В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Гран-Куражъ

Гран-Куражъ
Два дивных крыла

15.11.2018

Архив интервью

Гран-Куражъ продолжает держать удар, уверенно преодолевая испытания на прочность, посылаемые судьбой. Вот и теперь, не успели отгреметь аккорды прощального концерта с Евгением Колчиным на посту вокалиста команды, а дата презентации нового вокалиста уже объявлена. Так кто же он?
«Телевизор — это одно, а металл — это вот здесь, в самом сердце» — такими словами заканчивалось интервью, которое дал нашему порталу Пётр Елфимов, новый вокалист группы Гран-Куражъ, три года назад. О том, как же сложился этот творческий союз, мы и решили узнать непосредственно у Петра и лидера Гран-Куража Михаила Бугаева.

Парни, я поздравляю вас с этим, на мой взгляд, очень удачным событием как для Гран-Куража, так и для всей отечественной тяжёлой сцены в целом!


Пётр: Спасибо, мы старались. (Улыбается).

Когда вы выложили в Сеть фотографию группы, где лицо вокалиста было полностью закрыто руками остальных музыкантов, разгорелся нешуточный ажиотаж по рассекречиванию личности нового фронтмена. В итоге Петра вычислили по… штанам, появился даже чуть ли не новый мем «штаны Елфимова». (Общий смех). Каково вам было наблюдать за этими угадайками?

Михаил: Когда мы только собирались делать эту фотосессию, я думал сфотографировать и выложить только руки или что-то такое, какие-то детали, но Петя предложил сделать вот так — закрыть лицо руками. Идея-то классная, и мы попробовали её реализовать, но наши слушатели оказались очень внимательными и начали писать про Петра уже в самых первых комментариях. (Смеётся). Но при этом всё равно время от времени в обсуждениях всплывают какие-то другие кандидатуры, и интрига сохраняется. Самое главное, что официального объявления ещё не было, но многие уже пишут «Хоть бы Елфимов, хоть бы это было правдой!» — так что я думаю, что уже очень скоро мы всех порадуем. (Улыбается).

Да, многие поклонники боятся, что их предположение насчёт Петра может оказаться неверным, тем самым заранее одобряя сделанный группой выбор.

Пётр: Видите, это было правильно — выложить такую фотку. (Улыбается).

И всё же подойти к главной теме я хочу несколько издалека. Михаил, скажи, пожалуйста, когда в феврале 2016-го года было объявлено, что Евгений Колчин становится вокалистом в группе Сергея Маврина, не мелькнула ли у тебя мысль, что это начало конца очередной главы в истории Гран-Куража?

Михаил:
Сложный вопрос… на самом деле я сначала спросил Женю, для чего ему это вообще нужно. Просто если побывать на концертах, посмотреть, сравнить среднестатистические сборы Гран-Куража и Маврина, понимаешь, что это группы примерно одного уровня. Встаёт вопрос: «Зачем?» Когда Миша Житняков переходил в Арию — тут всё понятно, любимая группа детства и шанс попасть в неё, какой-то рост…

Ну всё очевидно…

Михаил: Да. А здесь… Впрочем, это уже не имеет значения. Думаю, решающее значение в уходе Жени сыграл немного другой факт. На тот момент он пел в трёх группах — это Гран-Куражъ, Маврин и его собственный проект Hardballs, из которых гастролировали только Гран-Куражъ и Маврин. А в этом году Женя попробовал раскрутить свой проект, выпустил с ним альбом, в который вложил очень много творческих сил и энергии…

Пётр: Хороший альбом получился, хороший…

Михаил: И всё его время, все его силы начали уходить туда, а весь энтузиазм в отношении Гран-Куража куда-то пропал. У нас начались пересечения графиков. Получилось, например, так, что нам предложили тур по югу из трёх городов с перелётами, с хорошей логистикой, а у него единственный концерт с Hardballs в Ярославле, ещё толком не зарезервированный, — и у нас всё слетает. Стало понятно, что рано или поздно это всё закончится.

То есть ключевым моментом стал даже не переход к Маврину, а именно раскрутка своей группы Hardballs?


Михаил: Я думаю, да. Потом даже если ты занимаешься только музыкой, когда у тебя три группы, это очень тяжело. Надо постоянно держать в голове три программы. А с учётом наших камерных акустических концертов, материал которых очень отличался от электричества, получаются и все четыре программы — тяжело, и, думаю, это тоже была одна из основных причин ухода. Да и Hardballs — это всё-таки немного другой стиль, и я думаю, что душа Жени больше лежит именно к такой, более альтернативной музыке. Таково было его решение, которое он озвучил. Я отнёсся к этому с пониманием и совершенно его за это не осуждаю! Раз это случилось, значит, так и должно было быть и дальше будет только лучше.

И вот Евгений объявил группе о своём уходе, но как на горизонте возник Пётр Елфимов?

Михаил: На самом деле ещё в прошлом году, когда мы ездили на гастроли, наш гитарист Юра (Бобырёв, — прим. авт.) заболел и не смог с нами поехать. Его подменял Максим Перепёлкин, который в тот момент также сотрудничал с Петром. Он сказал мне: «Твоя манера общения напоминает Петра Елфимова, вы бы с ним нашли общий язык». Мы пошутили на эту тему, поулыбались и забыли… А когда Женя объявил об уходе, то первым, о ком я подумал, был как раз Петя…

И как события развивались дальше? Нет ли здесь влияния Маргариты Пушкиной, с которой вы оба сотрудничаете в проекте Margenta?

Михаил: Да, мы с Маргаритой Анатольевной поддерживаем отношения, и я как-то в беседе озвучил ей мысль, что было бы классно попробовать поиграть с Петей Елфимовым, мне кажется, это была бы бомба! На что она мне сказала, что он очень занятой артист, что у него сейчас гастроли по Польше, и, в общем, дала понять, что это не вариант, ну, и я даже не стал искать никакие выходы на Петю… А позже, летом, когда мы с женой отдыхали на Кипре, мне вдруг приходит СМС от Маргариты Пушкиной: «Миша, срочно выйди на связь!!!» (Общий смех). Я вышел в интернет, а там вконтакте меня уже ждёт сообщение от Пети. Я ответил ему, мы начали общаться и сразу поняли, что у нас действительно много общего в музыкальном плане, в отношении к творчеству, к жизни в музыке. Видимо, судьба… (Смеётся).

А теперь версия Петра…

Пётр:
Весной, в самом конце мая раздался звонок от Маргариты Анатольевны: «Петь, привет, тут, говорят, Женя Колчин уходит из Гран-Куража, ты бы не хотел рассмотреть себя, как вокалиста этой группы?» Первым делом я, конечно, очень расстроился за Гран-Куражъ, потому что когда один вокалист уходит, потом второй вокалист уходит… я просто по себе знаю, каково это — каждый раз начинать всё с нуля. Но в тот момент моя голова была занята немножко другими проектами, потому что можно только представить, сколько проектов — студийных и концертных — мне сейчас предлагается. Ну, просто потому, что у меня есть высшее музыкальное образование, и певец — это моя профессия, я этим живу. Поэтому я ответил Маргарите Анатольевне: «Ну какой мне сейчас Гран-Куражъ…».

Но при этом ни для кого не секрет, что Пётр Елфимов — это разная музыка, от романсов до металла! У меня накопилось огромное количество именно металлического материала — были полностью готовы 13 треков, и все вокруг постоянно спрашивали о том, когда же уже Питбуль (метал-проект Петра — прим. авт.) что-нибудь выпустит. И вот я обратился к своему другу Кириллу Немоляеву, чтобы он поработал со мной в качестве сопродюсера, чтобы уже выпустить, наконец, этот материал. Кирилл ответил, что конечно, без проблем, но тут встал вопрос: а как вообще это подать? Как не запутать людей, которые пойдут на одного Елфимова, а услышат совсем другого? Делать опять с нуля какой-то новый проект и раскручивать его — это не имело смысла.

Как раз в этом время мне написал музыкант одной из московских метал-групп с предложением стать их вокалистом. Я посмотрел их материал и начал сравнивать его с материалом Гран-Куража, который мне всегда нравился и стилистически, и аранжировочно, и в плане смысловой нагрузки, которая для меня всегда имеет большое значение. Гран-Куражъ на сегодняшний день и так является одной из самых классных групп, и я подумал, что если мы объединим наши усилия, наши мировоззрения и взгляды на музыку и сделаем всё правильно, то получится просто бомба! Именно поэтому я позвонил Маргарите Анатольевне и сказал, что если вопрос всё ещё актуален, то я с удовольствием поучаствую. (Улыбается). Я просто не мог не поддержать Мишу и всю группу в этот момент.

Но ты уже давно состоявшийся сольный артист, да и в тяжелой музыке регулярно отводишь душу, участвуя сессионно в различных проектах. Именно поэтому многие скептически рассуждали: «Да зачем ему вообще входить в состав какой-либо группы…». А действительно, зачем? Почему именно Гран-Куражъ?

Пётр: Кто-то из моего близкого окружения спросил меня, не боюсь ли я, что это будет шаг назад для имени «Пётр Елфимов»? Но какой шаг назад? Пётр Елфимов как существовал, так и будет существовать, то, что я делаю совершенно разную музыку — это моё личное дело как музыканта. А металл я как любил с юных лет, так и продолжаю любить, — это то, чем живёт душа! Мне часто присылают песни, которые «подходят именно Петру Елфимову, вот это точно его». А я слушаю и понимаю, что это рядом не стояло с моим внутренним ощущением и даже не махало мне рукой. При этом чем глубже я знакомился с материалом Гран-Куража, тем сильнее понимал, что это именно та музыка, те произведения, которые мне бы хотелось исполнять!

Знаешь, я очень часто исполнял произведения после кого-то. В Песнярах я пел после Владимира Георгиевича Мулявина, после Дайнеко… пел после Носкова, ещё кого-то. Первое исполнение всегда остаётся у людей в памяти, и они неизбежно начинают сравнивать. Я уже давно не обращаю внимания на такие сравнения, в любом случае я любую песню пропускаю через свой мозг и доношу её так, как я это вижу.  И тут я увидел море классных произведений, которые я хотел бы спеть, но по-своему. Мне просто жутко захотелось вложить в Гран-Куражъ всю свою душу, все свои умения, весь свой музыкальный багаж.

А на какой стадии существования Гран-Куража ты вообще открыл их для себя и выделил из бесконечной череды групп?


Пётр: Ты знаешь, уже ушёл Миша (Житняков — прим. авт.), и объявили, что новым вокалистом Арии стал вокалист Гран-Куража. А мы как раз тогда все дружно поучаствовали в интернет-трибьюте Арии, Гран-Куражъ сделал «Вулкан», а я написал аранжировку одной из своих самых любимых вещей «Без тебя», и ещё с Димой Микуличем мы сделали «Бесов». И мне в личку постоянно сыпались вопросы: «Ты новый вокалист Арии? Дубинин позвал тебя?». А мы с Дубининым даже не знакомы. (Смеётся). Позже мне писал директор Гран-Куража, делился радостной новостью о новом вокалисте. Я сказал, что уже послушал Женю, что мне понравится его американизированная фирмовая манера, с хрипотцой, в общем, всё круто, всё, как я люблю. Ну а уже этим летом я открыл для себя Гран-Куражъ заново, глобально изучив материал.

Михаил, а когда ты впервые услышал такого вокалиста, как Пётр Елфимов?

Михаил: Ну я, наверное, не буду оригинальным, я, как и все, смотрю КВН. (Общий смех). Песня про Пятачка — это был просто хит всех времён! Я тогда для себя отметил, что и поёт человек классно, и все клише металла — о чём бы ты ни пел, главное, чтобы красивыми, возвышенными словами — обыграны с такой иронией, с таким юмором, что просто класс! Я тогда подумал, что не может же такой человек петь только в КВН, если он умеет так петь. Нашёл в интернете первые альбомы с романсами и подумал, что это классно, и что в металле бы он тоже круто звучал! Потом я нашёл Питбуль с песней на белорусском языке («Маю надзею» — прим. авт.) — такой прямо Judas Priest, и это было очень круто! Тут я уже стал для себя отмечать, что если Пётр Елфимов участвует в каком-то проекте, то надо послушать. И сейчас я слушаю некоторые песни из сольного творчества Пети, и кажется, что это я придумал. (Общий смех).

Раз уж мы упомянули Кирилла Немоляева, Пётр, скажи, как он отреагировал на твоё решение, ведь он так любит «мясо-мясо» в твоём исполнении. Не показалось ли ему, что Гран-Куражъ для тебя — слишком лёгкая музыка?

Пётр: А он точно так же любит и красивые, мягкие вещи в моём исполнении, например, он обожает Песняров. Знаешь, я Мише сразу сказал, что я иду в коллектив, но у меня ещё есть сопродюсер. (Общий смех). Потому что когда ты долго что-то делаешь, глаз замыливается, и тут приходит Кирилл и предлагает поменять аккордик — кстати, в новой песне мы очень удачно поменяли аккорд, Мише понравилось. Поэтому я сразу спросил Мишу, не будет ли он против. Я думаю, что такой взгляд со стороны от человека, который является ходячей музыкальной энциклопедией, нам пригодится.

И вот мы встретились с Кириллом после отпусков, и он спросил, как там наш сольный альбом. Я ответил, что альбома, наверное, уже и не будет, потому что я — новый вокалист Гран-Куража. «Ё… тыть!» - только и смог сказать он. (Общий смех). Потом, правда, добавил, что «да, у них есть хорошие красивые песни, они тебе подходят». «Я тебя понимаю, но Миша знает про меня?» — спросил он.

Михаил: А у меня ещё в 90-е были кассеты Бони Нем, так что да, Миша знает! (Общий смех).  

И вот Пётр Елфимов — новый вокалист Гран-Куража. Если профессионализм Петра не вызывает сомнений, то вопрос межличностных отношений, той самой «химии группы» никто не отменял. Насколько легко складывалось ваше общение?

Пётр: Ты знаешь, когда мы встретились в первый раз всей группой на фотосессии (которую с огромным удовольствием сделала моя доченька Полина) — до этого мы уже плотно общались с Мишей и были знакомы с Юрой — у меня не сложилось впечатления, что это какие-то чужие люди. Благодаря интернету мы и так были заочно знакомы, не было такого, что «ой, сейчас начнётся, пришёл тут…»

… человек из телевизора!

Пётр: … да! Мне показалось, что мы и по духу все близки, так что я надеюсь, что меня ребята нормально примут. Я, конечно, злобная сволочь, но в разумных пределах. (Общий смех).

Михаил: По поводу химии: мы впервые встретились с Петром лично, когда я приехал к нему в гости. Я привёз музыкальную разработку, которую показывал ему накануне, и мы буквально за вечер, сидя вдвоём у компьютера, вместе в реальном времени сделали аранжировку! В этот момент я как раз и почувствовал эту химию, потому что как только я говорил: «А давай попробуем…», Петя тут же отвечал: «Давай, давай, круто получается!»

Пётр: Это опять же говорит о том, что мы на одной волне, это хорошо. Кстати, об этом, — я вчера показал Танюше песню «Адреналин», и она спросила, кто писал текст. Я сказал, что писал Миша, а я изменил пару строк. Она сказала: «У меня такое ощущение, что это твой текст» — это, по-моему, тоже о многом говорит. (Улыбается).

Михаил:
С самого начала истории Гран-Куража практически весь материал — музыка, текст, аранжировка — я придумывал в одиночку. На первых альбомах вообще всё, каждую ноту я делал сам. А теперь появляется человек, с которым мы на одной волне, которому я показываю какую-то вещь, и он говорит, что вот здесь клёво, а тут можно что-то доработать. То же самое я могу сказать про его песни, и когда над одним материалом работают две головы — это же, мне кажется, всегда круче! Две разные мысли, которые идут примерно в одном направлении, могу родить что-то мегакрутое!

Да, получается такой разносторонний взгляд на вещи. И всё же, за годы сольной карьеры Пётр привык самостоятельно принимать все решения. А Гран-Куражъ — группа с ярко выраженным лидером в лице Михаила. Не будет ли здесь противоречий?


Михаил: Мне кажется, что когда люди умеют договариваться, нормально доносить свои мысли, а тем более находятся на одной волне, то никаких конфликтов быть не может.

Пётр: Ну, был один лидер, сейчас будет два. У Миши своё видение, у меня — своё, но, во-первых, они похожи, а во-вторых, цель-то у нас одна! Если будут возникать какие-то вопросы, то мы не будем решать их мордобоем или какими-то ультиматумами, нам же не по 15 лет. Период дурацкого детского максимализма давно прошёл, и, исходя из пройдённого пути и приобретённого опыта, ты уже умеешь находить общий язык с людьми.

Михаил: Я могу добавить, что теперь у группы Гран-Куражъ есть два дивных крыла! (Общий смех).

В продолжение вопрос о музыке: Пётр, ты пишешь немало песен как для сольного творчества, так и, например, для группы Aillion, планируешь ли ты предлагать свои песни для Гран-Куража? А к Михаилу вопрос: открыт ли худсовет в твоём лице к рассмотрению этих песен?

Михаил: Я могу сказать, что мы прямо сейчас доделываем несколько композиций, и в ближайшее время они прозвучат. Там есть как мой, так и петин материал. Когда мы в самом начале обменялись свои наработками, Петя сказал, что ему больше всего понравилось у меня, а я выделил какие-то его вещи. Именно с этого мы и решили начать. Есть разработка, которую мы нарулили вдвоём. Будет появляться новый материал, захочется жахнуть вот такую песню — сядем да напишем, что нам стоит-то, да?

Пётр: Не вопрос! Просто не весь мой материал, о котором я говорил ранее, подходит по духу Гран-Куражу, там есть такие очень-очень серьёзные, глобальные вещи на стихи Маргариты Анатольевны, так что, возможно, мы даже вынесем всё это в отдельный релиз именно с песнями на её стихи... Но могу сказать, что на новый полноформатный альбом у нас материала хватает. Хорошо, когда есть из чего выбрать, а надо будет дописать, так мы допишем.

Михаил:
Кстати, Пете очень нравятся некоторые наши старые композиции, и, возможно, мы даже их перезапишем с его вокалом. Думаю, они заиграют новыми красками. У Пети в сольном творчестве есть композиции, которые не входили ни в какие релизы, но мне они очень нравятся, может быть, мы их адаптируем для группы. Плюс есть материал, который я сочинял для проекта Margenta, он был записан, но не исполняется живьём. Или, например, «Поколение других» с альбома «Сердца в Атлантиде» мы живьём не исполняли вообще никогда. В ней есть и проговые нотки и какие-то альтернативные моменты. Пете она очень понравилась, так что, возможно, мы попробуем её адаптировать, в том числе и для живого исполнения. Так что много чего можно сделать.

Михаил, ты сказал о новых красках… Исходя из появления в группе такого вокалиста, как Пётр, видишь ли ты простор для каких-либо изменений музыкального курса группы и необходимость в этих изменениях?

Михаил: Если проследить релизы Гран-Куража, то заметно, что всегда были какие-то перемены, и постоянно идёт развитие. Первый альбом был такой, второй другой, «Сердца в Атлантиде» получился вообще максимально разнообразным, там есть всё, от рок-романсов до полуальтернативных вещей, есть кусочки прога, есть пауэр, есть глэм… «Жить как никто другой» звучал тоже по-другому, более тяжело, по-западному. Это я к тому, что материал постоянно развивается. И то, что мы делаем сейчас, — это закономерное развитие нашего творческого процесса. Это не значит, что «надо всё менять теперь», нет. Просто и у меня мысли текут в этом направлении, и у Пети тоже. Как будто две реки слились воедино.

Понятно, что сейчас все мысли направлены на концерт-презентацию вокалиста. Но всё же, что ждёт поклонников группы в обозримом будущем?

Михаил: Те новые вещи, что мы сейчас представляем, — это первая весточка нового альбома, это не будет какой-то отдельный релиз, EP или ещё что-то. Это просто небольшая затравка для того, чтобы показать, в каком направлении мы собираемся двигаться дальше.

Пётр: Нам бы и хотелось выпустить сразу побольше, но времени, как ты понимаешь, было не так много, многое мы просто не успеваем доделать. Но мы очень старались, чтобы поклонники сразу дождались свежих новостей. Ну и, не откладывая в долгий ящик, мы ринемся в бой, будем добивать полноформатник. Материал для него есть, и я не буду скромничать — это классный материал!

Не могу не задать вопрос, волнующий поклонников, особенно в свете последних событий: удастся ли тебе, Пётр, совмещать сольное творчество и Гран-Куражъ без ущерба для последних?

Пётр: Очень хотелось бы. Так сложилось, что мой собственный график расписывается задолго до, а в процессе добавляются различные конкурсы с моим судейством, я даю мастер-классы как педагог, много всего… так что до 15 декабря (дата концерта-презентации нового вокалиста Гран-Куража — прим. авт.) у меня всё расписано. А после — мы уже с Мишей над этим работаем — будем забивать полноценный график концертов, и я уверен, что мы сумеем всё совместить! Мои работы точно не будут в ущерб группе.

В завершение несколько слов для скептиков, не верящих в долговечность вашего творческого союза…

Пётр: Поживём-увидим. Главное, что у нас есть цель и пока мы до неё не дойдём, мы никуда не разойдёмся! Дай бог, чтобы нам хватило сил и здоровья, потому что в современной жизни это самое главное. Всё остальное у нас есть. Мы все хотим, чтобы Гран-Куражъ прозвучал на самой высокой ноте!

Михаил: На протяжении всей истории группы скептиков вокруг всегда было очень много. Я встречал множество людей, которые вместо того, чтобы поддержать тебя, говорили: «Да нет, да куда вы, да ничего не получится!». Я начинал ещё школьником, тогда в Бронницах было множество коллективов, на которые мы смотрели снизу вверх и хотели быть, как они. А теперь музыканты из этих групп, которые распались 18 лет назад и более, приходят на наши концерты и поддерживают нас. Если ты чувствуешь, что это твоё, то надо идти вперёд и делать дело, не обращая внимания на скептиков.

Хотя, безусловно, поддержка лишней не бывает, и я хочу поблагодарить всех наших поклонников, всех слушателей, которые на протяжении многих лет вместе с нами! Ещё десять лет назад две девчонки из фан-клуба ходили на наши концерты с мамами, а теперь они выросли и взяли всё в свои руки, устраивают флеш-мобы и т.п. И это очень здорово!

В своё время мы пережили уход Миши Житнякова, было тяжело, мы целый год искали вокалиста, продумывали концепцию… и когда мы выложили новый сингл, первые же комментарии стоили того, чтобы ждать. Был первый концерт — полный зал народа, это было очень приятно! И сейчас я надеюсь на не меньшую благосклонность наших слушателей, которых мы очень любим.

Пётр: А я от себя тоже хочу поблагодарить поклонников группы Гран-Куражъ за тот позитив, который исходит от них во время ожидания объявления нового вокалиста. Получая такой кредит доверия, понимаешь, что всё было не зря и остаётся только не подвести слушателей. И мы не подведём, дадим много хорошей музыки и классных эмоций!

Михаил: А я хотел сказать ещё вот что… нередко бывает, что какая-нибудь мегапопулярная группа создаёт свой музей, как, например, музей Beatles и т.д. И если когда-нибудь будет музей группы Гран-Куражъ, то я повешу там свою старую гитару, на которой записывал первые альбомы, ещё что-то… и одним из экспонатов станут штаны Петра Елфимова. (Общий смех).

Официальная страничка группы Гран-Куражъ в ВК: https://vk.com/gran_kurazh

Интервью: Вячеслав «Slash» Куприянов
Фото: Полина Космачева (студия), Наталья “Snakeheart” Патрашова (концерт)
27 октября 2018 г.
(с) HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2018 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker