В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Running Wild

Running Wild
Не хочу ограничивать себя рамками одной темы

11.05.2012

Архив интервью | English version

Возвращение на сцену самых любимых пиратов от хэви-метала, анонсированное в конце прошлого года, стало сюрпризом для фэнов, которые успели с почестями проводить группу в последний путь после их финального шоу на фестивале “Wacken Open Air” и последовавшего за ним выпуска CD/DVD “The Final Jolly Roger”. На самом деле, все это было очень похоже на хорошо продуманный маркетинговый план – сначала продать в огромных количествах «прощальный» диск, а затем, на волне ностальгии, вернуться с новым студийным альбомом. Однако у фронтмена и мастермайнда Running Wild Рольфа Каспарека есть совершенно иное объяснение, суть которого сводится к тому, что к нему снова пришло вдохновение. И альбом “Shadowmaker” является лучшим тому доказательством – он хотя и содержит в себе большинство фирменных «фишек» и характерных черт Running Wild, тем не менее, демонстрирует очередные сдвиги в направлении более хард-рокового звучания, уже заметные как на предыдущем альбоме “Rogues En Vogue” (2005), так и в музыке альтер-эго Running Wild – проекте Toxic Taste. В данных обстоятельствах попросить господина Каспарека лично пояснить все последние события в его группе было нашим прямым долгом. В конце концов, наше предыдущее интервью состоялось уже семь лет назад, и я никогда не был им полностью доволен…

Помню, в одном из интервью, которые ты дал в 2009 году, незадолго до приостановки деятельности Running Wild, ты сказал, что уже не чувствуешь прежней страсти к подобной музыке. Что снова пробудило в тебе интерес и заставило возродить Running Wild?

Все началось с того, что ко мне пришли представители лейблов и попросили меня переписать материал первых девяти альбомов, потому что сегодня их практически невозможно достать. Universal Records, которым принадлежат права на них, не хотят заниматься их переизданием, и некоторые издающие компании решили, что замечательным выходом из сложившейся ситуации станет перезапись этих альбомов. Мы попытались придумать, что делать в такой ситуации, и они сказали: «Если мы будем выпускать комплекты из 20 песен, то первый выйдет через год, второй – еще через год, но нам будет нужен для них бонусный материал». Я ответил: «Окей, я посмотрю, что у меня есть», и стал писать песни для бонусов. Но когда я начала над ними работать, то увидел, что те четыре песни, что я написал, вышли у меня так легко и непринужденно и получились такими удачными, что мне было жалко выпускать их только как бонусы. И тогда я снова поговорил с лейблом и сказал, что будет иметь гораздо больший смысл, если я напишу целый альбом, потому что четыре песни – это уже пол-альбома, а материал получается слишком удачный, чтобы издавать его только в качестве бонусов.

Мы связались с представителями SPV в Ганновере, и они изъявили готовность издать мой новый альбом. Во время работы над этими песнями я понял, что прежняя свежесть вернулась. В ходе работы над последним на тот момент альбомом Running Wild мне потребовалась уйма времени на написание песен, приходилось буквально выдавливать их из себя. Когда же я работал над новым альбомом, все получалось просто само собой. Больше всего времени у меня отнял, пожалуй, “Dracula”. Изначально я думал, что на аранжировку к ней уйдет три или четыре дня, но когда я начал над ней работать, то завершил все буквально за пару часов. На остальные же песни, что вы слышите на альбоме, у меня уходило по полчаса. А первая песня, “Piece Of The Action”, была написана вообще за 10 минут. Ко мне снова вернулась свежесть восприятия, и я снова получаю кайф от того, что делаю.

Когда я совместно с ПиДжеем и Матиасом Либетрутом работал над проектом Toxic Taste, где писал музыку совершенно иного плана, непохожую на Running Wild, более хард-роковую, рок-н-ролльную и панковскую, все тоже получалось легко и непринужденно, потому что до этого я не писал подобной музыки. Я написал тогда около 18 песен, и 15 из них попали на альбом. И когда я работал над новым альбомом Running Wild, то ощущения были во многом схожи с теми, которые были во время работы над Toxic Taste. Для меня это было главное – что все снова получалось, словно само собой.

Помимо тебя, кто-нибудь еще играет на альбоме? В пресс-релизе я не нашел об этом никакой информации…

ПиДжей сыграл несколько соло, также несколько сессионных музыкантов записали партии ударных и баса – но они были приглашены только для записи альбома, для студии, совершенно не те, кого я бы хотел видеть рядом на концертах. Собственно, поэтому мы и не стали писать, кто что сыграл.

Ты упомянул песню “Dracula”, тема которой является совершенно нетипичной для музыки Running Wild. В то же время, ее очень часто используют другие группы. Почему ты решил написать песню о самом известном в мире вампире?

Увидел документальный фильм о нем по ТВ. (Смеется). Вообще-то изначально планировалась совершенно другая песня, тоже эпическая, но на тот момент она была еще не написана. И когда я обдумывал, не написать ли мне что-нибудь про Дракулу, у меня родился первый рифф. Когда я только начал писать песню, то думал, что мне потребуется дня четыре, но рифф рождался за риффом, и когда было готово демо – то есть я записал все начерно, чтобы посмотреть, как это будет выглядеть целиком – я обнаружил несколько ошибок, из которых впоследствии появилась вторая часть. (Смеется). Все выходило очень естественно, и я подумал: «Окей, это конец песни, давай-ка вернемся к интро, чтобы дать людям почувствовать все то одиночество, которое живет у Дракулы в сердце». Мне не хотелось, чтобы получилась очередная банальная «вампирская» история, мне хотелось копнуть глубже и дальше, я отталкивался скорее от истории, описанной в книге Брэма Стокера, потому что Дракула – это не только жестокий кровосос, это еще и очень трагичный персонаж, потому что он сам оказался в западне, из которой не может выбраться, и он страдает от этого. Вот об этом я и хотел рассказать в своей песне – о том, что он сам является довольно трагической фигурой.

В то же самое время, на альбоме можно по-прежнему найти пару привычных «пиратских» песен. Что заставило тебя снова вернуться к этой теме?

Большая часть песни “Sailing Fire” была написана еще три года назад в качестве демо, сейчас я просто решил поместить ее на альбом; она воспринимается как пиратская из-за своей мелодии, рождающей ощущение открытого моря, и это же ощущение я хотел передать и в текстах. Это не совсем типичная пиратская песня, скорее, она о той страсти к морю, которая овладевает людьми, когда они выходят в море, они этим гордятся. Что же касается второй песни, “Riding On The Tide”, то сначала у меня родился рифф, который, как мне показалось, был очень «пиратским», и тогда мне пришла в голову эта идея с приливом. Название говорит само за себя.

Кстати о пиратах – ты слышал шотландскую группу Alestorm, и если да, то что ты о них думаешь?

Да, я слышал несколько их песен, и они очень сильно отличались от того, что делает Running Wild. Посвятить все песни пиратам - это, конечно, здорово, но лично я бы никогда не создал группу, которая пела бы только о пиратах. Меня бы очень сильно ограничивало, если бы я был вынужден писать только на одну тему. Поэтому у меня нет ни одного альбома, который был бы полностью посвящен пиратам.

Забавно, но Alestorm даже упомянули Running Wild в одной из своих песен…

Да? (Смеется). Я об этом не знал!

Да, в песне “Scraping The Barrel” они поют: «Вы можете решить, что уже слышали все это раньше / Что Running Wild пели об этом еще в 1984-м / Но времена меняются, и нам плевать! / Так что если тебе что-то не нравится – иди и создай свою группу!». Думаю, тебе стоит прослушать!

Здорово! (Смеется).

Кстати, а ты вообще интересуешься тем, что происходит сегодня на тяжелой сцене? Тебе нравятся какие-нибудь молодые группы?

Знаешь, я сейчас не очень слежу за хэви-метал сценой. Я слушаю музыку совершенно иного рода, более современную, типа Papa Roach, My Chemical Romance или 30 Seconds To Mars, или же что-нибудь из 70-х. Так что сейчас я не слежу за хэви-сценой так, как делал это, например, в 80-х. Я слышал кое-что, вот пару дней назад слышал “The Landing”, новый альбом Iron Savior, и он мне очень понравился. Также я слышал новый альбом Mad Max –  “Another Night Of Passion”, прекрасный хард-роковый альбом.

Что побудило тебя написать “Me And The Boys”? Я знаю, что ты большой фанат Slade, но никогда прежде это еще не проявлялось столь ярко…

Да, ты прав. Но нужно отметить, что “Me And The Boys” была изначально написана для Toxic Taste. Мы ее не использовали, потому что для того проекта она оказалась слишком тяжелой. Тогда я отложил ее в сторонку, но когда стал работать над “Shadowmaker”, то вспомнил про нее и решил переработать немного в ином ключе. И это сработало! Получился своего рода манифест – в 70-х, когда я был подростком, одной из моих любимых групп были Slade, и они всегда оказывали на меня большое влияние, особенно их период с Нодди Холдером у микрофона. Вот почему в итоге все получилось так здорово.

Ты уже несколько раз упомянул Toxic Taste – скажи, ты планируешь продолжать этот проект?

Я пока не решил. Но, в любом случае, его придется на время отложить, потому что, во-первых, сейчас я хочу сосредоточиться на Running Wild, а во-вторых, у нас есть еще один проект под названием Giant X – рок/метал проект со значительным влиянием блюза. Мы пока его на некоторое время отложили, потому что хотели закончить работу над альбомом Running Wild, но мы вернемся к нему, как только закончится промо-кампания в поддержку “Shadowmaker”.

А какое будущее ждет проект, о котором ты упомянул в самом начале – перезапись старых песен Running Wild? Ты все еще хочешь это сделать или же уже отказался от этой идеи?

Мы решили пока с этим повременить. Олли Хан из SPV сказал, что, раз мы решили выпустить новый альбом, возможно, Universal решатся переиздать и наши старые альбомы. В этом случае их перезапись не будет иметь никакого смысла, ведь это стоит делать только в том случае, если этих альбомов уже нет в продаже. После нашего выступления на фестивале в Вакене у нас появилось много новых поклонников, которые говорили нам: «Running Wild – потрясающая группа, я даже не знал, что вы такие классные!». Они хотят слушать наши старые альбомы, но не могут их купить, потому что их просто нет в продаже. Так что мы решили подождать и посмотреть, что Universal будут делать с нашим бэк-каталогом, и тогда уже будем что-то решать.

Странная ситуация – ты говоришь, что многие лейблы заинтересованы в том, чтобы переиздать ваш старый материал, но Universal этого делать не хочет. Создается впечатление, что сегодняшний музыкальный бизнес развивается довольно причудливым образом…

Да, ситуация странная. Люди хотят покупать эти альбомы, они хотят, чтобы лейблы его издали, но лейблы этого делать не хотят, и не даже не хотят объяснить, почему. Но самая большая проблема в том, что они обладают правами на эти альбомы и могут делать с ними все, что хотят. Все это очень грустно, но я не могу ничего изменить.

А что будет с теми альбомами, которые вышли на G.U.N. Records?

G.U.N. Records больше не существуют, сейчас всеми правами на альбомы владеет BMG. Более того, они владеют правами, как на альбомы, так и на сами песни. Здесь нужно отметить, что существуют два различных типа прав. Можно владеть правами на мастер-ленты и обладать правом на сами песни. Права на песни, которые выходили на всех наших альбомах вплоть до “Masquerade” (1995), вернулись ко мне в 2006 году, правами же на песни, которые вышли на G.U.N., до сих пор владеют BMG. Я не имею права перезаписывать эти песни. Поэтому когда мы готовили концертный DVD с нашим выступлением на фестивале в Вакене, то не смогли включить туда две песни, которые выходили на G.U.N. – “The Brotherhood” и “Draw The Line”, потому что BMG нам это запретили.

Говоря о бизнесе – считается, что для того, чтобы выжить, группе сегодня необходимо постоянно гастролировать. Running Wild же всегда гастролировали довольно неактивно. Или же в сегодняшней ситуации вы планируете уплотнить свой гастрольный график?

В один прекрасный момент мы поняли, что нет никакого смысла в том, чтобы ездить по всему миру и пытаться выступить в каждой «дыре». Гораздо большую отдачу и для группы, и для фэнов дадут несколько крупных концертов на больших площадках и с масштабными декорациями. Поэтому я и перестал ездить в большие туры – расходы получаются столь высокими, что у группы нет возможности на каждом шоу демонстрировать все, на что они способна. В будущем мы также не планируем больших турне, разве что отдельные выступления по какому-нибудь поводу, да участие в различных фестивалях.

Что ты можешь сказать сегодня о своем выступлении на фестивале в Вакене в 2009 году? Создается впечатление, что тогда все, что могло пойти не так – пошло не так, начиная с чудовищной погоды, потери записанных дорожек и заканчивая огромной задержкой с выпуском концертника…

Это был какой-то злой рок. Еще до фестиваля мы как-то говорили об этом по телефону, и я сказал, что это – худшее, что может произойти. И именно так все и случилось. (Смеется). Группа выступала, мы старались задать жару, но ребятам это давалось очень тяжело. Стоял такой дикий холод, что Матиас даже не мог играть обеими ногами, потому что у него отказывали педали. Лил проливной дождь, и хотя над сценой и был навес, каждый раз, когда я подходил к микрофону, я оказывался под дождем. Когда мы играли “The Battle Of Waterloo”, разверзся настоящий ад, и самое забавное в этой ситуации было то, что погода стояла именно такая, какая была в день Битвы при Ватерлоо. (Дружный смех). Стена дождя, кругом жуткая грязь, но люди стояли под проливным дождем до самой последней песни. Знаю, что многие после этого простудились, но они все стояли до самого конца! У нас замечательные фэны, и мы им очень благодарны. И именно их поддержка дала нам тогда силы выйти на сцену и преодолеть все те неприятности, которые на нас свалились.

Насколько я понял, позднее вы столкнулись с серьезными проблемами при микшировании этого диска, потому что уцелела лишь запись в стерео, и не было решительно никакой возможности сделать многоканальный звук. У вас была возможность исправить какие-то ошибки, или же то, что мы слышим на CD и DVD – это и есть оригинальный саунд того концерта?

У нас в распоряжении были только стерео-дорожки, все дорожки с записями отдельных инстрнрументов были удалены компанией, которая с ними работала. Так что нам нужно было решить, что мы будем делать. Можно ли будет использовать эти записи? Можно ли будет сделать из них полноценный релиз? Мы задействовали все имевшиеся у нас технические средства, чтобы, насколько это возможно, «причесать» звук, «вытянуть» гитары или приглушить бас или ударные. Нам помогал звукоинженер, который также работал над нашим новым альбомом, его зовут Никки Новы, он нам очень помог во время мастеринга. Мы действительно выжали из этой записи все, что можно, и получили отличный - с учетом обстоятельств - результат. Конечно, это не лучший диск все времен, потому что у нас просто не было для этого технических возможностей, но это замечательное свидетельство того, что происходило в ту ночь. Так что у фэнов теперь будет прекрасный шанс все это вспомнить.

Наше шоу на Вакене собрало, мне кажется, максимальное количество зрителей – около 150 000 человек, вдвое против обычного количества посетителей фестиваля. Я смотрел со сцены и видел, что пространство у входа на территорию было забито так же, как и первые ряды. Обычно после первой песни уже можно подойти поближе к сцене, но в этот раз, мне кажется, нельзя было сдвинуться с места до самого конца концерта.

Насколько я понял, сет-лист этого выступления был составлен на основе голосования среди фэнов. Насколько твои личные предпочтения отличаются от предпочтений поклонников?

Это было очень сложно, потому что мы хотели составить очень сбалансированный сет. Один хочет, чтобы в сете была эта быстрая песня, другой – чтобы была та быстрая песня, но я не могу пойти навстречу всем, потому что должен думать еще и об ударнике. (Смеется). Он не может два часа играть на двух бочках, это невозможно. У нас есть несколько песен, которые просто обязаны быть в сете – это “Under Jolly Roger”, “Conquistadores”, и т.д. – и лично для меня было совершенно очевидно, что мы должны начать концерт с “Port Royal”. Затем шли песни, которые очень хотели слышать фэны – “Whirlwind” и тому подобное. Когда мы выступали на Вакене в прошлый раз, это было в 2003 году, мы играли “Treasure Island”, так что я сказал: «Раз в прошлый раз мы играли “Treasure Island”, то в этот раз мы сыграем “The Battle Of Waterloo”». Некоторые песни были предложены фэнами, некоторые выбрал я сам.

Скажи, когда ты пишешь песни, удивляет ли тебя, что какая-то из них становится классикой, или же ты с самого начала, еще при ее написании чувствуешь, что пишешь что-то, что точно понравится фэнам?

Бывает по-разному. Но забавнее всего, что большая часть песен, ставших абсолютной классикой Running Wild, была написана мной за полчаса. Так были написаны и “Under Jolly Roger”, и “Conquistadores”, и “Little Big Horn”, и “Bad To The Bone”. Не знаю, может быть, так же будет и с материалом нового альбома (смеется), потому что он был написан точно так же. Все по-настоящему классные вещи Running Wild были написаны очень быстро.

Поскольку я из России, я не могу не задать тебе следующий вопрос. Пару лет назад в Интернете случился большой скандал - Йенс Поль, веб-мастер официального форума Running Wild, забанил всех пользователей из России, потому что российский фэн-сайт Running Wild якобы нелегально распространял трибьют “ReUnation”. Ты в курсе этой ситуации, и если да, то что можешь по этому поводу сказать?

Нет, я в первый раз об этом слышу. Все это очень странно… Я не знал об этом.

Окей, тогда еще несколько коротких вопросов. Всем известно, как появилось твое прозвище Рок-н-Рольф. Но откуда появилось имя T.T. Poison?

T.T. расшифровывается как Toxic Taste, это было придумано с самого начала, а потом я стал думать над основной частью своего ника. Слово “Poison” («яд»), возможно, появилось из-за цвета моей фотографии, которая, в отличие от фотографий остальных участников, была выполнена в красных тонах. Потом мы решили продолжить в том же духе, и переиначили имена остальных участников так, чтобы они также имели отношение к слову “toxic” («токсичный»), например, Марк стал «Acid» («кислота»), а Энди - «Caustic» («щелочь»).

Скажи, а кавер на какую песню Running Wild тебе нравится больше всего?

На последнем трибьюте был очень женственный кавер на “Riding The Storm”. Также существует очень любопытная современная «балладная» версия “Angel Of Mercy”. Этот вариант мне очень нравится, он не имеет никакого отношения к хэви-металу, но в новой аранжировке песня получилась просто великолепной.

В прошлом году ты отметил свой 50-й день рождения. Насколько эта дата для тебя важна? Эта какая-то определенная веха в твоей жизни или же очередной обычный день?

Мое отношение к этому не изменилось – календарный возраст не имеет никакого значения. Гораздо хуже, когда ты чувствуешь себя старым. Но когда в душе ты чувствуешь себя молодым, когда ты можешь делать все, что хочешь, то это здорово, и нужно этим наслаждаться. Меня действительно не волнует, что мне уже 50 – это всего лишь цифра, которая не имеет ко мне никакого отношения.

Сообщалось, что идет работа над книгой об истории Running Wild. Насколько ты лично вовлечен в эту работу? И когда можно ожидать ее выхода?

Я не знаю. Были определенные планы выпустить подобную книгу, я дал свое согласие, но ничего так и не сдвинулось с мертвой точки. Так что я не знаю, какую книжку ты имеешь в виду, я не имею к ней никакого отношения. Я не знаю, кто ее пишет и когда она выйдет. Знаю, что Йенс Поль также планировал выпустить книгу, но этот разговор был уже давно, и с тех пор мы к нему не возвращались. Так что на данный момент я еще не читал ни одной книги о Running Wild.

Мой последний вопрос, конечно же, касается твоих планов на будущее. Ты планируешь продолжить деятельность Running Wild или же хочешь сосредоточиться на сторонних проектах?

У Running Wild совершенно точно выйдет еще один новый альбом, но я пока еще не могу сказать, когда. Как я уже говорил, как только закончится промо-кампания в поддержку “Shadowmaker”, я займусь Giant X, совместным проектом с моим концертным гитаристом и гитаристом Toxic Taste ПиДжеем. Мы продолжим работу над альбомом, к которому на данный момент у нас уже готово четыре песни, сейчас идут переговоры с SPV, которые заинтересованы в том, чтобы заключить с нами контракт. Посмотрим, что из всего этого выйдет. Есть и ряд других планов, но я пока ничено не могу сказать о сроках их реализации.

Официальный сайт Running Wild: http://www.running-wild.de/

Выражаем благодарность Максиму Былкину (Soyuz Music) за организацию этого интервью

Интервью - Роман Патрашов
Перевод с английского - Наталья Патрашова
12 марта 2012 г.
© HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2018 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker