В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Lordi

Lordi
Звонок монстру

13.09.2016

Архив интервью | English version

В нашем журналистском деле порой требуются годы, а то и десятилетия, чтобы достичь желаемой цели. Изначально мы собирались взять интервью у финских метал-монстров Lordi весной 2006 года, когда группа готовила к выпуску свой третий альбом “The Arockalypse”. Однако мы опоздали всего на несколько недель – случилось «Евровидение», которое полностью перевернуло музыкальный бизнес и жизнь группы, и музыканты внезапно оказались вне нашей досягаемости. Но, как говорится, кто хочет, тот дождется, и не прошло и 10 лет, как мы набираем финский телефонный номер и предвкушаем разговор с одним из самых знаковых персонажей в мире металла. Стоит отметить, что наш собеседник принципиально не дает интервью по Skype – видимо, чтобы журналист не смог случайно увидеть его лицо без грима. Однако, наверное, это к лучшему – когда ему не нужно прятаться за маской, Мистер Лорди оказывается милейшим и очень разговорчивым человеком с отличным чувством юмора, которого, похоже, совсем не утомляет необходимость объяснять раз за разом свои идеи и концепции на протяжении целого дня интервью. Нам лично этот разговор доставил не меньше удовольствия, чем посещение концерта Lordi или прослушивание их грядущего альбома “Monstereophonic”, который и стал главной темой интервью. Надеемся, отчасти этот эффект будет вызывать и чтение получившегося материала.

Ваш новый альбом – наполовину концептуальный, половина его песен связана общим сюжетом. Что он собой представляет и почему охватывает не весь альбом, а только вторую его часть?

У нас в Lordi масса идей, которые лежат на полке и ждут своей очереди. И в этот раз мы решили наконец-то воплотить одну из них. А причина, почему концепция связывает только одну половину альбома, заключается в том, что концептуальные альбомы – предприятие довольно рискованное: если фэнам не придется по вкусу концепция, то альбом может провалиться. Поэтому мы решили ограничиться для начала только половиной альбома, а другую половину составить из более традиционных песен Lordi. Кроме того, как вы знаете, концептуальная часть отличается и музыкально, она более современная по стилю, так что мы решили не заходить слишком далеко.

Вы будете исполнять эту концептуальную часть на концертах?

Этот вопрос мне задают сегодня целый день. Нет, не будем, потому что для этих песен нужно две гитары, а у нас в группе только один Амен. То есть, конечно, технически их возможно сыграть в одну гитару, мы пробовали это на репетициях, но в таком виде они звучат не настолько хорошо, как этого хотелось бы. Возможно, в следующем году у нас будет большой тур по Северной Америке, и мы подумаем над тем, чтобы взять второго гитариста - в этом случае исполнение этой истории станет возможно. К сожалению, в нашем графике концертов пока отсутствует Россия, но есть определенная вероятность, что в конце года мы к вам все-таки приедем.

История, которую вы рассказываете на альбоме, завершается в последней песне? Или есть вероятность, что когда-то в будущем она будет продолжена?

Эх, хороший вопрос, я никогда об этом не задумывался. В принципе, история, рассказанная на альбоме, имеет четкий конец. Но это не значит, что у нее в принципе не может быть продолжения, над этим можно подумать. Вообще мы сделали большую ошибку в плане раскрутки этого альбома – надо было вместе с музыкой разослать журналистам тексты. Ведь на этом альбоме тексты особенно важны, а если английский – не твой родной язык, разобрать их на слух может быть проблематично. Однако ни мы, ни наш лейбл об этом не подумали, и сейчас мне задают много вопросов о текстах. Да, у нашей истории есть финал, он достаточно однозначный, но у нее может быть и продолжение.

На днях вы опубликовали весьма откровенный видеоклип на новую песню “Hug You Hardcore”. Почему вы решили обратиться к такой несколько неожиданной (садо-мазохистской – прим. авт.) тематике? Не боишься, что его запретят на YouTube?

(Смеется). Честно говоря, мне совершенно наплевать, запретят или не запретят его на YouTube. Я большой поклонник классических фильмов стиля сплэттер, типа «Пилы», мне нравится во всех подробностях видеть, как бензопила проникает в плоть. А “Hug You Hardcore” по своей тематике как раз напрашивается именно на такой видеоряд. Давайте говорить откровенно – это песня про анальный секс, и это вполне очевидно. Так что в этот раз я позвонил режиссеру и сказал: «Забудь обо всех ограничениях, которые может устанавливать лейбл. Сделай клип настолько откровенным, насколько можешь». Однако когда клип был готов, он показал его мне и сказал: «Это все, что в моих силах. Дальше я зайти уже не в состоянии». И то, что у него получилось, оказалось несколько мягче, чем то, что мне хотелось бы видеть. Это, конечно, не значит, что видео мне не нравится – оно мне вполне нравится, а судя по откликам (смеется), даже эта «мягкая» версия работает так, как надо. Что мне по-настоящему шокирует, так это отклики на видео, которые мы получаем от некоторых фэнов. Мне постоянно хочется сказать: «Что, правда?! Вы мои фэны, и вы меня настолько не знаете? Вы не знаете нашу группу, не знаете, что мы собой представляем?» Даже люди не из круга наших фэнов не имеют с видеоклипом никаких проблем, а фэны говорят (имитирует нытье): «Ууу, я так разочарован, что Lordi делают такие вещи… Верните нам прежних дружелюбных монстров!» Как говорится, и тут прозвенел будильник – мы ведь никогда не были дружелюбными монстрами! Да, мы дружелюбные люди, но наши персонажи совсем не дружелюбны. Вы что, не читали тексты предыдущих восьми альбомов? Там всю дорогую поется о крови, о расчлененке, о варке котят в кипятке и всем таком. Разве вы не видели наши комиксы? Но самый большой шок для меня наступил тогда, когда я понял, что дело не в крови и расчлененке, которую мы показываем в клипе, а в том, что там фигурирует анальный фаллоимитатор! (Общий смех). Для меня это, наоборот, единственная сцена в видеоклипе – если не считать поездку в автомобиле и поедание яблока – которую можно считать нормальной. Я говорю таким людям: «Извините, что вынужден вас огорчить, но такие вещи случаются на самом деле. Это же просто секс!» Да, в видеоклипе показано изнасилование, но это ведь ролик в жанре хоррор, в этом нет ничего такого. Да дело-то, как я выяснил, даже не в изнасиловании, а  втом, что кто-то трахает мужчину в анал. Разве, вашу мать, этим можно кого-то шокировать? Вы что, живете в 50-х годах прошлого века? Такие вещи случаются и в реальной жизни. Конечно, бензопила и каннибализм тоже случаются в реальной жизни, но это преступление. А трахать кого-то в зад – это занятие любовью и отнюдь не преступление. Вот что меня по-настоящему шокировало. Я думал: «И в самом деле?! Этим вы так шокированы? Что за черт? Вы вообще знаете нашу группу»? Хотелось сказать: «Привет, поклонники, приятно познакомиться! Меня зовут Лорди!» (Общий хохот.)

Честно говоря, нас больше всего в связи с этой историей удивило, что видеоклип все еще остается на YouTube, в то время как куда более «кроткие» клипы с него неоднократно удалялись. Вспомни видеоклип Rammstein на “Pussy” – его запретили практически везде…

Да, но со стороны Rammstein это был очень хитрый ход, потому что каждый хотел посмотреть это видео, и все пошли за ним на порносайты. Это была беспроигрышная ситуация для многих людей. Но я могу сказать вам честно, что таких намерений у меня не было, я не хочу, чтобы наш клип сняли с YouTube, но, с другой стороны, я и не вижу, что в нем такого неправильного, я не вижу, почему люди могли бы сказать (изображает насмерть перепуганный голос): «Ой, это так экстремально!» Да, это видеоклип в жанре хоррор, он немного отличается от обычных видеоклипов Lordi, но лишь тем, что в нем не происходит ничего сверхъестественного. Это первый видеоклип Lordi, в котором монстры ничего не делают; все, что вы видите, совершают реальные люди. Но это лишь другой поджанр хоррора, в этом поджанре сняты фильмы типа «Пила» или «Хостел», что-то подобное. Это просто другой подход. А вывод такой: если вам не нравится этот видеоклип, вы не обязаны его смотреть. Это просто чертов клип, кому, вашу мать, какое дело?

Возвращаясь к альбому – как вам понравилось работать с продюсером Нино Лауренне? И почему вы перестали записываться в Америке с Михаэлем Вагенером, который сделал с вами два более ранних диска?

Ну, мы сделали с Михаэлем два альбома, он охрененно крутой чувак! Он просто класс! Но тут такая штука: он живет в этих чертовых Соединенных Штатах Америки! И пусть это охрененно круто провести три месяца в Нэшвилле, тусоваться там и все дела, но проблема в том, что мы уже не молоды, у нас есть и другая жизнь, и порой начинаешь скучать по местному финскому супермаркету, по финскому ТВ и т.д. Поэтому после того, как мы сделали с Михаэлем два альбома, мы захотели делать следующий дома.

На самом деле, этот альбом должен был продюсировать Микко Кармила, который сделал с нами “Scare Force One” (2014). У нас была забронирована студия, забронирован Микко, и тут за несколько недель до начала студийной работы умер мой отец. Я в семье единственный ребенок, а моей маме 80 лет, и нам двоим пришлось заниматься организацией похорон и всем таким – больше никого просто не было. Так что студию пришлось отложить. Затем наступило Рождество, затем Новый Год, наша бронь слетела, а Микко, продюсер, уже должен был заниматься чем-то еще. Следующее свободное время у него было только в августе, то есть, мы бы сейчас только сидели в студии. Из-за смерти папы и всех бюрократических вопросов, с этим связанных, я потерял девять недель. Тогда я позвонил Нико и сказал: «Чувак, ты должен нам помочь. У нас на осень запланирован тур, у нас забита дата релиза, у нас все распланировано, но нет ни студии, ни чертового продюсера. Может быть, ты сможешь помочь?» Он и его группа Thunderstone только что закончили новый альбом, и у них самих намечалась куча концертов. Но, слава богу, ему удалось потянуть за какие-то ниточки, и время на продюсирование нашего альбома у него нашлось. Все хорошо, что хорошо кончается.

К выходу каждого альбома ты разрабатываешь для каждого участника группы новый дизайн костюмов. Нам всегда было очень интересно, а что происходит со старыми костюмами?

Старые костюмы хранятся у нас. Сейчас в Хельсинки идет интересная выставка вещей, связанных с Lordi, и там можно увидеть все наши старые костюмы, надетые на манекены, мои картины, которые я рисовал для обложек альбомов, старые сценические декорации. Выставка открылась в июне, но, к сожалению, в конце месяца она закрывается, осталось всего несколько недель. Но мы ничего не выбрасываем, все это, по сути, лежит на складе. Надеюсь, следующим летом у нас получится сделать еще одну выставку где-то в другом месте и снова все это показать.

Ты столько всего делаешь в Lordi – сочиняешь музыку и тексты, поешь, рисуешь обложки, готовишь дизайн костюмов. Что из этого тебе нравится делать больше всего, а что, наоборот, дается с наибольшим трудом?

О, это простой вопрос. Я очень люблю сочинять новый материал, очень люблю заниматься дизайном новых костюмов, очень люблю создавать что-то новое. Вот что мне нравится больше всего – творить, а это включает и создание костюмов, и рисование обложек, и работу над демо, и работу в студии. Труднее всего мне даются гастроли. Я не хочу сказать, что мне не нравятся гастроли, но для человека, которому постоянно хочется создавать нечто новое – а вы, наверное, знаете, что я постоянно пишу музыку, пишу ее даже слишком много и не могу затормозить – гастроли означают, что ты каждый вечер должен воспроизводить что-то, что ты уже однажды создал. Например, мы поедем в тур через месяц и, конечно, будем играть новые песни – но это для вас они новые, а для нас они уже старые. Мы эти песни слушаем целый год. Я порой сравниваю гастроли и живое исполнение музыки с тем, как если взять художника, который нарисовал «Мону Лизу», и вот он выходит на сцену, где стоит чистый холст, а люди у сцены хлопают и говорят друг другу: «Ну-ка, посмотрим, что он нарисует… О, боже, это Мона Лиза! Вааау! Давай посмотрим, что он нарисует сейчас… О, это какая-то новая картина, я такую еще не видел». Каждый раз ты обязан делать в точности то же самое, что ты уже сделал, и в психологическом плане это для меня труднее всего. Если ты не создаешь ничего нового, ты просто воспроизводишь то, что уже делал множество раз.

Наш следующий вопрос отчасти связан с концертами, а отчасти с «Евровидением». Возможно, это дела давно минувших дней, но мы уже многие годы хотели у тебя об этом узнать. Возможно, ты помнишь, что при народном голосовании на «Евровидении» Россия дала Lordi максимальный балл - 12 очков, то есть, совершенно очевидно, что в тот момент интерес к группе в России был колоссальны. Мы тогда думали, что вы вот-вот приедете и соберете у нас аншлаг на стадионе. Однако никаких концертов за «Евровидением» не последовало, если не считать печально известного выступления на Красной площади, где вы сыграли всего несколько песен, да и то под фонограмму. Нормальный ваш концерт состоялся лишь несколько лет спустя (и оказался весьма плачевен в плане посещаемости – прим. авт.). Неужели никто из российских промоутеров не приглашал вас в Москву на волне успеха на «Евровидении»? Или просто напряженный график помешал?


Я мало что об этом помню. Тут вот какая хрень: фэны, конечно, всегда хотят, чтобы мы играли везде, где это возможно, но от группы это никогда не зависит. Это зависит от промоутеров, концертных агентов, финансирования, графиков и всего такого. Любая группа всегда с удовольствием поедет и сыграет где угодно, и чем больше зал, тем лучше, но артист никогда не выбирает, где ему играть. Окей, возможно, U2 или Мадонна сами могут выбирать, где они будут играть, а где не будут, но группы более обычного уровня не принимают такие решения сами, ты просто едешь туда, куда тебя пригласили. Ты не можешь просто взять и решить: «Окей, а теперь мы поедем в Россию». Нет, ты ждешь, пока русские пригласят тебя приехать, так все устроено. И точно так же с любым другим городом и площадкой – не ты едешь, а тебя приглашают. Это первая часть ответа, а сейчас я хочу прокомментировать это чертово выступление на Красной площади. Это был самый ужасный момент в истории группы. Вы знаете, что там произошло?

Да, мы читали официальное заявление группы по этому поводу.

Не помню, что там было за заявление. Дело было так: мы приехали в Москву и привезли с собой все свое оборудование. (Смеется). И вдруг совершенно неожиданно часа за два до выступления нам заявляют, что у нас есть два варианта – либо играть в акустике… (Дружный смех).

Вау, Lordi в акустике – это было бы очень необычно!

Мы, конечно, тут же заявили: «Нет, мы играем нормальный сет!», но нам сказали: «Нет-нет, только не здесь. Здесь можно выступать либо в акустике, либо под фонограмму». Мы никогда до этого не играли в акустике, так что мы сказали: «Какого черта?! У нас с собой все оборудование, мы здесь для того, чтобы отыграть нормальный живой сет!» «Нет-нет, тогда вам придется выступать под фонограмму». Что делать, я согласился. Наши техники принялись устанавливать аппарат для воспроизведения записанных партий, но нам не дали его использовать, они сказали: «Нет, нам это не нужно. У нас есть CD-плеер». Техники были просто в шоке: «Да вы прикалываетесь, что ли? Нельзя, чтобы группа выступала просто под чертов CD-плеер!» Но они сказали: «Почему, мы здесь так и работаем». На сцене стоял самый обычный CD-плеер, я не мог глазам своим поверить. Что случилось дальше, все знают - CD начал «скакать». Я подумал: «Ну, хорошо, сейчас я этот провал превращу в победу». Концерт проходил в рамках саммита «Большой восьмерки», и одним из пунктов повестки дня была борьба с музыкальным пиратством, и я решил, что когда музыка в следующий раз прервется, я подойду к микрофону и скажу: «Вот что получается, когда вы используете пиратские CD!» Но, вы не поверите, я попытался говорить в микрофон, а микрофон оказался ненастоящим! На нем горела лампочка, но он не работал – это был лишь муляж. Когда мы уходили со сцены, это был самый позорный момент за всю нашу историю выступлений, а за кулисами стоит Клаус Майне из Scorpions, улыбается во всю физиономию, как сукин сын, и говорит: «Значит, вы, ребята, решили выступать в России под фонограмму?» (Общий смех). Сами-то Scorpions, конечно, выступали в акустике.

Безумие какое-то! Надеемся, такого больше не случится.

Не случится. Конечно, на телевидении от нас всегда хотят, чтобы мы выступали под фонограмму, телевизионщики ненавидят тех, кто хочет играть живьем, потому что может порваться гитарная струна, барабанщик может уронить палочку, что угодно еще может случиться. И чтобы подстраховаться, они хотят, чтобы ты выступал под фонограмму. Мы больше никогда не выйдем перед публикой под музыку с обыкновенного CD, его мать!

В наше время, когда у каждого второго есть Instagram, а у каждого первого мобильный телефон с фотокамерой, трудно ли участникам группы держать свою личность в секрете? Приходится ли тебе как-то себя ограничивать, чтобы не попасть в объектив фотоаппарата?

Зависит от ситуации, но обычно нет. Я старый пердун, в душе я до сих пор живу в 90-х. Я ненавижу Интернет, я вообще не знаю, что это за хрень такая - Instagram и Twitter, я не зарегистрирован в Facebook и никогда туда не захожу. Я и электронную почту-то читаю только тогда, когда кто-то звонит мне и говорит: «Тебе пришло письмо, прочти его, пожалуйста». Так что я не вижу в этом особых проблем. Да, иногда во время саундчека на площадке я вижу кого-то с гребаным фотоаппаратом, но если он начинает снимать, к нему подходят наши техники и говорят: «Эй, а ну-ка удали эти фотографии!» Обычно это лишь ошибка, кто-то что-то сделал, не подумав, и особых проблем не возникает. Иногда, конечно, приходится быть начеку, скажем так. Но лично мне как-то пофигу.

Официальный сайт Lordi: http://www.lordi.fi

Выражаем благодарность Ирине Ивановой (AFM Records) за организацию этого интервью

Интервью – Роман Патрашов, Наталья “Snakeheart” Патрашова
Перевод с английского - Роман Патрашов
31 августа 2016 г.
© HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2017 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^

eXTReMe Tracker