В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

РарогЪ

РарогЪ
Не бойтесь экспериментировать

31.05.2011

Архив интервью

О московской прогрессив-пэган-металлической (именно так музыканты предпочитают характеризовать свой стиль) группе Рарогъ долгое время не было слышно практически ничего. Оно и понятно – главком ансамбля Шмель был плотно занят с фолковой формацией Калевала. Одно время даже казалось, что басист напрочь забыл про свои пэган-эксперименты – дела у Калевалы шли в гору (они, впрочем, успешно движутся и сейчас), стабильно выпускались качественные альбомы. И все-таки не выдержала душа музыканта, захотела чего-то другого и отправилась искать приключений на мягкое место. Чтобы одолеть нелегкую дорогу к слушателю, Шмель прихватил с собой вокалистку Рысь, гитариста Лешего и барабанщика Вадима Семенова. Куда же завело их это путешествие, Рарогъ в полном составе поведали нашему порталу.

Шмель, рассказывай, какие новости в группе.

Шмель:
Совсем недавно вернулся в группу наш первый барабанщик Вадим Семенов, так что неожиданно возникшие проблемы с  составом ликвидированы, в течение двух недель разучена новая программа.

Вадим, а почему ты вообще уходил из группы и почему решил вернуться?

Вадим: Ушел я по состоянию здоровья, но за год вроде подлечился и снова готов выступать вместе с ребятами. Так что я рассчитываю поднять Рарогъ на запредельные высоты. (Смеется).

Альбом «Взойди Солнце» записывался без тебя. Как ты оцениваешь его?

Вадим: Вообще, эти песни появились на свет еще до моего ухода. Мы работали над ними все вместе, а потом у меня начались проблемы. Я доволен тем, каким получился диск и с точки зрения барабанных партий ничего бы менять не стал.

О группе достаточно долго ничего не было слышно…

Шмель: В 2007 году мы практически прекратили всякую деятельность. Были какие-то попытки оживить команду – мы выпустили интернет–сингл «Гуляй». У меня была куча других проблем, ну и плюс деятельность с Калевалой отнимала много сил и времени. Как ни крути, а нельзя серьезно заниматься двумя проектами одновременно.

Пошел ли этот перерыв группе на пользу? Вам пришлось восстанавливать утраченные позиции, или это дало возможность начать все с чистого листа?

Шмель: С одной стороны, начинать все с нуля никому на пользу никому не идет. С другой стороны, сейчас у нас самый сильный состав за всю историю коллектива, и я думаю, он еще усилится в ближайшем будущем. Мы ищем волынщика, но, к сожалению, очень много людей, которые только думают, что они волынщики. Они волынщики только в том смысле, что они волынку тянут. (Смеется).

Шмель, давай окончательно разберемся с твоим уходом из Калевалы. Скажи, нельзя ли было хотя бы частично реализовать свои задумки в Калевале?

Шмель: Нет, никак. У Никиты (Никита Андриянов, гитарист Калевалы) свое видение группы, которое меня не устраивало до конца. И… В общем, нельзя. (Смеется). 

Помогает ли тебе опыт, полученный за время пребывания в Калевале?

Шмель: Опыт, положительный или отрицательный, помогает в любом случае.

Обратимся теперь к последнему альбому «Взойди Солнце». Пусть каждый из музыкантов расскажет, какая песня с этого диска у него самая любимая для исполнения.

Рысь: Наверное, уже все знают, какая песня мне нравится больше всего. Это песня «Беда». Почему именно она? Прежде всего, потому что она очень разнохарактерная. С одной стороны, название подсказывает, что это грустная песня, но включив ее, вы услышите совсем другое настроение. Она веселая, и это ни в коем случае не противоречие. На Руси никто не рвал на себе волосы, если случалось несчастье. Наоборот, если муж уходил на войну, то жена провожала его с верой в то, что он вернется, она радовалась тому, что он идет защищать Родину.

Шмель: Мне очень многие писали, что «Беда» получилась очень неожиданной. Когда люди сперва читают текст, то они ожидают, что это будет едва ли не дум-металлическая вещь.

Рысь: Эта песня исполняется разными видами вокала, там можно услышать и академическое пение, и народное. В середине, где можно услышать минорные, грустные ноты, там как раз идет протяжный народный голос. В то же время, это достаточно современная песня – мощный звук, прекрасные соло-гитары.

Шмель: У меня любимой вещью является «Взойди Солнце», хотя на концертах ее исполнять очень тяжело. Идея этой композиции пришла мне в голову на капище, когда я приносил требу Велесу. Она буквально застряла у меня в голове. Всю обратную дорогу я напевал этот мотив, задолбав всех окружающих. (Смеется).

Вадим: В плане исполнения лучше всего мне играется «Гуляй», а если судить с позиции слушателя, то мне также нравится «Взойди Солнце».

Леший: Мой фаворит – «Под Сварожьим знаменем». Песня сама по себе грустная, но зато с ней связана забавная история. Однажды Рысь опоздала на репетицию, и мы со Шмелем пели ее женскую партию. (Смеется). Песня мне нравится и по своему построению, да и по содержанию она мне ближе всего. К тому же, она очень жесткая, а я люблю именно такой саунд.

Музыку для альбома сочинил Шмель, а тексты принадлежат Марии Козловой…

Шмель (перебивая): Не все. Текст для трека «Гуляй» я написал практически сам, мы с Машей дорабатывали только один кусочек. А Пан Заглоба (вокалист и басист группы Beer Bear) помог мне в «Бояновом гимне» - там никак не давалась одна строчка. Чего мы только ни придумывали, все время получалось не то, было очень сложно найти рифму. Пан Заглоба очень сильно выручил. Он в плане текстов малый талантливый.

А почему остальные не проявили себя в плане авторства?

Шмель: Ну почему же. Аранжировками мы занимались все вместе. Когда пришла, например, Рысь, основная часть музыки была уже готова, и хотя мы переделывали какие-то партии вокала, это уже аранжировочные моменты. Сейчас у нас с Лешим есть совместные наработки. Он очень талантлив в плане сочинительства, но дико стесняется. Вот, например, недавно он буквально разошелся на репетиции: «А у меня еще вот такая идея есть, и еще я вот это придумал». А я ему: «А чего ж ты раньше молчал?» Я надеюсь, его скромность сойдет на нет.

Рысь: У меня тоже есть много задумок, я очень люблю писать тексты. В предыдущих коллективах я писала тексты на готовую музыку. Когда есть музыкальный материал, идеи сами приходят, создается какое-то настроение.

Диск вышел на Sound Age Productions. Оказывает ли лейбл вам поддержку?

Шмель:
Естественно, ведь он вложился в это дело, и ему надо отбивать деньги. (Смеется). Продажи диска идут вполне неплохо, партию CD запросила иностранная фирма Napalm Records. Мы активно стали общаться с людьми посредством Facebook, нам поступает много отзывов из-за рубежа. Эти люди знакомятся с нашей музыкой как раз таки через Napalm Records и Sound Age Productions.

Рарог – это дух домашнего очага. При этом рисуется картина чего-то умиротворяющего и спокойного, хотя музыка у вас весьма и весьма агрессивная.

Шмель: Вообще-то Рарог представал в мифах и как огненный вихрь. Ты можешь себе представить спокойный огненный вихрь? Эмоциональность нашей музыки соответствует нашему мировоззрению, тому, как мы в данный момент смотрим на ситуацию. Это попытка единения с миром. Рарог, кстати, являлся и боговестником, он рек волю богов. И не забывай, что огонь – это энергия, это жизнь. Эти понятия не могут быть спокойными.

Насколько важным для группы является имидж – костюмы и все такое прочее?

Шмель: Визуальный ряд – достаточно важная штука. На концертах мы не просто играем, как на репетициях, а еще и предлагаем зрителям шоу. Я считаю важным, чтобы не было разницы между исполняемой музыкой и внешним видом. Раньше мы использовали военные атрибуты, но сейчас предпочитаем народные одеяния. А вариант «В чем приехал, в том и сыграл» мне напоминает «Колхоз Интертейнмент». Двигаться на сцене в народном костюме очень удобно – славяне ведь не дураки были. Мы используем реконструированные костюмы - за исключением того, что они сшиты не вручную, а на машинке.

Рарогъ активно выступают в Москве. Как обстоят дела с полноценным туром?

Шмель: У нас возникли некоторые проблемы с гастролями, но я думаю, что мы начнем полноценно колесить по стране с сентября. У нас на подходе есть еще одна студийная работа, и я надеюсь, что к тому времени мы ее закончим.

Рысь: Недавно мы отыграли два онлайн-концерта. Это штука очень хорошая, потому что наши слушатели из-за границы могут посмотреть наше выступление через Интернет. Люди из США, Франции, Норвегии, Испании пишут: «Здорово, что вы такое придумали, это дает нам возможность послушать группу живьем». Ну и плюс ко всему, это дает возможность записать хорошее концертное видео, которое мы можем использовать для раскрутки команды. Онлайн-концерт – это еще и определенный показатель. Мы видим, сколько людей посмотрело концерт, сколько людей одобряет наше творчество.

Вы достаточно активно используете каверы на народные песни. Как осуществляется этот выбор?

Шмель: Да очень просто! Лежит душа к какой-то песне – играем, нет – значит, нет. У нас практически нет проблем с тем, чтобы аранжировать народный мотив в нашем стиле. Сейчас мы готовим две программы одновременно. Одна из них – это альбом каверов. У нас есть огромный пласт культуры, который совершенно не затронут. Когда я начал ковыряться в этом, я был поражен – столько красивых и неизвестных широкому кругу людей песен! Поэтому мы решили, что в первую очередь мы выпустим сборник кавер-версий на народные песни, а вслед за ним, уже в следующем году, выйдет наш полноценный новый альбом. Мы уже исполняли песню «Хмара» - дико хулиганская вещь!

Вы называете свой стиль прогрессив-пэган-метал. Насколько перспективно это направление?

Шмель: Мне кажется, что народ слегка объелся всем этим. Сейчас достаточно много качественных коллективов, так же как и некачественных, которые отбивают желание слушать этот стиль. Интерес к нестандартным командам никогда не угаснет. Просто народ уже не клюет на группы, которые выучили три блатных аккорда, запомнили пантеон славянских богов и называют свою музыку пэган-металом.

Рысь: На самом деле, не нужно бояться сложных песен. Многие считают, что чем проще песня, тем доступнее она для восприятия. Наши песни на первый взгляд кажутся простыми, но если их учить, то можно поседеть. Сложная музыка гораздо интересней. Если посмотреть на то, что происходит в Европе, залезть на какие-то иностранные сайты, связанные с прогрессивом и пэганом, то можно увидеть огромный интерес к этой музыке. Устраиваются огромные фестивали, на которые ходит огромное количество людей. Я считаю, что этот жанр у нас в России только начинает развиваться, так что у него есть огромные перспективы.

Шмель: Кстати, на счет сложности. Я помню, мы делали презентацию песни «Гуляй», когда еще давным-давно ее выпустили, с нами играла Аркона, и их барабанщик Влад «Артист» сидел и изумлялся: «Ни фига вы тут наворотили!» А в песне сбивка на сбивке. (Смеется).

Шмель, как ты оцениваешь первый альбом «Аз Бога ведаю»? Нет ли желания его переиздать?

Шмель:
Желание есть, но это отдаленные планы. Для меня с этого альбома начался путь в пэган-метал, я буквально выстрадал этот диск. Мы совершенно точно будем перезаписывать «Первую битву», хотим записать для нее настоящие хоры, настоящий струнный квартет. Больше никаких синтезаторов, только чтобы все было круто и правильно. Неплохо было бы переработать и «Спасение Перуна». 

Рысь: Я не принимала участия в записи того альбома, но когда послушала готовый вариант, для меня это стало настоящим открытием. До встречи со Шмелем я не увлекалась пэганом, хотя в большом количестве слушала фолк, сама участвовала в дум-фолковом проекте Valley Of The Moon. Когда же я все это услышала, то пребывала в астрале. Человеку непосвященному трудно это воспринимать. Но когда я почитала тексты, когда мне все это объяснили, я поняла, насколько глубокий смысл заложен в музыке.

Шмель: «Аз Бога ведаю» пострадал от посредственного качества записи. Я привык все делать сам, а сам тогда я не очень умел записывать альбомы. Для меня это стало первым опытом работы в качестве звукорежиссера.

Рысь: Как мне кажется, это была стадия поиска группой своего лица. Первый альбом стал для Рарогъ той плитой, на которой потом воздвигалось все основание. В песнях, которые вошли на второй альбом, можно услышать тот старый Рарогъ, но очень измененный и преобразованный.

Шмель: Все равно это один King Crimson и Dead Can Dance. (Смеется).

Леший: Для меня также знакомство с пэганом началось именно с этого альбома. До этого я слушал абсолютно иную музыку и играл традиционный хэви-метал в Aliens’ World. Я был очень впечатлен первым альбомом Рарогъ. Я всегда говорил, что эта музыка ни на что не похожа, и аналогов я не слышал. Я потом начал скачивать безумное количество подобной музыки, но так и не нашел чего-то аналогичного. Меня в плане музыки на диске я бы ничего не стал, просто нужно достойно записать материал.

Шмель: Сейчас, когда слушаешь «Аз Бога ведаю», понимаешь, что многое можно было сделать по-другому.

По этому поводу возникает вопрос – нет ли желания поработать с иностранными звукорежиссерами?

Шмель:
А зачем? Мне кажется, я и сам могу неплохо справиться. Когда работаешь сам, то всегда есть возможность переделать. На сведение «Взойди Солнце» я потратил примерно месяц. Было много разных вариантов, мы все слушали, слушали, пока не остановились на том варианте, который всех устраивает.

Кстати, Шмель, ты очень много помогаешь молодым коллективам. Зачем тебе все это?

Шмель: Я не знаю, как-то так повелось. Когда мы играли еще старым составом, нам очень сильно помог Сергей «Лазарь», чтобы у нас все пошло нормально. Я этим занимаюсь, потому что кто-то должен выполнять эту работу. Мне очень понравилась группа Пророчество Вёльвы. Я записал им несколько песен, но пока ребята никак не созреют для записи полноценного альбома. Они начинали с исполнения чего-то в духе Короля и Шута, а вот вещь «Где-то в Шотландии» вышла очень классной, и если они продолжат в том же духе, то смогут многих заткнуть за пояс.

А в чем выражаются влияния упомянутых ранее King Crimson и Dead Can Dance?

Шмель:
Прежде всего, в построении композиций и размерах композиций. Я взял у King Crimson одну замечательную штучку: их музыка очень сложная и техничная, но она звучит очень просто. Я говорю о раннем King Crimson – после “Discipline” я группу уже не воспринимаю.

Леший: С этой особенностью нашей музыки связан один момент. С нами работали сессионные барабанщики, которым казалось, что сыграть наши песни очень просто. А когда человек приходит и начинает вот это разбирать, то «сливается» моментом, потому что материал далеко не так прост.

Спасибо музыкантам за интервью. Настало время для традиционных пожеланий читателям и слушателям.

Леший:
Внимательно вслушивайтесь в музыку – с первого раза может понравиться далеко не все. Хотелось бы, чтобы музыкальное движение развивалось, чтобы музыканты сплачивались и держались друг друга.

Вадим: Слушайте больше хорошей, непопсовой музыки, ходите на концерты, будьте здоровы, живите богато.

Шмель: Живите по совести, и все у вас будет хорошо. Не бойтесь экспериментировать в плане музыки, поддерживайте друг друга.

Рысь: Слушайте больше качественной музыки, избегайте подделок. Не бойтесь нового, потому что современная музыка очень разнообразна, интересна и многогранна. И начинайте, конечно же, с Рарогъ!

Константин “Hirax” Чиликин
15 мая 2011 г.
(с) HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2018 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker