаю, это грандиозное достижение.

А теперь глупый фанатский вопрос: у вас есть планы приехать в Россию?

О да! И мы уже приезжали, верно? Были в России дважды, и нам очень понравилось. На самом деле у нас были разговоры что-нибудь организовать в этом году, но пока я ничего больше на эту тему не слышал. Ждем каких-то действий от нашего тамошнего промоутера. Он классный, но посмотрим, что выйдет. Мы определённо хотим вернуться! Так что да, очень этого жду. Подёргай его там! Но я уверен, мы со своей стороны тоже будем проявлять какие-то действия.

Официальная страничка Bölzer в Facebook: https://www.facebook.com/erosatarms  

Интервью, перевод с английского и рисунок – Лена Пашко
Фото – Эстер Сегарра, Лена Пашко, Дэвид Фитт
11 мая 2019 г.
© HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2018 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker