В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Margenta & Андрей Кустарев

Margenta & Андрей Кустарев
Ощущение неба

07.12.2016

Архив интервью

Проект Маргариты Пушкиной Margenta приучил нас к тому, что на запись вокала к его альбомам собирается если не толпа, то, как минимум, «могучая кучка» певцов и певиц, представляющих весь цвет отечественной рок-сцены. Однако в 2016 году из этого правила было сделано исключение – альбом «Дым. Крепости. Волк.» практически от начала до конца спет одним человеком. Андрей Кустарёв – вокалист со стажем, в конце 80-х известный по сотрудничеству с группой Стайер, однако впоследствии сменивший амплуа выступающего артиста на амплуа менеджера (или, если хотите, директора) других исполнителей. Именно с сотрудничества с Маргаритой Пушкиной на альбоме “Sic Transit Gloria Mundi” началось его возвращение к вокальной практике, которое к настоящему времени обрело нешуточный размах. Помимо сотрудничества с Margenta, Андрей успел отметиться на мини-альбоме группы Гран-Куражъ, возродить Стайер и практически закончить запись совместного альбома с Алексеем Чернышевым (экс-Легион). О том, как все это произошло, читайте в нашем новом интервью с главными действующими лицами альбома «Дым. Крепости. Волк.». Бралось оно по частям на протяжении нескольких месяцев, но в итоге оформилось в непринужденный рассказ Маргариты и Андрея, который нам оставалось лишь направлять в то или иное русло.

Как появился творческий тандем Маргариты Пушкиной и Андрея Кустарёва?


Андрей Кустарёв:
Как-то раз я по работе оказался в Театре Эстрады на юбилее футбольной команды "Старко". А после концерта был банкет. На банкете я и повстречал Маргариту Анатольевну. Неожиданная встреча. Всё-таки футбольная команда, почти чисто мужская компания. Но она там оказалась, потому что был Крис Кельми, а она имела к его творчеству непосредственное отношение – "Замыкая круг" и прочее. Я её расцеловал, потому что очень обрадовался. Мне кажется, она даже немножко испугалась.

Маргарита Пушкина: Какой банкет? Никакого банкета. История моего присутствия на юбилее футбольной команды была такова – меня туда пригласил мой друг и сосед, футболист и музыкант Армен Чибичьян, который, кстати, отлично спел и записал многострадальную песню "Капитулируй!". Армен частенько играет за "Старко". Сидели в зале, веселились, наблюдая за появлением на сцене всяких интересных личностей. Честное слово, было очень здорово! Ну, где бы еще я увидела "живьем" Харатьяна, Муромова или Маликовых? Не в клубе же "Театръ" на концерте, скажем, группы Мастер. (Смеётся). После концерта, уж не помню, зачем, Армен отправился в служебные помещения, а я за ним… Навстречу мне по лестнице поднимается человек небольшого роста с белыми волосами и улыбается. Смотрю – что-то вроде знакомое – но не узнаю. У меня вообще плохая память на лица. А он: "Ритуля! Привет!". Я тихо спрашиваю у футболиста своего: "Кто это?". "Это же Андрюха Кустарёв – директор Минаева". А я его не видела двадцать лет, может, и больше. Изменился здорово. Если бы не юбилей "Старко", мы бы с ним не встретились. "Дай, - говорю,- телефончик, поболтаем как-нибудь".

Андрей Кустарёв: И в один прекрасный момент она позвонила и сказала: "Андрюха, вот есть одна песня…". Причём не сказала даже про "Династию Посвящённых", я и не знал тогда толком, что есть такой проект. А Маргарита Анатольевна позвонила с конкретным предложением: "Есть классная песня, написал Михаил Бугаев. Споёшь?". Мне это имя ни о чём тогда не говорило. Я давно отошёл от рок-музыки, мог только всплакнуть под Deep Purple где-нибудь у экрана компьютера. Я сказал, что давно не пел, разве что на даче у друзей. К тому времени я 15 лет не стоял на сцене и 18 лет не был в студии. Если получится – хорошо, нет – извини.

Маргарита Пушкина: Открою страшную тайну – "Дон Румата" писался для Кипелова. Конечно, если бы Валерий спел у меня на ДП-3, все медведи России страшно бы загрустили и померли бы от такой неожиданности. По тексту у него претензий не было - сказал, что, может быть, споёт. Но нам известен характер Валерия Саныча… (Ухмыляется). Попросил сделать демо-запись. Я звоню Андрею: "Не хочешь кое-что спеть? Мне нужна демка". Андрей спел. После двадцати лет молчания. То есть, он пел на каких-то корпоративах, но ничего серьёзного не было. Как вокалист он пропал на десятилетия. А вокалист-то потрясающий! Итак, Андрей спел, я отправила демку Кипелову. А тот заявил: "Ну, хорошо же человек спел! Что я буду перепевать?!" Ну, не хочешь, и не надо, надоело просить и унижаться. Медведи России должны были бы отправить Кипелову благодарственную телеграмму – дескать, Валерий Саныч, большое вам медвежье мерси за то, что жизни наши спасли и здоровье наше звериное. (Смеётся). Вот Андрей и спел окончательный вариант со Страйком. Так старый приятель и появился на "Династии посвящённых – 3".

Андрей Кустарёв: А вот про это я впервые слышу. Как говорят англичане, опять не в своих ботинках. Когда мне Пушкина прислала демо песни о благородном доне Румате, там пел Миша. И песня сразу понравилась и музыкой, и текстом. Мы же росли на книгах Стругацких. Они для меня – кладезь хитов фантастической литературы, замешанных на юморе и философских взглядах этих людей. Гениальные литераторы, философы и юмористы. Записываться я поехал к Алексею Страйку, о котором тоже не знал ничего. Выяснилось, что это классный гитарист со своей оригинальной историей и послужным списком. Он оказался доброжелательным парнем, мы быстро всё это отработали, записали. Он сыграл великолепное соло, принимал участие в аранжировке. Я побаивался, но получилось неплохо. Алексей меня поддержал, сказав: "Старик, я не знаю, где тебя Маргарита отыскала, но ты молодчик!". Опыт оказался интересным, песня мне понравилась. Познакомились с Мишей Бугаевым, он тоже оказался приятным и талантливым человеком. И на радостях Маргарита Анатольевна предложила записать сингл, хоть изначально и сомневалась в успехе нашего сотрудничества.

Маргарита Пушкина: Было бы суперстранно, если бы на демке, присланной Андрею, звучал голос Валерия Александровича, а не Миши. Это так, к слову. Да, Кустарев оказался в отличной форме. Так и началась кустаревско-маргентовская опупея. (Смеётся).

А в чём были сомнения?

Андрей Кустарёв: Сейчас наша рок-река обмелела. Раньше было больше талантливых музыкантов. А сейчас всё это свелось к Арии и группе Кипелов. Такое впечатление, что в народе никого больше не знают. И остальных сравнивают только с Валерием Кипеловым. А я пою по-другому, и Маргарита, видимо, боялась, что люди это не воспримут. Но поклонникам Margenta понравилось, и мы, чтобы показать, что я могу петь не одну песню, принялись записывать сингл, который позже перерос в ЕР. А потом мы решили: "Сделаем уж альбом!". И он получился.

Маргарита Пушкина: А вот за весь народ никогда говорить не надо. Интересных групп много, и у нас, и в Беларуси, и на Украине, и за Уралом… Территория огромная, талантов множество. Другое дело, что многие просто не на слуху, известны лишь узкому кругу лиц. Кто побогаче или кто находит каких-либо спонсоров, как-то еще "засвечивается".

А первой ласточкой альбома вышла песня "Дым стоит стеной".

Андрей Кустарёв: Да. У этой песни тоже интересная история. Сначала она планировалась непосредственно для меня. Но потом получилось так, что Гран-Куражу тоже потребовалось выпустить ЕР. У них новый появился певец – интересный, не "косящий" под Кипелова, и им захотелось его "засветить". Так эта вещь стала дуэтной, выйдя на ЕР группы Гран-Куражъ под названием "Это не игра". А потом песня вернулась ко мне. На нашей записи Алексей Чернышёв исполнил соло на гитаре. Вокал в его студии записывался. Таким вот образом вещь попала на наш альбом, сделав своеобразный круг.

Маргарита Пушкина: Я сразу Мишу Бугаева сориентировала, что это песня для Кустарёва. "А вы не против, если мы споём её Гран-Куражом?" Я настояла, чтобы на презентации на сцену и Андрей вышел. Такая вот история получилась с этой песней: и Кустарёв её поёт, и Женя Колчин, и вдвоем спели…

А как проходил процесс преобразования сингла в ЕР, а ЕР в альбом? Что добавлялось?

Маргарита Пушкина: На ЕР точно планировались "Небо. Крепости. Рельсы", "Незваный гость" и "Дым стоит стеной".
Андрей Кустарёв: Первым делом записали "Незваного гостя" Игоря Кожина. Ломовая композиция, мне очень нравится. Исполнена без всяких наложений. Как есть гитара, бас и голос – так они и звучат. Нет никаких бэк-вокалов и вторых гитар.
Маргарита Пушкина: В результате получился минималистский блюз. Андрей, как исполнитель, тонко чувствует слово. Он артист.
Андрей Кустарёв: Сначала, когда Маргарита давала Игорю текст, она предполагала услышать совсем другое. Когда мы это записали и ей показали, она очень удивилась и с опаской выложила в сеть под Новый – кажется, 2014-й – Год.
Маргарита Пушкина: Да, при записи "Незваного гостя" не обошлось без приключений.

Андрей Кустарёв: Позвали одного барабанщика, но он не вписался. Потом записался Андрей Шатуновский. Как называет его Маргарита Анатольевна – барабанщик всея Руси. Здорово сыграл, но много, по мнению автора музыки Игоря Кожина. И я просёк, чего он хочет. А он хотел минимализма. Пушкина желала, чтобы вещь была в духе Led Zeppelin, что-то полётное. Андрей сыграл, уехал. Игорь послушал – нет, много. Тот опять приехал, сыграл меньше. Нет, опять много. И в третий раз получилось не то. Тогда Игорь говорит: "Ребята, вам нужно позвать не Андрея Шатуновского, а ритм-бокс". Тут и я подключился. А так как Шатуновский играл у Аллы Пугачёвой, я нашёл для него нужные слова. "Андрюха, эта песня как "Старинные часы ещё идут". Всё, он понял и сыграл. Ни одного лишнего удара. Но страсти были накалены. (Смеётся).

И чтобы эти страсти потушить, стали записывать следующую песню?

Андрей Кустарёв: Ею стала "Небо. Крепости. Рельсы" Музыку сочинил Алексей Спектр. Потом мы позвали Александра Дронова, чтобы он аранжировал и доделал. А потом приключилась такая история: из фешенебельной студии мы перешли… Я бы назвал этот переход "Блеск и нищета куртизанок". На первом этаже здания – рыбный цех. Входишь – и чувствуешь себя дельфином или китом. Весь пропахиваешь. Когда я возвращался домой, мой кот от меня не отходил. Единственное, что меня успокаивало – Андрей Шатуновский сказал: "Можно работать". Барабаны хорошо записали. И мы решили остаться. Основная часть альбома уже писалась там. А стали писать вокал, Маргарите Анатольевне не понравилось, как я спел. Я спросил: "Что плохо?" Она юлила-мудрила, видать, кому-то показывала втихаря. Решила, что тут плохой микрофон, и мы пошли записываться к Ивану Евдокимову в МДМ. Понятно, что эта студия у неё под боком, она уже много что с Ваней записала. И статус у студии большой, много кто там работал – от Кузьмина до Арии. Ладно. И тут они взялись меня продюсировать. Я не говорю, что это плохо. Добро, буду делать так, как меня просят. Записывались мы, записывались… Я раз пять спрашивал Ваню: "Именно так надо петь?" – "Да". Записались в итоге. Потом Иван всё это собрал, прислал. Слушаю – и у меня начинается дрожь в руках. Захотелось, чтоб рядом оказался стакан с коньяком, вискарём или хотя бы с водой. Звоню Пушкиной: "Рита, это не я пою!" И я уверен: если бы песня вышла в том виде, она бы не получила такой популярности. Мы записали в третий раз. Я спел как в первый раз, только в одном месте добавил пропевочку. И в таком варианте легло на плёнку. Потом ещё раз съездили к Ване, записали Джину, Лёша Спектр пропел бэки – и песня "Небо. Крепости. Рельсы" вышла вместе с "Незваным гостем". Получился как бы интернет-сингл. И это сподвигло нас на продолжение.

Приключения продолжились?

Маргарита Пушкина: Да ладно тебе, "юлила-мудрила". Никогда не юлю, бывает, что мудрю. Просто у меня всегда в голове складывается своя картина, как должна звучать та или иная песня. А исполнители всегда думают, что их видение – единственно правильное… Да, после записи "Неба и Крепостей" началась следующая серия сложностей – на этот раз со "Степным волком". Я и эту песню вообще представляла себе по-другому. Мне хотелось что-то типа хорала, токкаты – более мелодично, более вменяемо. Начал писать эту песню Артур Митинян – такой армянский Бетховен. (Смеётся). Но Митинян уехал в Ереван писать рок-оперу. Он обещал вернуться, но Карлсона из него не получилось - так и сидит в Ереване.

Андрей Кустарёв: Восточный мужчина Артур Митинян обаял русскую женщину, наобещал золотые горы – и уехал к своей горе Арарат. (Смеётся). Рита долго ждала, но он так с гор и не спустился. И это даже хорошо, иначе альбом получился бы совсем другим. У Артура дела в Армении идут прекрасно, он поставил рок-оперу со своей музыкой, нашёл хороших спонсоров. В общем, он на белом коне, был признан в Армении человеком года. Подтвердил своё реноме.

Маргарита Пушкина: Ереван Ереваном. Митинян Митиняном… Кстати, его появление в моей жизни было предсказано знакомыми колдунами-экстрасенсами. "Вам позвонит мужчина, - сказали мне почти друиды, но с украинскими корнями (шутка), - с низким бархатным голосом. Предложит сотрудничество, будет много говорить, красиво… Но особо доверять ему не стоит. Будьте начеку!". Действительно, разговоров было много, но, как говорится, "плавали, знаем". На определенном этапе всё стало ясно. Со "Степным волком" что-то надо было делать, жаль было бросать. Мы попросили помочь Дронова. Александр до сих пор упорно говорит, что лучше бы он всё сделал заново. А так он доделал то, что начал Митинян. В итоге мы "поженили" армянскую версию с дроновской версией, и получилось то самое безумие "Губайдулина против Шнитке". Когда я услышала конечный результат, мне плохо стало. Но есть люди, которым это очень нравится. А мне на самом деле жалко стихи. Я начало и конец люблю, где орган, а все эти выкрики – для истинно сумасшедших. Но все-таки своя прелесть в этой песне есть.

Андрей Кустарёв:
Митинян изначально наметил своё видение песни, сделал очень призрачное демо, набросочек. Мы с Дроновым послушали и сказали: если делать так, будет System Of A Down. Причём более армянизированный. Решили мы армянские напевы скорректировать. Плохого нет ни в напевах, ни в нашей коррекции. Просто человек уехал, а нам нужно было что-то делать. Пришлось менять ритмически, не везде сочиненное совпадало с текстом. Кое-что оставили, а где-то получилась “дроновская” Валькирия, атональность. Слушаешь-то её легко, но вот если её попробовать сыграть и спеть – ха-ха-ха! Хотя многие не верят в её сложность. Мы должны были этого "Волка" победить, хотя он брыкался по-чёрному. Ну, волк же! Хотя капканов ему множество наставили. Пытались и прикормить, и запугать… Ни черта не выходило. Но, в конце концов, он понял, что мы не хотим его смерти. Нашли для зверя нужные слова. Состоялась песня в том виде, в каком вы её сейчас слушаете.

А как рождалась "Легенда о Каркассоне"?

Маргарита Пушкина: Текст "Легенды" была написан для одной из песен Арии. О чем, собственно, и рассказывается в одной из глав книги "Оттопыренность". Текст не подошел, а вот Мише Бугаеву он понравился. Ещё до того, как я задумала сочинить рок-оперу "Окситания", "ДП-4", в нее эта "Легенда" входит составной частью. Главное - найти, с чего начать эпическое полотно. (Смеётся).

Андрей Кустарёв: Одно время мне казалось, песня уплыла от меня. Там ведь изначально планировалось трио: два мужских голоса и женский. Но потом Маргарита Анатольевна изменила структуру песни, и теперь там дуэт. В результате, всё идёт от лица мужчины, ему вторит женщина: не верь, старичок, не ходи, они тебя обманут, это ж ведь фантазийный Каркассон… Не верь, милый, скальдам! Так что, могла песня пройти песня мимо меня, но вернулась как-то.

Маргарита Пушкина: Трио? Никакого трио, друг Горацио, он же Кустарев. Триптих – это другое дело. Сначала шла дуэтная "Легенда о Каркассоне", потом, по моему первоначальному замыслу, шла симфоническая часть, типа "Шехерезады" Римского-Корсакова, этакая мощная картина-описание создания из багровых облаков города-призрака, потом – ария хозяйки сказочного Каркассона, Колдуньи. Но Миша сочинил красивую музыку только для дуэтной песни.

В "Легенде о Каркассоне" женскую партию поёт Жанна Кипелова.

Маргарита Пушкина: Мне очень нравится вокал Жанны. Она поёт с удовольствием, у неё хороший голос, приятный тембр. Мне кажется, что её возможности не раскрыты – на сцену она практически не выходит. Но её надо все-таки продюсировать. В прошлом Жанна прекрасно спела "Настроение" на альбоме "Дети Савонаролы", ДП-2. Хочется, чтобы она пела еще и еще. Поэтому мы специально её пригласили на запись дуэта. Это открытый к сотрудничеству человек. Бугаев очень интересно решил ее вокальные партии. И в рок-опере "Окситания" Жанна уже спела.

Продолжение женской темы – "Блюз для Розы"…

Маргарита Пушкина: "Блюз для Розы" – тоже необычная вещь. И мы в очередной раз думали, что она совершенно другая будет. А благодаря аранжировке Дронова получили то, что слышим сейчас, именно таким "Блюзом для Розы". Изначально и Бугаев слышал её по-другому – более блюзово, в иной аранжировке. В общем, магия Дронова в очередной раз сработала.

Андрей Кустарёв: На диске она вторая, но ей мы заканчивали запись альбома. Роза – это, в принципе, отсылка к истории Дженис Джоплин. Песня о трагедии её судьбы. Краткая история жизни звезды ритм-энд-блюза. Там есть некий нерв. Дженис пела под девизом: "Кто песню спел и жив – тот не певец". Себя не щадила. У неё каждый концерт был как последний. Она из разряда людей, которые вспыхивают, дарят всем тепло и моментально сгорают. Она не умещалась в рамки шоу-бизнеса. Ломовая была чувиха!

На диске есть и песня давнего автора Margenta Сергея Скрипникова "Хотел летать". Она написана специально для этого альбома?

Андрей Кустарёв: Да. Когда мы с Маргаритой Анатольевной задумались об альбоме, я сказал: "Давай Серёгу попросим что-нибудь сочинить?" В истории сотрудничества Маргариты и Скрипникова был момент, который растянулся на несколько лет, когда они устали друг от друга. Хотя они не ругались, перезванивались, общались. И я был между ними как мостик. Уговаривал: ребята, посмотрите, какой у вас классный продукт получается. Зачем время теряете? Надо продолжать! И в итоге всё случилось. А эта песня стала толчком, когда Сергей согласился написать именно для альбома, понимая, что диск будет с моим вокалом.
Маргарита Пушкина: Плохой из тебя летописец получится, Кустарев. Не знаешь ты подлинной истории наших отношений со Скрипниковым. Дело было не в усталости. Ну да ладно. Проехали.

Записанная в 1990-м году песня "В потерянном мире" стала бонус-треком. Откуда она взялась?

Маргарита Пушкина: Это была наша первая песня со Скрипниковым, написанная для Кустарёва.
Андрей Кустарёв: И, как оказалось, мой первый проект с ними. Познакомил меня с Маргаритой именно Сергей. И впервые в квартиру Пушкиной я попал со Скрипниковым. Ходили, дружили, отмечали дни рождения Леннона. Так и появилась эта песня. Я в то время сотрудничал с группой Анаконда. Руководил ими Валерий Шморгунов, известный музыкант, один из создателей группы Мозаика, из которой вышел Вячеслав Малежик. У Анаконды была студия, где много интересных людей писалось. Но это не песня Анаконды, а моя сольная вещь. Записывал её Михаил Кувшинов, тогда ещё совсем молодой звукорежиссёр. Потом он работал с Линдой и другими. Многие не верят, что это запись 1990 года. Хотя из живых инструментов там только гитара и вокал. На гитаре – Дмитрий Четвергов. Тоже один из столпов нашего гитаризма. Мне вообще повезло с гитаристами: Алексей Страйк, Дмитрий Четвергов, Игорь Кожин… Все люди классные!

И последняя вещь альбома – "Скоморох".

Андрей Кустарёв: Ох, "Скоморох". Самая быстрая вещь. Текст у Маргариты лежал давно. Текст ломовейший. Мы понимали, что не хватает одной вещи. Главной. И, посовещавшись, решили отдать Мише Бугаеву. Объяснили, чего хотелось бы.
Маргарита Пушкина: От Миши требовалось что-нибудь в стиле Black Sabbath.
Андрей Кустарёв: Он буквально через несколько дней прислал нам демку. Мы обалдели, сказали: "Ты попал в точку!" Сразу поняли, что будет хит. Аранжировка тоже его, Дронов написал только партию клавиш, которая является украшением песни. Быстрее всех прошла, хотя вокал и там пару раз переписывался. И я её улучшить уже не смог. Хочется, чтобы она имела продолжение, не осталась бы только на плёнке. Нам очень хочется сделать и живой проект Margenta. Не знаю, получится ли, но желание есть.

"Дым. Крепости. Волк" получился очень разноплановым. Там и блюз, и симфонизмы с бласт-битами Дронова, и классический хэви... Альбом и планировался таким?

Маргарита Пушкина: Да.

А что для вас было определяющим в компоновке материала на диске?

Маргарита Пушкина: Поскольку музыкально все песни разные, надо было сделать так, чтобы альбом "не провисал". И было совершенно понятно, когда был готов "Скоморох", что он закроет альбом. На мой взгляд, "Небо. Крепости. Рельсы." – категорически должна была быть первой вещью, а "Скоморох" – замыкающей круг. А внутри - это были шахматы. Мы не знали, куда воткнуть "Каркассон", поскольку это - дуэтная вещь. Представляли, как кто-то доходит до "Степного волка" и в ужасе выключает альбом. Хотя, казалось бы, переключи и иди дальше. Нам хотелось, чтобы слушателям не было скучно, чтобы интерес сохранялся. Последовательность песен выстраивалась, когда всё было уже записано, а как еще? Надо же слышать материал полностью. Андрей предложил свою версию, а я предложила свою. Естественно, немножко поспорили, но в результате получилось идеально, на мой взгляд.

"Скоморох" должен был стать закрытием альбома. Но после него диск не выключается, диск крутится, и звучит бонус. Но если "Скоморох" – логическое завершение, не стоило ли убрать "В потерянном мире" в середину диска?

Маргарита Пушкина: Я бы не стала ставить после "Скомороха" никаких бонусов. Но это, в принципе, альбом Кустарёва, его камбэк, так что решение было оставлено за Андреем. Песня "В потерянном мире" выложена в интернете и всё, без фиксации на каком-либо носителе. Но работа над альбомом меня так утомила, что я была уже готова принять любые варианты, лишь бы только скорее закончить работу. (Смеётся).

Андрей Кустарёв: В одном из вариантов компоновки "Скоморох" вообще планировался первым. В принципе, на пластинке суперхит всегда первый, дальше идёт по убывающей. И Миша говорил, что "Скомороха" надо ставить первым. Было много сомнений, не будет ли альбом разношёрстным. И Рита переживала по этому поводу. Но получилось достаточно концептуально.

А как связаны разношёрстность, концептуальность и оформление?

Андрей Кустарёв: Обложка вообще не та оказалась!

Опаньки! А какой же она должна была быть?

Андрей Кустарёв: Такой же, только лучше! Было красивее. Можете в интернете сравнить.
Маргарита Пушкина: При печати кое-что потерялось. То ли слои были склеены неправильно, как сказала девушка, которая всем этим занималась, то ли по другой причине… Там была надпись "Вход только для сумасшедших", которая сейчас едва видна.

Андрей Кустарёв:
Всё вышло засвеченным и не видно, что это - старая заброшенная комната. А ведь эта комната – это я. А проникший в неё лучик – это Маргарита Анатольевна. Она вошла и сказала: "Ребята, а ведь тут есть рояль. И тут жил чувачок, который сейчас вам споёт". Цвета не те, и многого в комнате не видно. Буквы должны быть вдавленные и серебристые, и солнечный зайчик должен был отражаться. Но финансы не позволили...
Маргарита Пушкина: На серебро на обложке ты, брат Андрей, еще не заработал! (Смеётся).

Тогда зададим последний вопрос: чего нам дальше ждать и от Андрея Кустарёва и от Маргариты Пушкиной, если им это позволят финансы?

Андрей Кустарёв:
Мы со Стайером готовим пластинку, исходя из того, что бюджета нет. Опять, к сожалению, презренный металл играет свою роль. Изначально хотели сделать альбом. Но сейчас понимаю, что будет три или четыре песни. А значит, или сингл, или ЕР. Все песни старые. Одна из них появилась перед моим уходом в 1989 году, и мы не успели над ней поработать – после этого группа быстро развалилась. Две песни на мои тексты, одна – "Завтра мы ещё не умрём" – на слова Александра Шаганова. Вещь классная – смесь хэви с трэшаком, но мы её покороче назовём. Чистовой вокал в трёх песнях уже записал. Надеюсь, в этом году диск, хоть и маленький, выйдет. И, конечно, совместный проект с Алексеем Чернышёвым. Алексей – представитель старой закваски, и музыка у него совсем не такая, как на диске Margenta. Сейчас у нас успешно завершился сбор средств на издание этого альбома, и сам альбом выйдет декабре этого года или январе следующего.

Маргарита Пушкина: Ждать можно много чего, но вопрос – дождётесь ли. (Ухмыляется). Если Покровителям будет угодно, закончим со Скрипниковым нашу рок-оперу "Окситания", трехчастную эпопею о делах давно минувших дней… Хотелось бы что-нибудь уже сделать с "ВагнериАдой", но не могу найти подходящего композитора. Есть один на примете, разносторонний и талантливый, но его сочинительство стОит кучу денег, а бочку с золотыми пиастрами, зарытую господином Флинтом под пальмой на острове-призраке, я еще не откопала. Конечно, хотелось бы записать еще что-нибудь с Кустаревым, но – жизнь покажет. Не хочу повторения тех мук, через которые пришлось пройти при записи альбома "Дым. Крепости. Волк" – без продюсера и нормального директора лучше за дело не браться. О текущих делах типа альбома Валерия Кипелова говорить не буду – здесь всё решают звезды. В прямом и переносном смысле. А дальше можно только жонглировать поговорками – хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах, человек предполагает, а Бог располагает, загад не бывает богат…

Официальная страничка Margenta в ВК: https://vk.com/dynasty_rock
Официальная страничка Андрея Кустарева в ВК: https://vk.com/kustarev_a

Интервью: Александр "Alexx-Off" Молодяков, Виталий Куликов
Фото: официальная страничка Андрея Кустарева в ВК
июнь-ноябрь 2016 г.
(с) HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2016 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^

eXTReMe Tracker