В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Rabia Sorda

Rabia Sorda
В России любят и умеют веселиться

13.02.2012

Архив интервью | English version

Предыдущий год стал для мексиканца Эрка Айкрага очень насыщенным – обе его команды (Hocico и Rabia Sorda) выступали на летних фестивалях, затем последовал российский тур с Hocico, выпуск концертного DVD, выступление в Москве на “Synthetic Snow Festival”. Начало 2012-го тоже выглядит многообещающе – такая же активная фестивальная программа, выпуск нового сингла и альбома Rabia Sorda. Перед самым первым в этом году выступлением Rabia Sorda в качестве со-хедлайнера на “DarkFlower Live Night” в Лейпциге мне удалось узнать из «первых» рук от Эрка, почему концертный DVD был записан в России, какие коллективы из России и Белоруссии он считает перспективными, что он думает о русском характере и традициях, и, конечно, его планы в отношении нового альбома.

Привет, Эрк! Я так рада тебя здесь видеть на первом фестивале DarkFlower Live Night! Прежде всего, я хотела бы поблагодарить тебя за то, что ты делаешь, это просто превосходно! И у меня так много вопросов, я рада, что у меня у меня есть такой шанс встретиться лицом к лицу и их задать. Я думаю, всевозможные «музыкальные» вопросы задавались уже 2 или 3 миллиона раз…

Ну, почему, может быть, и нет!

ОК. Вы часто бываете в России, почти каждый год. Конечно, это прежде всего связано с наличием предложений от промоутеров, но тебя что-то особенное связывает с нашей страной?

Я люблю Россию, я люблю русскую культуру. И у меня хорошая связь с Россией. Впервые я познакомился с русской культурой очень дано по фильмам и музыке. Я люблю фильмы Тарковского, он один из моих любимых режиссеров всех времен. Мне нравится музыка, которую он использовал в своих картинах, и я знаю парня, который написал музыку к паре его фильмов. Когда я был еще ребенком, мне, наверное, тогда было около 10 лет, я смотрел его фильмы по телевизору, и для меня в них всегда было что-то романтичное - и в музыке, и в атмосфере в целом.

А если говорить об обычных жителях России?

Ну, с ними я познакомился позже, когда у нас появился шанс первый раз сыграть в России. Это были громадные впечатления! Люди сходили с ума… русские вообще довольно открытый народ. В России любят и умеют веселиться! Мы это оценили. И поэтому решили записать новый живой альбом в России. Я думаю, в плане атмосферы это лучшая живая запись в нашей истории.

Концерт в Екатеринбурге?

Да, мы сделали запись в Екатеринбурге. Мы первый раз там играли, и у нас были все необходимые ресурсы, чтобы записаться хорошо. Мы наслаждались этими впечатлениями, и очень здорово, что в атмосфере концерта присутствует привкус водки. Было очень здорово!

Ты уже не в первый раз общаешься с российскими журналистами. Какие интересные или необычные вопросы они тебе задавали?

Я понимаю, о чем ты. Я, правда, не могу вспомнить какой-то конкретный вопрос, но мне нравится, что это всегда очень личные вопросы - о моей семье, как у меня дела, что происходит в Мексике… они всегда хотят знать обо мне что-то личное. Мне это нравится. Я готов немного поделиться своей личной жизнью, до определенной степени. И порой я говорю очень откровенно, например, как с тобой сейчас. Иногда я даже забываю, что даю интервью. Я просто рассказываю о чем-то, как будто общаюсь с друзьями. И мне это нравится в России – у меня есть связь и с культурой, и с людьми. У меня хорошие друзья в Москве. И потихоньку я начинаю чувствовать себя в России как дома.

Когда ты выходишь на сцену, что ты обычно чувствуешь? Что ты видишь – лица или толпу?

Сначала, когда я концентрируюсь на шоу, звуке и музыке, люди выглядят просто как толпа. Но потом я втягиваюсь в канву представления, и толпа начинает становиться отдельными людьми. В толпе находится кто-то особенный, кто по каким-то причинам привлекает внимание. И у тебя с ним появляется персональный контакт. Это происходит не каждый раз, но когда происходит – это круто! Когда ты можешь даже на несколько секунд почувствовать такую связь и войти в личный контакт – это очень круто!

И как ты выбираешь этого человека?

Опять-таки, я никогда этого не планирую. Это происходит само по себе, понимаешь? Я не могу это заранее запланировать, вокруг просто люди, и они смотрят на тебя, и вдруг – есть контакт! Я не знаю, почему.

За последний год в России были отменены несколько концертов немецких групп. У тебя есть предположения, почему? Честно, по твоему собственному опыту, музыкальный рынок в России такой маленький и неинтересный? 

В России? Поскольку я бывал у вас уже немало раз, я думаю, что неплохо представляю себе, что происходит в России. У вас прекрасные промоутеры, которые очень серьезно подходят к своей работе и по-настоящему заботятся об артистах. Мне нравится, что они уважают людей в группах. Что касается групп, то в России есть много интересных команд, которые играют в свою музыку. Но в большинстве случаев я вижу следующую картину - очень многие российские группы просто пытаются имитировать немецкий саунд, европейский саунд, который чаще всего встречается на немецких фестивалях электронной музыки. Они пытаются подражать этому стилю вместо того, чтобы найти свой собственный. Я как-то был вместе с парнем, моим другом из Москвы. И я сказал ему: «Россия всегда была такой передовой страной в смысле культуры и кино, но почему этого не происходит в музыке?» Я сейчас говорю об андеграунде. Потому что у вас, конечно, много великих композиторов, таких как Чайковский, но почему никого нет в андеграунде? Я не могу понять этого. Я уверен, что многим музыкантам есть, что сказать. Но я не понимаю, почему это не выходит на поверхность. Все остается где-то там внутри. Я, кстати, встретил очень интересный коллектив, который играл перед нами в Москве на “Synthetic Snow Festival”, и, на мой взгляд, они создают что-то такое в хорошем русском стиле. Я не могу вспомнить название. Но ты их знаешь. Они из России или из Белоруссии.

Mechanical Apfelsine или Cold in May?

Да, кто-то из первых двух групп, которые там играли. У них очень хороший свежий звук, немного в поп-ключе. Очень хорошо сделано, и мне понравилось. Свежо и что-то новенькое. Они не пытаются быть яростными только ради того, чтобы быть яростными, понимаешь?

А как бы ты описал твоих поклонников?

Ох! Ну как… (Делает вид, что стреляет в висок.) Ты же знаешь, что у меня две группы, и иногда фэны одной отличаются от другой. Иногда и тем, и тем нравится, что я делаю, потому что они знают меня по творчеству обеих групп и говорят: «Он мне нравится, как артист». Но мне хотелось бы думать, что мои поклонники разделяют мое видение мира и критический взгляд на то, что происходит. Хочется думать, что у них есть собственное мнение по и поводу этой жизни и мира, в котором они живут.

Ты однажды сказал в интервью, что на самом деле ты поешь о любви и о занятиях любовью...

Правда? Черт! Я действительно сказал это? Может быть, после литра водки… Ну, любовь - это хорошо и заниматься любовью – это прекрасно! У меня в жизни много секса, и я надеюсь, что у моих поклонников тоже! Я был бы за них рад, если так...

У тебя есть в планах какая-нибудь интересная коллаборация с другими музыкантами? Или дуэт? С кем было бы интересно сделать что-то вместе?

В настоящий момент я работаю над новым альбомом Rabia Sorda. Он уже почти готов, процентов на 80. Я думаю, новый сингл должен выйти в марте или в апреле, и потом уже появится сам альбом. Что касается будущего, то я ищу подходящих людей для совместной работы. Я точно хотел бы пригласить пару гостей для записи. Конечно, парни из моей группы – Джинс (барабаны) и Григорий Фейл (клавишные) - будут продолжать сотрудничать со мной. И у меня есть некоторые идеи в голове, но я прямо сейчас не хотел бы говорить о них. Давай скажем так: я хотел бы пригласить пару гостей для записи альбома, но пока никаких конкретных планов нет.

То есть это секрет?

Нет, это не секрет. Я просто хочу убедиться, что все будет так, как я задумал, до того, как я скажу об этом.

Ты иногда выступаешь в качестве ди-джея, и тебя часто приглашают в известные немецкие клубы, например, DarkFlower. Это для тебя удовольствие или работа?

Что здесь может доставлять удовольствие? Давай я скажу честно. Быть ди-джеем и играть чужую музыку для меня довольно тяжело. Это намного сложнее для меня, чем выходить на сцену. То есть, я ставлю музыку, которую сочинил не я, и пытаюсь заставить людей танцевать под нее. Порой это сложно. И я с какой-то стороны совсем беззащитен. То есть я стою перед пультом и думаю: «Вот отстой, что же следующее я должен поставить, черт возьми?» Но зато я наслаждаюсь общением с фэнами. У меня есть возможность поговорить с некоторыми из них, установить личный контакт, и вот это мне нравится. Поэтому я делаю это не очень часто, но раз или два в год обязательно.

Когда ты ставишь музыку, это твоя любимая музыка или та, которую от тебя ждут, чтобы ты поставил?

Да, это забавно. Конечно, все ждут, что я буду играть хард-электро или индастриал. И я действительно это делаю, ставлю что-то из такого. Но мои музыкальные вкусы сейчас намного шире. Чем старше я становлюсь, тем больше разной музыки мне нравится. Я становлюсь более открытым для всех музыкальных стилей. Конечно, мне не нравится все подряд. Но я стараюсь воспринимать все новые музыкальные стили со всего света. Мне действительно нравится, например, Питер Гэбриэл. Я всегда стараюсь держать уши открытыми, понимаешь? Но когда я играю ди-джей сет, я должен сделать так, чтобы люди двигались, чтобы они танцевали. Иногда получается, иногда нет… но это забавно.

А я думаю, тебе каждый раз удается.

Каждый раз? Нет, пару раз бывало, что и не совсем...

Музыка еще и бизнес. У тебя есть бизнес-план, и что он в себя включает?

Музыка – бизнес? Есть ли у меня бизнес-план? О, нет, я не думаю, что я бизнесмен. Конечно, у меня есть планы на будущее. Я планирую жить за счет музыки. Я не знаю, получится ли это, но пока я живу и счастлив. И финансово – все тоже хорошо. Я думаю, мне не нужен бизнес-план. Ну, может, в будущем.

У тебя есть другая работа, кроме музыки?

Нет, у меня нет никакой постоянной работы. Я люблю музыку, и мне повезло, что я могу зарабатывать ей на жизнь. Пока так будет продолжаться, я не хочу никакой другой работы.

Твой рецепт успеха, необходимые ингредиенты? 

Во-первых, мы должны определить, что такое успех. Потому что для тебя и для меня это может означать совсем разные вещи. Я сейчас чувствую себя очень успешным – и в личной жизни, и в музыкальной карьере. Я чувствую себя очень счастливым, что могу жить той жизнью, которой я живу сейчас. Что касается слагаемых, то формулы нет. Все, что я могу сказать: главное – верить в то, что ты делаешь. Ничто не может остановить тебя в достижении поставленной цели до тех пор, пока ты веришь в себя. Я верю в то, что я делаю, и я думаю, люди это чувствуют.

Вы выпускаете клипы, которые никогда не покажут по МТВ. Их увидит только очень ограниченная Интернет-аудитория. Какую цель ты перед собой этим ставишь и какой смысл в этом видишь?

Ну, я воспринимаю все формы самовыражения и искусства как единое целое. Музыка только его часть. Я люблю делать музыку, и я ее делаю хорошо. Но это только одна из форм искусства. Видео и кино – другие формы. Честно говоря, нет никакого резона что-то снимать для того, чтобы это показали по телевизору. Искусство должно быть самоцелью. Мне наплевать, что я на это трачу деньги. Мне нравится этим заниматься, и я счастлив. Я не делаю это, чтобы достичь бОльшего успеха или привлечь внимание.

Что ты думаешь о нелегальном скачивании музыки? Это, конечно, воровство с одной стороны, а с другой - прекрасная реклама. Не секрет, что многие люди сначала скачав альбом нелегально, потом идут в магазин и его покупают.

Да, я знаю, знаю. Я из Мексики и должен сказать честно…

А я из России…

Ну, ты знаешь, о чем я говорю. Мы, вероятно, в топ-листе «пиратских» стран. Определенно, мексиканцы и русские, без всякого сомнения. Но дело в том, что когда я начинал слушать музыку, у меня не было денег, чтобы купить пластинку или CD. Поэтому я шел на рынок и покупал кассеты. Например, я покупал кассеты Skinny Puppy, и они были пиратскими. Это происходило еще 80-х … наверно, в 1988 году. Я учился, и у меня совсем не было денег. Но таким образом я смог найти свой путь к музыке. И потом уже позже, когда я стал работать и смог себе это позволить, я покупал всю музыку, которую мог. Так что если ты можешь таким образом познакомиться с новой группой, а потом пойти и купить диск, это не всегда плохо.

Официальный сайт Rabia Sorda: http://www.rabiasorda.com/

Выражаем благодарность Out Of Line Records за организацию этого интервью

Юлия “Darkpartygirl” Давыдова
28 января 2012 г.
© HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2019 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker