В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Broken Hope

Broken Hope
Не вся надежда потеряна

30.08.2017

Архив интервью | English version

Нынешний год, кажется, выходит довольно неплохим для фанатов смерть-металлического рока – что ни день, на прилавке появляются новые альбомы от никому не известных подпольных бригад и знаменитых элитных ансамблей. Легендарная чикагская олдовая команда Broken Hope идёт в ногу со временем, и я, понятное дело, очень обрадовался, когда одним жарким июньским днём её лидер и гитарист Джереми Вагнер позвонил мне по Скайпу, чтобы поведать о новом альбоме под названием “Mutilated And Assimilated”, состоянии дэт-металлической сцены, жизни, литературе, экологии и защите животных. Читайте, слушайте, копите деньги на концерт!

Что у вас там, Джереми, происходит?


Ну, мы усиленно репетируем и ждём, когда выйдет наш новый альбом. Осталось ждать неделю или типа того.

Вот у группы Cephalic Carnage есть песня “Counting The Days” ("Считая дни"). Ты как, считаешь дни?

По-любому, мы считаем дни. Я, вообще-то, то же самое сказал кому-то минут пять назад. (Смеётся). Альбом скоро выйдет, да.

Ты заявлял, что никогда не испытывал такого вдохновения, как при работе над этим альбомом. В чём был источник вдохновения?

Я кумекаю, частично это вдохновение связано с тем, что я угораю от этой музыки, которую я играю в настоящей банде из пяти братьев, то есть, я хочу сказать, у меня сейчас банда из пяти человек... С 2014 года у нас изменился состав, теперь у нас новый басист (Диего Сория) и новый соло-гитарист (Мэтт Шляхта), и теперь у меня есть сильное ощущение того, что Broken Hope – это цельная команда из пяти парней, которые реально рубятся по дэту и угорают от своей игры и от своих инструментов. Это действительно вдохновляет; с этим новым составом за последние три года мы гоняли в туры по Штатам, по Европе и в других местах. Мы, вроде того, подпитываемся друг от друга. У нас в банде все полны энтузиазма, ощущают творческий голод и сильно угорают по делу Broken Hope. Одно это вдохновляет. Помимо этого, думаю, у меня внутри сидит боец, я могу сказать, что чувствую себя так же, как тогда, когда я основал Broken Hope тысячу лет назад, и у меня до сих пор встаёт от новой музыки Broken Hope, меня волнует запись новых альбомов Broken Hope. Всё это вдохновляет меня на сочинение новой музыки, на то, чтобы заниматься любимым делом и поддерживать мою страсть к дэт-металлическому року. Так что участники нашего квинтета и мой внутренний боец, если хочешь, – вот это факторы вдохновения, которые повлияли на меня во время работы над этим диском больше, чем когда-либо. Сейчас настало реально крутое время, чтобы играть в Broken Hope.

Чем новый альбом будет отличаться от прошлых записей?

Я думаю, для начала, на определённом уровне музыка стала более хитовой и более злой, чем на некоторых наших прошлых работах. Я раньше думал, что нашим самым злым и агрессивным альбомом был наш второй пласт “The Bowels of Repugnance” (1993), но когда я слышу песни типа “The Bunker”, “The Carrion Eaters” и “Blast Frozen” с нового диска, мне думается, что мы ещё сильнее осерчали, чем раньше. На нём присутствует очень злая энергетика, при этом она положительная, не отрицательная, и это сердитое отношение сделало песни более свирепыми. Ну и звук – для этого альбома мы выделили гораздо больше времени на работу в студии, чем раньше.

В какой-то мере это связано с тем, что в этот раз у нас была возможность работать у меня дома. Я построил натуральную студию звукозаписи, то есть в течение последних четырёх лет с выхода нашего прошлого альбома “Omen Of Disease” (2013) я построил современную студию, в которой я собрал самое лучшее из доступного оборудования для звукозаписи и отличные микрофоны... Короче, мы собрали действительно хорошую студию, и при работе над альбомом мы чувствовали себя свободно и удобно, потому что у нас не тикал счётчик, как в обычной студии с почасовой оплатой. Нам повезло, что нам не надо было волноваться из-за времени, благодаря чему мы могли сконцентрироваться на выпуске наилучшего возможного альбома. Благодаря этому мы смогли придумать ещё больше идей для песен, а некоторые песни и части песен мы переаранжировали, и это действительно помогло нам зафиксировать все наши идеи в ходе записи. Высокое качество звука помогло сделать новый альбом по-настоящему исключительным. Так что есть много причин, по которым я так сильно уверен, что новый альбом является одной из лучших, если не самой лучшей записью, которые мы выпустили. Я по-настоящему горд ею, и я взволнован, как дитя.

Понятно. Но если всё было настолько круто, почему же вы были такими "сердитыми"?

Ну, давай я приведу пару примеров. В моём случае это связано с несколькими вещами. У меня всегда, не важно, сколько продолжается история Broken Hope – а у нас сейчас, между прочим, 2017 год, а мы с Джо Птачеком (бывший вокалист, ныне покойный) и Райаном Станеком (бывший барабанщик, ныне покойный) основали бригаду в 1988-м – так вот, у меня всегда была сильная связь с андерграундом, я всегда верил в дэт-металлическое подполье; мы уже 29 лет воюем, а я до сих пор храню эту связь. Я всегда говорю людям: не важно, как далеко мы зашли, я всё равно всегда остаюсь одной ногой в андерграунде. Это одна из вещей, в которые я верю и о которых я говорю людям. Когда я говорю это, я имею в виду, что я помню, откуда мы пришли и как тяжело было основать банду, сделать банде имя и подписать контракт с лейблом. Мы до сих пор испытываем сложности, нам тяжело добиться признания и всё такое. И я всё ещё испытываю голод, мне хочется делать новые крутые штуки в этой банде. Так вот, насчёт сердитости, злости и всего этого дерьма... (Смеётся). В жизни есть вещи, которые меня бесят, и первая песня на альбоме называется “The Meek Shall Inherit Shit” ("Кроткие наследуют дерьмо")… Ты, вообще-то, альбом целиком слышал?

Нет, только пару песен на YouTube...

Понятно. Ну, короче, слушай сюда: завтра эта песня, про которую я тут толкую – “The Meek Shall Inherit Shit” – выходит в виде сингла и видео с круговым обзором, так что её можно будет послушать. Я сейчас объясняю, почему эта песня выражает всю эту сердитую злость и энергию, которые мы вложили в альбом. “The Meek Shall Inherit Shit” – это первая песня на альбоме “Mutilated And Assimilated”, и она, собственно, связана с экологией. Большинство моих песен – об ужасах и страшилках, но эта песня про загрязнение и про то, как люди продолжают засирать планету. Каждый год на Земле из-за человеческой деятельности исчезает около 2 тысяч видов растений и животных. Я не из тех ребят, которые выходят на демонстрации, ударяются в политику или что там ещё, но эта тема мне близка, потому что меня реально огорчает видеть, как окружающая среда катится к чёрту. Мне как защитнику окружающей среды – в смысле, я сильно люблю природу – кажется, что это воздействие... Состояние окружающей среды повлияет на будущие поколения сильнее, чем наследственность, понимаешь? Короче, меня бесит нынешняя ситуация, в которой мы находимся. Дело не только в мусоре, у нас полно ядерных отходов, происходят всякие разливы нефти, столько всего, я мог бы без конца перечислять. Так вот, эта тема меня бесит, мне достаточно об этом подумать и посмотреть вокруг... Знаешь, я езжу по миру с Broken Hope и сам по себе, и я вижу всё это дерьмо. Короче, это один из примеров вещей, которые меня злят. (Смеётся). Поверь мне, я вообще-то очень счастливый и позитивный человек, и это не всегда плохо – злиться, потому что это может дать тебе вдохновение и энергию, чтобы что-то сделать, типа как записать альбом или, например, пойти на улицу и попытаться изменить мир к лучшему. Вот, в общем, где у меня голова.

Ты экологический пессимист или оптимист? Думаешь, что-то может измениться к лучшему?

Я думаю, я оптимист в этом смысле, я сейчас объясню, почему. Знаешь, можно злиться из-за чего-то, и, может быть, ты такой злой идёшь протестовать и что там ещё, и с этим нет проблем – выразить недовольство по поводу чего-то плохого, будь то политический лидер, политика которого тебе не нравится, или, например, нефтяная компания, которая прокладывает трубопровод в какой-то части мира, который нанесёт сильный ущерб экологии. Это всё клёво – злость, протест, но я думаю, что я, например, больше деятель, то есть, мне нужно что-то сделать в отношении беспокоящей меня проблемы. Например, я жертвую деньги и делаю благотворительные вклады в пользу групп, которые полноценно работают над очисткой планеты и просвещением людей в отношении важности всяких штук, типа вторичной переработки отходов или заботы о природе в том или ином виде. Я пытаюсь как-то помочь этим группам, которые реально работают над этими вещами. Ещё я делал всякие штуки с редакцией журнала “National Geographic”, я им помогал и даже ездил в экспедицию, чтобы увидеть другие части мира, в которых происходят разные вещи... А ещё недавно – и это вообще не связано со мной или с какими-то моими вкладами – короче, я увидел информацию про чувака, который изобрёл крутую машину для очистки океана от мусора, там в океане чёртовы триллионы и триллионы тонн мусора... Так вот, этот парень его собирает... Он добился того, что большие конторы инвестируют в развитие его изобретения, и его недавно тут в США крутили по ящику... Я очень обрадовался, что есть такой чел, который придумал такую штуку, и она имеет успех. Так вот, чтобы завязать с этой болтовнёй, я скажу, что я больше оптимист... Я лелею надежду – несмотря на то, что команда называется Broken Hope (смеётся) – что мы СМОЖЕМ улучшить ситуацию на планете, и что нам удастся сделать наш дом чище, чтобы природа смогла разрастись и возродиться. Так что я пока с оптимизмом смотрю в будущее, несмотря на мои мрачные тексты и всё такое.

Ну, понятно, насчёт экологии много плохого, а как в этом смысле дела у дэт-металлического рока? Не переживает ли он кризис?


Ты знаешь, дэт сейчас скорее жив, чем мёртв, и очень здоров. Мне кажется, дэт нынче на подъёме. Например, есть две вещи, которые меня убеждают в этом. В крупных СМИ говорят про дэт больше чем когда бы то ни было. Про него пишут в самых крупных – по крайней мере, в Северной Америке – музыкальных магазинах, там признали дэт-метал. Некоторые банды попадают в чарты “Billboard”. Про дэт толкуют в ночных ток-шоу, в популярных телепередачах, даже в книгах про это пишут, например, тут недавно в штатах вышел роман-бестселлер под названием “Proving Ground”, его написал Питер Блэунер. В этой книжке главный герой рассуждает о прослушивании дэта и всё такое... Короче, жанр упоминается в больших успешных романах, и это весьма круто. Такие вещи всё чаще происходят в последние годы. Дэт получил признание, мне кажется, его воспринимают серьёзно медийные фигуры разного рода. Это одно. А ещё...

Извини, что перебиваю, но это разве не проблема для дэт-музыки? Не следует ли ей оставаться в андерграунде?

В некотором роде следует, а в некотором роде, я кумекаю... Старые дэт-бригады – мы все знаем андерграунд, а вот новые команды – не думаю, что они понимают, что это такое. Ну и есть жанры типа дэткора, которые позаимствовали много вещей у дэта, но у меня нет ощущения, что эти банды понимают или ценят важность... Ну вот как ты сказал – подпольного братства. Старые банды, типа Broken Hope, Immolation, Carcass – мы все пришли из подвала. Мы понимаем, что это, чёрт побери, такое. Так что, с одной стороны, я тебе скажу вот что: я осознаю важность андерграунда, я это уже говорил, у меня одна нога в андерграунде. Это часть того, о чём ты толкуешь – для меня важно, чтобы в ткани Broken Hope всё время была вплетена толстая нить андерграунда. Мне насрать, понимают это другие люди или нет. Даже если Broken Hope будет греть в туре Metallica – мы всё равно останемся дэт-бригадой, мы всё равно останемся брутальной дэт-металлической бандой с одной ногой в андерграунде. Но, возвращаясь к тому, о чём я говорил, это мейнстримовое признание дэта – это не обязательно плохо. Поскольку я угораю от жанра, который другие люди не всегда понимают, мне всегда хотелось затолкать людям дэт в глотку – или в уши, если хочешь (смеётся) - и сказать: "Слушайте, это, нафиг, самая тяжёлая музыка, которую вам доведётся услышать – это чёртов дэт-метал, понятно? Вот вам Morbid Angel, вот Carcass, вот Obituary, Dying Fetus и всё остальное – слушайте это!" Я хочу обратить людей к дэту и взорвать им их чёртовы головы.

Ещё я хотел вот что сказать насчёт текущего состояния дэта: ты заметил, сколько в этом году вышло и выходит крутых альбомов от старых и новых команд? Например, Immolation, Incantation, Dying Fetus… Кто там ещё? Obituary, вроде ещё Carcass выпускают пластинку в конце года, Suffocation выпускают альбом в одно время с нами или уже выпустили, я не помню, короче... С десяток олдовых дэт-групп выпускают новые альбомы в 2017 году, и ещё туча других бригад и всяких независимых лейблов делают альбомы... Прямо какое-то дэт-металлическое цунами. И это довольно круто, чувак, я не помню ничего такого в отношении олдухи и современного дэта, чтобы банды выпускали тонны альбомов. Так что я думаю, все эти релизы прибавляют весу дэт-металу и показывают, насколько жанр силён и здоров. Я кумекаю, это охренительный год для дэта.

А что слышно насчёт американского Disgorge? У вас в составе сейчас Диего Сориа оттуда – ты его не спрашивал про новый альбом?

Да, спрашивал. Вот что могу тебе сказать. Я цитирую Диего, а он может добавить, если что... Мне известно, что барабанщик Disgorge Рикки (Майерс) некоторое время пел в Suffocation… Помнишь такое? Слышал про это вообще?

Да, вроде что-то такое слышал...

Ну вот, он пел в Suffocation, а потом у него в Suffocation возникли какие-то проблемы, он ушёл, больше там не поёт. Последнее, что я слышал - Рикки не хочет больше барабанить в Disgorge, ему охота петь, чтобы в банде было два певца или что-то такое. Такое чувство, что у них там какие-то внутренние перемены, а ещё у их гитариста Эда (Талорды) в прошлом году родилось дитя, так что я не думаю... Он, наверное, в туры больше не поедет... Так что у них, судя по всему, перестановки в составе, и они сами не знают, что день грядущий им готовит. Надо подождать ещё. Это мне сказал Диего, а сейчас он уделяет первоочередное внимание Broken Hope. Получается, что сейчас в Broken Hope играет Диего из Disgorge и поёт Дамиен (Лески) из Gorgasm. Мы в Broken Hope не против других банд и участия в них наших членов, никаких проблем с этим. Всё дело в планировании, так, например, Gorgasm занимаются своими делами в промежутках в расписании Broken Hope, а с Disgorge – если они хотят что-то сделать, Диего ко мне приходит и говорит: "Тут такое дело... Мы в Disgorge разгребли всё фигню и едем в тур или играем концерт"... Так то мы решаем всё заранее. Я надеюсь, у Disgorge всё будет путём. Это реально крутая банда... Мне казалось, некоторое время назад они писали музыку...

Ясно. Были ли какие-то проблемы с тем, чтобы все музыканты приехали к тебе в Чикаго в студию?

Нет, проблем не было. Broken Hope – группа из Чикаго. Я живу тут, и все ребята живут в Чикаго или в пригородах, все ребята местные. Единственный наш участник не из Чикаго – это, собственно, Диего. Он живёт в Мексике, в городе Тихуана, но у него там есть собственная студия звукозаписи. Так что когда мы писали музыку и делали альбом, мы посылали ему файлы с песнями, и он мог придумывать свои басовые нитки для каждой песни. Даже несмотря на то, что он не был с нами лично, чтобы сочинять альбом, он получал от нас новые песни по мере готовности и быстро включался в процесс написания материала. Так что к тому времени, как он приехал сюда для записи – а он приезжал на пару недель для записи баса – он был хорошо готов к работе. Вообще-то, я увижу Диего завтра – он прилетает, чтобы недельку потусить с Broken Hope. Мы репетируем перед презентацией альбома, которая состоится в следующее воскресенье, 25 июня. Концерт-презентация будет в Лос-Анджелесе, и Диего прилетает в Чикаго завтра для репетиций и возвращения в режим живых выступлений. Потом мы отыграем этот гиг, а в сентябре поедем в тур по Европе. Короче, он единственный участник, который с нами не живёт, но благодаря современным технологиям он всегда участвует в нашей деятельности.

Всё понятно. А что делал у вас этот тип, Скотт Крикмор?

А, Скотт! Скотт – это крутой парень! Я с ним работаю многие годы, он один из моих лучших друзей. У него всегда была своя студия звукозаписи под названием Mercenary Digital, мы записывали там гитары, бас и вокальные партии для альбома “Omen Of Disease”. Потом мы доделывали альбом в других студиях. Мы хотели, чтобы Скотт его свёл, но не все у нас в коллективе согласовали его микс, так что мы обратились к другому парню (Джеймсу Мёрфи  – прим. авт.) В этот раз мы работали в моей студии, которую я устроил дома – и Скотт Крикмор помогал мне в её обустройстве. Он хорошо шарит в звукозаписи. Он настоящий эксперт по студийному оборудованию, а ещё он классный продюсер и студийный инженер. Так что он помогал мне оснащать студию всеми компонентами, оборудованием и микрофонами, а потом, поскольку мы работали с ним в прошлый раз и он так помог мне при создании студии, мы взяли его для записи альбома. В этот раз никаких споров не было, мы хотели, чтобы Скотт занялся сведением, мастерингом и продюсированием нового альбома Broken Hope вместе с нами. Так что у него одна из главных ролей в деятельности Broken Hope, мы его вообще называем шестым членом банды.

То есть ты был инженером в студии, а он потом сделал сведение и мастеринг материала?

Он был инженером всю дорогу, он записывал все инструменты, вокал и вообще всё... Короче, он делал всё. Я просто... Ребята и я – мы просто, типа того, стояли там и предлагали идеи, вроде изменения аранжировок в студии. Этим наша роль и ограничивалась. Иногда Мэтт Шляхта, наш соло-гитарист, и Дамиен, наш певец, они, конечно, с помощью Скотта, изменяли аранжировку в паре песен и добавляли дополнительные слои к материалу. Так что мы вместе продюсировали альбом, но Скотт выполнял всю основную и тяжёлую работу по воплощению наших идей в реальность. Он записал практически всё.

Вот оно что. А как ты вообще придумал прикупить гитары Джеффа Ханнемана?

Ну, несколько лет назад у меня появился шанс... Кое-какие гитары Джеффа Ханнемана должны были всплыть на аукционе на Ebay, а мне удалось включится через компанию ESP, которая делала все подписные гитары Джеффа Ханнемана для линейки ESP. Я сумел вклиниться и сказать: "Я покупаю все эти гитары, все остальные гитары и всё что есть вообще". Меня познакомили со вдовой Джеффа Ханнемана – Кэтрин Ханнеман – и мы с ней завязали диалог, подружились, и я купил у неё целую кучу его гитар и оборудования и всяких штук...

Понимаешь, Джефф Ханнеман был одной из причин, по которой я стал играть металл на гитаре. Джефф был крутым автором текстов и бешеным гитаристом – эти две вещи меня сильно зацепили. Именно Джефф написал лирику и музыку к моим любимым песням Slayer. Это очень сильно повлияло на меня, когда я был подростком. Кроме того, мои личные гитары, на которых я играю в Broken Hope, в общем-то выполнены на основе гитар ESP Джеффа Ханнемана. Они кое в чём практически идентичны. Так вот, я знал, что если я достану эти гитары, я смогу на них играть и мне будет с ними удобно, а ещё Джефф Ханнеман настолько важен для меня, что я подумал, что это будет крутой и довольно необычный метод продолжить его дело, отдать ему дань уважения и сохранить живым его дух. Первая вещь, которую я решили сделать в попытке сохранить живым дух Джеффа и отдать ему дань уважения –использовать его гитары для сочинения и записи нового альбома Broken Hope и для игры на концертах... Я не знаю, повезу ли я их в тур, может быть, я буду играть на них на каких-нибудь больших фестивалях, но я определённо буду использовать их на концертах...

Для меня это способ почтить память Джеффа. Мы также посвятили новый альбом ему. Его вдова Кэтрин чётко сказала мне, что Джефф хотел бы, чтобы на его гитарах продолжали играить. Она была уверена, что эти инструменты сделаны для того, чтобы на них реально играли, а не чтобы их заперли в футляр и убрали в чулан. Я уважаю это мнение, и я тоже верю, что любой инструмент, будь то гитара Джеффа Ханнемана или скрипка Страдивари или что там ещё – на них нужно играть, использовать их и уважать. Вот так это всё случилось, так я к этому пришёл. Я обязательно продолжу делиться с людьми звучанием этих легендарных инструментов в будущем.

Ты встречал Джеффа лично?

Да, я видел его несколько раз. Мне повезло, что я встречал его. Я хожу на концерты Slayer с 80-х годов, и я убедился, что он, определённо, был особенным человеком. У него – это моё личное впечатление – не было времени на ерунду, никакой фигни. Он был, типа того: "Что видишь, то и получаешь, не нравится – иди в жопу". (Смеётся). Вот такой у него был подход к жизни. Мне повезло несколько раз затусить с ним.

А какой твой любимый альбом у Slayer?

Ну, это, без сомнения, “Reign In Blood”, а еще есть куча моих любимых песен на разных альбомах. Я особенно угораю от “Altar Of Sacrifice”, как она переходит в “Jesus Saves”, ещё от “Angel Of Death”, “Raining Blood”, “Hell Awaits”, “Chemical Warfare”… Чёрт побери! Это бесконечный список, чувак! “Reign In Blood” – без сомнения, вот мой любимый альбом, он изменил мою жизнь. (Смеётся).

А что это за фигня у вас на обложке нового альбома?

Это, вроде как, кошмарное инопланетное существо из фильма Джона Карпентера "Нечто" 1982 года. Просто заглавная песня – “Mutilated And Assimilated” – сделана по мотивам этого фильма. В тексте я рассказываю историю этого "Нечто". Короче, если ты видел кино, ты знаешь, что это ужасное инопланетное существо способно принимать форму других живых существ и уподобляться им, а чтобы защитить себя, оно... Если ты его увидишь, когда оно не приняло облик человека или собаки или чего-нибудь ещё, оно принимает форму самых разных вещей, которым оно раньше уподоблялось. На обложке нарисовано "Нечто" в этот момент. Вы видите "Нечто", это инопланетное существо в разгар его трансформации в тысячи разных существ, которым оно уподоблялось в прошлом во всей Вселенной, ну, как мне кажется, это довольно страшно. (Смеётся). Мне очень нравится этот ковёр, я думаю, наш художник Вес Бенскоттер хорошо передал сущность этого "Нечто".

То есть, ты всё это изложил Весу, а он нарисовал обложку по твоей ориентировке?

Да, всё так и было. Я сообщил Весу название песни, объяснил, о чём она, я даже, кажется, попросил его посмотреть кино ещё разок, чтобы проникнуться им как следует и нагенерировать идей, а потом я дал ему текст песни. Он всё это взял и – бац – нарисовал облогу на основе всего, что мы обсудили.

К альбому должен прилагаться бонусный DVD с видеозаписью вашего выступления на фестивале “Obscene Extreme”. Это что, был особенный концерт?

Мы несколько раз играли в Чехии в турах и на фестах, и “Obscene Extreme” действительно был особенным, потому что, во-первых, мы раньше там ни разу не выступали, так что сыграть там впервые уже было круто, а во-вторых, сам фестиваль – я годами слышал, насколько он крутой, потому как они продвигают фрик-культуру. Там можно увидеть металлистов всех сортов, и они делают всё, что им, нахрен, хочется. (Смеётся). Это сумасшествие, в смысле, люди одеты в бешеные костюмы, некоторые вообще отплясывают голышом... Там очень свободная атмосфера, это очень круто, все получают максимальное удовольствие и сходят с ума. Это было реально круто. Так вот, мы годами слышали про этот фест, и когда мы наконец стали там играть, то уж будь уверен, люди там сигали... Вот посмотри DVD и сам увидишь – там была тётка, наряженная монахиней, которая прыгала со сцены в толпу, ещё был чувак в резиновом фартуке, типа как у мясника, и больше ничего на нём не было... Он меня так за шею обнял… (Смеётся). Короче, там людям сносит крышу! Чёрт, это был крутой фест! Ну и мы его отыграли, и нам повезло, что там была профессиональная команда операторов. Они засняли наш сет, а потом я купил отснятые файлы с видео и со звуком. Когда я их получил тут в Штатах, я дал их нашему режиссёру, его звать Томми Джонс, он сделал несколько видео для Broken Hope и много фанатских роликов для Nuclear Blast для таких групп как Slayer, Testament, Suffocation и многих других. Он очень талантливый парень. Ну и он взял все файлы и смонтировал для нас DVD.

Когда мы закончили “Grot…” Чёрт, я чуть не ляпнул не то название! (Смеётся). Когда мы закончили “Mutilated And Assimilated” и собирали пакет для выпуска, я спросил ребят с Century Media: "А что, может выпустим вот это выступление на 'Obscene Extreme' как бонусный DVD в нагрузку к альбому, бесплатно для фанатов?" Century Media очень круто к этому отнеслись и сказали: "Ну да, клёвая мысль! Концертное видео выглядит улётно, давай так и сделаем". И вот, у нас получился этот DVD. Я очень этому рад, потому как... Я скажу пару вещей на этот счёт... По-быстрому, а то я тут разболтался... На этом DVD Broken Hope выступают в текущем составе, которым был записан диск “Mutilated And Assimilated”. Это очень круто, потому что все наши поклонники, которые приобретут альбом, увидят, на что мы способны в этом составе, если они нас ещё не видели. Во-вторых, каждому достанется классный концертный DVD в нагрузку к новому альбому, так что... Знаешь, я люблю давать фанатам как можно больше всего, так что очень хорошо, что у нас есть такой бонус для всех. И в-третьих, просто довольно круто иметь видеозапись с уникального европейского фестиваля. Такой фестиваль не каждый день увидишь, а мы смогли его заснять. И это, повторюсь, был наш первый раз на этом фесте. Так что это очень крутой концертный DVD высокого качества, и я надеюсь, он всем понравится.

Да. А что у тебя творится в другой банде – Earthburner?

Ну, у меня готов материал на альбом. Я очень хочу сделать полноформат Earthburner. Мне просто нужно подписать контракт на его издание. У нас есть миник из трёх песен, и мне нужно его разослать по лейблам. Я надеюсь, если получится подписать группу на выпуск альбома, я смогу его сделать. Должен сказать, одной из моих любимых банд являются Terrorizer с альбомом “World Downfall”. Это для меня один из лучших релизов. Помнишь, я сказал, что “Reign In Blood” сильно на меня повлиял. Так вот, “World Downfall” от Terrorizer, наверное, повлиял на меня не меньше. Он в пятёрке самых влиятельных металлических альбомов, которые вдохновили меня как гитариста. Проект Earthburner был создан как чисто грайндовая банда в ключе Terrorizer. Я люблю “World Downfall” и работу великого Джесси Пинтадо. Я основал Earthburner, чтобы выразить более экстремальную грайндовую сторону моего риффинга и стиля написания песен по сравнению с Broken Hope. Я люблю грайндкор, краст и панк, не только дэт. Earthburner нужен для этого, для такой музыки. В любом случае, у меня есть материал на целый альбом, и я надеюсь, что в определённый момент я смогу его записать. Я могу записать его дома в моей студии, потом только надо выпустить его на каком-нибудь приличном значке. Короче, проект слегка активен, просто нужно что-то с ним сделать, понимаешь?

Ага. Я слышал, что ты ещё книжки пишешь, вот, “The Armageddon Chord” у тебя вышла. Что тебе больше нравится – писать музыку или книги?

Я бы сказал, мне одинаково нравится и то, и другое. Чтобы было понятно – я занят писательством полный день и работой в Broken Hope тоже полный день. Обычно по утрам я пишу книги, а вечером занимаюсь Broken Hope, пишу музыку, репетирую и всё остальное. Сочинение прозы и сочинение музыки и текстов песен – это моя творческая страсть, точка. Это для меня одинаково важно. Роман “The Armageddon Chord” вышел в 2011 году и стал бестселлером, с тех пор в течение последних пяти-шести лет я опубликовал несколько рассказов и эссе. А ещё я написал, но пока не опубликовал ещё два романа и я работаю над третьим, он у меня наполовину готов. Я хочу закончить этот новый роман, а потом отредактировать все три новые книги и опубликовать их в течение следующего года. Так что я определённо занят литературой, просто с 2011 года я пока не публиковал романов. Я надеюсь, что это изменится, и что все написанное увидит свет до 2018 годом. Я люблю писать книги, это как писать лирику к песням, это же как микрорассказы-страшилки. Единственная проблема – организация, потому что, признаться, и работа писателем, и работа гитаристом в Broken Hope занимают много времени. Чтобы всё успеть, нужно тщательно всё планировать и соблюдать режим. Пока у меня получается всё совмещать.

Я как раз на этот счёт хотел спросить: у тебя там строгий режим, типа, по утрам ты что-то пишешь на бумаге, а потом вечером ещё что-то на гитаре, верно?

Да, точно. С утра я сочиняю рассказы и романы, а по вечерам собираются Broken Hope, и мы либо репетируем, либо, если репетиции нет, я иду в студию играть на гитаре. Например, если у нас предстоит концерт или тур, то я делаю плейлист на Айподе из всех песен, которые мы будем играть, в нужном порядке, втыкаю Айпод в динамики в студии, и пока песни играют в динамиках, а я параллельно играю на гитаре. Это нужно, чтобы быть в форме, чтобы освоить материал Broken Hope для тура. Ну и помимо этого я хожу в студию сочинять и записывать риффы и всё такое. Пока этот метод работает. Просто надо достаточно рано вставать, чтобы всё успеть. (Смеётся).

Значит, дисциплина – залог успеха писателя?

Ну да. Потому что чем больше ты работаешь... К тому же, писателю приходится много читать, нужно постоянно читать, потому что если хочешь продуктивно писать, надо читать, а если ты много читаешь, ты можешь продуктивно писать. Полезно читать разных писателей и прислушиваться к разным голосам, чтобы шлифовать своё мастерство. Ну, я за себя говорю. Если ты каждый день пишешь, это позволяет тебе поддерживать хорошую  писательскую форму, сохранять остроту. Я думаю, это помогает мне сохранять продуктивность. Я всегда пишу что-то новое. Это клёво. Очень круто так работать как писателю. И как музыканту тоже. Даже если я просто играю гаммы, арпеджио и всякие упражнения, это поддерживает мою координацию. Это типа как тренировка в спортзале. Помогает сохранять ловкость рук, навыки игры на гитаре. Ну и когда я играю на гитаре, иногда просто из ниоткуда я начинаю сочинять рифф, и этот рифф может стать новой песней. Так что я стараюсь по-быстрому записывать эти новые риффы, пока не забыл. В общем, не важно, пишу я риффы, делаю упражнения на гитаре или репетирую – я стараюсь делать что-то из этого каждый день, чтобы совершенствоваться как музыкант и постоянно быть "на острие", так чтобы если, например, нам завтра скажут: "Бросайте всё, надо играть концерт в России!" – у нас не будет с этим проблем, потому что мы всегда готовы. Важно держать себя в форме ментально и физически и для гитары, и для литературы.

То, что ты играешь дэт, тебе как-то помогает в твоей работе писателя?

Да, конечно. То что я пишу тексты для Broken Hope – вот это точно помогает. На каждом альбоме у нас 10-12 песен, а то и больше, и для каждой песни нужно сочинить маленький рассказ. Сочинение текстов для песен – это отличное упражнение для писателя. Всегда, когда я что-то пишу, я изучаю тему, так же как я изучаю предмет, когда я пишу книги. В каждой песне я пытаюсь рассказать историю, полную историю от начала до конца. Практика придумывать новые идеи для песен очень помогла мне в писательском деле. То, что я пишу тексты и, в некоторой степени, играю на гитаре... Потому как я как гитарист пишу большую часть музыки Broken Hope – так вот, это очень помогает соблюдать дисциплину. Как только я начинаю писать, я записываю свои идеи, так же как я записываю идеи для рассказа. Так что, да, эти две вещи отлично дополняют друг друга – сочинение текстов и музыки прекрасно дополняет сочинение рассказов и книг. Это отлично работает и помогает мне совершенствоваться как писателю.

С таким количеством дел у тебя получается находить время для семьи?

Да, конечно! Семья прежде всего. У меня есть клёвая жена, пасынок и падчерица, и семья для меня – это главное. К счастью, дети не занимают много времени в моём расписании, потому как они учатся в колледже и не часто бывают дома. Но когда они дома, мы с удовольствием тусим вместе. Жена со мной постоянно, днём и ночью. Она обычно читает или работает – она тоже творческий человек, художник, работает с металлами, делает ювелирные штуки, у неё есть своя мастерская и студия. У неё свои собственные художественные предпочтения, которым она следует. Но в итоге мы определённо проводим время вместе всей семьёй. Простые вещи, типа, ужин вместе, путешествия; иногда в конце дня, даже после репетиции в студии, мы с женой можем посмотреть кино или просто телек. Так что семья идет для меня в первую очередь, и мне очень повезло, что моя семейная жизнь хорошо сочетается со всем остальным. У меня все отлично.

А твоей семье нравится твоя музыка и/или твои книги?

Мой пасынок, определённо, втыкает в музыку Broken Hope. Он играет на гитаре и на басу и участвует в грайндкоровой банде Gloryhole Guillotine (ну прямо как песенка у Perverse Dependence – авт.). Он прётся от грайнда, панка, дэта, блэка, дума... в общем, от любого металла. Он точно угорает от Broken Hope. Моя падчерица – она больше по... Я не знаю точно, как называется такая музыка... Её любимая группа называется Twenty One Pilots, ну и я не знаю, в каком жанре они играют... Поп-музыка, наверное... Это её стиль, а не... Не дэт-метал, короче. А жена у меня уважает Broken Hope, но она не тащится от дэта. Её больше нравятся команды типа Ghost и такого типа.

Ясно. Назови три самые любимые книжки.

Блин. Да их до хрена, вообще то. Короче, я назову то, что я сразу смогу вспомнить. Меня прёт от книжки Стивена Кинга "Противостояние" – это один из моих любимых романов Стивена Кинга, а ещё тащусь от его повестей и рассказов. У него есть такие книжки, как "Команда скелетов", "Ночные кошмары и фантастические видения", "Ночная смена" или, например, "Четыре после полуночи"... А ещё "Оно" – это очень хорошая книжка... А ещё... Слышал про такого писателя –Томас Харрис? Вот он ещё один из моих любимых авторов. Он сочинил книгу "Чёрное воскресенье", а ещё ты, наверное, слышал про книги "Красный дракон", "Молчание ягнят" и "Ганнибал" – всё это мои любимые книги. Другой писатель – Кормак МакКарти – сочинил крутые книги "Дорога", "Старикам тут не место", "Кровавый меридиан" и много других книжек с очень тёмной прозой, на которые у меня реально стоит. Ещё Питер Блаунер – я люблю все его книги, определённо, это один из моих любимых писателей... Или вот ещё Ник Пиццолатто. У него есть крутая книжка "Галвестон". А ещё, может быть, ты видел... Ты в России находишься?

Нет, я сейчас в Атланте, США. Но я из России.

О, добро пожаловать в Атланту, друг мой! Ну так вот, тут в Штатах шёл сериал "Настоящий детектив", не знаю, видел ты или нет...

Видел, да.

Ну вот, Ник Пиццолатто, который сочинил "Галвестона", является создателем "Настоящего детектива". Короче, он тоже у меня в числе любимых авторов... Блин, чувак, я могу перечислять без конца, я люблю столько писателей, но эти, наверное... Назову еще "Крёстного отца" Марио Пьюзо – это классическая книга, тоже одна из моих любимых.

Тебе нравится книга "Поправка 22" Джозефа Хеллера?

Ну, я читал её, хорошая книга, я её, вроде, в старших классах читал, ха-ха. Тебе она нравится?

Это моя любимая книга.

Круто, чувак! Охренеть, братан!

Я согласен. Ты занимаешься спортом?

Спорт... Единственный вид спорта, который мне нравится - это мотокросс, да и то не факт, что его можно считать спортом. Кроме него... У меня в семье есть любители американского футбола, бейсбола, хоккея, особенно если речь про наши команды из Чикаго, понимаешь. Но я сам – не сильно. Мне больше нравится то, что называется "экстремальный спорт". Мотокросс – вот это вещь.

Но ты сам-то занимаешься чем-то?

Нет, ничего такого. Хожу в качалку и поплавать, но это всё.

Понятно. Что ты любишь есть и пить?

Можно назвать несколько любимых блюд? Я люблю мексиканскую еду, суши и стейки. Вот что я тебе скажу: Я не то чтобы крутой повар, но я могу – и я сейчас не хвастаюсь – я могу зажарить лучший стейк, который ты когда-либо пробовал. Я не знаю, ешь ты мясо или как... Короче, стейк – это моя коронка. А насчёт напитков – я люблю вино Пино Нуар, моя любимая марка - “Flowers”. По мне, это самое вкусное вино в мире. Определённо, моё любимое. Ну а в смысле пива я как Джефф Ханнеман. Я всегда пью "Хайнекен".

Любишь животных?

О да, я люблю животных. Не знаю, читал ли ты, но... Пару лет назад я подарил свою ферму группе помощи животным. Я фанатично поддерживаю помощь животным. Я и моя семья жертвуем деньги каждый год некоммерческим организациям помощи животным в США.

Сейчас у меня два дома. В моём основном доме, где я живу с женой и детьми, мы держим двух собак, одну из которых мы взяли из приюта, а во втором доме, где живёт моя мама, у меня коты. У меня есть две кошки, которых я подобрал в прошлом году, а три недели назад они принесли приплод. Так что сейчас у меня семь кошек. (Смеётся). Я очень люблю всяких зверей. Ну и как я сказал, каждый год мы жертвуем много денег в пользу животных, будь то собаки или кошки в приютах или группы помощи животным, которым нужны средства, чтобы продолжать свою деятельность и давать приют животным. Так что да, я люблю животных всем сердцем.

Я все правильно понял - у тебя была ферма с коровами, овцами и что-там ещё, и ты её подарил?

Да, верно. У меня была ферма, пять акров (около 2 га – прим. авт.) земли в сельской местности в штате Иллинойс. И есть группа помощи собакам, которая спасла много зверей... Они в основном занимались питбулями, но женщина, которая рулит в этой организации, также сделала много для помощи и реабилитации диких животных, типа енотов, скунсов... Всех животных, которые в беде. В том числе и крупных зверей. Я в какой-то момент после многолетней работы с этой женщиной решил подарить ей мою ферму, чтобы она смогла помочь большему числу животных. Сейчас она и её организация владеют этой фермой, у них там есть амбары и всякие постройки, так что они могут помогать лошадям и коровам, например. Знаешь, в штате Иллинойс много лошадей, а когда они стареют, люди их пристреливают. Эта женщина смогла спасти несколько лошадей, которых должны были застрелить, она дала им возможность дожить остаток своих дней спокойно там, где их никто не обидит и не убьёт. Она делает феноменальную работу. Это невероятно, сколько времени и труда она тратит, чтобы помочь животным. Я очень рад, что я смог предоставить ей место, где она сможет продолжить свою работу. Да, это наполняет меня негой.

Круто. Как её звать? Ну или как эта группа называется?

Группа называется “Recycled Pits”.

ОК. Ты голосовал на президентских выборах в прошлом году?

Не в этот раз. Я раньше голосовал, но в том году... Не знаю, чувак, мне тогда показалось, что просто не было стоящих кандидатов. Тут чёрт те что творится, знаешь. (Смеётся). В этом году, нет, я просто качаю головой, потому что я больше не понимаю, что происходит у нас в стране, это какое-то сумасшествие. Я бы хотел, чтобы президентом был кто-то другой, но это моё личное мнение и... Мне просто кажется, наша страна могла бы быть представлена получше. Человеком с большим достоинством, профессионализмом, кем-то, кто действительно бы работал над улучшением отношений с другими странами. Короче, увидим, что будет. Нам предстоят четыре года с этим президентом, за эти четыре года может возникнуть кто-то нормальный, и я пойду за него голосовать. Я не всегда голосую. Это зависит от того, кто выдвинулся в кандидаты. Вообще-то, знаешь, я скажу вот что: зря я не голосовал в прошлом году, и вот почему. Потому что отказом голосовать мы же ничего не улучшили... Я, наверное, мог бы выбрать меньшее из двух зол... Надо было, по крайней мере, проголосовать за что-то, во что я верю. Ну, я усвоил урок. В следующий раз... У меня есть право голоса как у гражданина США и нужно пользоваться этим правом. Короче, в следующий раз всё будет по-другому. Признаться, я не люблю политику, это как... Я не доверяю политикам, вот что. У нас тут в штате Иллинойс среди политиков жирно цветёт коррупция, будь то губернатор штата, мэр Чикаго, мэры и политики из других городов по всему штату – коррупция всегда была проблемой в нашем штате, да и, наверное, по всей стране. Так что я лично не доверяю политикам, большинству из них, я просто не верю их обещаниям сделать что-то ради народа... Как только их выбирают, они сразу же пропадают из виду. Так что я на эти выборы просто махнул рукой и сказал: "Знаете что? Идите в жопу! Все в жопу! (Смеётся). Ни за кого не пойду голосовать…” Посмотрим, что будет в следующий раз.

Понятно. На закуску такой вопрос - ты сказал, что Broken Hope всегда готовы поехать в тур, а когда вы будете готовы приехать в Россию?

Ну да, готовы. Ну слушай сюда, я это никому ещё не говорил. В марте 2018 года, то есть в будущем году, у нас есть планы поехать по Европе, и только что я узнал, что наш концертный агент, который недавно привозил Napalm Death в Россию – да, у нас с Napalm Death один агент... Так вот, я только что узнал, что нам поступило предложение приехать в Россию, и есть шансы, что Broken Hope впервые отыграют в России, Латвии, Эстонии и Литве. Это страны, где мы никогда раньше не играли, а нас там ждут много поклонников. Я надеюсь, всё подтвердится. Будет очень интересно и круто, я уверен.

В Атланту приедете в этом году?

Я надеюсь, братан. Мы пытаемся организовать несколько концертов в Штатах в конце года, в декабре, скорее всего. Мы любим Атланту, мы там всегда играем в клубе “The Masquerade”... Я не знаю, он там ещё есть или нет (есть - прим. авт.) Нам очень нравилось играть там, ну и, конечно, поклонники в Атланте бешено крутые. Та что да, мы ждём не дождёмся приехать в Атланту, надеемся, в этом году сумеем.

Ну, круто. Твои заключительные слова?

Ну, я хочу поблагодарить тебя за это интервью. И сказать спасибо нашим фанатам. Я надеюсь, вам всем понравится наш новый диск “Mutilated And Assimilated”, и мы очень надеемся поскорее приехать в Россию и в Атланту. Мы будем рады увидеть вас всех везде в следующем году!

Официальный сайт Broken Hope: http://www.brokenhope.com/

Выражаем благодарность Биргит Люмейер (Century Media Records) за организацию этого интервью

Richter
15 июня 2017 г.
(c) HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2017 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^

eXTReMe Tracker