В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Pain

Pain
Я ставлю над собой эксперименты

25.02.2018

Архив интервью | English version

Петер Тагтгрен, музыкант и продюсер, создатель групп Pain и Hypocrisy, а также половина дуэта Lindemann, созданного в паре с солистом Rammstein, едет в этом году в Россию с целым туром, который начнётся в Иркутске, захватит обе столицы (Санкт-Петербург – 19 апреля, Москва – 20 апреля) и финиширует в Воронеже. Это второе за историю Pain большое путешествие по нашей стране и, несомненно, очень долгожданное событие. Headbagner решил поговорить с Петером о его впечатлениях о России и о творческих планах на будущее – работе над новыми релизами Hypocrisy и Lindemann. Мы встретились с музыкантом сразу после концерта коллектива в финском городе Тампере во время скандинавских гастролей Pain.

Давай начнем с разговора о российском туре, в который ты поедешь в апреле. Это будет первый твой тур по нашей стране за последние лет так десять…


Да!

И некоторые города, включенные в расписание, мне кажется, ты никогда прежде не посещал…

Дай подумать. Да, думаю, там есть несколько городов, в которых я не был никогда, так что я жду всего этого с нетерпением.

Ты что-нибудь помнишь о прошлом визите?

Да! Это были одни из лучших дней в истории! Я даже сказал ребятам (другим музыкантам из Pain – прим. авт.) - ведь никто из них еще не играл в группе 10 лет назад: «Ох, это будет лучший тур, в который вам доведется поехать!» Сядем на поезд – и просто погоним!

Вы поедете на поезде?


(с энтузиазмом) О дааа!

По транссибирской магистрали?

Да, люблю её! Ну, мы полетим из Москвы в Иркутск. Но на этом всё. Потом – поезд, всю дорогу назад.

Звучит круто!


Да, сделаем всё по старинке! Как в былые времена, знаешь ли, без всяких там понтов. Прочувствуем страну! Это то, что мне нравится в России. А Россию я люблю.

Какие у тебя лучшие и худшие воспоминания о прошлом российском туре?

Да не было никаких худших. Просто всё было хорошо каждый день. Я приехал в Новосибирск и прямо выдохнул: вау! Знаешь, это всё было просто невероятно. И потом мы ездили во все эти места вверх по карте, а потом вниз, а потом снова вверх. Я помню, как мы были в Иркутске, а потом вернулись в Новосибирск. И это всё было просто вау, как замечательно!

И в тот раз вы проделали больший путь, чем просто города вдоль транссибирской магистрали.  


Да, мы перелетели из Москвы в Пермь. И затем из Перми двигались зигзагами, а потом поехали по транссибирскому маршруту. Было так круто. Я действительно этого с нетерпением жду. Это просто самое ожидаемое для меня мероприятие в этом году, точно говорю! Мне нет дела ни до чего больше. (Cмеется). Я такой: Россия? Без вопросов, едем!

О, это очень приятно слышать!

Нет, это правда! Я не вру!

Итак, тур рекламируется как очень неординарная и эксклюзивная история – коей он, несомненно, и правда является – в том смысле, что вы были в этих местах очень-очень давно, и, к сожалению, некоторые из этих городов не слишком популярны у иностранных музыкантов. Вы уже знаете, какой будет ваша программа? Всё как обычно или что-нибудь совсем иное?  

Да, думается, раз мы уже выступали в Санкт-Петербурге и в Москве, мы не станем играть там тот же сет-лист, что и в прошлый раз. Его нужно будет немного изменить.

Но он ведь уже изменился с тех пор.

Да, немного изменился. Мы стараемся менять сет-лист каждый раз, когда едем в тур. И теперь, когда мы отправляемся в Россию, мы не хотим исполнять старую программу. Так что мы, скорее всего, сыграем примерно то же, что сегодня. Но, конечно же, немного по-другому. Поэтому те, кто был на московском концерте в прошлый раз, когда придут, услышат другие песни. В смысле, не прежний сет-лист. И то же будет и в Санкт-Петербурге.

Я хотела также спросить о Hypocrisy. Я слушала твои недавние интервью, и в одном из них ты сказал, что уже написал несколько песен для Hypocrisy, и что в планах у тебя новый альбом. Это правда, что ты собираешься всё это сделать?


Да, мы поедем в Америку, думаю, в сентябре-октябре, недель так на 5, а потом в Европу…

С новым альбомом?


Нет. А вот после тура, в начале 2019 года, мы выпустим альбом. И тогда уже поедем… всюду! В том числе, и в Россию, конечно!

А когда ты говоришь, что написал несколько песен, ты имеешь в виду, что…

Альбом выйдет, я думаю, в феврале следующего – 2019 – года.

И это будет обычная для Hypocrisy тема?


Там будет больше про всю эту телегу из «Древних пришельцев». Типа племя майя против «Древних пришельцев». Потому что вся эта история с майя – такая интересная и странная штука. В смысле, они, как ты знаешь, исчезли. Куда они делись? Может, домой улетели? Я не знаю. Так что я проведу большое исследование. Я знаю кое-чего сам, но я изучу, что разные люди думают по этому поводу, и создам на этом основании свою собственную историю и свой собственный рассказ.  

Ты обычно для того, чтобы такое исследование провести, в Интернете сёрфишь?

Да, я точно пойду в Интернете искать, что про это говорят люди, как, по их мнению, было дело и постараюсь найти как можно больше информации по этому вопросу. А потом я просто придумаю собственные версии. Я не знаю, будет ли весь альбом про это, но точно знаю, что эта тема пройдёт через многие песни.

Немного не в тему, но раз уж мы говорим про теории заговора, а ты скоро едешь в Россию, слышал ли ты когда-нибудь о перевале Дятлова?

О чём?

Ну, ты же будешь, в том числе, в районе Уральских гор – в Екатеринбурге, например. А перевал Дятлова находится как раз в тех горах. Ты знаешь, о какой истории я говорю? Это одна из самых известных конспирологических теорий в России!

Серьезно? Это что-то типа Зоны 51?

Что такое Зона 51?

Ну это типа такая история про то, что у военных есть секретная база, существование которой они отрицают… Погоди, та история, про которую ты говоришь, это не про гигантский взрыв в 1908 году?

Ты говоришь о Тунгусском метеорите. Но нет, случай с группой Дятлова произошёл не так глубоко в Сибири, это было в этих горах…

А, Урал, который разделяет «восток» и «запад».

Ага. Это известная страшилка из советских времен, из конца 1950-х. Эта часть гор сложна для прохождения и требует профессиональных навыков. И вот некая группа людей отправилась туда в поход и исчезла, а потом их нашли мёртвыми.

(с энтузиазмом) А-а-а-а! Вот сейчас я вспомнил эту историю! Да-да! Так это было в тех краях? Как круто!

Ну не прямо в тех, но Екатеринбург, наверное, самый большой город в относительной близости от тех мест. Вся эта история стала очень популярна в последние годы.

Это интересно! Как, еще раз, это место называется?

Перевал Дятлова. Существует сотня версий о том, что случилось с теми людьми, но ни одного достоверного ответа. Ну ладно, давай вернемся к Hypocrisy. Такой поворот был уже давно тобой запланирован, или ты просто внезапно передумал? Потому что я же помню, как ты говорил, что не чувствуешь особого желания писать что-либо для Hypocrisy.

Да, знаешь, после того, как куча людей завела волынку про «ааах ня ня ня» я почувствовал: вау, момент настал! Так что я начал пописывать песни. И тут я подумал: а вообще, звучит прикольно. Это меня вдохновило, и я продолжил. И внезапно 5 песен оказались готовы! Я продолжу писать. Надеюсь, Микаэль (Хедлунд, бас) тоже что-нибудь придумает. В прошлый раз он ничего не предложил, потому что у него были личные проблемы. Так что я очень надеюсь, что в этот раз он сможет внести свой вклад и добавит тех красок, которые нужны Hypocrisy, и которые привносит каждый из нас.  

А эти 5 песен написаны только тобой, он в них участия не принимал?

Нет, над теми, которые я сейчас написал, я один работал. Но посмотрим. Что бы он ни придумал, мы, конечно же, сделаем из этого песню. Он так всегда раньше поступал. Приносил какие-то идеи, мы вместе их обсуждали, развивали и превращали в песни.

А как дела у твоего проекта с сыном?

Мы всё ещё работаем над ним! (Смеётся).

Но я помню, летом он уже был почти готов!

Знаю! Но там так много всего надо сделать! А сейчас Себастиан (сын – прим. авт.) занялся хип-хопом и этим вот всем!

А, понятно. Так что ваш совместный проект пока на паузе.

Да.

И ты также упоминал о том, что ты писал какие-то песни в Лос-Анджелесе…

Да, я написал 4 песни. Они очень для меня не свойственны. Это не подойдёт ни для Hypocrisy, ни для or Pain, это…  Я даже не знаю, что это такое. Просто понимаешь, процесс сочинения – это очень хорошая вентиляция для мозгов. Именно сам процесс. Посмотрим, кому я это отдам. Песни уже готовы и всё такое, но их нужно немного «причесать», и в зависимости от того, кто будет их петь, кто захочет их использовать – будет меняться их звучание и прочие детали… В общем, там видно будет.

Тебе Лос-Анджелес показался подходящим для тебя местом? Потому что я помню, ты когда-то жил в Штатах, но то было в районе Майами, если я не путаю.


Да, я хочу сказать, я на самом деле не особо много раз бывал на западном побережье. Но почему-то сейчас я к нему очень прикипел. Мне очень нравятся там люди, которые меня окружают, и всё в таком роде. И еще там хорошая атмосфера – очень расслабленная. Знаешь, такое чувство, что ты на каникулах – даже несмотря на то, что на самом деле ты работаешь. И хорошо внести какие-то перемены. Всё, что я когда-либо написал, было создано в Пярлбю (местность в Швеции, где Петер живет, работает и держит свою студию The Abyss – прим. авт.). С 1994 года! Начиная с 1994 года и вплоть до сегодняшнего дня, всё, что я когда-либо включал в альбомы или куда-то ещё, всегда делалось в Пярлбю! Так что было полезно выйти за её пределы, двинуть куда-то в другое место – получить какое-то представление об окружающем мире. Знаешь, ты слышишь песни, которые играют в такси или где-то еще, и сама атмосфера заставляет тебя думать немного иначе. Так что… я ставлю сейчас над собой эксперименты!

Окей. Я еще хотела спросить про проект Lindemann. Я знаю, что уже начались продажи на театральную постановку «Ганзель и Гретель» в Гамбурге. Кажется, там можно услышать музыку от вас двоих.  Это новая музыка?

Да. Совершенно новая.

Специально написанная для театральной постановки?

Ага, написанная только для театра.  

Ого, серьезно?

Тилль был у меня в гостях в воскресенье, и мы работали над кое-какими песнями. Так что всё очень даже серьёзно!

Кое-какие песни? Погоди, ты хочешь сказать, что вы работали над чем-то, не связанным с этой театральной историей?

Ну, я не могу слишком много рассказывать. Театру мы дали 5 песен для использования. Они были написаны специально для театра. Звучат они, безусловно, как Lindemann.

Ты когда-нибудь раньше писал что-то для театра?

Нет. Никогда.

Этот опыт чем-то отличается от того, что ты обычно делаешь?

Знаешь, это сложно. Потому что режиссеры думают иначе, чем музыканты. Они думают глазами, а музыканты – ушами. Так что это довольно хитрый момент. Но в перспективе всё работает.

А как это вообще случилось?


Дочь Тилля, Нелле, связана с этой постановкой. Она одна из руководительниц проекта. Так что он хочет ее поддержать. И он сказал мне, типа: «Эй! Ты, вот, поддерживаешь своего сына, теперь помоги мне с моей дочерью!» Так что мы сели и написали немного материала вместе.

И там всё как прежде: ты пишешь музыку, Тилль пишет слова?

Ага.

А теперь вы принялись делать и что-то ещё?

Да. Думаю, мы пытаемся доделать работу надо всем... прямо сейчас! Но это, правда, не выйдет под именем Lindemann.

Правда?

Да. Это будет связано с этой театральной историей. Но у нас впереди еще год. Это не выйдет до следующего года – только после того, как Rammstein выпустят свой альбом. Зато премьера театральной постановки состоится уже, кажется, 15 апреля 2018 года или типа того. И те 5 песен там будут.

Что ж, это, безусловно, интересные новости!


Об этом довольно сложно говорить. Но понимаешь – кое-что происходит, это бесспорно. Плюс, Rammstein делают сейчас свой альбом. Наносят на песни последние штрихи перед тем, как засесть в студии. Так что всё круто!

И после этого Тилль к тому же будет вполне свободен.


Да, хотя, конечно, они поедут в тур и тому подобное. Но когда они закончат, и он будет готов, мы запишем следующий альбом Lindemann.

Круто. Окей, последний вопрос. Что станет с Pain после этого лета?


Ууууу! Каникулы! Из-за Hypocrisy. И плюс к тому, я думаю, мы уже отъездили 2 года в поддержку нынешнего альбома, так что пора уже думать о новом.

Вот именно, об этом на самом деле и был мой вопрос – о следующем альбоме Pain.

Тогда… Может быть, в 2020-м? Я не знаю! (Смеётся).

Вот это я понимаю – долгосрочное планирование!

Сначала я должен закончить альбом Hypocrisy! Чтобы мы могли выпустить его в феврале следующего года.

Но в качестве Pain ты ничего не планируешь?

Нет. Если будет хорошее концертное предложение, мы его примем. Ну а если нет, то и не будем затеваться. Что до музыки, то я просто хочу провентилировать свои мозги и посмотреть, что придет мне на ум. Я никогда не знаю, что напишу. Может быть, в этот раз получится что-то более индустриальное – не знаю! Там видно будет!

Официальный сайт Pain: http://www.painworldwide.com

Ольга Стеблева
Фотографии использованы с разрешения Nuclear Blast Records
1 февраля 2018 г.
© HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2018 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker