В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Martin Walkyier

Martin Walkyier
Третий и последний шанс

25.01.2013

Архив интервью | English version

*** АРХИВНЫЙ МАТЕРИАЛ - 2004 ГОД *** Уже почти 20 лет Мартин Уолкиер остается одним из самых харизматических фронтменов на британской тяжелой сцене. Он впервые прославился в рядах яростных трэшеров Sabbat, а еще ярче раскрылся, исполняя навороченный фолк-метал в составе Skyclad. Когда настало новое тысячелетие, Мартин принял судьбоносное решение расстаться со Skyclad после 10 лет совместной работы и временно ушел со сцены. Возможно, вы что-то слышали о его проекте Return To The Sabbat, но он оказался лишь недолговечной попыткой воскресить дух старых Sabbat. Теперь у Мартина новая группа The Clan Destined, которая только-только начинает свой путь. В составе коллектива также числится басист Искария (экс-Immortal, также участник Necrophagia), что уже само по себе вызывает массу вопросов относительно будущего стиля и текстовой направленности группы. Мы решили не тянуть с этими вопросами и получить на них ответы прямо сейчас…

(ОТ РЕДАКТОРА - 2013 ГОД: Юбилейный для нашего сайта 2012 год закончился, однако мы продолжаем выкладывать в данном разделе архивные материалы, которые наши авторы сделали до того, как начали работать с HeadBanger.ru. Как показал опрос в нашей группе Vkontakte, эти старые интервью по-прежнему привлекают внимание читателей, и они хотят, чтобы эти материалы снова были доступны широкой публике. Ну а для нас это возможность еще раз пережить некоторые из запоминающихся моментов своей деятельности в качестве журналистов, и мы, конечно, не станем отказывать себе в этом удовольствии...)

Насколько мы знаем, твоя группа The Clan Destined сейчас записывает первое демо. Как оно будет распространяться – через какой-нибудь лейбл, дистрибьюторов или какими-то другими способами?

Это всего лишь демо-запись, и мы выпустим ее самостоятельно. Однако мы приложим все силы, чтобы сделать ее настолько классной, насколько возможно. На ней будет шесть треков общей продолжительностью примерно 30 минут, распространяться она будет через наш сайт www.theclandestined.com, а дальше посмотрим. Мы открыты для лейблов, мы готовы говорить с самыми разными людьми и рассмотреть все возможные варианты развития.

То есть, вы действуете по классической схеме – записываете демо, а потом рассылаете его по лейблам…

Да, мы определенно возвращаемся к корням! Мы хотим записать демо максимально хорошего качества. Конечно, по тому материалу, который размещен у нас на сайте, трудно судить о качестве звука, это ведь все-таки файлы mp3, но я могу гарантировать вам, что демо будет звучать очень хорошо. В записи и продюсировании нам помогают очень хорошие люди, и я надеюсь, что когда работа будет закончена, ни у кого не будет претензий к звуку. (Смеется).

Пока мы слышали только предварительный микс одной песни, которую можно скачать с вашего сайта…

Там нет ни соло-гитары, ни вокала, да и продюсирования как такового нет. Сейчас мы добавили на сайт еще один файл – это соло партия нашего гитариста Ли Кэссиди к одной из песен. Ее стоит скачать, вы сможете оценить, как он играет, а он очень хороший музыкант.

Окей, давай вернемся немного назад и поговорим о возникновении The Clan Destined. Что ты подумал, когда получил первое письмо из Норвегии от Искарии? Ты к тому времени был знаком с музыкой Immortal? И как она тебе?

Мне очень нравятся Immortal. Я не могу назвать себя яростным поклонником, который скупает все диски и все майки данного коллектива, но я их слышал, и они мне очень понравились. Это одна из лучших групп в экстремальном блэке. Когда в 2000 году я ушел из Skyclad, я стал получать множество демок, но большинство из них не отличались особой оригинальностью. Но когда я получил демо-компакт от Искарии, уже через 30 секунд его прослушивания я понял, что хочу работать с этим парнем. Его музыка очень тяжела и брутальна, но в ней есть мелодия и своеобразная атмосфера, а мне это очень интересно.

Что было на этом компакте? Искария записал там свои версии твоих песен или собственный материал?

Только собственный материал, который он сочинял в течение двух лет. Он сочинял его специально под мой вокал, но очень долго он не мог набраться смелости, чтобы написать мне. А потом он все-таки решился и связался со мной по электронной почте, я выслал ему свой почтовый адрес, и он прислал мне компакт. Когда я его услышал, я подумал: «Вот это cупер!» Думаю, что после того, как над этими песнями поработает вся наша команда, они будут звучать просто великолепно.

Он с самого начала хотел переехать в Англию, или ты уговорил его на это после того, как вы твердо решили образовать группу?

Сначала я сам съездил к нему в Норвегию. Я до этого вообще с ним не виделся, мы общались только по телефону и электронной почте. Я полетел в Осло, потом сел на поезд и часов семь ехал на север, в Берген, откуда родом Искария. Мы встретились и через 10 минут знакомства уже чувствовали себя, как лучшие друзья. Он очень классный парень, с ним очень легко говорить, он ничуть не заносчив, не страдает чрезмерным самомнением, в общем, очень классный. И вместе мы решили, что будет лучше, если он переедет в Англию, потому что в Англии жизнь дешевле. В Норвегии пиво стоит порядка 10 евро. Не имею представления, какие цены у вас в России, но для меня это очень дорого…

Знаешь, твоя фраза о том, что «в Англии жизнь дешевле» нас очень удивила. Мы по собственному опыту знаем, что там все далеко не так дешево…

В Норвегии цены вообще сумасшедшие. Батончик «Марс» стоит там четыре евро, что для меня просто запредельно. Я не смог бы там жить – когда я приехал в Норвегию в гости, я чувствовал себя настоящим бедняком. (Дружный смех).

Ты не мог бы представить нам остальных участников группы? Ты и Искария – хорошо известные фигуры, но об остальных участниках The Clan Destined практически нет никакой информации…

Мы не хотели создавать супергруппу, в которой каждый участник известен по своим предыдущим проектам. Это, конечно, здорово, но мы хотели найти молодых музыкантов, талантливых, но пока не засветившихся в «больших» группах. Перед записью демо мы первым делом стали искать барабанщика. К тому моменту у нас была совсем уж схематичная запись нескольких треков, сделанная на ноутбуке Искарии. Когда мы писались, мы еще сами толком не знали, что делаем, но некоторые идеи нам удалось зафиксировать, и мы разослали эту запись нескольким людям. Однажды я разговаривал с другом по имени Тони Долан, он когда-то пел в Venom под псевдонимом Демолишн Мэн, и я спросил его, нет ли у него на примете хорошего барабанщика. Он ответил: «Да, я знаю одну девчонку-барабанщицу, ей 17 лет». Я сказал: «Ой, а не слишком ли мало?». На что он возразил: «Сначала послушай, как она играет. Она прислала нам демонстрационную запись на DVD, этот маленький клип сейчас можно скачать с нашего сайта, и когда мы его увидели, мы даже не поверили, что так может играть семнадцатилетняя девчонка. Мы приехали на репетиции в Лондон – сами мы живем в Ноттингеме, но чтобы порепетировать с ней, мы сняли помещение в Лондоне. И она показала себя с самой лучшей стороны. Она более профессиональный музыкант, чем я и Искария, она говорила нам, как играть наши же собственные песни. Мы иногда ошибались, а она говорила: «Нет, не так, это надо играть вот так!». В общем, совершенно «сдвинутая» девчонка, и это здорово. (Девчонку зовут Эмили Долан Дэвис, и до прихода в The Clan Destined она некоторое время играла в Mantas вместе с Тони Доланом – прим. авт.) Что касается соло-гитариста, на нашем сайте можно скачать одно его соло. Мы познакомились с ним через Кару Сутру, нашу вокалистку, и он оказался совершенно потрясающим музыкантом, скачайте файл и сами послушайте. Раньше он играл в местных группах в нашем районе, но никогда не ездил в серьезное турне. Кару я нашел через друзей, я попросил пару человек разузнать о свободных вокалистках с харизмой и индивидуальностью, и они сказали мне: «Позвони вот этой девушке, ее зовут Кара». Я так и сделал, и мы очень хорошо поладили. С ритм-гитаристом Тони Уайлдвудом мы дружим уже много лет. Он играл дэт в группе The Enchanted, и однажды я пришел к нему в гости и прокрутил черновое демо, которое мы записали на ноутбуке Искарии. Буквально через минуту прослушивания он сказал: «Круто, я хочу играть в этой группе!». Он выступает в роли ритм-гитариста, а за все соло-партии отвечает Ли. На демо, которое мы сейчас записываем, нам также помогает Лес Смит из Anathema, который когда-то также играл в Cradle Of Filth. Он запишет для нас клавишные, но потом мы займемся поисками постоянного клавишника, потому что для нашего материала он просто необходим. Ну вот, вроде я всех перечислил – пока нас шестеро. (Смеется).

В твоих предыдущих группах ты всегда был единственным вокалистом, а сейчас ты поделил вокальные партии с девушкой. Зачем вам понадобился второй вокал?

Я подумал, что это будет любопытно. Но мы не собираемся делать ничего похожего на Lacuna Coil или другие подобные команды. Наверное, это звучит дико, но мы и сами пока не знаем, что у нас получится. Песни, которые мы сейчас записываем, были сочинены совсем недавно, и мы их толком не репетировали с женским вокалом. Скоро настанет время записи моего вокала, а затем мы поэкспериментируем с женским голосом, попробуем разные варианты. Мы хотим создать что-то новое, непохожее на Lacuna Coil или Nightwish, у нас тоже будет сочетание женского и мужского вокала, но не такое, как у них. Вообще, когда мы создаем музыку, мы экспериментируем постоянно. Каждый день, когда мы работаем над песнями, мы находим новые подходы, придумываем какие-то дополнительные ходы и детали. Это очень интересно, мы как будто рисуем картину. Мы еще сами не знаем, что получится, когда мы закончим работу. Мы знаем только, что наша музыка будет тяжелой и мелодичной, чтобы в ней была брутальность, хорошие партии клавишных и хорошие партии гитар, и что песни будут настолько хороши, насколько мы в состоянии это обеспечить. Но как они будут звучать после микширования, я пока не могу сказать.

На вашем сайте доступен предварительный микс композиции “I Am Because We Are”. Насколько он показателен в плане звучания вашей группы?

Я думаю, что о группе мало что можно сказать, когда слушаешь материал без вокала, потому что вокал и соло-гитара всегда играют огромную роль в песне. Представьте, что вам поставили какую-нибудь известную песню без вокала, порой и не угадаешь, что это играет. Когда появляется вокал, все сразу меняется. Что касается моего голоса, это будет смесь Sabbat, Skyclad и чего-то нового. Над этим нам еще предстоит поработать в студии.

Кому пришла в голову идея назвать группу The Clan Destined? Вкладывали ли вы какой-то особый смысл в такое интересное название?

Это моя идея, я, как всегда, играю словами. Слово “clandestine” означает «секретный, спрятанный», и оно во многом соответствует нашей группе. Мы ведь не размещали в журналах объявления о поиске музыкантов, не трубили на каждом углу: «Новая группа Искарии и Мартина Уолкиера нуждается в гитаристе и барабанщике». Всех наших участников мы нашли сами при помощи друзей. Когда нам был нужен барабанщик, я позвонил другу, и барабанщик нашелся. Когда нам понадобился гитарист, другой друг сказал: «Окей, я сыграю у вас на гитаре». Все события вокруг нашей группы легко выстраиваются в логическую цепочку, все происходит так, как должно было быть, и в результате у нас получился своего рода клан – небольшая группа людей, мужчин и женщин, причем я имею в виду не только музыкантов, но и представителей других профессий – веб-дизайнеров, художников, типографских работников, которые печатают майки. Мы пытаемся организовать содружество людей, которые идут к общей цели, которые хотят работать вместе, помогать друг другу и опекать друг друга. А такое название пришло мне в голову еще году в 1996-м, и оно хорошо описывает коллектив, который мы хотим иметь.

Но ведь, если мы правильно поняли, участники группы живут в разных районах Англии…

Да, вы правы. Мы живем в двух районах – половина группы в Ноттингеме, а другая половина в окрестностях Лондона, Брайтоне, одним словом, на юге Англии. Но это не проблема, ведь у нас есть электронная почта, телефоны и автомобили. Когда мы будем репетировать, мы, скорее всего, арендуем какой-нибудь коттедж или старинную ферму и соберемся там все вместе, чтобы поработать над материалом. Но для записи я езжу на юг Англии или другие музыканты ездят ко мне. Пока с этим проблем не возникало.

Вы уже думали над тем, какими будут ваши концерты? У вас будет какое-нибудь сценическое представление? И что вы будете играть – только собственные песни или также что-нибудь из Skyclad?

Нет, я не думаю, что в сет-лист попадут какие-нибудь кавера Skyclad или Sabbat, потому что наши новые песни выдержаны в несколько другом направлении. Лучше уж мы сыграем исключительно свой собственный материал. Мы уже задумываемся над разработкой имиджа группы, о наших сценических костюмах, об оформлении сцены и т.д. Я обсуждаю этот вопрос с моим другом, который работает осветителем на концертах Cradle Of Filth, Dimmu Borgir и тому подобных групп, и возможно, мы будем работать вместе. Тогда у нас получится совершенно особенное шоу!

На вашем демо, помимо собственного материала, будет и кавер-версия песни известного английского музыканта и писателя Джулиана Коупа “T.C. Lethbridge”. Зачем вам кавер, ведь на демо и так всего шесть треков?

Просто нам очень нравится, как она звучит. Ее оригинальный вариант очень отличается от нашего, это почти что традиционный хэви-метал, но наш получился совсем другим. К тому же, у этой песни совершенно сумасшедший текст, там идет речь о человеке по имени Ти Си Летбридж, который писал книги о паранормальных и необъяснимых явлениях. Он жил в 20-х годах прошлого века, и все над ним смеялись и думали, что он полный идиот. Но вполне возможно, что современные ученые, которые читают его книги, находят в них много того, что с тех пор стало научно доказанными фактами. В принципе, по музыке это почти рок-н-ролл, но вот текст… он очень британский, скажем так. Ну, не знаю, мне просто нравится эффект, который производит эта песня. Вообще, это безумная идея – написать песню об английском писателе 20-х годов прошлого века, который исследовал паранормальные явления. К тому же, Джулиан Коуп – мой хороший друг, и мы подумали, что можно было бы пригласить его на запись в качестве гостевого вокалиста. Посмотрим, что из этого получится.

А как у вас организован процесс сочинения собственных песен? Ты пишешь слова на музыку Искарии, или вы сочиняете музыку вместе, или в этот процесс вовлечен кто-то еще из музыкантов?

Всего понемногу. Некоторые треки полностью написаны Искарией, я только написал к ним слова. Некоторые треки мы сочинили с ним вместе, соединив наши идеи и постепенно «встроив» из них композицию. Кое-что написал ритм-гитарист Тони, кое-где помог соло-гитарист Ли, так что у нас нет четкой модели сочинения. Большую часть материала пока что пишем мы с Искарией, но по мере того, как группа будет развиваться, я думаю, что другие музыканты активнее включатся в этот процесс. Они очень сильные музыканты, и их помощь совсем нам не повредит. Сейчас мы хотим как можно скорее выпустить демо, прошлый год был для нас очень насыщенным, многое произошло. Кто-то, возможно думает, что мы здесь ленимся и ни черта не делаем, но с тех пор, как в январе 2004 года Искария приехал в Англию, мы постоянно чем-то заняты. Сначала мы должны были найти ему квартиру, у него ведь трехлетняя дочь и жена, и мы должны быть уверены, что у него нормальное жилье и достаточно денег на пропитание. Затем мы сочиняли песни и подыскивали музыкантов. Так и прошел целый год, и сейчас наша главная задача – выпустить демо как можно скорее.

Чем же Искария занимается помимо музыки? Как ты сказал, ему нужно кормить семью…

Сейчас денег с музыки нам хватает на то, чтобы сводить концы с концами, и меня это устраивает. Мы не миллионеры, мы всего лишь существуем, но зато у нас есть возможность каждый день работать над музыкой и продвигать группу. Мне принадлежит фирма по производству маек, которая выпускает майки с глупыми или дикими картинками, а также печатает майки для других групп, которые не могут позволить себе крутой контракт по мерчендайзингу. Прибыли от этой фирмы нам хватает, чтобы сводить концы с концами, пока группа не набрала обороты. Конечно, это не жизнь, а существование, но в этом есть свои плюсы, потому что на работу над музыкой уходит масса времени, и мы имеем возможность его тратить таким образом. На то, чтобы сочинить эти песни, чтобы написать для них музыку и тексты, чтобы определиться, как они будут звучать, чтобы найти музыкантов, ушла масса времени. Это одна большая головная боль, это как рождение ребенка – медленный и болезненный процесс. (Смеется).

Когда Искария играл в Immortal, он практически ничего не сочинял, а в The Clan Destined он чуть ли не основной автор. Создается впечатление, что блэк – не совсем его музыка…

Искарии нравится разная музыка. В этом отношении он похож на меня, ему нравится все, от экстремального блэка, который даже для меня слишком тяжел, а ведь я в принципе люблю блэк, но только не слишком уж злой и экстремальный, до такой мягкой музыки, как старый Duran Duran. Он любит блэк, его корни лежат в этом жанре, но для него, как и для меня, очень важно слушать множество разной музыки.

Ты разделяешь увлечение Искарии фильмами ужасов? И вообще, какие фильмы ты предпочитаешь?

Мне нравятся самые разные фильмы. Сейчас у меня вообще нет времени на просмотр фильмов, потому что я слишком занят с The Clan Destined. Но я люблю кино, мне нравятся хорошие «ужастики», научная фантастика, если она хорошо снята, а также комедии. Мне еще очень нравятся картины, которые заставляют зрителя задуматься, как, например, фильм Майкла Мура “Fahrenheit 9/11”. Это был последний фильм, который я посмотрел, и он мне очень понравился. К сожалению, сейчас мне не до просмотра телевизора, походов в кино или вечеринок с друзьями, я занимаюсь исключительно работой. Последний уикенд я потратил на работу над партиями клавишных с Лесом Смитом из Anathema. Домой я вернулся в воскресенье вечером, и практически сразу же ко мне заехал гитарист Джулиана Коупа. Его зовут Док, и он играет с Джулианом в группе Spiritualized. Весь вечер мы просидели и проговорили о музыке. Сегодня я опробовал компьютер – у меня что-то случилось с подключением к Интернету, и только сегодня его починили. Сейчас я даю вам интервью, а когда мы закончим, займусь рассылкой писем по электронной почте и раньше полуночи не освобожусь. (Наше интервью началось в пять вечера по британскому времени – прим. авт.) Сейчас у меня совершенно сумасшедший график.

А что сейчас происходит с твоим проектом Return To The Sabbat? Будешь ли ты продолжать выступать с ним?

Нет, больше нет. Сейчас я полностью посвящаю себя The Clan Destined, и эта группа отнимает очень много времени, а для меня сейчас очень важно писать новую музыку. После ухода из Skyclad у меня были двухлетние каникулы, и во время их я с удовольствием развлекался, исполняя старые песни Sabbat. Но сейчас пришло время заниматься новой музыкой и новой группы. От Return To The Sabbat осталась запись концерта в лондонском клубе Garage, которую мы планируем издать ограниченным тиражом. Возможно, мы будем распространять ее через наш сайт, так что если кто-то из настоящих фэнов не смог попасть на концерт Return To The Sabbat, они смогут купить наш «живой» альбом.

Кстати, почему в этом проекте участвовали только два участника оригинального состава Sabbat?
Почему отсутствует такая важная фигура, как гитарист Энди Снип?


Мы говорили с Энди, и он проявлял интерес, но он был слишком занят. Он очень востребованный продюсер, и у него не было возможности связывать себя концертными обязательствами, что я вполне могу понять. А что касается барабанщика, то Саймон Негус, насколько я знаю, уже давно не играет. Мы с ним не общаемся, и я не думаю, что за последние 15 лет он хоть раз сидел за барабанами, так что вряд ли он смог бы выступать на концертах. Смысл этого проекта заключался в том, что когда я ушел из Skyclad, я сам толком не знал, чем собираюсь заняться, и я решил, что мне представился неплохой шанс снова поиграть старые песни и дать людям последний шанс услышать их «живьем».

И насколько успешными оказались ваши концерты? Сколько фэнов вам удалось собрать?

Мы отыграли не так много концертов, последние концерты состоялись еще год назад, в декабре 2003 года. К сожалению, промоутер так и не смог толком разрекламировать наши выступления, хотя они и проходили замечательно, и те, кто все-таки пришел, остались очень довольны. Но когда у тебя нет контракта с лейбом и крутого менеджмента, очень трудно раскручивать концерты. Тем не менее, я доволен резонансом, ведь благодаря этим концертом мое имя продолжало появляться в прессе, пока шла подготовительная работа над The Clan Destined. Те фэны, которые хотели еще разок услышать эти песни, тоже остались довольны, да и я не растерял вокальной формы. Я бы не сказал, что нашим концертам сопутствовал ошеломительный успех, но если честно, я на это и не рассчитывал. Проект затевался для того, чтобы не терять оборотов, чтобы не стоять на месте и продолжать двигаться вперед.

Ты неоднократно говорил, что ушел из Skyclad из-за финансовых проблем и из-за того, что был недоволен тем, как другие участники относятся к группе. На твой взгляд, когда их отношение к Skyclad изменилось? Вы ведь были вместе почти 10 лет, и каждый вложил в группу немало сил. С какого момента ваше единство начало распадаться?

Мне не очень хочется говорить о Skyclad, потому что эта группа осталась далеко в прошлом. Ощущения, что в группе не все в порядке, появились у меня где-то в 1997 году. Знаете, мы хотели, чтобы в The Clan Destined играли молодые музыканты, потому что они хотят добиться успеха, у них в душе огонь, они любят музыку. А большинство ребят из Skyclad, на мой взгляд, уже не испытывали страсть к музыке, для них она стала рутиной. «Давайте выпускать по альбому каждый год» – вот и все, чего они хотели. Меня такой расклад не устраивал, я чувствовал, что мое творческое начало зажимают, что пора двигаться дальше и заниматься чем-то новым. Я сделал все возможное, чтобы улучшить ситуацию в Skyclad, чтобы что-то изменить, но у меня ничего не вышло. В конце концов, мне пришлось принимать решение, и я решил, что хочу заниматься чем-нибудь другим. Я знал, что мне будет тяжело, что придется много работать, и так они и вышло, но мне кажется, что сейчас у нас начало что-то получаться. Мы еще не закончили первый релиз The Clan Destined, а у нас уже огромные планы на будущее. Но нужно продвигаться постепенно, и первое демо будет всего лишь верхушкой айсберга наших планов, у нас в запасе еще много сумасшедших идей. Но до того, как воплощать в жизнь сумасшедшие идеи, надо просто выпустить демо и заявить о себе.

Означает ли это, что Skyclad для тебя навсегда остался в прошлом, или лет через 10 можно ожидать возникновения проекта Return To The Skyclad?

Когда The Clan Destined будет раскручен, и если все пойдет хорошо, то я бы с удовольствием собрал такой проект. Может быть, я сделаю концерт каверов Skyclad, возможно, вместе с ребятами из Elvenking. Но могут быть и другие варианты, мы ведь получаем массу писем и компактов с предложениями о сотрудничестве. Буквально сегодня я получил диск от нью-йоркского скрипача по имени Майкл Шульман, и он играет просто невероятно. Его диск – одно из лучших произведений, которые я слышал в своей жизни. Почему бы не поработать с ним? Кто знает… Сейчас я очень занят с The Clan Destined, это мой главный приоритет, но в будущем, возможно, я сделаю специальный концерт для фэнов и буду играть там какие-нибудь старые песни. Однако, все это потом, сейчас у меня голова занята другим.

Ты упомянул итальянцев Elvenking. Ты знаком с ними?

Да. Я исполнил вместе с ними несколько каверов Skyclad на фестивале Bloodstock, который проходит у нас в Англии каждый август. Мне очень понравилось – ребята прилетели из Италии, у нас была одна репетиция, а потом мы вышли на сцену и сыграли 30-40 минут материала Skyclad. Возможно, однажды мне захочется повторить этот концерт, и тогда я поговорю с ребятами. Они классные парни, мы с ними друзья. Я слышал, что Давидо (его сценический псевдоним Дамнагорас) недавно вернулся в группу, и это замечательно. Он вынужден был на некоторое время уйти из-за болезни, но сейчас они снова вместе, а вместе они очень хороши, у них свой собственный стиль.

Не так давно в Интернете циркулировали слухи о твоем сотрудничестве с американскими трэшерами Exodus. Ты якобы или помогал им с текстами, или, по крайней мере, повлиял на них – и действительно, тексты вроде “Scar Sprangled Banner” очень напоминают Skyclad. Тебе так не кажется?

Да, это очень странно. На самом деле, я получил этот диск от Энди Снипа всего неделю назад. Я прочитал их тексты и сейчас собираюсь связаться с ними по электронной почте, чтобы сказать им, что у них потрясающая лирика. Американская группа должна обладать недюжинной храбростью, чтобы сейчас заявлять такие вещи о своем правительстве. Мне очень понравился их альбом.

То есть, сам ты никакого участия в написании текстов для Exodus не принимал?

Нет, никакого! Я с ними даже ни разу не виделся, я только что получил контакты их менеджера, и я только собираюсь написать им, чтобы рассказать о своих впечатлениях от их работы. У них получился потрясающий диск, им удалось воссоздать дух той былой эпохи, записать “Fabulous Disaster” для нового тысячелетия.

Кстати, тексты каких металлических групп тебе нравятся больше всего?

Что касается металла, я затрудняюсь сказать. Мои любимые авторы текстов – это Джастин Салливан из New Model Army и Кейт Буш. Мне нравятся многие металлические тексты, по разным причинам… Дайте подумать… На новом альбоме Exodus очень хорошие тексты… Нет, честно говоря, никто в голову не приходит. Я слушаю много металла, но что касается текстов, я все-таки предпочитаю другие стили. Вот вы слышали о парте по имени Дэйв Мэтьюз? У него потрясающие тексты, мне очень нравятся.

А какие поэты повлияли на тебя сильнее всего?


Я очень люблю Эдгара Алана По, Лорда Байрона, у них отличные стихи. Мне нравятся некоторые антивоенные поэты времен Первой мировой войны, например, Зигфрид Сассун. Шекспир – совершенно невероятный поэт, он так необычно использовал слова и сам изобретал слова, а ведь он жил сотни лет назад. Произведения Шекспира хоть и написаны очень давно, остаются актуальными и сегодня. Возьмем, например, «Ромео и Джульетту» – чем не книга о вражде мафиозных кланов? Они могут относиться к любому времени и к любой стране. Чтобы написать такие вещи, надо быть очень умным человеком.

Кстати, про поэтов и текстовиков - вы сo Skyclad записывали кавер New Model Army…

Да, песня называлась “Master Race”. Я большой поклонник New Model Army, мне очень нравится их старый материал. Я уже давно о них ничего не слышал, но тут дело не в них, а в том, что я слишком занят с The Clan Destined, и у меня нет времени слушать чужую музыку. Для меня последний год был очень странным, по сути, я слушал только ту музыку, которую сочинял для нас Искария. (Смеется). Иногда я чуть с ума от этой музыки не схожу – приходится слушать каждый трек по сотне раз, прежде чем к нему появляется текст, а потом снова и снова его слушать, чтобы убедиться, что текст подходит. Я потратил на написание лирики массу времени, я хотел убедиться, что пишу лучшее, на что способен. Мы хотим сотворить своего рода «матерь всех демок», чтобы в этом произведении все было на высшем уровне – и музыка, и тексты, и оформление, и все остальное. Это очень тяжело, ведь у нас нет ни лейбла, ни менеджмента, мы все делаем сами. Но пока мы довольны такой ситуацией, потому что мы хотим сохранить контроль над тем, что делаем. Когда демо выйдет, мы будем разговаривать с лейблами, с менеджерами, со всеми вокруг, но мы хотим быть уверенными, что те, с кем мы работаем, это хорошие, честные и профессиональные люди. Мы хотим избежать тех ошибок, которые мы в прошлом совершали при выборе лейбла и т.д. У меня сейчас третий и последний шанс сотворить что-то в музыке, и я хочу быть уверен, что в этот раз я все делаю правильно и преследую правильные цели.

Ты говоришь, что для тебя The Clan Destined – это главный и единственный проект. А каков подход к этому вопросу у Искарии? Он тоже работает лишь в этой группе, или же его сотрудничество с Necrophagia и Wurdulak пока продолжается?

Я думаю, что Искария по-прежнему является участником Некро… Некрофейджии. Не знаю, как правильно произносить название этой группы, возможно, когда вы сказали «Некрофагия», вы были правы. Кстати, он также работает сессионщиком в норвежской группе Amok. Но большую часть 2004 года он провел здесь, и мы работали над The Clan Destined. Сейчас именно эта группа для него приоритетна, потому что он играет в ней очень важную роль, он сочинил 90 процентов нашей музыки. The Clan Destined – это наше с ним дитя, мы им очень гордимся и пытаемся дать ему самое лучшее.

Еще один вопрос об особенностях произношения. Как правильно произносится твоя фамилия? В России ее коверкают по-всякому…

Мартин Уолкиер. Я когда-то пытался разыскать по архивам моих предков, и самый древний из тех, кого мне удалось найти, был родом из Варшавы. Упоминания о нем относятся примерно к 1813 году. Так что моя фамилия уходит корнями в Восточную Европу, мои исконные земли, наверное, лежат ближе к вам, чем к Англии. Это совершенно точно не английская фамилия. У некоторых моих предков были совершенно дикие имена, например, моего деда звали Уоллиер Орландо Уолкиер, а одного из моих родственников зовут Мелкио Уолкиер. У меня, на самом деле, довольно скучное имя, я просто Мартин. (Дружный смех). Было бы прикольно, если бы меня звали Мелкио, подходящее имя для вокалиста металлической команды, но не для водителя автобуса. Да и в школе меня бы били каждый день, если бы у меня было такое имя.

Пожалуй, если бы тебя звали Мелкио, к тебе бы постоянно подходили фэны и говорили: «Классный псевдоним! А как тебя зовут на самом деле?»

А ко мне и так подходят! Мне попадалось немало людей, которые считали, что Уолкиер – это сценическое имя. Но оно написано в моем паспорте! (Дружный хохот).

Ты говорил о том, что вы хотите сохранить контроль над своим творчеством, что в шоу-бизнесе сделать очень непросто, это все-таки очень жестокий бизнес. Скажи, что самое плохое тебе пришлось пережить по вине этого бизнеса?

Да дело не в шоу-бизнесе, дело в людях, дело в человеческой природе. Терпеть не могу людей, которые говорят одно, а подразумевают другое, которые притворяются твоими лучшими друзьями, а когда ты потеряешь бдительность, вонзают тебе нож в спину за пригоршню долларов. Брат убивает брата, все как в Библии. Так что в шоу-бизнесе самое большое разочарование наступает, когда выясняется, те люди, которых ты считал друзьями, на самом деле относятся к тебе как к механизму по изготовлению текстов, когда ты понимаешь, что тебя просто используют. Это очень разочаровывает. А на то, как ко мне относилась сама музыкальная индустрия, я не могу жаловаться. Вообще, если тебя обманывают один раз, это их вина, но если второй раз, это уже твоя вина, потому что шоу-бизнес – это тоже бизнес. Я всегда говорю молодым музыкантам: «Перед тем, как подписать контракт, покажите его профессиональному юристу. Ничего не подписывайте, не читая, это будет очень глупо с вашей стороны». Музыкальная индустрия стала для меня своего рода школой, она преподала мне несколько непростых уроков, но мне хочется думать, что я их усвоил. Искария тоже прошел через все это. Но сейчас мы хотим быть уверенными, что никогда больше не повторим ошибки прошлого.

Что ж, давай сейчас и перейдем к этому прошлому. До возникновения Sabbat ты был участником группы Hydra…

Да, это была школьная команда, в которой числились я и Фрейзер Краске, будущий басист Sabbat. Мы никогда до этого не играли с ним вместе.

Что за музыку вы играли?

Hydra была предтечей Sabbat, так что это можно себе представить. Наша музыка была тяжелой и, наверное, очень плохой. У кого-то до сих пор хранится фотография, сделанная на одном из наших первых концертов, где я с короткой стрижкой и в странном прикиде. Я скажу вам, на что это было похоже – на Venom. На концертном диске Return To The Sabbat будет трек, который мы сочинили еще в Hydra, и по нему нетрудно понять, на что была похожа эта группа. Это почти Sabbat, но гораздо менее навороченный и более простой. Нам ведь было по 15 лет, и мы в основном играли в спальне одного нашего друга. (Смеется).

А как ты вообще запел?


Совершенно случайно. Сначала я играл на гитаре, но однажды мы собрались на репетицию, и тут выяснилось, что вокалист заболел и не сможет прийти. Но мы ради развлечения все равно принялись репетировать, стали играть “At War With Satan” Venom, сыграли первую часть, и я, просто по приколу, подошел к микрофону и стал петь. Все присутствующие резко обернулись в мою сторону и сказали: «Боже, какой ужасный голос! Ты – наш новый певец!». (Дружный смех). А поскольку я не мог одновременно петь и играть на гитаре, для меня это было слишком сложно, то я все больше концентрировался на вокале, а гитаре уделял все меньше внимания. Так что все получилось совершенно случайно. В детстве я вообще не думал о музыке, я хотел стать актером, и когда я учился в школе, я очень интересовался актерским искусством. Но все вышло по-другому. Кстати, расскажу вам забавную историю. Hydra репетировали в церкви буквально в одном квартале от того дома, где я сейчас живу. Так получилось, что один их наших музыкантов был знаком со священником этой церкви и спросил его: «Можно мы у вас порепетируем?».

…И вы сыграли там “At War With Satan”!

К счастью, священник никогда не заглядывал на наши репетиции! (Дружный смех). У нас ведь были стопроцентно блэк-металлические тексты, все они повествовали о Сатане и тому подобных милых персонажах. Если бы священник нас хоть раз услышал, нам бы пришлось искать новое помещение, из церкви нас вышибли бы за несколько секунд!

Перед первым альбомом Sabbat вы записали две демо-пленки. Вы тогда еще назывались Hydra или уже переименовались в Sabbat?

Нет, мы уже назывались Sabbat. Первая лента носила название “Magic In Theory And Practice”, а вторая – “Fragments Of A Faith Forgotten”, на ней были песни “For Those Who Died”, “Hosanna In Exelsis” и “A Cautionary Tale”. Именно благодаря второй кассете мы получили контракт с лейблом Noise. Демки тиражировались на обычном магнитофоне - у моих родителей была стереосистема с двухкассетником, и каждая кассета вручную записывалась на этой системе в режиме реального времени. Если у кого-то сохранились эти кассеты, то знайте, что они записаны на стереосистеме моих родителей. Мы использовали кассеты с компьютерными программами – помните, на первых компьютерах не было CD-ROM приводов или дисководов, и программы загружались с кассет. И мы использовали эти кассеты для наших нужд, потому что у нас не было денег, чтобы пойти в магазин и купить чистые кассеты. (Смеется).

Вы никогда не задумывались над переизданием этих демок на компакт-дисках? Может, вы что-нибудь из них включите на грядущий концертник в качестве бонуса?

Это возможно, но проблема в том, что эти пленки отвратительно звучат. Мастер-пленки потерялись тысячу лет назад, и у нас самих остались только копии. Возможно, мы что-нибудь перезапишем, но я пока не могу сказать точно, посмотрим. Noise, а точнее, их головная компания Sanctuary Records, обсуждали с нами планы переиздания “Dreamweaver” (1989) в течение 2005 года, и возможно, мы что-нибудь придумаем. Сейчас мы разговариваем с Энди Снипом на тему того, чтобы собраться вместе и перезаписать трек “Blood For The Bloodgods”, который ранее выходил только на гибких пластинках, и возможно, он будет на альбоме в качестве бонуса. Но это пока только приблизительные планы.

В те ранние годы ты выступал в гриме…

Видите ли, на нас очень сильно повлияла группа Hell. Это команда из центра Британии, они играли сатанинский блэк, носили козлиные бородки и всегда подводили глаза тушью. Это выглядело очень круто, и Hell оказали на нас огромное влияние. Когда я играл с Return To The Sabbat, я тоже использовал грим, потому что такова традиция. На моем сайте www.martinwalkyier.com есть несколько фотографий, на которых я выгляжу, как участник Cradle Of Filth. Это старая традиция, мы тогда непременно одевали диковинные костюмы и устраивали на сцене некое подобие театрального представления. Мне кажется, что идея с черной тушью так понравилась мне, потому что когда выступаешь в большом зале перед большой толпой фэнов, твои глаза смотрятся лучше, ты похож на одержимого.

Почему вы подписали контракт с немецким лейблом Noise, а не с какой-нибудь английской компанией?

Потому что Noise очень нами заинтересовались. Они первыми вышли с нами на связь, а многие наши любимые группы, например, Celtic Frost, Helloween и Kreator, были подписаны именно на Noise. Мы подумали: «Круто, мы будем на одном лейбле со всеми нашими любимыми группами!». Так мы и сделали. Когда тебе 18, и успешный лейбл предлагает тебе контракт на издание альбома, ты готов его подписать, не задумываясь ни секунды. Но теперь я всегда говорю молодым группам: «Будьте осторожнее!».

В Великобритании вы выступали со всеми известными трэш-командами конца 80-х – Xentrix, Lawnmower Deth и т.д. С кем были приятнее всего играть?

Ой, да мне все они нравятся, тогда мы прекрасно проводили время. Все группы были очень хороши, и наши разъезды больше напоминали путешествия в компании друзей. В то время в Англии была великолепная сцена. Мне нравятся Xentrix, мы классно повеселились в ходе совместного турне, пили пиво и все такое. В те времена все было классно, потому что я был молод. (Смеется). Это было так давно…

А сейчас ты общаешься с кем-нибудь из былых коллег?


Нет, потому что все, кроме меня, выросли, нашли нормальную работу и обзавелись семьей. Я – единственный, кто не сделался нормальным, кто и 20 лет спустя продолжает заниматься музыкой. (Смеется). Пару раз я встречался с ребятами из Lawnmower Deth, потому что они живут недалеко от меня, в окрестностях Ноттингема, так что мы иногда сталкиваемся в магазинах. Но из всех музыкантов той поры я поддерживаю регулярные контакты лишь с ребятами из Sabbat.

Уже второй альбом Sabbat, “Dreamweaver”, стал концептуальным. А почему ты никогда не записывал концептуальных альбомов со Skyclad?


Работать над концепцией очень тяжело, это потребовало от нас массу сил. На будущее у меня есть одна безумная идея для концептуального альбома, но займемся мы ей только года через три. Сначала надо выпустить один-два альбома с The Clan Destined, а потом, надеюсь, сможем приступить и к работе над совершенно безумной концепцией, в которую вовлечем множество других людей. Я уже сейчас строю планы на три года вперед, но стараюсь не забывать и о дне сегодняшнем, о записи демо и других неотложных делах. Я разговариваю с несколькими интересными людьми, которые, как я надеюсь, захотят работать с тем, чем The Clan Destined станут в будущем, а станем мы гораздо более масштабным явлением, чем сейчас. Сейчас группа на стадии эмбриона, мы только-только делаем первые шаги. В будущем я планирую работу над большой концепцией, но сейчас мы лучше предложим людям обычный альбом, не слишком «навороченный» и не слишком амбициозный, чтобы не слишком сильно их смущать. Для начала надо просто представить миру, что такое The Clan Destined.

Это правда, что Skyclad первоначально создавался как сайд-проект, и что никто из его участников не собирался поначалу уходить из своих старых групп?

Нет, я к тому моменту уже ушел из Sabbat. Но Стив Рэмси (гитара) и Грэм Инглиш (бас) все еще играли в Pariah, когда мы решили объединиться. Это продолжалось, пока мы писали материал и работали над демо-записями, но потом они поняли, что у нас получается отличная музыка, а поскольку другие участники Pariah не особенно горели желанием гастролировать и много работать над музыкой, Skyclad превратился из проекта в полноценную группу.

Насколько мы понимаем, Skyclad всегда были более популярны в материковой Европе, чем в Великобритании. Почему так получилось? И как вы собираетесь этого избежать в случае с The Clan Destined?

Мне кажется, что металл в целом гораздо более популярен в материковой Европе, хотя и у нас здесь ситуация меняется к лучшему. Наша сцена сейчас более открыта для экстремальных и нестандартных групп. А избежать такой ситуации с The Clan Destined можно так – писать песни, которые будут тяжелыми и брутальными, но при этом сохранят мелодию и цепляющий припев, который можно легко петь хором. Мы хотим делать очень экстремальный металл с мрачными текстами, чтобы ребята перед сценой могли «угорать» под нашу музыку на всю катушку, но чтобы и готические девушки в дальних концах зала могли под нее танцевать. Наша цель – создать сочетание брутальности с хитовостью и мелодичностью. В музыке The Clan Destined изначально заложено некоторое противоречие, потому что с одной стороны, она создается под влиянием металла 80-х, а с другой стороны, в ней есть и совсем новые веяния. Для вокала у нас тоже есть масса безумных идей. Мы активно работаем над нашим звучанием, тратим массу времени на то, чтобы развивать его, и работа еще далеко не закончена, мы сами пока не знаем, в каком направлении будет прогрессировать наша музыка. Надеюсь, что когда ее услышат другие люди, она им понравится, но всегда есть вероятность, что та музыка, которая кажется нам превосходной, совершенно не впечатлит других. Так что, в первую очередь мы делаем музыку для себя, и мы сами ей довольны.

Как ты считаешь, оценят ли творчество The Clan Destined фэны Skyclad и Immortal?


Пока все, кому мы включали наши песни – и те, кто предпочитает спокойную акустическую музыку, и те, кто любит экстремальный металл – приходили от них в восторг. Гитарист Джулиана Коупа, который приезжал ко мне вчера вечером, любит трэш, хоть сам его и не играет. Он послушал наш материал и сказал, что это очень здорово. Когда Искария месяц назад ездил домой в Норвегию, он взял с собой наше очень сырое демо и ставил его всем своим друзьям, даже когда ходил по барам с фанатами совершенно экстремального блэка. По его словам, он был уверен, что многие скажут: «Это недостаточно экстремально», но даже они сказали: «Клево, мне нравится». Ник Баркер, бывший барабанщик Cradle Of Filth и Dimmu Borgir, пару дней назад послушал нашу музыку и тоже оценил ее очень положительно. Надеюсь, она понравится и более широкой публике, но единственное, что мы можем здесь сделать – это выложиться на 100 процентов.

В Интернете на The Clan Destined уже начинают вешать ярлык языческой команды. Как ты считаешь, правильно ли вас так называть?

Да в нас всего понемногу. Мы ведь с самого начала хотели, чтобы группа была содружеством открытых и свободомыслящих людей. Мы стремимся писать умные и осознанные тексты о том мире, в котором живем. Я лично называю себя язычником, потому что это понятное определение. Любой человек, хоть в Аргентине, хоть в России, может открыть словарь, посмотреть определение слова “pagan” и получить общее представление о том, что оно означает. Моя вера – это сочетание множества идей, у меня своя собственная жизненная философия и свое собственное представление обо всем. Я не имею ничего общего с христианством, потому что оно всегда вызывает ненависть и борьбу, а у меня несколько другое представление о том, какой должна быть религия и духовность. Но смотрите сами – когда ты говоришь «хэви-метал», этот термин описывает очень широкий спектр музыки, от Bon Jovi до Bathory, но когда ты употребляешь этот термин в разговоре с обычным человеком, поклонником диско или попсы, он все равно в общих чертах понимает, о какой музыке ты говоришь. И то же самое со словом «язычник» – у каждого из группы есть свои представления и верования, но в целом всех нас можно описать термином «язычники». Так что в какой-то степени это правильно, а в какой-то нет. (Смеется).

На твоем сайте размещено стихотворение “New Year’s Evil”. Когда и почему ты его написал? У тебя действительно в канун Нового Года в голове бродят такие мысли?

Если не ошибаюсь, я написал его в канун Миллениума, в канун 2000 года. Я его сочинил, потому что все вокруг празднуют наступление нового тысячелетия, устраивают фейрверки и пьют шампанское, но на самом деле, ничего не меняется. Наступило новое тысячелетие, чем не прекрасный повод для всего мира, всех стран и всех народов объединиться и сказать: «Мы прошли через две тысячи лет дерьма, конфликтов, ненависти, мировых войн, геноцида и расизма. Давайте объединимся и сделаем так, чтобы следующее тысячелетие было гораздо лучше». Но вместо этого новое тысячелетие началось с войн в Афганистане, в Ираке, и мне кажется, что мы снова совершаем те же старые ошибки. В этом стихотворении речь идет о том, что все говорят друг другу: «С новым годом!», устраивают фейерверки, но все это чепуха, потому что никто палец о пальцем не ударил, чтобы этот год действительно стал новым, чтобы что-то изменилось.

То есть, для тебя Новый Год – это грустный праздник?

Да, пожалуй. У меня в это время года возникают противоречивые ощущения, потому что я очень не люблю рождественское торгашество, когда люди бегают по магазинам, занимают кучу денег и покупают тысячу подарков, которые они не могут себе позволить. На мой взгляд, дело тут совсем не в Рождестве. Вообще, Рождество отмечается 25 декабря только потому, что для наших предков в течение тысяч лет это был праздник самого короткого дня в году. 21 декабря происходит зимнее солнцестояние, и наши предки всегда праздновали это событие, они молились своим богам и просили, чтобы пришла весна, чтобы был урожай, чтобы животные размножались, и чтобы благодаря этому человек смог выжить. Впоследствии этот праздник присвоили себе христиане, а еще позже – капиталисты. Они разработали модель поведения на Рождество – сначала спусти все деньги, а затем пей от души до тех пор, пока не упадешь под стол. А на самом деле все это пустая трата времени. Это странное время года, в это время все вокруг завязано на деньгах, и никто не думает о действительно важных вещах.

Но с другой стороны, для вечно занятых людей, которые почти не общаются с родственниками, Рождество – это прекрасная возможность собраться всем вместе и дарить друг другу подарки. В этом есть и положительная сторона, ты не находишь?

Да, это здорово. Если благодаря Рождеству люди собираются вместе, это хорошо. Но дело в том, что многие англичане – я сам знаю немало таких – в это время года испытывают огромное давление, они чувствуют себя обязанным идти и покупать всем подарки. Лично я больше рад какой-нибудь безделушке, которую человек сделал сам, или стихотворению, которое он для меня написал, чем роскошным подаркам, в которые человек вложил все свои деньги. Согласен, это отличный повод собраться всей семьей, устроить вечеринку, повидаться со старыми друзьями. Но как и у всего на свете, у Рождества есть две стороны.

Как ты считаешь, способна ли музыка The Clan Destined изменить мир или хотя бы нескольких людей к лучшему?

Надеюсь. Возможно, кому-то кажется, что я выдаю желаемое за действительное, а то и просто болтаю чепуху, но я на самом деле верю, что у каждого человека есть долг. Если ты умен и видишь, что в мире творится зло, то независимо от того, чем ты занимаешься – будь ты журналист, актер, художник, поэт или музыкант – ты должен в наше непростое время заявить во всеуслышание, что в мире не так, и попытаться что-то сделать. Я не думаю, что музыка The Clan Destined способна изменить мир, но она может изменить конкретных людей и таким образом сотворить добро. И если у меня есть шанс сотворить добро, я считаю, что я обязан попытаться. За годы моей карьеры я прошел через массу дерьма, и у меня было немало моментов, когда проще всего было бы завязать с музыкой. Но внутри меня есть что-то, что не позволяет мне так поступить, потому что до тех пор, пока мне есть, что сказать, и пока я способен выражать себя в музыке, я считаю, что обязан это делать. Это часть меня, это мой долг. И я хочу сказать вашим читателям: «Пожалуйста, поддержите The Clan Destined! Если нам удастся пробиться, мы совершим великие дела. Мы приложим все силы, чтобы стать самой оригинальной, уникальной, честной и необычной металлической командой в мире». Но чтобы это стало возможно, нам нужна помощь, нам нужна поддержка, нам нужно, чтобы люди со всего мира посещали наш сайт, писали в форуме, присылали нам свои идеи. Наша цель – объединять людей.

А есть ли такая группа, которая изменила твою жизнь?


Думаю, это группа Hell, о которой я уже говорил. И хотя они не выпустили ни одного диска, они оказали самое большое влияние на мою жизнь. Их концерт был первым в моей жизни, мне тогда было лет 15, я уже не помню. Я пошел на тот концерт, я увидел Hell, и я подумал: «Вот чему я хочу посвятить свою жизнь!». Я смотрел на их вокалиста, во всем черном, с подведенными тушью глазами, с бородкой и ненавистью во всем облике, слушал, как он пел о темной стороне жизни, и думал: «Вот чем я хочу заниматься».

Ну и под конец традиционный дурацкий вопрос. Что ты знаешь о России? Ты когда-нибудь слышал русские группы?

Извините, ребята, но я не так много знаю о России. Я видел Россию по телевизору в туристических программах, и то, что там показывают, выглядит просто прекрасно. К сожалению, здесь у нас нет никакой информации о российских металлических группах, так что лучше вы сами подскажите мне, какие группы стоит послушать. Мне бы очень хотелось приехать в Россию, и если у нас все получится с группой – а мы потратили четыре года на то, чтобы добраться до записи демо, потому что хотим сделать все максимально хорошо – то было бы замечательно выступить в России. Мне очень нравятся концерты, и я бы очень хотел своими глазами посмотреть на те места, которые я видел по телевизору, а заодно и узнать о России побольше, ведь это очень интересная и красивая страна.

Интервью - Роман “Maniac” Патрашов, Феликс Яковлев
Перевод с английского – Роман “Maniac” Патрашов
6 декабря 2004 г.
(с) HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2018 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker