В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Asphyx

Asphyx
Дэт стучится в дверь

08.03.2017

Архив интервью | English version

Ветераны голландской дэтовой сцены, казалось бы, распавшиеся окончательно на стыке тысячелетий, с успехом вернулись в 2007-м и прекрасно себя чувствуют до сих пор. В сентябре олдовая бригада выпустила уже третий пост-реформационный диск под названием “Incoming Death”, чему не помешал даже уход барабанщика Боба Багхуса, участвовавшего в абсолютно всех предыдущих ее инкарнациях. Мы вызвали для беседы вокалиста Мартина Ван Друнена – легендарную личность, отметившуюся не только на ранних классических альбомах Asphyx, но и в целом ряде других голландских дэтовых групп, самые известные из которых – Pestilence и Hail Of Bullets…

Привет, Мартин, hoe gaat het? (В переводе с голландского – «Как дела»?)


Goed! En met jou? (Всё путём! А у тебя?)

Ook goed, dank je wel. Ik spreek een beetje Nederlands. (Тоже нормально, спасибо. Я чуть-чуть говорю по-вашему).

Ja, dat is unverstellbaar vor Russland. (Для России это невероятно).

Да, я сам не могу поверить, так что давай продолжим по-английски или там по-русски, на крайняк. Ты сейчас где? Дома сидишь?

Нет, я в офисе у Century Media в Дортмунде, Германия.

Как там у вас, жарко?

Нет, сейчас же август, колотун, конец лета. А в России как?

У нас тут бешеная жара последние дни.

Извини, а ты в Москве вообще-то или где?

Нет, в Нижнем Новгороде. Это к востоку от Москвы, но ещё в Европе, а не в Сибири.

Не знаю такого города.

Понятно. Перейдём к делу. Ходят слухи, что у вас в конце сентября выходит новый диск. Как он будет отличаться от прошлых?

Ну, на этом альбоме мы сделали пару неожиданных вывертов. Там есть кое-какие необычные штуки, в первую очередь, темповые переходы. Не будет столько быстрых песен, как было на “Deathhammer” (2012), и будет там такая соляга в стиле дум... Короче, это более атмосферный альбом по сравнению с прошлым, и это главное отличие, но всё равно, диск будет очень в духе Asphyx. Есть кое-какие изменения, но надо дождаться, что скажут обо всём этом поклонники. Надеюсь, им понравится. Ну да, будет пара изменений, но не то чтобы охретень от новизны.

Ты как то сказал, что для тебя дэт-метал умер, потому что народ играет одну и ту же фигню из раза в раз. Это справедливо для твоей банды?

Во блин! Я думаю, я имел в виду, что в жанре есть много вещей, которые мне не интересны. Наша команда довольно традиционного типа. Мы делаем то, что у нас хорошо получается. Зачем менять что-то и писать песни, которые не понравятся людям и которые не будут узнаваемы? Вот это главная проблема. Когда я слушаю банды, которые я люблю, там есть песни, которые застревают в башке, но я, на самом деле, не хочу сильно думать, когда слушаю музыку. Если надо подумать, я послушаю Чайковского, это музло другого сорта, ну а в случае дэта... Я не думаю, что это уместно. У меня всегда было такое мнение.

Любишь Чайковского?


Ну, кое-что, да. Не всегда и не всё, но есть у него штуки, которые приятно послушать. Он, вроде как, самый известный русский композитор?

Да, это так. Вернёмся к “Incoming Death”. Как шёл процесс записи?

Довольно странно: мы записывали всё в январе, но с барабанным звуком что-то было не так. Мы не могли с ним дальше работать. И потом мы потратили довольно много времени, чтобы доделать песни, нам пришлось заниматься этим в другой студии. Это для Asphyx нетипично. Но в итоге всё разрулилось нормально. Видимо, хаос должен был присутствовать во время сессий. Так что в начале пришлось попотеть, но в конце концов всё вышло нормально. Как я сказал, похоже, этот хаос нам пошёл на пользу.

Понимаю. Кто у вас пишет песни?

Музыку пишет Пауль (Баайенс, гитара), он придумывает гитарные партии. Он этим занимается всё время его пребывания в составе Asphyx – он сочинял музыку на “Death… The Brutal Way” (2009), “Deathhammer” а теперь и на “Incoming Death”. Ну а я кропаю стихи.

Пауль готовит материал дома на коленке?

Обычно мы делаем всё на репетиционной точке. Но после того как ушёл Боб, у нас с этим сложности. Наш нынешний драммер Штефан Хюскенс живёт реально далеко от нас, и мы теперь не можем просто созвониться и сказать: "Ну что, давайте, чешем на реп-точку, там поджемуем и посочиняем материал". К сожалению, так легко дела больше не делаются, но иногда у нас бывает свободная минутка, и мы встречаемся на точке. В этот раз при работе над некоторыми риффами Пауль по-быстрому записал их на свой ПК, а потом мы встретились и решили, сможем ли мы с ними работать. А несколько песен на этой пластинке мы доделывали уже в студии. Риффы были готовы, но мы их ещё не аранжировали в виде полноценных песен, и этим пришлось заняться прямо в студии. Это было необычно для нас, но, к счастью, всё вышло как надо. В этом аспекте процесс тоже отличался от прошлых опытов звукозаписи.

Какие темы ты в этот раз затрагиваешь в текстах?

Ой, там много всего. Как всегда, там есть немного научной фантастики в песнях типа “Wardroid” ("Военный дроид") – она про гигантскую военную машину, которая летает по космосу и уничтожает планеты, если на них не стоит жить. Потом есть, например, песня “Candiru” про рыбку, которая залезает на нерест тебе в член, и её оттуда не достать, так что приходится его ампутировать. (Смеётся). Есть песни про войну: “Division Brandenburg” повествует про специальное немецкое диверсионное подразделение – полк "Бранденбург", “The Grand Denial” ("Великое отрицание") - про женщин, которых японцы похищали, чтобы сделать из них проституток, “It Came From The Skies”… Короче, про войну, смерть, стихийные бедствия – всё как всегда, мы всегда про такое поём.

Ты, кажется, угораешь по истории…

Да, в точку.

Есть ощущение, что ты говоришь от лица обеих сторон конфликта во Второй мировой войне – как союзников, так и немцев. Ты пытаешься держать нейтралитет?


Ну, я читаю много литературы на эту тему. На альбоме “Of Frost And War” (2008) Hail of Bullets я затронул тему войны на восточном фронте, на другом альбоме  – “On Divine Wings” (2010) – речь шла о войне на другом конце планеты, где японцы сражались с американцами на Тихом океане, и это совсем другая история, даже несмотря на то, что русские захватили у японцев кое-какие территории в Манчжурии. У войны много аспектов, я пытаюсь их осветить по мере сил и стараюсь раздобыть соответствующую информацию, которая, по моему мнению, интересна или подходит этому типу музыки. На новом альбоме “Incoming Death” есть песня “The Grand Denial” про женщин, которых японцы похитили и сделали проститутками для солдат... Эта тема до сих пор является табу в Азии, японцы не хотят говорить об этом и взглянуть в лицо тем военным преступлениям, которые имели место. Как я уже сказал, у войны много разных аспектов, про это интересно писать, и я пытаюсь писать с разных точек зрения...

Ты как-то сказал, что пытаешься привнести в тексты юмор. Трудно это провернуть в серьёзной дэт-бригаде?

(Смеётся). Скажу так: мне кажется, все это пошло с тех времён, когда появились первые киношки про зомби и кровищу. Мы ходили в синематограф, чтобы насладиться классическими картинами, вроде "Зловещих мертвецов" или "Ритуалов зомби", и в зале постоянно было полно металлюг. И каждый раз, когда на экране случалось что-нибудь брутальное, топор-кишки и все такое, весь зал ревел "Вот это да!", потому что это было круто. Так что между дэт-металлической музыкой и кровавыми ужастиками с таким специфическим юморком существовала всегда. Это может шокировать, но это такой своеобразный юмор. Мы стараемся задействовать его в определённых песнях и риффах, почему нет. В этот раз юморок есть в “Candiru” и, в особенности, “The Feeder”, потому что там такие риффаки... Это песня про бабу, которая столько жрала, что взорвалась... (Смеётся). А почему нет? Жизнь и так серьёзна, зачем делать её ещё серьёзней?

Как вы выбирали картинку для обложки?

Ну, знаешь, мы, в общем-то, ничего не выбирали. Аксель Херманн уже стал как бы частью Asphyx, он сделал для нас почти все обложки, он такой же, как мы. У нас была первоначальная идея для альбома, я объяснил ему, как он будет называться, что я имею в виду под этим названием, а остальное – ну, он знает нас, знает Asphyx, понимает суть нашей банды, так что мы предоставили ему полную свободу творчества... Художник должен быть свободен в своём видении. Аксель сделал эту картинку на основе названия пластинки, там такой невероятный демон и души человечества под пытками, это его версия "Входящей смерти". Я думаю… да мы все думаем, что он хорошо поработал. Эта картинка точно подходит к музыке и всему альбому с его больной атмосферой, если можно так выразиться. Так что это не мы придумали «ковёр», «ковры» всегда придумывает Аксель...

У Asphyx планируется тур?

Ну, не то чтобы тур, но живьём мы поиграем. Уже есть в планах пара гигов, и в следующем году кое-что будет. Мы стараемся играть живьём по максимуму, но в этот раз не будет месячных автобусных гастролей по всем деревням Европы, в этот раз будет по-другому. Ребята заняты на основных работах, так что мы будем играть по выходным и по праздникам. Я кумекаю, в следующем году мы отбомбим концертов 30-40.

Есть планы посетить Россию?

Надежда есть, да. В прошлый раз, когда мы были в Москве, всё было круто, и нам очень понравилось. Это был наш первый раз, и это было нереально. Все были к нам очень добры. Даже ребята в аэропорту и на таможне были очень милы... Мы слышали истории про банды, которых не пустили в страну, которых избили или что там ещё, но наш опыт был отличный и чудесный, мы прекрасно провели время, это было лучшее время в моей жизни… (Смеётся). Так что сейчас мы реально очень хотим вернуться в Россию, и, я думаю, вся банда тоже спит и видит это дело. Будем надеяться, что нам это удастся.

Кстати, насчёт круто проводить время – я видел Asphyx в Австрии в 2012 году на “Extreme Fest”. Круто вы тогда отбомбили.

О, спасибо, чувак! Очень ценю! Я рад, что тебе вкатило.

Да, спасибо! Продолжим. Как ты открыл для себя хэви-метал, когда был пацаном?

Эээ... Ну вот как сейчас помню: сестра у меня смотрела по телеку какую-то музыкальную передачу про попсу, и тут вдруг они врубили клипак Kiss “Shout it Out Loud” – это такой древний шлягер. Мне тогда прямо на месте снесло башню от восторга, честное слово. Это было громкое, большое шоу... Мне, конечно, захотелось узнать побольше про эту группу... Так вот это всё и завертелось. Так что я начал с Kiss, приобрёл их пластинки... Тогда же не было ещё компактных дисков, только пластинки... Так вот, шло время, я знакомился с бандами, AC/DC, Van Halen и такого типа, потом захотелось чего-то пожёстче, я перешёл на Motorhead, потом внезапно открыл для себя Venom… Вот так всё и началось, весь этот трэш, спид, дэт-метал, так они заиграли для меня.

Какая была твоя первая банда?

Моя первая банда? Я впервые записался с Pestilence, но до того я спел пару песен в кавер-группе без имени. Так получилось просто потому, что у них горлодёр был слишком пьян, чтобы петь, и они сказали мне: "Мартин, ты вроде знаешь слова, так что пой давай!" – и мы сделали пару «ковров» на Slayer, так что это была моя первая неофициальная банда. Ну а официально первыми были Pestilence.

Ага. Ты, вроде, сначала ещё и бас теребил не по-детски. Почему бросил это дело?

Потому что я себя лучше чувствовал как вокалист, а Pestilence просто не могли найти басиста, так что когда я два месяца попел с ними, они сказали: "Короче, вот держи басуху, учись, будешь играть и петь". Я сказал: "Так я же не играл раньше", – а они мне: "Не ссы, у нас пока нет басиста, а у тебя руки свободны, так что давай, практикуйся". Ну и пришлось отдуваться с басом и с вокалом... Я никогда вообще-то не был хорошим басистом. Попозже я чуть поднаторел, когда делали первый альбом Asphyx, я тогда записал бас в студии, но на сцене у меня не получалось. Ну, мне ребята и намекнули, что надо бы бросать эту балалайку, и я себя гораздо лучше почувствовал в роли свободного горлодёра. Вот такая история. Я рад этому, мне хорошо на сцене без всякого баса.

Какие чувства ты вкладываешь в вокал? У тебя, знаешь, такой специфический тембр...

Ну, я всего лишь пытаюсь придать особое измерение музыке банды. Я могу громко петь, ты вот говоришь, что у меня специфический вокал, и я только рад тому, что меня природа одарила таким голосом. С его помощью я пытаюсь что-то привнести в музыку, чтобы люди узнавали меня, чтобы выделяться как-то среди этих тысяч горлодёров. Я стараюсь почётче артикулировать слова, чтобы хоть чуток было понятно, что я там воплю, и я пытаюсь привнести в мой вокал какие-то эмоции, чтобы слова слились с музыкой воедино. Я не знаю, насколько это получается, но я хотя бы стараюсь.

У тебя есть "нормальная" работа?

Сейчас я живу за счёт группы. Денег она приносит немного, но поесть хватает. Музыка – это моя жизнь.

Понимаю. А другие увлечения у тебя есть?

Я много читаю. История для меня вроде хобби. Иногда кино. Конечно, музыка на первом месте. Я кумекаю, мне сильно повезло, что мне удалось объединить моё увлечение с моей профессией. В этом смысле я привилегирован. Большую часть времени я занят музыкой, слушаю новую музыку, другие группы, старые группы или что-то совершенно отличное от обычного материала, чтобы сохранять интерес и свежесть взгляда. Практически всё, что я делаю, попадает в эту область. А если бы я не читал книжки, у меня бы не было тем для текстов, так что, отвечая на твой вопрос, я много читаю.

Так ты, значит, постоянно слушаешь разное музло, нo это ведь не всегда хэви-метал и брутал?

Конечно, нет. Например, я уже вспоминал Чайковского, или вот ещё был крутой немецкий композитор Макс Брух. Мне нравится разнообразная музыка, включая, например, панкуху, Discharge там, всё такое, или простой обычный рочок. Иногда меня прёт просто от крутых текстов, например, возьмём Джонни Кэша – по музыке у него ничего общего с металлом, но тексты у него реально крутые, брутальные и жестокие, иногда мне даже кажется, что Джонни Кэш будет побрутальнее, чем кое-какие блэк-бригады... Вот такая фигня. Зависит от настроения, само собой. Но и дэтуху я гоняю тоннами, я же в первую очередь металлист.

А семья у тебя любит такую музыку?

Ну, подруга у меня котирует это музло, хоть она и не по дэту рубится, а по думу больше. Ей реально понравился последний альбом, я считаю, это круто. У неё своё мнение.

А дети у тебя есть?

По крайней мере, мне о них неизвестно. Может быть, я и заделал парочку на гастролях, но я про них не слышал ничего...

Не могу не спросить: что случилось в Hail of Bullets, в смысле, почему ты больше не с ними?

Ну, видимо, это просто должно было случиться. Мне не очень нравилось то, как обстояли дела. Я, наверное, наелся всем этим и сказал: "Короче, пора нам пойти разными дорожками, давайте распадаться". Вот так все и вышло, а сейчас я все равно слишком занят с Asphyx. Это нормально. Мы с Hail Of Bullets записали несколько крутых альбомов и классно провели время, но все, что случилось, к лучшему. Мне там уже не было весело, так что я уволился.

Понимаю. Думаю, мы славно поболтали, спасибо, Мартин! Что-нибудь добавишь на закуску?


Передавай жирный привет всем нашим поклонникам в России за их поддержку все эти годы. Как я сказал, мы надеемся вернуться в Москву и побывать в других городах, типа Петербурга...

Нижний Новгород! Приезжайте в Нижний Новгород!

Ну да, посмотрим, что можно будет сделать. Я с удовольствием посмотрю побольше мест в вашей стране и поиграю в разных городах, например, во Владивостоке, хотя это, кажется, дико далеко... Кто знает?

Goed, dank je wel! Tot ziens! (“Хорошо, спасибо тебе! Пока!”)

Спасибо, будь здоров!

Официальная страничка Asphyx в Facebook: http://www.facebook.com/officialasphyx

Выражаем благодарность Биргит Люмейер (Century Media Records) за организацию этого интервью

Richter
9 августа 2016 г.
© HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2017 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^

eXTReMe Tracker