В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Oomph!

Oomph!
За свободу, за образование

30.10.2014

Архив интервью | English version

Близится Хэллоуин - время вырезать тыквенные светильники, наряжаться монстрами и ходить на вечеринки. В этом году с вечеринками особенно повезло жителям и гостям нашей северной столицы - у них есть возможность отметить праздник в компании Деро Гои, вокалиста немецких индастриал-металлистов Oomph! Правда, в этот раз Деро приезжает не петь, а ставить музыку, под которую вам, дорогие друзья, предстоит зажигать. Однако, надо полагать, Деро в качестве диджея - уже залог отличного вечера. Все остальное зависит от вас самих. В преддверии питерского визита музыканта мы связались с ним по Skype, и он поделился своими мыслями насчет записи нового альбома Oomph!, музыкального сообщества, мировых проблем и, конечно, Хэллоуина.

Как, по-твоему, Санкт-Петербург - это лучшее место, где можно «пережить» Хэллоуин?


Очень на это надеюсь! Ведь именно это я и намереваюсь сделать. (Смеется.) Я уже бывал в этом городе, и мне там очень-очень понравилось. Он не такой многолюдный, как Москва, его архитектура очень-очень интересная, люди дружелюбные и приятные, а еще мне нравится, что он повсюду окружен водой. В общем, классный город. Так что да, мне не терпится туда приехать, потому что это место отлично подходит для Хэллоуина.

То есть Москва тебе не очень?

Москву я тоже люблю! Но это совершенно безумное место, там столько народу! Я четыре часа летел до Москвы, а потом еще четыре часа добирался из аэропорта в город! Для меня это вообще дикость. (Смеется.)

Но все-таки было бы неплохо, если бы ты и в Москву заехал…

Да, я надеюсь, что скоро это случится. Приезд в Москву – это всегда такая встряска для нас. Там очень классная публика, она принимает наши шоу с такой энергией, с таким энтузиазмом. Я правда очень хотел бы приехать туда с DJ-сетом. Москва замечательная. Но пробки у вас чудовищные. (Смеется.)

Ну, может, заедешь в следующий раз… Вообще, как ты относишься к Хэллоуину? Это твой любимый праздник?

О, ну у меня же двое детей, поэтому Хэллоуин у нас проходит очень весело – они развлекаются, наряжаются всякими там зомби, вампирами и т.д. Мне приятно видеть, что этот праздник приносит им столько радости. Но и мне самому он нравится, потому что как музыкант я очень люблю наряжаться, примерять на себя разные образы. Это часть моей работы, и я с удовольствием придумываю себе новые роли – собственно, этим я с Oomph!, в основном, и занимаюсь. Мне кажется, что, будучи певцом, надо быть и актером тоже. Ты должен перевоплощаться. Ты можешь быть то шизофреником, то монстром, то хорошим парнем, то вампиром, то зомби. Вот в Oomph! я как раз всякие такие роли играю. (Смеется.)

А какая роль нравится тебе больше всего?

Ох, ну… Слишком много, я даже выбрать не могу. Может быть, шизофреник, в котором сосуществует множество разных личностей, – потому что тогда у тебя вроде персонаж один, а ролей много. (Смеется.) Да, наверное, он.

Насколько много в этих персонажах тебя самого? Они создаются на основе каких-то граней твоей реальной личности, или ты их, скорее, просто выдумываешь?


Думаю, здесь все так же, как и в профессии актера – ты можешь сыграть кого-то хорошо и убедительно только в том случае, если вложишь в этого героя частицу собственной души. Конечно, Джек Николсон не серийный убийца. Но мне кажется, что какими-то фибрами своей души он может проникнуть в души таких людей. И поэтому он выглядит в своих ролях настолько убедительно. Я как певец стараюсь делать то же самое. Естественно, я тоже не маньяк или массовый убийца, но я могу представить себя на месте тех людей, кто перешел черту, кто вступил в запретную зону. Это интересно. Думаю, если бы я был актером, я бы хотел играть такие роли – таких разрушенных изнутри людей, в жизни которых случился ужасный перелом.

А ты не хотел бы и правда попробовать себя в актерстве – раз уж оно так активно присутствует в твоей музыкальной карьере?


Ну, я бы не отказался, скажем так. Если бы мне предложили хорошую роль, я бы сказал: «Окей, давайте посмотрим, что из этого может получиться». Никогда не говори никогда. Хотя мне кажется, что, будучи музыкантом, вокалистом группы, ты максимально свободен в своем творчестве. Если ты актер, тебе приходится играть свою роль так, как того хочет режиссер, продюсер и т.д. Но как музыкант ты абсолютно свободен. У нас есть своя студия, мы сами себе продюсеры, мы сами пишем себе материал – так что мы ни от кого не зависим. И в этом огромное преимущество музыкантов перед актерами, на мой взгляд. Может, этим объясняется тот факт, что многие актеры хотят заниматься и музыкой тоже. Просто они заметили, что музыка дает им бОльшую свободу. Взять… ну даже не знаю… Джульетт Льюис, например. Или вот у Джонни Деппа тоже есть, по-моему, своя группа. И у Киану Ривза… Они прочувствовали разницу, понимаешь?

Ну ладно, свободный музыкант, тогда расскажи, как обстоят дела с новой пластинкой Oomph! – вы ее готовите?

Конечно-конечно! Мы вовсю работаем над следующим релизом, и я могу с гордостью сообщить, что он будет кардинально отличаться от нашей предыдущей пластинки (“Der Wahnsinns fette Beute”, 2012). Этот альбом будет крайне мрачным, меланхоличным, тяжелым, жестким и роковым. Он будет совсем другим.

Как любопытно! Почему вы решили податься в эту сторону?

Не знаю. Думаю, это просто стремление к новым открытиям. Предыдущая глава была очень важной для нас – мы хотели показать, что мы способны на самоиронию. Но теперь, когда эта цель достигнута, нам нужно делать следующий шаг. А за ним последует другой – тоже совершенно отличный. Мне кажется, удивлять от альбома к альбому – это нечто вроде торговой марки Oomph! Так что мы опять готовим сюрприз.

Да, этим вы славитесь. Но у вас никогда не возникает ощущения, что все уже сказано и людей больше ничем не удивишь?

Не знаю, я не могу отвечать за других, я высказываю только свое мнение. Если, будучи музыкантом, станешь слишком часто задумываться о том, как слушатели, масс-медиа, журналисты отнесутся к твоей новой работе, ты пропал. Ты должен быть свободным в своем творчестве, ты должен отражать в нем себя самого. Хотя, пожалуй, в мире слишком много музыкантов, которые очень беспокоятся именно об этой стороне вопроса. И потому музыка становится все более и более стереотипной. И потому так многие команды, на мой взгляд, повторяют сами себя слишком часто и слишком долго. Мне нравятся группы, которым хватает смелости развиваться, хватает смелости удивлять и открывать новые двери. И мы с Oomph! как раз стараемся быть такой группой. Мы не рассуждаем: «А будет ли это пользоваться коммерческим успехом?». Как известно, люди очень сильно склонны к консерватизму. Но то, что музыкальные потребители внутри любого жанра, в большинстве своем, консервативны – а это действительно так: поклонники металла довольно консервативны, любители готики довольно консервативны, поп-фанаты туда же, да и вообще в любом стиле и направлении, на мой взгляд, хватает консерватизма, – вовсе не значит, что я должен ориентироваться на их вкусы. Я могу полагаться лишь на свой внутренний голос. И если он говорит мне: «Попробуй что-нибудь новое», – я делаю это, не боясь реакции слушателей. Как музыкант, ты должен оставлять за собой эту свободу. А понаблюдать за тем, как люди в итоге примут твою музыку, вообще очень забавно.

Тогда как вам удается сохранять свежий взгляд на творчество?

Думаю, лучший способ – это идти по жизни с открытыми глазами и ушами. Нужно относиться ко всему с интересом, по-прежнему. Я человек, убежденный в том, что жизнь – это постоянный процесс самообразования. Я хочу учиться, я хочу развиваться, я хочу исследовать новые просторы. И до тех пор, пока я не потерял интерес к миру, пока я испытываю к нему любопытство, у меня будет новый материал для песен. Только посмотри, как быстро наш мир меняется – даже несмотря на то, что периодически возникает чувство, будто история время от времени повторяется, скорость этих изменений все равно поражает. Все эти информационные технологии полностью преобразовали нашу действительность. Так что перед нами открыто столько разных областей, столько разных тем, к которым мы можем обратиться в своей музыке и текстах. Все зависит от твоей собственной заинтересованности – вот это действительно важно.

Раз уж мы заговорили о переменах, скажи, какие из них тебя радуют. И есть ли такие, которые огорчают или вызывают раздражение?

Да, есть, конечно. Я не люблю невежество, нетерпимость, узколобых людей. Я не люблю предубеждения и все в этом роде. А люблю свободу. Для музыканта, артиста естественно любить свободу. Я хочу иметь полную свободу самовыражения – и я желаю всем другим того же. Все должны быть вольны делать то, что хотят, если только их поведение не наносит вреда другим людям. Конечно, абсолютной свободы не существует, потому что если одному человеку дать абсолютную свободу, будет ущемлена свобода других, так что с вольнодумием нужно быть осторожнее – безусловно, тут нужны какие-то границы. Но все же нужно стараться предоставить всем максимум свободы. Достичь этого трудно, но мне очень повезло – я живу в регионе, который я и глазами, и сердцем воспринимаю как свободный. Я поездил по всему миру, так что мне есть, с чем сравнить. Мне нравится мое положение, мне нравится, что я могу высказывать свое мнение, не боясь ни властей, ни еще каких других структур и организаций. Это очень хорошо. Я осознаю это, я знаю, как мне повезло, но, в то же время, я понимаю, что нам нужно сильно постараться, чтобы сохранить эту свободу. Потому что многие люди хотят следить за нами, хотят подчинить нас себе, подавить нас и получить контроль над нами. Меньшинство хочет управлять большинством. Это, конечно, большая угроза. Мне нравится древнегреческая демократия, в которой вся власть принадлежала народу, но от него требовалось получать образование и реально разбираться в том, что происходит вокруг. Образование – это очень-очень важно, потому что невозможно адекватно воспринимать окружающую действительность, если у тебя его нет. Это вообще самое главное. Нужно давать людям образование, нужно учить детей по всему миру как можно лучше. Образованный народ не так легко сбить с толку. Так что я за образование и за свободу в ее лучших проявлениях.

Ты сказал, что у вас кипит работа над новым альбомом. Не расскажешь, как это все происходит? Как вообще создаются ваши альбомы?

Ну, песни для Oomph! пишутся множеством разных способов, потому что в этом деле задействованы все три участника группы. Обычно каждый из нас пишет по 5-6 песен самостоятельно в своей маленькой домашней студии. Потом мы встречаемся, собираем все песни в кучу, обсуждаем их, пробуем сыграть, а потом решаем, какие идеи мы будем использовать, а какие отбросим. За этим следует период, когда мы устраиваем совместные джем-сессии – после них к нам порой присоединяются другие музыканты. Наши джем-сессии открыты для гостей, и потому некоторые наши знакомые музыканты, наши старые друзья вливаются на этом этапе в работу над новым альбомом. Так было и в этот раз, и при записи наших предыдущих пластинок. Можешь проверить – все эти люди перечислены в буклетах наших дисков. И это очень здорово. Это помогает сохранять свежесть восприятия – в продолжение ответа на твой вопрос про свежий взгляд, нужно на все смотреть шире, в том числе и на возможности сотрудничества, которые возникают на этапе джем-сессий, нужно привлекать больше разных людей. Если какой-то наш друг подкидывает во время такой сессии хорошую идею, мы указываем его как участника записи. Это основа нашего подхода к музыке. Но, конечно, мы пишем и сами. Так что наши песни складываются из многих элементов, и мне это очень нравится. Мне нравится, как мы пишем и продюсируем свою музыку, потому что это очень естественный процесс, и он доставляет нам массу удовольствия. У нас в группе три мужика – думаю, все в курсе, – и мы не приспособлены рожать детей, поэтому нам приходится записывать CD.

Ну, похоже, вы хорошие отцы (или, в данном случае, матери – даже не знаю)…

Надеюсь, надеюсь! Мы очень снисходительны к своим ублюдкам.

Дата релиза вашего нового альбома уже определена?

Ну, мы надеемся выпустить его в начале следующего года. Такова наша цель. И хотелось бы верить, что очень скоро мы сможем вернуться в прекрасную Россию и удовлетворить наших невероятно классных, энергичных, сумасбродных фанатов. Я обожаю российскую публику – она такая честная и искренняя. Люблю вас.

Будем с нетерпением ждать… Но это все-таки еще неблизкое будущее, а вот до DJ-сета осталось всего ничего. Что ты планируешь ставить и как собираешься зажигать в эту мистическую ночь?

Ну, я, знаешь ли, дитя 80-х. Я рос на многих разных стилях музыки. С одной стороны, я воспитан на группах вроде AC/DC, Motorhead, Metallica и тому подобных. С другой стороны, была электронная музыка, которая у меня в почете до сих пор – Depeche Mode, Kraftwerk, Einstürzende Neubauten, D.A.F., Liaison Dangereuse, еще много кто… Ultravox, Soft Cell… Теперь я стараюсь сочетать все это со своими более современными музыкальными предпочтениями. Помимо прочего, я был неравнодушен к гранжу и ню-металу, так что я ставлю еще и Korn, Rage Against The Machine, Nirvana… Я стараюсь, чтобы сет был максимально разнообразным, потому что мне самому нравятся такие дискотеки и такие клубы, которые умеют удивлять. Я не люблю монокультурные клубы, где можно послушать музыку только какого-то одного стиля. Мне такие заведения кажутся слишком скучными. Так что сам я стараюсь составлять как можно более разнообразные сеты. Немного «темной» музыки, немного электроники, немного танцевальных треков, но при этом еще и всякие композиции потяжелее – все вместе. Надеюсь, что смогу угодить всем. Хочется верить, что получится достойный саундтрек для Хэллоуина.

Ага, я как раз собиралась спросить, будет ли твой сет как-то отражать тематику праздника, но, насколько я понимаю, он в большей степени отражает твои личные музыкальные вкусы…

Да, в основном. Но, как мне кажется, из-за того, что значительную часть моего сета составляет мрачная музыка, он подходит Хэллоуину. Темная, готическая музыка идеально соответствует Хэллоуину. Думаю, ее стоит включить в сет – она отлично сочетается с атмосферой праздника. Будет то, что надо. Но тут есть еще один важнейший момент: нужно ведь развлечь людей. Вы приходите на вечеринку, демонстрируете всем вокруг свой костюм, свой образ – и, естественно, вам хочется отжечь под классную музыку. Поэтому, конечно, должна быть и такая музыка, под которую можно побеситься, типа “Song 2” группы Blur. Или “Killing In The Name” от Rage Against The Machine. Вот под такие песни самое оно поколбаситься.

А собственные песни ставить будешь?

Ох, ну, вообще, я смущаюсь ставить нашу музыку, когда диджействую. Мне не нравится заниматься такими вещами. Но если много народу станет просить, чтобы поставили нашу музыку, я мог бы… Я надеюсь, что там будет еще какой-то местный диджей – тогда я мог бы сказать ему: «Так много народу хочет послушать наши песни, но я не хочу делать это сам. Меня это как-то напрягает. Ты не мог бы включить их в свой сет? Было бы здорово». Надеюсь, будет такая возможность.

На тебе будет какой-нибудь костюм?

Ой, не знаю. Я же диджей, а не посетитель. Даже не знаю… Отчасти, да, возможно. Но не то чтобы прямо костюм. Нечто поскромнее. (Смеется.)

Но куда же без мейкапа?

Он будет, но немного. Все-таки, по большей части, я останусь самим собой. Потому что, представляешь, сходятся люди, которые прочитали: «О, Деро из Oomph! будет диджеить», – и вот они попадают в зал и говорят: «Где он? Ага, вон там какая-то странная мумия за пультом. Ну да - ну да, рассказывайте, что это Деро из Oomph!. Ха-ха-ха!»… Боюсь, это не лучшая идея…

Хорошо, а в детстве у тебя был любимый костюм?

Да, вампир.

Вот интересно, почему все дети так любят вампиров?


Не знаю, из-за кровищи, возможно. Из-за клыков и кровищи.

Но у тебя серьезно был такой костюм, или ты больше на силу воображения полагался?

Не-не-не, я действительно был вампиром, самым что ни на есть. (Смеется.)

Фотки сохранились?

Да, где-то были. Может, я их раздобуду как-нибудь и вывешу в сети на следующий Хэллоуин.

Что для тебя выступления в качестве диджея? Это некая страсть, твое хобби, способ лишний раз подзаработать или что-то другое?


По большей части, это, конечно, просто развлечение. Это нечто совершенно не похожее на то, чем я занимаюсь как музыкант. Для меня это повод повеселиться. Ездишь себе по разным городам, встречаешься с приятными людьми, ставишь песни из своей сотни самых-самых любимых хитов на все времена – и сам получаешь удовольствие. Мне это правда в радость. Я очень редко бываю на вечеринках, потому что я все время в делах – то интервью даю, то с туром катаюсь, то в студии сижу, то тексты сочиняю, то репетирую к следующему туру и т.д. Люди думают, будто у нас что ни день, то вечеринка – ничего подобного! Вот только и побываешь на вечеринке, когда сам ею заправляешь. (Смеется.)

Чего еще тебе не хватает в жизни?

Времени, конечно. Свободного времени. Такого времени, когда ты можешь полностью расслабиться. Чего-то в таком духе. Мне правда не хватает времени с семьей и друзьями. Но это цена, которую приходится платить, если твое хобби становится твоей работой. И все же я стараюсь освобождать себе время, стараюсь не терять контакт со старыми друзьями и продолжаю жить и вне своей профессии тоже. Очень важно твердо стоять на земле, потому что как музыканта тебя постоянно окружают люди, которые говорят тебе, что ты лучший, – но это очень вредно для твоего эго. Так что очень важно поддерживать связь с теми людьми, которые честны с тобой. Я не хочу превратиться в такого типичного рок-н-ролльного засранца с задранным носом, который считает себя пупом земли. Это такое позорище. Я встречал очень много музыкантов, которые ведут себя именно так, и каждый раз задавался вопросом: «С чего вдруг? Если не ты, так кто-то другой был бы на твоем месте. Не думай, что ты такая большая шишка». Удивительно, что, при этом, многим музыкальным фанатам нравятся именно такие «звезды». Ума не приложу, почему. Людям нравятся засранцы, им нравится поведение капризной дивы, но я сам этого не переношу. Мне нравится энергетика рок-музыки. Но мне не нравится, как многие рок-музыканты себя ведут. И поэтому у меня не так уж много друзей среди них. Они такие мерзкие людишки.

А у тебя есть такие увлечения, на которые ты хотел бы выделить побольше времени, чтобы заняться ими посерьезнее и добиться каких-то ощутимых результатов?

У меня есть лицензия дайвера, и я хотел бы заниматься дайвингом почаще. Последний раз я погружался на Красном море в 2012 году, и с тех пор у меня не было такой возможности. Но я хотел бы возобновить это дело.

Круто, тогда я желаю тебе, чтобы такая возможность поскорее представилась! Что ж, время сворачивать наше интервью, но прежде, чем мы расстанемся, давай ты передашь привет своим российским фанатам?

Давай! Спасибо всем, кто знает Oomph! и продолжает верить в нашу музыку, несмотря на то, что нам хватает чертовой наглости так сильно меняться. Я знаю, что вам тяжело принять некоторые наши выкрутасы, но я рад, что вы продолжаете слушать нашу музыку. Это очень-очень круто с вашей стороны, и я очень благодарен за возможность вернуться в Россию, навестить Санкт-Петербург. Мне очень нравится ваш народ, вы душевные и непредвзятые, вы полны энергии и энтузиазма, вы полны Oomph!, вы офигенные!

Официальный сайт Oomph!: http://www.oomph.de

Выражаем благодарность Юлии Давыдовой (Kultprodukt) за организацию этого интервью

Ксения Артамонова
10 октября 2014 г.
© HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2018 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker