В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Catharsis

Catharsis
В условиях, приближенных к боевым

19.11.2014

Архив интервью

Московская группа Catharsis давно и прочно занимает лидирующие позиции в хэви/пауэр-сегменте отечественного металла. Группа много и успешно гастролирует по стране, пополняя и без того немалую базу поклонников своего творчества. 1 ноября «Катары», как их любовно называют поклонники, выпустили новый долгожданный альбом «Индиго», впервые в своей карьере прибегнув к такой актуальной ныне практике финансирования проектов как краудфандинг. Этот релиз, а также состоявшаяся в тот же день презентация пластинки в Москве и послужили поводом для общения с вокалистом группы Олегом Жиляковым.

Олег, от лица нашего сайта я поздравляю тебя и группу Catharsis с выпуском нового альбома и наступившим совершеннолетием команды!


Спасибо за поздравления! Много сил отдано, моральных и физических. Сколько нервов, мыслей, переживаний и сомнений. Вроде можно чуть выдохнуть, спасибо за внимание и интерес к нашему творчеству!

Однако прежде чем поговорить о новом релизе, мне хотелось бы сначала немного окунуться в историю, а именно в историю становления тебя как вокалиста. Расскажи, пожалуйста, в каком возрасте и при каких обстоятельствах ты почувствовал, что можешь приносить людям радость своим пением?

Ну, хотите истории — слушайте! Пионерское детство в летних лагерях принесло «пионерские» музыкальные впечатления, которые поселились на постоянной основе в голове и в душе 12-летнего «Гаврилы». Accept, Motley Crue, Halloween, W.A.S.P — уже тогда эта музыка воспринималась мной как сильная и честная. Детские впечатления оказались на 100% верными. И к шестнадцати годам, «навпечатлявшись», особенно образом Блэки Лоулесса, я пришел к Василию Дронову (Валькирия, Sixth Sense, Nargiz – прим. авт.) с огромнейшим желанием играть на басу. Первый год занятия проходили следующим образом: Вася под метроном играл на бас-гитаре, а я в это время делал «тюк-тюк» карандашиком точно по долям. Потом случилось «возьми гитару», и я начал пытаться играть. И вот мы подошли к историческому моменту! (Смеется.) Извлекая звуки, я пытался что-то подпевать себе, и тут Вася сказал: «Слушай, попробуй, может, тебе лучше петь?». Вот так я начал играть и петь, а потом играть надоело. Так вот до сих пор и пою. Но свои первые уроки с «тюк-тюк» вспоминаю всегда с чувством особой благодарности: «невооруженным» ухом  слышу любую кривизну — метроритмическую, интонационную. Настолько человек сумел развить во мне музыкальный слух!
Хотя, думаю, было что развивать. Вот вырулил на тему «Легко ли стать музыкантом?». — Да, легко, если есть в тебе данные! Можно развить слух, музыкальную память, голос, координацию слуха и голоса. НО! Только в том случае, если они присутствуют в человеке изначально. Глубоко убежден, что никакой, даже самый талантливый педагог не сможет «вытащить»  голос, если его нет! Хотя на кухне все поют. (Смеется.) Так, отвлекся… Ну вот, собственно, первым мной «был обрадован» Василий Дронов, за что ему огромное спасибо!

А тебе спасибо за этот исторический экскурс. Скажи, а что было дальше, в каких условиях формировался вокал Олега Жилякова, которого многие считают одним из лучших метал-вокалистов страны?  Где и как ты учился петь по-настоящему, есть ли у тебя музыкальное образование?

Здесь огромная благодарность моим родителям! Прежде всего они помогли мне сформироваться мужчиной. По окончании общеобразовательной школы я был поставлен перед выбором: хочешь в институт —  поступай, учись. Хочешь в «Гнесинку» (это уже не воспринималось институтом) — дорогой, поступай, учись, но сам оплачивай учебу! Работай, зарабатывай, оплачивай, учись, пой! Во-первых, докажи, что это действительно специальность, во-вторых, не отвыкни работать (в обычном понимании этого слова). Чтобы не получилось так — петь не научился, а вот тяжелее микрофона в руках ничего держать уже не можешь! Таким образом, сначала формировался характер, и это главное. А голос… Повторюсь, когда есть что развивать, запоет любой, пропорционально тому, что дала природа, конечно. Мне по наследству досталось. (Смеется.) По линии отца у нас в роду были замечательные певцы.
Из «Гнесинки» я ушел после 4-го курса. Характер, видно, сильно сформировался. (Смеется.) Но мой педагог дала мне очень много!

А как вообще твои родители оценивают твои вокальные способности и музыку Catharsis?

Отец, к сожалению, уже не оценивает... А мама не пропускает ни одного московского концерта. Я ей доказал, что музыкант — это профессия! Хотя все же закончил и Московский Университет электронной техники.

А у твоей мамы хороший музыкальный вкус! (Смеется.) Предположу, что столь рано заинтересовавшись музыкой, ты не мог не обращать внимания на известных певцов. Кого из отечественных и мировых вокалистов, не обязательно в рок-музыке, ты выделял для себя в ту пору? Кто оказал на тебя влияние?

Тут вот какой парадокс: я не слушал русской музыки вообще, но для себя на заметку брал звучание голоса и манеру исполнения Кипелова, Малинина. Из зарубежных — Элвис Пресли, Михаэль Киске. С Киске, кстати, мы выступали этим летом на одной сцене. Раньше общались только посредством Интернета, а вот сейчас появилась возможность пообщаться лично!

Как прошло общение?

Ну, Михаил как Михаил!  Дрожи в коленях и учащенного дыхания я не пережил… С Пресли, жаль, пообщаться не довелось! (Смеется.)

Что ж, не скажу, что ориентиры, выбранные тобой, меня удивили. (Смеется.) А кого из коллег по цеху отечественных метал-вокалистов ты бы мог выделить сейчас?

Опять же Валерий Кипелов, только, по-моему, его и выделять не надо! Маэстро настолько уже выделился  и продолжает успешно трудиться на этом поприще. Я испытываю чувство глубочайшего уважения к этому человеку за его талант, умение трудиться, за отношение к людям, за то, что он — Человек и Артист!
Евгений  Егоров (Эпидемия), Влад Ивойлов (Amalgama) – интересны. Представительницы женского вокала — Юлиана Савченко (Андем), например…

Спасибо за ответ, я думаю, перечисленным тобой вокалистам было бы приятно прочитать твои теплые слова. Кстати, если закономерно перейти от Валерия Кипелова к группе «Ария», с которой вы уже не раз выступали вместе. Как ты оцениваешь работу Михаила Житнякова на посту вокалиста «арийцев»?

Я считаю, что в лице Михаила «арийцы» приобрели достойного исполнителя. И, что немаловажно, хорошего человека!

Я тоже так думаю. Но вернемся к вопросу об обучении вокалу… Люди, внимательно читающие буклеты альбомов Catharsis, могли заметить, что твоим вокальным консультантом на протяжении многих лет является Галина Радионова. Скажи, пожалуйста, каков ее вклад в нынешнее состояние твоего вокального аппарата?

Ох, Галина-Галина… Ты знаешь, преотвратительная дама! Зануда, педант, упрямая…  Три шкуры сдерет и даже не заметит!... Шучу, конечно. (Смеется.) Мне очень повезло, что встретился человек, который умеет в своей академической вокальной голове  предуслышать, как  может звучать мой голос в той или иной композиции. Причем, подчеркиваю, наша с ней работа базируется на основах академического вокала — это правильное певческое  дыхание, прежде всего, работа мышц, положение гортани, и далее вся неинтересная вокальная кухня. Все это преломляется сквозь призму исполнения музыки «РОКАГАГА НАПРАВЛЕНИЯ», и получается то, что получается. Честно говоря, при разборе новых песен мы с ней копаем до мельчайших подробностей, до интонаций, до интервалов все разбираем. Никогда не идем «крупным помолом». Кто бы слышал в эти моменты диалоги двух взрослых, образованных людей «высокой культуры»! Такие искры летят, такие перлы выдаются. НО! Если человек потом, слушая песню, думает: «Во, взял и спел! Нечего делать, и я так могу!», — значит, вся предварительная рутинная работа была проделана качественно! Но, наверное, самое главное, почему много лет я прислушиваюсь к замечаниям и советам своего консультанта,— я доверяю музыкальному опыту и вокальному уху этого человека! И пока еще не разочаровался, она меня ни разу не подвела!

Ну, вот ты поставил голос, научился правильно петь, но впереди затяжной тур с его колоссальными нагрузками на вокалиста. Как ты поддерживаешь голос в боевом состоянии во время длительных туров? Я слышал, например, что ты полностью отказался от употребления алкогольных напитков, так ли это?

А почему только во время туров? Все время не поддерживаю, а вот во время тура раз — и поддержал!(Смеется.) Нет, так не бывает. У меня своя система! И это не система каких-то разовых действий или манипуляций, это — образ жизни! И здесь я полностью положительный товарищ (смеется), человек, требовательный к себе и строго спрашивающий с себя!
Я занимаюсь спортом, играю в футбол за одну из команд в любительской ветеранской футбольной лиге, причем определение «любительская» очень условно — играют бывшие профессионалы, так что судите сами, какой там уровень. Вообще я веду активный образ жизни! Пиво и диван — не понимаю таких радостей вообще! Вот бег по берегу моря — это мое.
Еще каждую пятницу «мы с друзьями ходим….» Правильно, в баню! Этому посвящен весь день. С утра подготовительный ритуал: заварить чай, кстати, методом экспериментов я научился заваривать так, что самому нравится! (Смеется.) Заварить ромашку — поддавать этим настоем в парилке, что, кстати, очень полезно, если подышать этим! И потом на весь день до вечера — париться! Это огромное удовольствие. И, конечно же, нагрузка немалая,— вот и еще один вид тренировки и поддержания оптимальной формы - как физической, так и вокальной!
Что касается алкоголя — в турах я действительно не употребляю алкоголь вообще! Нисколько. И правило у меня такое — перед выступлением никакого алкоголя. Забавно потом читать: «Жиляков был пьяный и т.д.». Жиляков не бывает пьяным — он столько не пьет! (Смеется.) Я могу выпить немного за компанию — мы же собираемся и группой, и не обязательно группой, и шашлык на море я люблю пожарить, и пиво порой попадается просто сногсшибательное. Но открою секрет, почему я или не пью совсем, или очень-очень малыми количествами: мне физически неприятно нетрезвое состояние. Мне становится некомфортно! Я, предположим, выпиваю две кружки пива, третья уже лишняя… Вот такая особенность организма, за что я благодарен природе. Ну и с мировоззрением совпадает. Меня вот, честно, от футбола «накрывает» более приятно и радостно, чем от алкоголя.
У меня вообще к разного рода «допингам» отрицательное отношение. Курить я попробовал в первый и единственный раз в 4-м классе. Мало того, что не впечатлило, так еще и от отца отгреб так, что вообще в сторону курева забыл думать. Наркоты не пробовал никакой и никогда! Кстати, единственное, что может заставить меня отвернуться от человека, даже не пообщавшись с ним, это информация о том, что человек употребляет наркотики. Резко негативное отношение и абсолютное неприятие — но, думаю, это позиция любого нормального человека.

Спасибо за пропаганду здорового образа жизни, это очень нужные слова, особенно из уст известного рок-музыканта. Однако у нас с тобой получается портрет какого-то абсолютно идеального человека, неужели у тебя вообще нет никаких слабостей?

Под слабостями имеются в виду отрицательные черты? Есть. Дома и в группе я — тиран! В этом я слаб, и ничего не могу с собой сделать.

Ну, приятно осознавать, что ты все-таки живой человек, а не идеал. (Смеется.) Скажи, а помимо голосовых связок владеешь ли ты какими-нибудь музыкальными инструментами?

На гитаре могу поиграть, на фортепиано. «Фантазию-экспромт» Шопена сейчас уже, конечно, не осилю, но аккомпанировать себе получается.

Я спросил, потому что из буклета к синглу «Баллада Земли» не совсем понятно, партию клавишных в piano-version этой замечательной композиции на записи играл ты сам?

Да, это играл я сам.

Теперь давай обратимся к важнейшему историческому моменту. Многие поклонники группы, начинавшие слушать Catharsis, например, с альбома «Крылья», могут и не знать, что изначально группа играла совершенно другую, отличную от хэви-пауэра музыку, и пели в группе совсем другие люди в кардинально другой манере. Расскажи нашим читателям, как произошло это судьбоносное событие, как ты попал в группу Catharsis?

Catharsis же как ребенок  — родился, развивался, взрослел, мудрел, менялся… Вот на одном из этапов развития этакой спирали («по спирали вверх!», слова из песни Catharsis - прим. авт.) в 1999 году на выставке «Музыка Москва» ко мне подошли Юля, Джефф и Мучнов (Владимир Мучнов, экс-барабанщик группы - прим. авт.) и сказали: «А иди-ка ты, Жиляк, в наш терем-теремок жить!» Жиляк и согласился, и стали они с той поры вместе жить. Видишь, судьбоносной для меня стали та выставка и та встреча! Хотя у Игоря, наверное, нужно спрашивать, почему именно я… Как показало дальнейшее развитие событий, не ошиблись в выборе ни Catharsis, ни я… (Смеется.)

К тому моменту ты знал вообще о существовании такой группы, слышал их музыку?

Да, мы же вместе выступали до этого, играли пару концертов. Ребята в моем представлении были хорошими музыкантами с хорошей музыкой.

А где ты пел во время этих совместных с «Катарами» концертов?

Я пел в зеленоградской группе Amon. Ее записи по Интернету вроде гуляют. Я не знаю точно, я не человек сети, меня не опутало, но говорят, что найти можно… Это тоже один из этапов моего становления. Нужно было это пройти, прожить, приобрести тот опыт.

Итак, тебя приняли в группу, и первой, как многие считают, серьезной работой Catharsis с твоим участием стал альбом «Имаго», с которым группа перешла на русский язык в качестве основного. Когда я слушаю его, мне совершенно очевиден серьезнейший потенциал вокалиста, однако техника, как мне кажется, на том альбоме еще не вышла на тот пик формы, который был достигнут к моменту записи следующего альбома «Крылья». А как ты сам, оглядываясь назад, оцениваешь свой вокальный прогресс на данный момент?

Это закономерно, я считаю. Человек взрослеет, вокалист в нем зреет, матереет, с опытом уходят какие-то рамки, в которые студент помещается  в момент обучения, появляется желание пробовать, экспериментировать. Проявляются жизненная, а с ней и творческая смелость, уверенность в себе. И как раз «Крылья» — первый альбом, который прорабатывался мной с консультантом. Галина сумела в нужный момент сказать нужное слово, и я как-то психологически перешел на другой уровень. Это было в переводе на общепринятый русский язык что-то вроде: «У тебя все получается, не надо бояться!». Что именно, я уже не помню, но что-то вот во мне переключилось. Сейчас пение доставляет мне огромное удовольствие: целый арсенал приемов, пользуйся, как считаешь нужным.  И что-то новое вдруг для себя откроешь... В общем, не работа, а наслаждение и релакс.  (Смеется.)

В общем, тебе удается совмещать приятное с полезным, работу и хобби. Но вот ты говоришь «релакс», а я хочу заметить, что песни группы не слишком просты для исполнения вокалистом. Скажи, какие из песен Catharsis являются самыми сложными для исполнения в вокальном плане?

Если серьезно — исполнительское искусство вообще сложное. Музыка — искусство временное. Здесь и сейчас, и только так! В другой раз уже другое исполнение, и музыка, хоть она та же, при другом исполнении уже другая. И вот каждый раз исполнение должно быть на самом высочайшем уровне, — это мое творческое  кредо, если хочешь. Иначе ты просто не имеешь права выходить на сцену. Такой уровень может поддерживаться только систематическими упражнениями, работой, репетициями. Кстати, я считаю, что только дилетант от пения может выдать что-то вроде: «А зачем мне распеваться? Я же профессионал!». И вот при постоянном поддержании такого уровня, вокального и исполнительского, может ли быть что-то сложным в моем репертуаре для меня лично? Нет! Все мои партии проработаны, выстраданы, впеты. Это я сам для себя  выработал такой принцип — довести все партии до такого уровня, чтобы сложностей на сцене не было.  Хотя попеть там есть чего.
И еще, у нас жанр не позволяет выйти на сцену, приклеиться к пюпитру и микрофону и петь, думая, прошло через резонаторы или нет, дыхание на месте или нет? Поешь на автомате, какие-то моменты, конечно, контролируя. Но ведь шоу должно быть, людям должно быть интересно, ярко, искрометно! Вот и стараемся, каждый в группе, не только я.

Что ж, давай, наконец, поговорим о новом, столь долгожданном вашими поклонниками альбоме, который носит название «Индиго». Первый вопрос касается звучания. При создании предыдущего лонгплея, который назывался «Светлый альбомъ», вы сводили альбом за границей у небезызвестного Саши Пета, в этот же раз сведением занимался ваш давний боевой товарищ Евгений Виноградов. Чем обусловлен такой выбор? Неужели группа осталась недовольна работой Пета?


Сведение «Светлого альбома» было очередным экспериментом группы. Мы пришли к выводу, что русское нужно сводить у русских, тем более у проверенных специалистов. Что и как получилось на этот раз, — посмотрим, расслушаем… По окончании записи нас все устраивало. Женяй (Евгений Виноградов, владелец студии Дай Records - прим. авт.) проделал колоссальную работу! Вообще, этот человек заслуживает отдельного интервью, это наш Боб Рок. Здесь надо учитывать еще и человеческий фактор. Надо чувствовать и понимать человека, которому ты отдаешь свое детище. Надо доверять ему и понимать, что человек тебя тоже понимает, любит, не подведет, сделает как для себя. Это первые руки, в которые отдаешь своего ребенка. И это были руки Женяя,— я думаю, этим все сказано.

А сейчас, когда альбом уже вышел, ты уже можешь трезво осмыслить новую пластинку, или, как обычно говорят музыканты, тебе надо год не слышать ее, чтобы оценить свою работу свежим взглядом? Всем ли ты доволен в альбоме?

Абсолютно искренне скажу — альбом после окончания записи я не слушал ни разу!

Это твое осмысленное решение? Почему?

За время подготовки и записи я прослушал его столько раз, что лимит исчерпан на месяц вперед точно. (Смеется.)

При создании этого альбома вы впервые обратились к современной технологии краудфандинга, народного финансирования. Довольна ли группа результатами, и как лично ты относишься к такой методике?

Конечно, довольны. Такое доверие людей, такое отношение — это гигантский стимул! Хочется вывернуться наизнанку, прыгнуть выше головы, укусить свой локоть… Хотя кусать локти, надеюсь, все-таки не придется. (Смеется.) Но это и колоссальная ответственность, конечно же!

Что ж, насколько я могу судить по реакции акционеров в соцсетях, они тоже очень довольны таким сотрудничеством.
Монолог «Индиго» в интро, открывающем пластинку, декламирует Дара Арустамьян, дочь известного по работе с вашей группой поэта Георгия Арустамьяна, и очень многие в рецензиях положительно отмечали ее работу. Кому пришла мысль задействовать именно ее?


Записывая альбом «Крылья», мы много общались с Георгием. Даре тогда было 3 года. Георгий — вообще человек хороший, а как отец и семьянин он может быть примером. Так вот, много было разговоров про детей, про их развитие… И сейчас, когда встал вопрос о выборе кандидатуры для записи монолога, мы без раздумий предложили это Даре. Во-первых, приятно видеть в наших детях личностный и творческий рост, во-вторых, конечно же, это знак уважения и благодарности Георгию. Я думаю, что когда-нибудь мы будем гордиться тем, что сама Дара принимала участие в записи одного из наших альбомов!

На предыдущем альбоме ты дебютировал в роли композитора с фортепианной зарисовкой «Спасибо, друзья!», и вот теперь для «Индиго» ты написал полноразмерную композицию «Живущий по Солнцу». Как вдруг получилось, что ты пришел к сочинению песен, если на протяжении стольких лет такого опыта у тебя не было? Или, возможно, ты все эти годы писал в стол, оттачивая мастерство, и у тебя хватит материала на целый альбом? (Смеется.)

Накапливаются впечатления, накапливается опыт… Всем этим хочется поделиться! Я и раньше принимал участие в написании — указывалось  авторство группы Catharsis. Но с недавних пор по некоторым техническим причинам стало указываться четкое разделение — кто какую ноту в каком такте написал.

В тексте песни «Наш рок» у вас присутствуют отсылки к коллегам в лице Черного Обелиска, Арии и Эпидемии. Как родилась идея такого музыкального хулиганства?

А мы вообще по жизни такие веселые и задорные ребята! И слушателя хотели повеселить, и собрать всех в одну песню. Мы ж все одна семья, одно дело делаем! «Свет и радость мы приносим людям», как говорится…

Я думаю, это удалось, все себя узнали и порадовались. (Смеется.) Однако перейдем к серьезным песням. На мой взгляд, самой яркой, взрывной песней на «Индиго» является «Спарта». Расскажи, пожалуйста, как рождалась эта песня, кто предложил такую необычную для группы тему?

Ах, как тяжело она рождалась! Сколько было у меня претензий по музыке, аранжировке… Надо отдать должное Олегу Мишину. Это человек-нота, человек-музыка, человек-оркестр! Это наш музрук, если хотите. Репетиции проходят под его руководством! Хоть и нелегко ему приходится , в силу ремарок некоторых товарищей, тем не менее, он у музыкального руля, и результат говорит сам за себя!
Текст на эту тему тоже был для меня под вопросом. Но я в очередной раз убедился в прозорливости Джеффа. Тема Спарты — его идея. Несмотря  на внушительный и строгий внешний вид, в душе Игорь романтик. И «Спарта» — еще одно подтверждение сочетания  грамотности, таланта, мудрости и «пылкости взора горящего»! Вообще это настолько разносторонний товарищ, что я не перестаю преклоняться перед его одаренностью! Какое оформление у альбома — приятно взять в руки, хочется полистать буклет! И все это — работа Джеффа! А сколько у него еще амплуа — огого!

Кстати, о темах песен. На «Индиго», как и на предыдущих альбомах, есть песни, тексты которых принадлежат перу Маргариты Пушкиной. Она даже обмолвилась как-то, что один из текстов она написала по твоей личной просьбе в благодарность за твое участие в ее проекте Margenta. Что это был за текст?

Это «Дитя штормов».

Я так и думал. Скажи, не сложно ли тебе было впевать такой непростой, насыщенный текст?

Надо сказать, что Ритины тексты поются всегда очень легко. Это обусловлено талантом автора — в самой лирике уже присутствует мелодика. Если кто не читал ее стихов — попробуйте! Откроете для себя очарование и многогранность лирики Маргариты  Пушкиной. Ее слог настолько емкий, умный, изящный, «вкусный»! Я считаю, это уникальное явление. Для меня песня с текстом Маргариты — как десерт для ребенка. Так что впевать было и не сложно, и несказанно приятно. А исполнять — сплошное удовольствие!

Надо сказать, что эта песня однозначно является жемчужиной альбома, хорошо, что и музыкантам она так нравится. Честно говоря при ее прослушивании в воображении так и встает образ бушующего моря… Исходя из этого хочу задать вопрос, который много лет мучает поклонников Catharsis: когда же у группы появится полноценный постановочный видеоклип, тем более, что намеки на его возможность были озвучены при запуске краудфандинг-проекта для «Индиго»?

Есть в планах, что-то, но ничего конкретного я сказать не могу. Думаю, когда срастется большое количество составляющих, — выстрелим и по этой мишени!

Хочется надеяться, что этот выстрел не за горами, и наш сайт сообщит об этом первым.
Что ж, давай от студийной работы перейдем к живым концертам. Ни для кого не секрет, что от многих коллег тебя выгодно отличает точно выверенный сценический образ. Вот и на прошедшей 1 ноября презентации «Индиго» ты предстал перед публикой в новом парчовом фраке, который был по достоинству оценен собравшейся публикой. Почему тебе не хватает, например, кожаных штанов и черной футболки с логотипом группы, как многим другим исполнителям? Как рождаются на свет все эти замечательные костюмы?


А в нашей группе все музыканты стараются радовать не только слух, но и глаз. Одна Юля (Юлия Чумакова, клавишница - прим. авт.) чего стоит. Но она девушка — там вообще поле непаханное мыслей и фантазий! Каждый из музыкантов продумывает свой образ. Это отношение к работе и к слушателю. Хочется дарить людям положительные эмоции.
А что касается кожаных штанов и футболки — был случай: в одном из городов с нами за ужином сидел звукач — как раз такого вида, как описанный тобой традиционный образ в представлении обывателя. Подходят местные братки: «Ну че, типа, кто такие?» Мы отвечаем: «Рок-музыканты, такая-то группа». Смотрят недоверчиво мутным глазом, потом выдают: «Ну, вот этот сразу видно, популярный (показав на звукача), а вы-то кто?». Долго мы смеялись потом… Я не против футболок и кожаных штанов. Я против отношения, когда в чем пришел, в том и на сцену вышел. Отсюда еще одна составляющая в нашей работе — придумай образ, костюм, воплоти все это! У меня нет стилиста, весь мой образ мной увиден, выстроен и воспроизведен в жизни. На костюмах вышиваю свой автограф (не вручную, конечно же, не Марья-искусница). (Смеется.)

И вот еще один вопрос по поводу сценического имиджа. Во времена, опять же, «Имаго» ты был жгучим брюнетом, однако уже много лет ты блондин. С чем была связана столь решительная перемена?

Это был эксперимент, который оказался удачным. И к тому же брюнет-то у нас есть! Жгучий, красивый, наш секс-символ — Александр Тимонин (басист - прим. авт.). Это дружище мой, очень его люблю! А еще есть шатен — наш Толян (Анатолий Левитин, барабанщик - прим. авт.). Какого парня воспитали и вырастили, на зависть всем, красавец во всех отношениях!

Вот так в ходе интервью, посвященного тебе, ты умудрился похвалить всех остальных участников группы! (Смеется.) Возвращаясь к презентации... Расскажи, как она прошла, насколько я понимаю, в клубе был биток? Как вам поддержка поклонников в этот раз?


Любим мы наших поклонников, очень! Поддержка и внимание очень важны, — иначе работа вообще теряет смысл. Это как если есть произведенный продукт, но нет рынка для реализации. Поэтому, например, песня «Спасибо, друзья!» в свое время сложилась моментально сама собой. Что называется — накипело, вызрело. Именно потому, что нашу публику мы очень ценим и уважаем и очень ею дорожим. Так отрадно видеть в зале лица, которые знаешь много лет. Ты видел те букеты, которые нам подарили? Плох тот артист, который уходит со сцены без цветов — это не я сказал, а кто-то умный задолго до меня. А чего стоит торт, который создали наши «ауры» нам в подарок! (ауры — члены официального фан-клуба группы - прим. авт.) Именно создали — это был шедевр! И прекрасны взаимоотношения между нами и нашими поклонниками, — это и есть Catharsis!

Презентация «Индиго»прошла  в новом для Catharsis клубе RED. Комфортно ли было находиться на сцене, хороший ли был звук? Многие слушатели отмечали слишком большую высоту сцены, что ты можешь сказать об этом?

Хочу отметить отношение администрации и персонала — было комфортно на сцене и за сценой. Что касается звука на сцене, я не в курсе, так как у меня персональный мониторинг. По уютности и приятности клуб хорош,  рекомендую!  

Кстати говоря, у многих групп есть некие ритуалы, предшествующие выходу музыкантов на сцену. Есть ли что-то подобное у Catharsis?

Есть!

Но ты его, конечно, не раскроешь? (Смеется.)

Конечно, не раскрою. Это слишком личное и касается только Catharsis.

Олег, музыкально ты востребован и помимо основной деятельности в Catharsis.Тебя нередко зовут исполнить партии гостевого вокала в том или иной проекте. Как ты выбираешь, где участвовать, а где нет?

Я открыт для подобного рода обращений. Особенно для начинающих групп. Стараюсь уделить внимание всем обратившимся, если это получается по времени! Объясню почему, — я очень хорошо помню свои ощущения в том возрасте, о котором в самом начале говорил, от возможности или невозможности увидеть вживую того или иного музыканта. А об общении с ними и мечтать нельзя было! Кто знает, как сложился бы мой путь вокалиста, случись на моем раннем пути профессионал… Я хочу своим участием в проектах молодых музыкантов дать им что-то, какой-то опыт, направление. Поддержать как-то.  А в проектах коллег поучаствовать — почему нет? Каждый раз открываешь для себя что-то новое.

А с кем бы ты в свою очередь хотел спеть вместе?

С Брюсом Дикинсоном и Энди Дерисом. Это и к вопросу о музыкальных пристрастиях сейчас.

На каком концерте ты был в последний раз в качестве слушателя?

Mr. Big. Отдал дань уважения детским впечатлениям.

Ну и как впечатления?

Отличный концерт!

А вообще есть ли у тебя какие-либо внемузыкальные хобби, чем ты любишь заниматься в свободное время?

Спорт во всех его проявлениях! Во многих игровых видах я без  ложной скромности могу показать  неплохой результат. Люблю море, в любую погоду! Несколько раз выбирался на морскую рыбалку, — друзья приглашали, этакие «морские волки». На лодке уходили далеко в море — берега было не видно, еще и волна энергично покачивала... Не совсем мое, конечно, но интересно и ощущения — не передать! Люблю путешествовать, интересно посмотреть, где, как люди живут.

А теперь очень серьезный вопрос: что ты думаешь о многочисленных отменах концертов зарубежных тяжелых команд, случившихся в последнее время?

Да неприятно все это! Я не понимаю и не принимаю этого. «Слишком много имен для Него одного» (слова из песни Catharsis - прим. авт.). Если все происходит на этой почве — то это вообще глупо. Нельзя руководить пристрастиями человека в этой сфере. Пытаясь что-либо запретить, вызываешь многократно возросший интерес и протест!

Ну, и в завершение каверзный вопрос. Всем известна горячая любовь поклонниц к тебе, я сам неоднократно наблюдал, как после концерта стайки юных девушек окружают тебя, не давая прохода. Как в таких непростых условиях ты умудряешься хранить верность любимой женщине?

(Смеется.) Как в условиях очень тяжелых, приближенных к боевым! А теперь уже без вопроса, если можно... Ребята, позвольте отдать вам наше тепло, доброту, расположение, искренность, — вы этого достойны, а мы вам очень благодарны за то, что вы есть!

Официальный сайт Catharsis: http://www.catharsis.ru

Вячеслав “Slash” Куприянов
19 ноября 2014 г.
(с) HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2018 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker