В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Second To Sun

Second To Sun
Тихий омут, в котором водятся черти

25.07.2018

Архив интервью

Российская группа Second To Sun за последние годы умудрилась наделать много шуму: сначала своим первым альбомом, на который сами же на Boomstarter собрали деньги и которому в итоге сами же объявили войну, а затем и последующими релизами, которые стали попадать в топы iTunes и расходиться неплохими физическими тиражами, что в наш век фактического вымирания физического носителя действительно подвиг. Но все чаще приходится слышать, что Second To Sun "выскочки", что "играть они не умеют", а "музыка - шлак", хотя количество их поклонников, в т.ч. и за рубежом, непрерывно растет. Не в последнюю очередь это происходит благодаря лидеру коллектива Владимиру Лехтинену. Недавно Second To Sun, чье творчество некогда было полностью инструментальным, выпустили альбом с вокалом "The Black". О нем, а также о многом другом нам поведал тот самый Владимир Лехтинен.

Первый вопрос будет об альбоме "The Black", который недавно вышел. Это же по сути вокальная версия предыдущего инструментального релиза?


Да, это вокальная версия альбома "Blackbound". Понимаешь, в чем дело. Когда у нас выходила "Первая Глава", ее вокальная версия, я практически не трогал структуру альбома, композиции, потому что они очень сложные и хрупкие. А на новом я дописал гитар, дописал бас, Федя переделал барабаны. Это не переиздание материала с вокалом, а именно новое издание альбома.

Расскажи, почему ты решил все-таки обратиться к вокалу в рамках Second To Sun, хотя предыдущие альбомы были инструментальными?

На самом деле все решил его величество случай. Где-то в конце 2016 года я много слушал группу Harakiri For The Sky. И мой приятель Иван, который работает в концертной сфере, предложил мне сходить на их концерт, который проходил в петербуржском клубе “MOD”. До концерта я не дошел, но зато на следующий день несколько человек меня буквально завалили видео с того концерта, где на разогреве играла группа Ultar. Там все было очень классно: костюмы, музыка, харизматичный вокалист. Я подумал, что это финская или шведская команда, и начал искать информацию о ней в соцсетях. Оказалось, что они из Сибири, да еще и знакомые того самого Ивана. И буквально через неделю я написал Глебу, вокалисту Ultar: давай попробуем что-нибудь сделать вместе. А точнее, я сделал ему предложение о сотрудничестве, у нас все достаточно серьезно. Он согласился, мы сделали две песни, это были "Дух Кусото" и "Вирго Митт", и его вокал идеально подошел музыке. Потому что этот человек, как и я, любит два полярных жанра музыки, они на него сильно повлияли - это блэк-метал и, по-моему, если не ошибаюсь, Глеб рос на ню-метале, на Korn. Для него это все одинаково отцы, как для меня Pantera и Darkthrone. Поэтому он быстро вписался в группу, хорошо понимает, что нужно, и мы начали делать альбомы с вокалом. Первый, "The First Chapter", был просто перевыпущен с вокалом. А вот "The Black"был конкретно переделан, он отличается от "Blackbound".

Ну, да, там даже какие-то треки название поменяли.

Не только названия, там и барабаны другие, перезаписаны под них гитары, перезаписан бас. Например, песня "Мракобесие", которую было очень тяжело слушать. В оригинале она состоит из 5 частей, туда еще входила песня "The Fool", но мы в итоге ее разделили на четыре. Так вот, первая часть "Мракобесия" вообще переделана, она не похожа на то, что было на "Blackbound", совсем. Если остальные песни практически такие же, но с измененными аранжировками, звучат понятнее для слушателя, в то же время в композиционном плане сделаны интереснее, то первая часть "Мракобесия" сильно отличается.

Значит ли это, что Second To Sun завязали с полностью инструментальным материалом?

Нет, если ты посмотришь на наши недавние синглы, увидишь, что они все выходят в двух форматах. Я инструментальную аудиторию бросать не собираюсь, просто потому, что есть огромный пласт людей, который ее слушает.

Итак, выбор пал на Глеба из Ultar. Почему ты решил, что именно он подходит Second To Sun как фронтмен?

Понимаешь, в нашей группе как таковой нет фронтмена. Т.е. если ты говоришь про человека, который будет на сцене - да, это будет фронтмен - но концертов у нас нет. У медийного пространства группы нет четкого разделения на лидера и не лидера группы, там место выделяется всем троим. То же самое на канале YouTube - есть видео, где Федя играет песню, где Глеб поет, есть в Instagram вещи, которые я исключительно играю. У нас нет концертов, и из-за этого нам намного труднее, чем другим группам. За большую часть соцсетей и интервью отвечаю я, с поклонниками при этом может общаться Глеб. Т.е. все очень по-разному, и невозможно сказать, кто фронтмен. И выбор пал исключительно с музыкальной точки зрения. Глеб поет как блэк-металлист, это самое важное. Из моих рассказов многим кажется, что на его месте мог бы оказаться практически кто угодно – это же был вопрос случая, если бы такой человек понимал, что нужно, и обладал нужными умениями и талантами к работе, он точно пел бы в Second To Sun. Но эти все "кто угодно" не понимают, что от них требуется, и не разбираются в том, что от них требуется. Я не видел таковых за шесть лет ни разу ни в одном жанре, случай с Глебом уникальный. Он чувствует музыку, он даровит. Как-то списался с вокалистом группы My Autumn Павлом Горбатовым, который впоследствии из нее ушел, так оказалось, что он вообще не знаком с группой Pantera! Финские металлисты очень плохо знали английский, и им было очень тяжело объяснить, что петь на английском лучше. Они предлагали петь на финском, но тогда группа была бы очень сильно ограничена для слушателя. А с Глебом было все просто, мы едино думаем.Я показал ему несколько групп, которые мне нравятся -  тверскую команду Bloodrain, Immortal, Mayhem. Показал примеры их пения, попросил петь так же высоко. Для современного металла характерен гроул, а я его терпеть не могу. Глеб попробовал то, что нам требовалось, и это сразу вписалось в музыку. И самый главный момент, еще раз - мы мыслим одинаково. Т.е. ему не приходится объяснять какие-то моменты музыкальные, я их просто всегда записываю в промо, потому что вокал придумываю я, в MP3 пишу ему наброски, и Глеб их потом перепевает по-своему или так же, в зависимости от того, насколько это подходит под песни. Ему не нужно ничего объяснять, он знаком с той же музыкой, что и я, и мы мыслим музыкально одинаково. Вопрос не в гениальности или там в том, что Глеб харизматичный. Он классный музыкант и потрясающий человек, а вся мишура немузыкальная - не более, чем мишура.

Когда вы перешли на вокальное творчество в рамках Second To Sun, как восприняла это ваша сложившаяся аудитория, которая уже привыкла к инструментальной музыке?

На самом деле не очень хорошо, а точнее, плохо. В России люди принципиально отказывались слушать. Потом прошел один сингл, прошел второй сингл, потом вышел альбом, ситуация изменилась, и сейчас те люди, которые слушали только инструменталы, слушают и вокальные версии. Я думаю, что в дальнейшем с выходом альбомов и вообще новых песен ситуация продолжит меняться, люди будут слушать обе версии еще больше - и те, кто начал слушать нашу музыку с вокалом, будут слушать инструменталы, и наоборот. Потому что вокал у нас не как что-то отдельное, не что-то само по себе, а такой же инструмент внутри песни, который в аранжировку добавляется и просто дополняет ее, позволяет лучше читаться основной мелодии или риффу. И если убрать вокал из песни, она останется такой же полноценной. Поэтому поначалу, да, было плохо. Сейчас, думаю, все хорошо с этим вопросом, и никаких сложностей в восприятии у аудитории нет. Не стоит забывать о том, как поёт Глеб, это просто сносит с ног даже при прослушивании аудиозаписи, достаточно включить песню "Вирго Митт", к примеру.

Вам раньше не предлагали выпускать треки с вокалом? Были такие, кто слушал инструментальные треки и говорил: "О, сюда неплохо бы вокал воткнуть, давайте я спою"?

Да, я видел даже такие версии, и мне они очень не нравились, потому что люди запихивали туда гроулинг, запихивали низкий вокал, запихивали чистый вокал. Я не считаю, что металл-группа вообще должна стремиться к какому-то музыкальному мейнстриму, ты должен играть музыку, которая тебе нравится и которая нравится людям, которые тебя слушают. Все те попытки засунуть в треки чистый вокал заключались в том, что ты пишешь не очень понятную музыкальную фактуру, тебе нужно как-то упрощать тяжелую музыку, чтобы она была доступна широкому кругу людей, и ты начинаешь запихивать туда чистый вокал. Мне это не нравится, от этого я сразу отказался. Вторая причина - эти люди звучали, как какое-то эмо и металкор. Мне совершенно не нравится такой типаж вокалиста, это типаж, который был кратковременно популярен. Металкор-команды выставляли в своих припевах чистый вокал, и это позволяло цепануть аудиторию чуть шире. Мне это совершенно не нужно, я лучше буду делать хорошую музыку с интересными сюжетами вокруг песен, построенных на творчестве или просто хороших мелодиях и риффах, чем запихивать отдельно сладкоголосого мальчика. Гроулинг мне вообще не нравится, я не очень люблю дэт-метал. Все, что низко звучит, для меня совершенно неприемлемо в музыке. Мне нравится блэк-металлическая форма вокала, ближе к скриму, шрайку. Я и музыку такую слушаю. Поэтому все попытки других вокалистов, которые приходили сами и что-то спрашивали, всегда отклонялись. Это началось еще в 2013 году, до появления Глеба. А те люди, которых мы сами пытались позвать из самых разных совершенно направлений, никак не крепились к группе. Видно было, что человек не горит, что он впоследствии будет «левым» человеком, поэтому никакие опыты, эксперименты или попытки заинтересовать не были сделаны. Считаю, что человек, который приходит в группу, должен ей интересоваться. Глеб ей интересуется – это, опять же, еще один фактор в его пользу. Другие вокалисты, которые что-то присылали, вообще не понимали, что наша группа делает.

В качестве языка на альбоме "TheBlack" выбран русский. Почему именно он, хотя группа вроде бы известна за рубежом и активно там продается?

Тут можно пошутить, что я до сих пор слушаю англоязычные группы и не парюсь, так что пусть европейцы слушают нас. На самом деле все куда проще - а смысл-то петь не на родном языке, если ты родной язык понимаешь и думаешь на нем? В металле вокал все равно какой-то крик, какой-то шум. Проще передать мысль отдельным текстом. Давно уже метал-группы пишут отдельные тексты в буклетах - либо на родном языке, либо на английском. Поскольку английский Глебу не родной и мне не родной, смысла особого петь на нем не было. Во-первых, русский очень агрессивный и похож на немецкий, очень грубый, и скрим на нем звучит потрясающе. Успех разных российских команд в экстремальных жанрах за рубежом это хорошо демонстрирует - все они поют на русском. Во-вторых, от своей родной аудитории я отказываться тоже не собираюсь, даже если она меньше, чем заграничная. Не вижу никакого смысла “кидать” людей из-за языка, который вообще непонятно что прибавляет. Английский язык в наше время ничего не прибавляет, колорита он группе не прибавляет, потому что отношение к русским и к России за ее границей сейчас очень хорошее - в отличие от того, что было 10, 20 или 30 лет назад. В-третьих, ритмически язык очень хорошо ложится в текст, даже для постороннего слуха. В-четвертых, русский язык позволяет очень ярко описывать то, что на английском не описать. Если взять англоязычные переводы наших текстов, которые есть в субтитрах или в описании к альбому, то нередко англоговорящие спрашивают: "Почему по-английски это одной строчкой, а по-русски у вас такой длинный текст"? Я начинаю переводить дословно, и они понимают красоту языка. Т.е. выбор мотивирован тем, что, во-первых, это правильно. Ну, реально, правильно петь на родном языке. Во-вторых, это позволяет иметь широкую аудиторию. Если мы начнем петь по-английски, в России нас еще меньше народа будет слушать. В-третьих, язык красивый, очень подходит музыке. Ну, и в-четвертых, наверное, мне приятнее всего так писать тексты, я бы их писал либо на русском, либо на финском. На финском меня бы совсем никто не понял, а на русском самое оно, позволяет сильно разойтись в стихах и абсолютно разную лирику делать в песни. На английском или на финском... На финском, может, так же было бы, но английский очень узкий в плане подачи, как язык.

Расскажи об еще одном участнике Second To Sun, о Федоре, который отвечает за барабаны. Как началось ваше сотрудничество? И, может быть, немного об истории Second To Sun.

Я родился в Поволжье, впоследствии переехал в Санкт-Петербург, и там у меня была группа, она называлась Epoch Сrysis, которую мы создали с моим школьным приятелем в 2004-2005 годах и которая до сих пор существует. Где-то в 2012 году в нее пришел человек, который решил позаниматься ей больше меня, хотя я в принципе в ней ничего не делал, кроме как писал и сводил музыку. А сама музыка Epoch Crysis была мне уже к тому моменту неинтересна, потому что тогда я слушал в основном блэк-метал и другие команды, те же Pantera или Fear Factory. И я ушел, утащив с собой одного участника - бас-гитариста Антона. Мы долгое время пользовались услугами сессионных барабанщиков, потом выпустили пробный EP "Three Fairy Tales", т.к. первый альбом, неофициальный, получился провальным, потому что я пытался следовать трендовым тогда направлениям, которые уже были не в тренде и реально никому не были интересны. После выпуска пробного EP Антон ушел из группы и начал работать в совершенно другой музыкальной сфере, а я остался в команде. К тому же, рядом с группой всегда находился еще один человек, еще со времен Epoch Crysis - Федя. Он тогда играл в группах, по-моему, Drunemeton и Heresiarch Seminary, московский блэк-метал. И я подумал, что раз уж я накренил группу в то, что мне понятно, а Федя слушал ту же самую музыку, то следует взять барабанщика, который играл бы блэк-метал. До того те люди, которые играли в группе, были фанаты фанатами джаза, техничного металла. И всегда барабанщики, в т.ч. в Epoch Crysis, были очень техничными - в плане того, что за 4 такта они умудрялись 6 филлов сделать. Что превращало песню чуть ли не в соло барабанщика. Когда пришел Федя, ситуация немного изменилась. Это был 2014 год, и нам было не очень понятно, что мы делаем. Потому что его ассоциации с блэк-металом были чисто русские, знаешь, что-то вроде "сатанисты в лесу, которые проводят оккультные ритуалы". Впоследствии я показал ему, как все работает в Европе, как это работает на Западе, показал при помощи знакомых команд, что это на самом деле. Он проникся музыкой и оказался таким образом с нами. Это такой человек, который всегда был рядом, лет 10 почти, но впоследствии присоединился к группе, потому что он понимал, что мы делаем. Так же, как и Глеб, например.

Такой интересный момент: первым альбомом Second To Sun на MetalArchives значится "Gal Agnostiske Drømmer", который одновременно является релизом Epoch Crysis. Так больше чей, по-твоему, этот альбом - Epoch Crysis или Second To Sun?

Конечно, это альбом Second To Sun, потому что даже риффы оттуда в дальнейшем использовались. Это и есть Second To Sun, просто не получилось совсем другую музыку в рамках Epoch Crysis играть, поэтому оттуда и ушел. Именно этот альбом и вдохновил нас на то, чтобы делать такую музыку дальше, может, немного видоизмененную, но идея сама такая же. Epoch Crysis - это все совсем другое, это мелодичный дэт-метал, наверное, мелодичный металл. Я там тоже писал почти все песни, но это не мое совершенно, понимаешь? Такая музыка слишком... Ну, в нее сложно что-то вложить за пределами того, к чему привыкли люди. Вот не могут Amaranthe, допустим, или In Flames выпустить песню по произведению Кафки. То, что они будут писать, будет понятно широким массам, а что-то глубокое в свою музыку они вложить не смогут. Это поп-припев, это простая структура песни, это обязательно текст, который может легко интерпретировать на свой лад человек, который впервые его послушает. А мне хотелось делать разное, т.е. не только такие песни, как у In Flames, у нас же какие-то песни Epoch Crysis перекочевали в Second To Sun, "Region 13", например. Мне не давали в Epoch Crysis делать так, как мне хотелось. Ну, и другие песни хочется писать, понимаешь? Не только куплеты-припевы, но и такие, как "Мракобесие", с единой фактурой, или такие как "Ladoga Master" - сложные, забавные, но с глубоким смыслом. Если бы я играл в Epoch Crysis, такого бы никогда не было, все песни были бы как у Children Of Bodom, In Flames, т.е. все время про одно и то же, чтобы человек как можно быстрее понял это, без какого-то сюжета, подачи, концепта... Мне это не нравилось. Именно то, что есть сейчас в блэк-метале, меня и зацепило, потому "Gal Agnostiske Drømmer" можно считать первым альбомом именно Second To Sun. Я его поэтому и переиздал, чтобы люди вообще забыли про первый неофициальный и очень неудачный альбом.

Кстати, расскажи, почему "Based On A True Story" получился таким противоречивым релизом? Очень многие слушатели почему-то решили, что это джент, хотя вроде бы ты сам неоднократно говорил, что его там нет.

Так и есть, но убеждать людей - дело гиблое. Особенно тех, кто со стороны группу слушает и не знает ничего про нее. Мы в 2012-2013 годах с Антоном, к сожалению, решили погнаться за новомодными тенденциями. Я подумал, что если буду играть риффы, как у Mayhem или Immortal, на гитаре со сверхнизким строем, то люди воспримут это как "блэк-метал на гитаре со сверхнизким строем". А оказалось, что сверхнизкий строй вообще никому не нужен, кроме музыкантов, и везде, где он есть, эти музыканты слышат только джент или прогрессивный металл. Мы попали в такую мощную психологическую ловушку. Потому что, с одной стороны, на Boomstarter собрали 1000 долларов - для 2012 года это были хорошие деньги. А с другой, посмотрели на аудиторию, которая была вокруг нас, и просто офигели, потому что эти люди явно были не слушатели. У нас были сложные песни, в которые было дофига вложено, типа "Однажды В России", которая по повести "Собачье Сердце" вообще. Там даже в начале есть строчки из советского фильма "Собачье Сердце". Никто этого не понял, никто даже не знал, что это такое. т.е. слушатель джента не знает, что это такое! И когда я пришел к мысли, что я делаю музыку для людей, которые не сильно отличаются от стены по уровню интеллекта, я понял, что направление нужно менять, и два года вел очень агрессивную политику по фактически выпихиванию аудитории, слушателей, которые пришли к нам с этим альбомом, за пределы фанбазы. Т.е. я прямо говорил в интервью: "Джент - говно, убирайтесь, вы здесь не нужны". К сожалению, каких-то других методик у нас не было, потому что эти люди вели себя агрессивнее обычных поклонников группы. Обычный поклонник группы или слушатель слушает музыку и воспринимает ее. Эти же люди придумали сами себе направление, которое группа никогда не поддерживала, считали, что она целиком им поглощена и играет для них. При этом взамен... Ну, обычно от слушателя ты видишь фидбэк какой-то, получает ли он удовольствие, нравится ему или нет, он спрашивает, про что песня. От этих людей я видел только расспросы про калибр струн! К музыке калибр струн никакого отношения не имеет, понимаешь? И первый альбом именно поэтому, видимо, считали джентом, потому что была масса людей, которая считала, что мы его играем, потому что поначалу велась такая политика группы, которая позволила им в это поверить. Т.е. это наша ошибка. Она в итоге была исправлена, и это для меня самое главное.

Считаешь ли ты, что все-таки выпуск этого альбома имел какие-то положительные последствия?

На самом деле, да, потому что были и другие группы, которые резко поменяли стиль, и где они сейчас? В России, к сожалению, считалось, что это нечто новое для металла, это поголовно слушают все. Знаешь, как у нас принято? До нас доходит эмо-культура нулевых, а мы считаем, что ее весь мир слушает. Это не так, этот жанр, джент, буквально для трех человек. У него есть коммьюнити, они собирают свои фестивали типа “Euroblast”, где сами группы играют и сами же в зале потом смотрят на другие группы. Все это совершенно не по мне, это "музыка для музыкантов", как ее называют на Западе. Но опыт нам действительно во многом помог, однако, другие команды - что с ними стало в этом жанре? От них практически ничего не осталось, потому что это было кратковременное дуновение ветра. Люди посчитали, что если они купят 8-струнные гитары и пойдут к преподавателю, то они научатся делать музыку. Музыку они, естественно, делать не научились, нам только лучше от этого сейчас.

Ты упомянул, что у вас в некоторых песнях очень глубокие темы. Где ты берешь вдохновение для написания текстов?


В основном я пишу песни о том, что мне понятно. Т.е. Брэм Стокер, когда писал про Дракулу - ему было не очень понятно писать про Румынию, потому что, вероятно, он там никогда не был, и он перенес Дракулу в Лондон, чтобы  раскрыть часть сюжета с позиции, понятной европейскому аристократу. Персонаж Дракулы всё-таки недаром аристократ! То же самое и у меня. Например, у нас есть песня "Red Snow", где по сюжету присутствует Нечто из фильма Джона Карпентера. Это видно и по тексту, и по обложке, и по арту песни. И Нечто это я перенес, собственно, в республику Коми, если не ошибаюсь, или Ханты-Мансийский автономный округ, Югру. Потому что это для меня понятнее, чем Антарктида, населенная англоязычными исследователями, как в «Нечто». Я переношу все образы туда, куда мне понятно. Это дает плотное вдохновение, потому что у меня ассоциации с коренными неславянскими народами, финно-уграми, которым я посвятил очень много активизма, практически 10 лет своей жизни. И на эти территории я переношу большую часть своих песен, потому что у славян это "гусли, царь, былое величие и скоморохи", а у финно-угров, у тех же ханты-манси сохранилась реально жесткая культура села и деревни, много крутого и архаичного. Другие финно-угорские народы, такие как эстонцы, создали Skype, по которому мы сейчас разговариваем. Это позволяет бесконечно писать разные песни. Кроме того, это позволяет делать группу странной. Т.е. те инструменты и фактуру, которые ты у нас слышишь, ты больше ни у кого не услышишь, потому что на базисе культуры финно-угров никто не делает музыку. Когда ты включаешь нашу песню "Вирго Митт", вначале играет инструмент, которого больше нигде нет. Ты знаешь этот инструмент, ты знаешь, что это Second To Sun. Музыкальная фактура этих народов очень хорошо позволяет делать такой контент, который... Знаешь, если музыку из России слышат, то говорят "лубок" или "совок", да? В этом есть что-то такое славянское. У нас фактура российская, т.е. когда европейцы ее слышат, то спрашивают: "Это из России"? Они понимают, что это из России. И русские это понимают. Но это не частушки. Есть такая группа Zmey Gorynich, в которой играют два моих приятеля - Рома Арсафес и Деметр Грэйл. Включи их и нас, и ты сразу поймешь, что Zmey Gorynich - это славянская тема. Если ты включишь нас, то у нас все такое мрачное, грубое, у нас всегда либо бесконечная степь, либо очень холодный таежный лес, где летают комары, либо деревня суровая, в которой творится черти что, а иногда речь о суровых районах мегаполисов. Тихий омут, в котором водятся черти. Именно это позволяет вдохновляться, переносить одни образы на другие, в более понятную сферу, которая постоянно окрашивается. Т.е. в Россию, грубо говоря. Сейчас мы пишем песню "Упырь", там про венгерского, получается финно-угорского, рыцаря Амвросия, по манускрипту из книги А.К. Толстого, которая так и называется "Упырь". Опять же это имеет отношение к финно-уграм, мы будем частично использовать какой-то инструментарий или элементы какие-то, попрошу в Венгрии людей записать что-то вроде шума реки Дунай. В то же время, это российское, песня будет на русском языке. Совмещение этих двух условий позволяет делать что-то своеобразное, интересное и постоянно новое. Если бы мы писали песни про лубок, и у нас постоянно были характерные наряды типа лаптей, я думаю, что группа вызывала бы ассоциации с фолк-метал-командами. Они нам абсолютно не нужны, мы делаем, по сути, то же, что и Sepultura с альбомом "Roots". Отсюда и вдохновение.

Были ли песни, тексты которых основаны на каком-то личном опыте, переживаниях?

Да, песня "Дурак". Есть у нас такая. Написана она практически от моего лица, потому что сам фильм "Дурак", те условия, которые там показываются, я хорошо представляю, жил в таких долгое время. Все детство в таких провел, даже в еще худших. Песню частично можно считать биографической. Конечно, если бы я просто делал песни про деревни и про Нечто, наша группа не была бы столь интересной. Поэтому у нас песни о так называемом "social decay", про социум. И "Дурак" - как раз такая песня. Вторая часть "Мракобесия" – такая же. По задумке мы хотим сделать видео, в котором будет читаться письмо Белинского Гоголю, т.е. это тоже социальная направленность. У нас есть песня "МК-ULTRA RU" про человека, который придумал свой отдельный язык. Он живет в Петербурге и на этом языке до сих пор общается в Интернете, в соцсетях. Песня называется "МК-ULTRA RU", потому что "МК-ULTRA" - это американская программа по промыванию мозгов людям. И таким образом мы ассоциируем этого человека с возможно существовавшей в Советском Союзе аналогичной программой. Это фантастика, но насколько она мрачная, задумайся! Т.е. это, опять же, социальная направленность. У нас есть песня "Голод", третья часть "Мракобесия", в которой мем "Нет, спасибо, я не голодный" по тексту получает другую смысловую окраску, другую нагрузку. Опять же переведен в социальное поле. У нас есть песня "Кровавый Навет", которая основана на реальных событиях, о кровавом навете на удмуртов, финно-угорский народ такой. И там от нескольких лиц рассказывается история про кровавый навет, про нечестный суд. Не только про переживания, но и про сами ощущения людей, которые в разное время творили вещи, связанные с этой историей. Обычный блэк-метал, его составляющие, какими представляются? Перевернутый крест, перевернутая звезда, что-то там антирелигиозное. У нас все очень сложно. Как было у Bathory - они делали вещи про графиню Элизабет Батори. У нас такие же истории, но все-таки те, которые уходят корнями в российское. В основном.

Представь, если бы Second To Sun взяли и записали альбом каверов, что бы туда вошло?

А у нас есть такой альбом! Я тебе даже скажу, что туда вошло и что еще войдет. Ну, Darkthorne, Behemoth, Emperor, Immortal, мы сделали очень плохой, неуспешный кавер на Finntroll, но все равно он присутствует на EP. Еще там есть кавер на нашего знакомого рэпера Bones, который любит блэк-метал. Мы ради интереса сделали один кавер на музыку к игре "Ведьмак 3: Дикая Охота" с разрешения ее создателя. И бонусом есть начало песни Slipknot "Purity", потому что песня в остальном вообще мне непонятна, и мы сделали кавер лишь на ее начало. Еще, скорее всего, мы добавим Pantera, Lamb Of God, Mayhem, Satyricon, Belketre и, наверное, Deathspell Omega.

Second To Sun никогда не давали концертов. Очень многим интересно, почему? Ответь этим "многим" на вопрос.

Пока что мы стараемся придерживаться той же темы, что Bathory и Darkthrone. Я считаю, что группа должна сделать много хорошей музыки. Давать концерты с каждым новым альбомом - это что-то чисто коммерческое. Мы должны сделать больше музыки, ее должно послушать больше людей, и когда этих людей накопится достаточно, давать хорошие концерты. Вот у меня такая точка зрения. Поэтому на данный момент мы вообще не собираемся их давать. В следующем году или в 2020-м, когда у нас выйдет еще один альбом, когда у нас выйдет длинная и интересная песня "Упырь", когда у нас выйдет еще несколько классных синглов, наш багаж песен расширится, и люди сами начнут выбирать, из чего нам сложить сет-лист – тогда можно начинать давать концерты. Я считаю, что такие вещи должны в большей степени люди выбирать, с учетом того, что группа вообще начнет концертировать. Я понимаю, это обычная позиция для блэк-метала - мы не даем концертов, потому что нам больше интересно делать музыку, но она пока что нам подходит. По крайне мере на данный момент. Делать музыку, делать эти сюжеты, интереснее чем выступать в клубе, определенно.

Т.е. ты не отрицаешь, что Second To Sun когда-нибудь выйдут на сцену?

Почему бы и нет? Конечно, не отрицаю. Думаю, стоит попробовать. С вокалом мы тоже отрицали, а оказалось, что неплохо получается. А потом оказалось, что вообще офигенно и все в тему.

Second To Sun группа достаточно известная и успешная, поскольку за рубежом котируется, где-то что-то о них слышно. Завидуют ли вам другие музыканты и просто люди, которые говорят: "Да кто вы такие, выскочки, мы 20 лет пашем, а вы за три года нас всех уделали"?

У нас постоянно такое было в 2015-2016 годах. Сейчас эта волна как-то поутихла. Эти люди просто слабо представляют, сколько работы делалось, что вообще делалось. Они считают, что нам все доставалось случайно. Но это не случайно. Допустим, топ iTunes или Google Play. Нам приходилось искать очень много людей, которые слушают нашу музыку, потом еще вкладывать деньги, чтобы они узнали, что у нас вышел альбом, много париться, и только потом мы попадали в этот топ. Т.е. мы попадали в топ не потому, что внезапно мы лучше других групп или что-то такое. Мы попадали в топ, потому что люди нас поддерживали и слушали. Потому что мы хорошую музыку делаем. Те, кто нас ненавидел или ненавидит, те, кто считает, что мы делаем какой-то юмор или фан, скорее всего, сами в своих группах делают юмор и фан. Ходят в балахонах в лес с факелом, говорят, что они играют Black Metal Art, "черное искусство", как говорили Abigor - я видел такую терминологию в российских соцсетях и у твоих коллег. Или считают, что мы пытаемся продать альбомы заново, только очень странным способом - тратя еще больше денег на перезапись. Это очень странная логика с коммерческой точки зрения, согласись. Взять старое сведение и пытаться в него вмазать новые инструменты, просто их дописав. Какая-то совершенно некоммерческая дичь, выходит еще дороже. Нам же дороже, потому что два участника группы звукорежиссеры, а Глеб еще и вокал преподает. Каждый раз записываясь с Second To Sun, он, получается, теряет свои финансы. Если бы мы были коммерческой группой, Глеб бы вообще ничего не писал с Second To Sun, а мы с Федей только бы сводили свои группы и ничего не выпускали. Зависти поэтому очень много, потому что люди не представляют, сколько работы делается. А делается очень много.

Вопрос не только в деньгах, а в самом контенте. Потому что, допустим, сейчас вышло видео guitar playthrough "Ladoga Master". Мне нужно было снять хорошее видео, мне нужно было показать людям понятно - не просто как гитарный преподаватель рассказывает про игру на гитаре витиеватыми терминами, а конкретно показать, из каких элементов песня - и логично соединить. Потом еще написать табулатуру хорошую. Потом еще все это до людей донести, т.е. потратить деньги, продвигать, чтобы они это увидели. Потому что в современной новостной ленте моя группа, как и любая другая... Вот крупный музыкант концертирует и мелькает, а если мы забросим свои соцсети, о нас никто не будет знать. И с этим мы работаем. Все это очень сложно. Но т.к. люди видят только самый верх айсберга, т.е. как мы попадаем в Spotify рядом с Immortal, они считают, что все это просто. На самом деле это непросто, а очень сложно. Если бы эти люди обращали внимание или спрашивали сами у меня, сколько всего делается, для них открылась бы совсем другая группа. Но этого никогда не произойдет, потому что у нас в России люди судят поверхностно, и поэтому в хейтах два года подряд мы читали исправно о том, что есть группы, которые, оказывается, турят 20 лет, и поэтому они достойнее моей группы. Я вообще не знаю, зачем и для кого они турят 20 лет... Тут как 15-летний капитан, речь о воинском звании. 15 лет ты капитан, значит, должен быть уже майором. С точки зрения таких групп, они турят, и именно поэтому им должны делать предложения лейблы, их должны слушать. Ничего подобного! Слушать будут и слушали всегда тех, у кого музыка. Это первичный фактор. Неважно какая музыка - грайндкор ли это, как Gutalax чешские, или это Mayhem. У Mayhem есть песня "Freezing Moon" - классная, как ни крути. У них есть альбом "Chimera", который не все поняли, но это классное музло. И то, что они делали в 90-х, было круто. То же самое с Gutalax - ты приходишь на концерт, там потрясающее шоу, сочетающееся с музыкой именно в рамках грайндкора, той тусовки. Ты приходишь на концерт Кэти Пэрри, и там охренеть что за шоу! Первична - музыка. Даже если мы скажем про российских музыкантов, про Олега Газманова. Бабушка, послушав его песню, будет ее напевать, потому что она ее запомнит. Тут же некие господа 20 лет турят, непонятно чем занимаются и говорят, что кому-то что-то досталось просто так. Наверное, стоит в себе разобраться, если у тебя проблемы, а не говорить, что другой команде, участнику которой пришлось продать квартиру, чтобы вложиться в музло, это все достается просто так. Мне кажется что-то вроде этого.

Недавно у группы вышел такой околомультяшный видеоклип на песню "The Wall". Расскажи о нем.

Это Володя Прокофьев сделал для нас потрясающий клип. Т.к. у нас нет концертов, приходится работать с промо. Почему многие группы на слуху? Они хорошую музыку делают и концерты постоянно дают. У нас их нет, и нам приходится изощренно работать в креативном направлении - постоянно что-то придумывать, чтобы люди больше понимали наше музло и слушали его. Сейчас мы начинаем делать сеточку видеоклипов, playthrough-видео. Надеемся, что у нас выйдет клип на второе "Мракобесие", будет как у Darkthrone, такое, знаешь, тру. Надеемся, что у нас выйдет клип на "Василису", который будут снимать сразу два режиссера. Я надеюсь, что еще сделаю гитарное видео на песню "Chokk Kapper". Потому что, честно говоря, я был поражен фидбэком на клип "Me Or Him" у Глеба. Даже телеканалы сказали: "Черт, мы можем взять это в эфир". Я вообще никогда не думал, что российские телеканалы будут согласны брать нашу музыку. У нас только в Европе были такие прецеденты, в Швеции, например. А тут оказалось, что песня на русском, даже со скримом, подойдет для эфира. Я подумал, что если о группе таким образом узнает больше людей, это не так уж и плохо. Поэтому с альбомом "The Black" мы будем стараться сделать всего по максимуму - он и слушается лучше, чем "The First Chapter", и музыка там лучше сделана и написана, и концепция интереснее. Мы будем делать видео!

И напоследок, что бы ты пожелал молодым музыкантам с высоты своего опыта?


Я бы пожелал просто работать. Просто нужно понимать, что если ты пишешь песню, если ты пишешь хорошую песню, и она нравится минимум двум людям, и это не твои друзья, то таких людей есть еще, и надо добиваться их внимания. Это самое главное. А писать, что какая-то группа говно, потому что ты не знаешь, что внутри нее - это очень плохо. Советовал бы, наверное, ни с кем не ругаться, но при этом высказывать свою точку зрения прямолинейно. И работать.

Официальная страничка Second To Sun в ВК: https://vk.com/secondtosunofficial
Официальная страничка Second To Sun в Facebook: https://www.facebook.com/secondtosun/

Петр Фатеев
Июль 2018 г.
(с) HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2018 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker