В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Vespero

Vespero
Универсальный язык

16.03.2010

Архив интервью

Астраханская группа Vespero образовалась в 2003 году, и с тех пор успела заработать отличную репутацию как у российских, так и у зарубежных критиков и слушателей своими концертами (в частности, выступлением на фестивале “InProg” в 2009 году) и студийными работами. На данный момент в активе музыкантов два официальных студийных альбома, выпущенных известным лейблом R.A.I.G., приличное количество концертных и неофициальных студийных записей, а также участие в некоторых музыкальных компиляциях. Музыку группы описывают разными терминами: психоделический рок, прогрессив, краут-рок, спейс-рок и т.д. Но как бы ее ни называли, ясно, что Vespero являются одной из самых интересных и перспективных групп российской независимой сцены. О студийном и концертном воплощениях Vespero, значении текстов в музыке, российском пост-роке и других интересных вещах мы поговорили с участниками коллектива: гитаристом Александром Кузовлевым, басистом Аркадием Федотовым, клавишником Алексеем Клабуковым и барабанщиком Иваном Федотовым.

Многие воспринимают такую музыку, какую играют Vespero, как что-то вроде ретро, дань уважения великим группам из прошлых десятилетий. Как вы считаете, насколько обосновано такое мнение?

Александр: Интересно, что классическая и современная академическая музыка почему-то не воспринимается как ретро. Я считаю, что само понятие «ретро» – это стереотип, причем очень узкий. Стравинский и Шнитке, почему-то (хотя они играли насквозь современную музыку) не перешли на тотальное использование синтезаторов. Они преимущественно использовали оркестр. Что это? Дань уважения Моцарту?

Просто существует некая преемственность. Она существует всегда. Нельзя закрыть глаза и сказать: «Это мы придумали!». Это кто-то придумал раньше или дал предпосылки (как случай с Робертом Фриппом, когда он позаимствовал идею фриппостроники у Брайана Ино). И отказываться от уже придуманного – глупо, если это не продиктовано художественным замыслом. Есть опасность вдруг снова заняться изобретением велосипеда. У любого музыканта есть учителя. Не музыка создается в дань уважения к ним, а годы учебы откладывают свой отпечаток на созданное. Это вполне закономерно. Так в любом искусстве.

Аркадий: Вполне обоснованное мнение. Конечно, каждый из нас привносит в музыку собственный опыт и кругозор, но далеко не всегда он основан на музыке 60х и 70х. Я, например, глубоко уважаю то, что сделали в то время, меня эта музыка во многом питает. С другой стороны, сейчас по всему миру движется и развивается целая волна т.н. нео-психоделических групп (от Seven That Spells из Хорватии и Green Milk From Planet Orange из Японии до Zone Six и Sula Bassana из Германии). Это люди, которые по-настоящему переосмысляют прошлое и делают из неё абсолютно иные выводы. Они как будто спускаются в глубокое подземелье - у них есть желание спуститься до самого дна. Там они находят что-то, на что до сих пор не обращали должного внимания, и на основе этого творят, придумывают. Я думаю, мы пытаемся делать что-то подобное. 

Иван: Вся современная музыка - это плохо завуалированное ретро. Чем больше музыки слушаешь, тем лучше это понимаешь.

Алексей: Это мнение возникает у людей, которые слушают преимущественно группы прошлых десятилетий. Это не дань уважения, а жертвоприношение.

В вашем творчестве можно заметить влияние современной электроники. Как вы вообще относитесь к применению элементов модных музыкальных течений?

Александр: Мы вообще позитивно относимся к применению любых элементов в музыке, если это оправдано. Но нас нельзя назвать экспериментаторами, по-моему. Просто наша группа – открытая система – мы открыты миру. Во все экстремальные зоны от электроники до авангарда мы заходим как в ледяную реку – помочили пальчик и отбегаем.

Аркадий: Что такое современная электроника? Многие считают, что она умирает с середины 90-х годов. Поэтому электронику сложно отнести к МОДНОМУ музыкальному течению (смеется). Мне лично очень близка та музыка, из которой выросла современная электроника- т.н. «берлинская школа»- Клаус Шульце, Ashra, Tangerine Dream. Оттуда и влияния – шумы аналоговых синтов советского производства, секвенсоры и необычные звуки.

Иван: Я очень люблю современную элекетронику -  Ambient, IDM, Thrill’n’Bass, Downtempo, Lo-fi, Breakcore, Trip-hop, Industrial….. Синтез – ключ к пониманию всей современной музыкальной сцены.

В прошлом году вы выложили в сеть альбом «Крабы на берегу», записанный еще до выхода официальных альбомов. Этот альбом заметно отличается от того, что группа стала делать позже. Какова была реакция критиков и слушателей на эту работу? И как вы сами к ней относитесь?

Александр: Как вы сами заметили, этот альбом относится к периоду, когда о нас практически никто не знал. Мы тогда делали все без какой либо оглядки на то, что это может услышать кто-нибудь еще кроме сотни-другой людей. Этот альбом – наша история – она нам очень дорога, но в действительности он на 50% только серьезный, в нем много дуракаваляния (обратите внимание на обложку и внутренний текст). С другой стороны, это первая достойная запись нашей музыки.

Особенной какой-то реакции на появление альбома в сети, на мой взгляд, не последовало. Все, что там есть интересного, и так вышло впоследствии на диске “RITO”.

Аркадий: Мне кажется, реакции особенно не последовало. Были лишь недоумённые возгласы от рецензентов на тот момент только вышедшего “Surpassing All Kings”. «Крабы на берегу» мне нравятся. Альбом очень лёгкий, правда, есть много моментов, где мы явно не в своей тарелке. Хочу что-нибудь ещё записать по такому же рецепту. Только, конечно же, как сайд-проект. Потому что Vespero ушли уже в другую область.

Иван: Он содержал интересные идеи, но воплощение оставляет желать лучшего. В то время нам интересно было поиграть acid jazz, у нас была отдельная программа, которую мы показывали отдельно от основной. Поэтому не стоит его воспринимать как краутовый альбом – это эксперимент с живой электроникой.

Алексей: Эта работа является больше экспериментом с целью приобретения опыта записи, сведения и издания, нежели полноценным альбомом, по крайней мере, к «Крабам» мы относимся именно так.

Мне кажется, что «Крабы на берегу» звучит несколько современнее, чем последующие альбомы, которые ближе к классикам жанра. Что вы скажете на это?

Александр: «Крабы на берегу» зафиксировали момент первого увлечения простейшими формами, которые, на мой взгляд, сами по себе более близки современности. Это увлечение у нас носит волновой характер. Мы стараемся не впадать в одержимость формой и сохранять жизнь пульсации, которая так ценится в жанрах близких к краут-року. Но колеблет нас и в сторону сложности, и в сторону простоты. Как повезет.

Аркадий: Скажу, что в нём мало идей. В наших следующих работах больше живого, больше наших переживаний. В то время мы не очень чётко понимали, чего мы хотим от той музыки, что пишем. После всё стало гораздо интереснее.

Насколько мне известно, ваш первый официальный альбом “RITO” создавался в течение довольно долгого промежутка времени. Это как-то отразилось на нем? В разных частях альбома можно услышать музыкальные взгляды, которых музыканты придерживались в тот или иной промежуток времени?

Александр: Материал действительно записывался в разное время. По сути, в этом альбоме три пласта: материал с «Крабов на берегу», с альбома «Словно луну», который был записан еще раньше, чем «Крабы…» (это, например полюбившийся многим “Triptych…”), и несколько вещей, записанных специально для релиза. То есть в него вошло около двух с половиной лет работы, если не трех. Благодаря грамотному составлению и мастерингу это не отразилось на альбоме негативно. А вот разнообразия добавило.

Аркадий: Так и есть. По сути – это ретроспектива с самого начала создания группы. Причём по стечению обстоятельств первая  композиция с альбома – “Inverno” - была записана ещё в феврале 2004 года, в самом начале. Мне кажется, что альбом, при всех попытках придать ему целостности с помощью мастеринга Алисы Корал, очень грамотной расстановки вещей и разработки общей концепции Игорем Горелым, так или иначе воспринимается как сборник определённого среза нашей музыки. Причём этот срез в будущем дал нам уверенность в развитии общей идеи группы. После него мы поняли, куда хотим двигаться.

Иван: Конечно. Этот альбом больше сборник из треков разного времени, чем законченное произведение. Он содержит идеи, разработанные в 2003 – 2006, в отличие от “Surpassing All Kings”, который создавался в одно время как цельная программа.

Альбом “Surpassing All Kings”, на мой взгляд, получился более зрелой и цельной работой, чем “RITO”. Как вы сами оцениваете этот альбом?

Александр: “Surpassing All Kings” – это не компиляция, это действительно альбом. В него было вложено огромное количества труда. Единственное, что затрудняет принятие этого альбома лично для меня, это то, что мы сами находились в момент записи этого альбома в некотором переходном состоянии. Еще не совсем «встали на ноги», что ли. Он и в прессе встретил очень неоднозначный прием.

Аркадий: Альбом рождался мучительно. Но он действительно то, что мы себой представляли на тот момент - на момент записи. Сейчас мне сложно его анализировать. Он как бы переслушан, я сейчас в нём нахожу слишком много недостатков и воспринимаю его больше со стороны тех рецензентов, что его критиковали. В той критике было очень много полезного.

Алексей: Я считаю этот альбом первым полноценным в смысле «АЛЬБОМ». Поэтому он так едино и концептуально выглядит.

А с какого альбома вы бы посоветовали начинать знакомство с творчеством группы?

Александр: С “RITO”, я думаю, правильней всего. Я, по крайней мере, с него начинаю знакомить с Vespero.

Аркадий: С “RITO”, если речь идет о студийных работах, и с “Liventure 19”, если о концертных. Хотя это всё очень субъективно.

Иван: С самого последнего. А лучше с концертного видео.

Алексей: Сложно сказать. Наверное, нужно начинать с концертных записей.

Я читал, что вы уже работаете над следующим альбомом. Если это не секрет, то что он будет собой представлять? И когда можно его ждать?

Александр: Мы, конечно, не суеверны. Но он находится на такой стадии, что опасно о нем вообще говорить. Я думаю, ближе к его выходу будет предостаточно анонсов и промо, чтобы не пропустить его и быть готовым к содержанию диска.

Аркадий: Альбом действительно в активной работе. Но лучше про него пока не конкретизировать. В него сейчас вкладываются все наши силы и возможности.

Иван: Новый альбом будет более проговым по звучанию, он более профессионально сыгран, лучше записан. Нам очень нравится то, что получается.

Насколько студийные Vespero отличаются от концертных Vespero? Велика ли разница между этими двумя воплощениями группы?

Александр: Очень велика. Это, я думаю, скажет любой, кто был на нашем концерте. Что-то такое происходит… Бытует мнение, что нас нужно слушать именно на концерте. А записи – это для несчастных жителей столиц, которые не имеют возможности посещать наши выступления чаще раза-двух в год.

Аркадий: Мне очень сложно ощутить эту разницу – ведь я нахожусь внутри процесса. Концерты для меня - выброс животного, ощущение сиюминутного, студийная работа - поиск маленького прекрасного, того что волнует и не даёт спокойно жить.

Иван: Vespero концертный и студийный – это две разные составляющие одного существа. На концертах мы склонны импровизировать в рамках одной композиции или создавать заготовленную импровизацию на сцене. Vespero на сцене нервный и неистовый, в отличие от более созерцательных звуков студийных композиций.

Алексей: Думаю, что невелика эта разница: в студии мы пытаемся сделать так, как бы мы это делали вживую, за исключением наложений, придающих записям своей атмосферы. На концертах эту атмосферу мы воспроизводим посредством энергии и приглашенных музыкантов.

Вы выпустили большое количество концертных записей и бутлегов – с какой целью?

Александр: Я ничего не знаю про большое количество ВЫПУЩЕННЫХ концертников. Их действительно много было записано, но мы не так уж и много их выпустили. Может, это пираты?

Аркадий: Мы записывали несколько концертных дисков до 2006 года. Там есть много материала, нигде не издававшегося. Потом клепали по 50 болванок, и всё расходилось в разные стороны. Но на данный момент в этом материале мало интересного, и более того - мало того, что нас связывает с ВЕСПЕРом - так тогда называлась наша группа.

Ну, на вашей странице на сайте лейбла R.A.I.G. в официальной дискографии указано несколько концертников, датированных 2006-2008 годами, включая довольно известные “Foam” и “Liventure #19”. Эти записи дают большее представление о живом звучании группы?

Александр: Эти записи дают представление о том, ЧТО ЕЩЕ представляет из себя группа, кроме двух официальных и не во всем устраивающих нас альбомов. О живом звучании они мало что могут сказать. Лучше тогда смотреть доступные видео. Там все понятней становится…

Тексты в ваших композициях присутствуют только эпизодически. Голос для Vespero – это только еще один инструмент?

Александр: Поэзия – очень властная стихия. Она моментально сковывает музыку, если ей это позволить. Особенно пагубный результат мы наблюдаем в отечественной музыке. Именно поэтому голос для нас действительно еще один инструмент и далеко не основной.

Аркадий: Да. Это был достаточно сложный процесс. Мы долго пытались себя отучить от «русскорочной» традиции, которую нам прививали десятилетиями средства массовой информации. Причём мы сами сначала писали тексты - связанные с футуризмом и авангардом, и, ставя себе рамки, не могли развиваться так, как хотелось бы внутренне. После мы от этого успешно излечились. Музыка говорит сама за себя. Она универсальный язык — гораздо более гибкий, чем текст. Голос стал интересен как солирующий инструмент наряду с гитарой или синтезаторами.

Иван: Раньше вокал (и текстовый вокал в том числе) играл огромную роль, видимо, в силу  неопытности нас как инструменталистов и мелодистов в создании инструментальных композиций. У нас сменилось множество вокалистов, но на данный момент вокалистов нет, а Аркадий в данной роли чувствует себя не очень уверенно – предпочитает играть на басу. На данный момент надобность в тексте отпала совсем – мы стремимся к универсальности, наша музыка стала более абстрактна… 

Алексей: Наверное, голос всегда должен быть «только инструментом», причем не всегда солирующим. Текстовая составляющая не должна мешать музыке. А таких текстов пока нет.

А вокалистка Наталья Тюрина больше не работает с группой?

Александр: По возможности работает. Когда, например, мы приезжаем в Петербург. Но, к сожалению, это не полноценная работа. Нам для этого нужно быть рядом и вместе…

Какова доля импровизаций в творчестве группы?

Александр: Если говорить о концертном исполнении, то это предметы наших постоянных споров: сколько ее должно быть. Мы стараемся максимизировать присутствие импровизации, но усложняющиеся композиционные структуры требуют дополнительных балок и распорок в виде готовых линий тех или иных инструментов. Но наша музыка импровизационна в корне. Мы не сочиняем дома на листочках. Все наши вещи рождены на репетиционных джемах. Просто потом они приобретают более резкие очертания, чем при первом свободном исполнении.

Аркадий: Всё рождается из импровизаций. После картина приобретает свои черты, свой темперамент. И решает сама, становится ли ей импровизированной мыслью или чётко ограниченными образами. На концертах мы иногда сознательно делим программу на спонтанные куски с минимально заданными ориентирами, или заученные композиции.

Иван: Практически все наши композиции изначально были коллективной импровизацией – это наш метод создания музыки. Когда приходит время для наработки нового материала, мы садимся на несколько недель и записываем все, что играем, потом отслушиваем и выбираем интересные куски. В дальнейшем они склеиваются, прорабатываются, шлифуются….

Алексей: 1/3 (смеется)

Как у вас сейчас обстоят дела с гастрольной деятельностью?

Александр: Стараемся выезжать из Астрахани хотя бы раз в год.

Аркадий: Пока ждём происшествий. На данный момент ничего точно не известно.

Иван: Мы открыты для любых серьезных предложений…. 

Vespero довольно долгое время существуют в неизменном составе. Это, в общем-то, не особо частое явление среди групп, исполняющих некоммерческую музыку…

Александр: Неизменным остается только основной состав, через группу прошло уже более десятка других музыкантов. Есть секретные участники из других городов, которые затаились и только и ждут возможности влиться на какой-нибудь наш концерт.

Аркадий: Мы работаем как годами сложившийся костяк музыкантов с привлечением тех людей, творчество которых нам очень нравится.

И каких же музыкантов можно услышать на концертах Vespero, помимо основного состава?

Александр: Сейчас можно услышать только виолончелиста Владимира Белова (Птица Си, Выход и т.д.). Остальные имена либо ничего вам не скажут, либо вызовут неуместные ассоциации и вопросы (смеется)

У участников группы есть источники заработка, не связанные с музыкой?

Александр: Более того, наша музыка ограждена от такого понятия как заработок.

Аркадий: Мы не зарабатываем музыкой. Это невозможно в тех условиях, в которых находится Россия. У всех есть постоянная работа, не связанная с музыкой.

Как вы думаете, могут ли исполнители современного прогрессивного и психоделического рока, в том числе и Vespero, стать популярными среди молодежи? Мне кажется, что такая музыка имеет нечто общее с инди (я имею в виду настоящее инди, а не коммерческие проекты, заполнившие теле- и радиоэфир) и экспериментальной музыкой, и вполне может понравиться любителям этих направлений, главное – сломать стереотипы.

Александр: Ну, вот мне кажется, сейчас очень активно развивается стоунер-рок. По-моему, это как раз пример того, как изначально некоммерческая, я бы даже сказал любительская музыка, какими-то сложными необъяснимыми путями обрастает успехом и популярностью. Но быть чрезмерно популярным – опасно… для музыки.

Аркадий: Стереотипы ломаются, но очень медленно. Я думаю, то, о чём ты говоришь, имеет ещё прямые связи с пост-роковой тусовкой, которая как я думаю, сейчас весьма велика в России. Но всё очень сложно.

Да, я как раз имел в виду, в первую очередь, любителей пост-рока. Я считаю, что такая музыка должна быть им близка, более того, сейчас есть замечательные группы, комбинирующие пост-рок с прогом и психоделией. Но почему-то их слушают, в основном, именно любители прогрессива, хотя, возможно, к инди они даже ближе…

Аркадий: В России вообще всегда всё с ног на голову. (смеется) Мне кажется, при всём при этом, что пост-рок - настолько узкая территория, что на ней уже будто трактором проехались, и российские коллективы в том числе. И финальная точка, думаю, для российского пост-рока - последний альбом Босх с Тобой. Дальше — всё, тупик. Больше такого не будет.

Как вы оцениваете состояние российской прог-сцены?

Александр: Мне кажется, что мы не относимся к прог-сцене. Но это уже терминология. Если говорит именно о проге, то ситуация, как, впрочем, и всегда у нас в стране, далеко не радужная… Но есть отдельные очень яркие исполнители, которых к прогу не притянешь, скорей, это просто качественная независимая музыка. Если смотреть с этих позиций, то все не так уж и плохо: Gdeva, ВОМ, Jazzator, Rain Tongue, Roz Vitalis… Можно и продолжить, просто это мои личные предпочтения.

Аркадий: Она хочет жить, но встречает массу препятствий.

Каковы ваши предпочтения в современной музыке, что интересного вам попадалось в последнее время?

Александр: Лично я совсем уж современной музыки слушаю не так уж много – столько еще не откопанного и не прослушанного из более старого: 60-е, 70-е, 80-е, 90-е. Конечно, я слежу за творчеством «конкурентов» (смеется) : Ozric Tentacles, Oresund Space Collectiv». Очень интересным и близким к нам я считаю все, что крутится вокруг нашего австрийского приятеля и, по сути, соратника Дейва Шмидта (Sula Bassana). Из «грандов» большое впечатление производят Mars Volta.

Иван: Очень в последнее время  нравится Птица Тылобурдо и Босх с Тобой - слушаю постоянно. Всяческие японцы – авангардисты и мат-рокеры, джаз-коровцы – Toe, Lite, Zu, Lye by Mistake, Rega, Electric Electric и т.д. 

Аркадий: В основном из современной музыки я слушаю последние работы «новых» спейс-рокеров (Sula Bassana, Oresund Space Collective), «нео-краутеров» (Turzi, Electric Orange) - в них есть много интересного, они развиваются, в отличие, например, от новых групп прогрессива.  Но в основной массе, я, конечно же, изучаю, что происходило в 60е- 70е годы.

Ты упомянул нео-прогрессив-группы, которые не желают развиваться. Как вы вообще относитесь к таким группам, которые целиком выезжают на идеях классиков жанра? Не теряет ли в данном случае своего смысла само слово «прогрессив»?

Аркадий: Могу сказать, что многие и о нашем творчестве пишут подобное - ведь если твою музыку сравнивают с Gong и Ozric Tentacles, наверное, есть над чем задуматься. Я думаю, наша музыка во многом вторична этим грандам, но мы не теряем уверенности, что сможем найти своё лицо. Но с каждым альбомом рецензенты находят всё более различные сравнения — уже дошли до Magma и Hatfield & the North. Тем более в этом плане льстит, когда, например, последний альбом английской психоделической группы Sindelica сравнивают с нашими последними работами.

По рекомендации участников группы я также задал несколько вопросов виолончелисту Владимиру Белову, сотрудничающему с Vespero в качестве приглашенного музыканта.

Как давно вы работаете с Vespero?

Пару лет вроде бы.

Чем группа привлекла ваше внимание?

Года 3 назад приехал в Астрахань, там мне дали все имевшиеся на то время записи (под названием Веспер, с песнями на русском языке). Это звучало как Gong. Я офигел. Эндемики Астрахани - и так играют!

Как часто вас можно увидеть и услышать на концертах Vespero?

Нечасто. Я в Питере, они в Астрахани. Так что - либо когда они здесь, либо когда я там. Несколько раз в год. Последний раз было осенью, на фестивале “InProg” в Москве.

Вы участвуете в студийных сессиях группы?

Только что прописал виолончельные партии на новый альбом.

Расскажите о своем творчестве в других музыкальных проектах.

Птица Си (психоделический арт-рок) (http://vkontakte.ru/club1669317) - виолончель, бас-гитара, клавиши, loop station, аранжировки
ВЫХОД (http://vkontakte.ru/club914511) - виолончель, иногда клавиши.
Вереск (http://vkontakte.ru/club687476) (арт-фолк-рок) - виолончель
Творческая Мастерская Джунгли (группа Джунгли в обновлённом составе) - виолончель, loop station
Эпизодически, в качестве приглашённого музыканта, с недавних пор - Оргия Праведников, Theodor Bastard.
Также значусь как автор музыки к нескольким док. фильмам. (http://vkontakte.ru/video3190505_137947389, например)

Пожелаем же Vespero продолжать развиваться и создавать умную и интересную музыку. Уверен, с таким высоким потенциалом этой группе многое по силам.

Официальный сайт Vespero: http://www.vesperpages.nightmail.ru 

Интервью - Леонид Кравченко
Концертные фото - Нина Воронова (www.livephoto.ru)
5 марта 2010 г.
(с) HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2017 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^

eXTReMe Tracker