В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Lonewolf

Lonewolf
Я просто люблю играть в этом стиле

10.03.2010

Архив интервью | English version

2009 год оказался богатым на хорошие релизы, и все же новый диск французской спид-металлической команды Lonewolf заметно выделяется среди прочих альбомов. Он получился очень энергичным, забористым, сочетающим новые стандарты записи с настоящим духом «олд-скула». Лидер группы, вокалист и гитарист Йенс Бёрнер, отвечал на мои вопросы по электронной почте, но подошел к делу очень ответственно, предоставив самые исчерпывающие ответы.  Признаюсь, с таким подходом, когда музыкант в письме не старается отделаться простыми «да» и «нет», я столкнулся впервые! Ну а результат, как обычно, перед вами.

Привет, Йенс! Догадываюсь, что ты уже устал от этого вопроса, но я все-таки спрошу еще раз. Многие сравнивают Lonewolf с Running Wild. Что ты думаешь на этот счет?

Привет, Костя! Нет, не переживай, я еще не устал от этого вопроса (смеется). Конечно, я не могу, да и не хочу скрывать этих сопоставлений. Я имею в виду, что Running Wild наложили отпечаток на мою жизнь, они создали фантастические метал-альбомы и сочинили одни из наиболее важных песен в истории немецкого металла. Так что, конечно, они очень сильно меня вдохновили. И я просто люблю играть в этом стиле! Я не буду выкидывать из песни рифф просто потому, что он звучит в духе той или иной группы – это просто смешно. Я просто играю от всего сердца, и так же поступают и другие участники Lonewolf. Мы здесь не для того, чтобы создавать что-то новое, мы просто получаем удовольствие, а Lonewolf  - это просто дань уважения метал-группам, которые мы слушаем, и на которых мы выросли. Почему мы должны использовать клавишные или ню-металлические риффы? Просто для того, чтобы кто-то сказал: «О, теперь они звучат совсем непохоже на Running Wild”? Никогда! Я скорее распущу группу, чем стану играть что-то, чего я не люблю!

Еще одна вещь, которую я хочу сказать – хотя влияние Running Wild очень сильно, оно не является единственным. Если ты послушаешь “The Wolf Division” с нашего последнего альбома, то услышишь, что она звучит больше в духе Grave Digger и Wizard, а заглавный трек “The Dark Crusade” полностью сделан в духе Paragon. В песне “The Hour Zero” в акустическом вступлении присутствует вокал – такого Running Wild никогда не делали. И есть еще много подобных примеров. На альбоме есть много всего для тех, кто любит настоящий металл, а не только «вайлдовый» материал.

Поскольку я люблю Running Wild, для меня не является проблемой сравнение с ними. Это даже странно для меня, поскольку они настоящие боги металла, а мы всего лишь скромная французская группа (смеется). Единственное, что меня достало, так это когда я читаю что-то наподобие «Lonewolf – это клон Running Wild», потому что в этом случае рецензент просто невнимательно слушает наши альбомы и хочет унизить нас. Как я уже говорил, помимо влияния Running Wild, от которого мы не отказываемся и даже гордимся, у нас есть песни, которые Running Wild никогда бы не написали.

Было ли ваше решение написать текст “Legacy Of The Wild” связано с распадом Running Wild?

Забавно, но, в некоторой степени, да: мы сочинили эту песню в последнюю очередь во время препродукции “The Dark Crusade”, и у нее не было текста. У меня в тот момент просто не было вдохновения, и я никак не мог подобрать подходящие слова. А затем появилась новость о распаде Running Wild – это и вдохновило меня на написание текста. К тому же в музыкальном отношении песня действительно напоминает Running Wild. В конце концов, я очень сильно повеселился, создавая этот текст, - после многих недель поиска я, наконец, написал все слова менее чем за час (смеется). Разумеется, “Legacy Of The Wild” – это своего рода наша дань уважения, и она также показывает, что для нас не представляют проблемы сравнения с Running Wild. Наоборот, это честь!

Как ты думаешь, станут ли Lonewolf более популярными после распада Running Wild? Я полагаю, многие до сих пор хотят слышать подобную музыку…

Не думаю… Мы андерграундная команда, и у нас нет той ауры, которой обладали Running Wild. Конечно, люди до сих пор хотят слушать их музыку… и они все еще могут это делать, потому что эта музыка сохранена навеки! У меня до сих пор бегут мурашки, когда я слушаю “Gates To Purgatory” или “Black Hand Inn” – а это всего лишь два их множества их альбомов. Думаю, то же самое происходит и с каждым. Дух Running Wild живет в их бессмертных песнях и в сердцах всех истинных металлистов. В любом случае, могут быть только одни Running Wild – так было, и так будет. Как я уже говорил, у нас, конечно же, есть сходства с Running Wild, но также есть сходства и с Grave Digger (мой вокал звучит больше в духе Криса Болтендаля, чем Рольфа Каспарека), и с Paragon, и с Iron Maiden, ну и так далее. Так что если мы и станем более популярными, то отнюдь не из-за того, что фэны  Running Wild станут искать другую группу в похожем стиле, а просто потому, что о нас узнают новые поклонники настоящего металла.

У меня есть еще один вопрос про Running Wild. В 2005 году вы записали песню “Victim Of States Power” для трибьют-альбома Running Wild “Rough Diamond”. Почему вы выбрали именно ее?

Хотя нам и нравится эта песня, мы далеко не сразу ее выбрали. Но всякий раз, когда мы спрашивали, «занята» ли та или иная песня, нам говорили «да», пока мы не предложили этот вариант. Полагаю, мы исполняли ее на концертах всего несколько раз. Точно помню, что мы играли ее на первом концерте в Греции, а насчет других выступлений не помню точно. Сейчас мы иногда играем “Under Jolly Roger”. Это классный гимн, который известен каждому, и его очень весело играть. Поскольку мы часто играем на «тру-металлических» фестивалях, эта песня отлично подходит для таких мероприятий, где всякий может петь вместе с нами.

Расскажи, пожалуйста, об альбоме “The Dark Crusade”. Как вы работали над ним? Доволен ли ты этим CD?

В основном процесс работы над альбомом был таким же, как при работе над “Made In Hell”. Мы подготовили демо-версии песен, чтобы послушать, как они будут звучать после записи, будет ли «работать» все, что мы придумали и т.д.. Было очень интересно заниматься препродукцией, потому что некоторые вещи, которые круто звучат во время репетиций, не срабатывают в записи. Правильнее сказать, они не оправдывают ожиданий. Эти записи очень помогают тебе в работе над песнями, помогают довести их до ума, так сказать. Теперь у нас есть достаточно большой концертный опыт, поэтому мы знаем, что работает на концертах, а что – нет, и мы, естественно, пытаемся строить песни на основе риффов, которые будут мощно звучать живьем, как, например, в “Hail Victory”. Полагаю, два наших первых альбома, и в особенности “Unholy Paradise”, могли бы звучать лучше, если бы мы занимались их препродукцией. В те времена песни наподобие “Phantomride” действительно здорово звучали на репетициях, но их студийным версиям чего-то не хватает. Из трех песен, которые мы сочинили после “Made In Hell”, на “The Dark Crusade” в конце концов вошла только одна – “Warrior Priest”. В ходе пре-продукции мы увидели, что две другие что-то теряют при записи, поэтому решили приберечь эти риффы для чего-то другого. Затем появились другие песни, и мы снова работали над ними с нашим менеджером Бартом. И да – мы довольным этим CD! Для меня песни типа “Viktoria” или “Hail Victory” – лучшие из всего, что когда-либо написали Lonewolf. Это огромный шаг вперед. И, как я с гордость считаю, во время процесса подготовки и записи мы просто не могли сделать что-то лучшее. Мы получили отличный опыт, создавая этот альбом, и это поможет нам – я надеюсь! – создать еще лучший альбом в следующий раз.

Какие отзывы получил “The Dark Crusade” у фэнов и прессы?

Отзывы в андерграунде просто прекрасные. Конечно, мы рассчитывали на хороший прием, но не на такой великолепный! Что же касается, мэйнстримовых журналов, то отклики варьируются от хороших до средних («Это делали уже 1000 раз» и все в таком духе). Но раз мы андерграундная группа, играющая на андерграундных фестивалях, я могу быть только счастлив. Мы получили несколько безумных писем от наших фэнов, которые любят “The Dark Crusade”, и теперь у нас есть отличная поддержка в андерграунде, что нас очень вдохновляет. И поверь мне, я с нетерпением жду момента, когда начну работу над новым альбомом. У нас уже есть кое-какие идеи, и скоро мы приступим к работе. Суть в том, чтобы создать преемника “The Dark Crusade” без паузы в два-три года.

А как насчет концертов? Много вы их играете? И какие у тебя остались самые яркие впечатления от выступлений?

Конечно, мы не играем по 150 шоу в год. Но мы и так довольны регулярными выступлениями и путешествиями по всей Европе. Мы знаем, что это уже большая удача, особенно для французской группы! Ситуация с металлом во Франции не самая лучшая, так что мы пытаемся наслаждаться каждым мгновением, ты уж поверь. Есть сотни групп, которые хотели бы выступать, гастролировать и все такое, но к несчастью они так и остаются на стадии репетиций или, в лучшем случае, играют только в своем родном городе. Думаю, что самые яркие воспоминания у меня связаны с Афинами. Публика была просто великолепной – это не описать словами. С нами также играла группа Manilla Road, что для меня – их маниакального поклонника – было настоящей фантастикой. Еще одна причина, по которой это шоу стало особенным, - это проблема с бас-гитаристом, которая у нас возникла в то время. И весь концерт с нами отыграл Ян Бюнинг – басист Paragon, который нам очень помог в тот вечер. Это было восхитительно, потому что еще до того, как мы с Яном стали близкими друзьями, а я был настоящим фэном Paragon. Естественно, что до и после концерта у нас была отличная вечеринка… Поверь, это было фантастическое время!

Вообще, практически каждый концерт – это отличное воспоминание. В первый раз, когда мы играли в Польше, мы были приятно удивлены приемом публики, которая знала наши песни. Еще одно отличное воспоминание – последний концерт в Германии на известном фестивале “Headbangers Open Air”. Нам пришлось выступать первыми во второй день фестиваля, и мы были поражены, что в такую рань (в полдень) многие люди оказались заинтересованы нашим сетом. В конце концов оказалось, что на нас не только собралась публика, но она и принимала нас лучше, чем мы могли ожидать. По большому счету, везде – в Голландии, Греции, Польше, Бельгии, Испании, Италии – мы отлично проводим время. Я имею в виду, что все – люди, которых ты встречаешь, тусовки, путешествия – это настоящее веселье. Конечно, не каждое наше выступление получается фантастическим, но вот уже года три у нас не бывает катастрофических или плохих концертов, и каждое из них, во всяком случае, это отличный момент, которому стоит уделять внимание.

И конечно, я не могу не сказать в завершение этого вопроса о Франции. Франция почти не известна своей метал-культурой, и ситуация с тяжелой музыкой здесь не особо хорошая. Но у нас есть прочная сцена в андерграунде, ориентированная на настоящий металл. Она маленькая, но сплоченная и очень гордая. Все это дает нам прочную и хорошую поддержку. Совсем недавно мы отыграли концерт в нашем родном городе – это была презентация альбома “The Dark Crusade”. На концерт пришло более 250 человек, что для Франции очень неплохо, а некоторые и вовсе приехали издалека! Мы и правда гордимся этим. А сам концерт был отличным.

Полагаю, ваше сотрудничество с польским менеджером Бартом Габриэлем началось в 2008 году, когда он выпустил ваш сборник “Curse Of The Seven Seas” в качестве приложения к журналу “Hard Rocker”. Но как вы познакомились с ним и его женой Мартой Габриэль (вокалисткой Crystal Viper и Born Again)?

На самом деле все началось гораздо раньше. Я знал Барта, еще когда он владел концертным агентством Dragonight (оно стало предтечей его фирмы “Hard Rocker Agency”, которой он владеет сейчас), а мы только выпустили демо “March Into The Arena” (позже оно стало нашим первым альбомом, вышедшим на испанском лейбле), и уже в те времена он оказывал нам поддержку. Конечно, в те времена его агентство было настоящим андерграундом, но у этого парня в душе есть неудержимая страсть к хэви-металу. В те времена он помог организовать нам несколько интервью и кое-какие контакты в странах Восточной Европы. Он также переиздал наше демо “The Calling” под названием “Walpurgis Night”и с другим оформлением.

После выхода нашего третьего альбома “Made In Hell” Барт официально стал нашим менеджером, или лучше сказать, что мы попали в список артистов его “Hard Rocker Agency” вместе с Crystal Viper, Wild Knight, Wizard и нынешними Born Again – он поднял свои дела на новый уровень. Благодаря ему мы получили прекрасную рекламу и радиотрансляции а Польше, а поскольку он также является владельцем журнала “Hard Rocker”, он предложил нам выпустить эту компиляцию “Curse Of The Seven Seas”. Он ремастировал все старые треки, которые вошли в компиляцию за исключением двух песен с “Made In Hell”, поскольку это был наш последний альбом на тот момент, и сборник стал для нас чем-то особенным. Естественно, что это позволило попасть нам на радио-эфир и помогло распространению имени Lonewolf.

А Марту я встретил, когда мы впервые играли в Польше, но и до этого мы много общались, поскольку она сочинила интро для нашего последнего альбома. Она очень милый человек. Эта девушка совсем не высокого роста, но послушайте, какой голос скрыт в этом теле. На концертах это смотрится очень впечатляюще!

Насколько существенным был вклад Барта в ваш новый CD?

Он был поистине фантастическим. Мы впервые работали с продюсером, и я лично был очень озабочен тем, как у нас это получится. Я с трудом мог представить, что кто-то еще приложит руку к нашим песням, но поскольку это был Барт, то я согласился. А сейчас… я надеюсь, в следующий раз мы вновь будем с ним работать (смеется). Барт из тех, кто и впрямь любит Lonewolf, он знает, в каком направлении мы хотим двигаться, чего хотим достичь, что подходит нам, а что – нет. На стадии пре-продукции он говорил нам: «Попробуйте то или это», мы много работали над большинством песен. И я должен признать, что в большинстве случаев он был прав! На самом деле, когда ты с головой погружаешься в пре-продукцию, трудно сохранить объективное суждение о песнях. Ты настолько вовлечен в творчество, что иногда теряешь контроль над происходящим вокруг и над самим песнями. Так что очень полезно иметь независимый взгляд и мнение, какое может иметь Барт, потому что это помогает снова сконцентрироваться на важных вещах. Барт всегда оставляет последнее слово за нами. Но в большинстве случаев прав был именно он. “The Dark Crusade” не звучал бы так, как он звучит сейчас, без помощи Барта, это совершенно точно.

К созданию этого диска было привлечено много популярных музыкантов. Один из них – знаменитый Энди ЛяРок (King Diamond). Как вы заполучили его для микширования альбома?

Через нашего менеджера Барта. Он уже работал с ним (над записями Crystal Viper), они прекрасно понимают друг друга, так что первым делом Барт предложил нам посотрудничать именно с Энди. Разве от таких предложений отказываются? (смеется). Других вариантов у нас и не было, потому что мы даже не пытались найти кого-то еще! Когда такой легендарный человек готов заняться микшированием и мастерингом, попробуй сказать «нет». (смеется) И мы, конечно же, чертовски довольны. Мы ожидали от него хорошей работы, но не ожидали НАСТОЛЬКО хорошей! Он действительно проделал великолепную работу для нас, и мы очень горды и удовлетворены. Мы все надеемся снова поработать с ним над следующим альбомом. 

В песне “Heathen Horde” соло сыграл легендарный Майк Моти – гитарист Running Wild в 1985-1990 гг. Как ты с ним познакомился, и каково было работать с ним?

Это один из плюсов  Интернета. Я просто связался с ним через MySpace. У нас сложились хорошие отношения, и однажды я спросил его, не согласится ли он сыграть соло на нашем альбоме. Можешь себе представить, что это значит для меня. Я преданный поклонник Running Wild с 1987 года, впервые видел их на концерте в 1990 году, когда Майк все еще играл в группе, и теперь этот парень навсегда внес наш альбом в историю своим очень проникновенным соло. Это настоящая магия, которую может сотворить только музыка. Я как будто в сказку попал! (смеется)

Я не виделся с ним во время записи – он записал соло в своей домашней студии и затем прислал его нам. Его соло получилось немного длиннее, чем изначально оговаривалось, но оно было настолько крутым, что мы попросили его продолжить соло поверх риффа, идущего за соло-фрагментом. С тех пор мы дважды виделись с ним, поскольку мы дважды играли на концертах в Польше с его новой группой Wild Knight. Он очень классный, мы прекрасно провели время, распивая пиво и развлекаясь. 

Кстати, а почему вы попросили Марту Габриэль только сыграть на клавишных в интро “Dragons of the Night”, а не спеть вместе с вами?

Честно говоря, я удивлен, что никто раньше меня об этом не спрашивал! Барт предложил, чтобы Марта поработала над интро, и все началось именно с этой мысли. Но по правде говоря, да, эта идея мне уже приходила в голову – заполучить Марту для исполнения вокала в какой-нибудь песне. Однажды это может случиться. Нам просто нужно найти и записать для этого правильную песню. В действительности это не так уж и невозможно. И я полагаю, что у нас отлично получится. С моей точки зрения, Марта может стать новой Доро. У нее потрясающий голос. Недавно я видел ее вместе с Crystal Viper, когда мы играли с ними в Польше - на это действительно стоит посмотреть. Неимоверно, как поет эта женщина и как она держится на сцене.

Недавно вы подписали контракт с лейблом Karthago, который больше известен переизданиями культовых метал-альбомов 80-х годов. Что вас привлекло в предложении этого лейбла?

Барт сказал нам, что Штефан (босс Karthago) очень заинтересован в подписании контракта с нами. К тому же, Штефан и Барт уже работали вместе, и у них все сложилось, как надо. Я опросил совета у многих людей из своего окружения, которые знают или имеют дело с Karthago, и каждый из них сказал, что это серьезный лейбл. Думаю, в настоящий момент это отличный лейбл для Lonewolf, несмотря на то, что он является небольшим. У Kartagho хорошая репутация в андерграунде, а андерграунд – именно та сцена, на которой мы и выступаем! Лучше быть на маленьком лейбле, который заботиться о нас, чем на большом, которому на все плевать. Еще одна причина в том, что Барт договорился для нас об очень хорошем контракте. Сейчас мы довольны, надеюсь так и будет продолжаться.

У песни “Hail Victory” есть второе название - “Pagan Glory Part III”. Эта история началась на первом альбоме и продолжилась на “Unholy Paradise” в композиции  “Stronger than Evil (Pagan Glory part II)”. Есть ли у этих вещей общая концепция, и о чем они вообще?

Конечно, когда я написал текст к  “Pagan Glory”, у меня и в мыслях не было делать на ее основе какую-то трилогию. В “Pagan Glory” текст рассказывает о языческих бардах, вынужденных спасаться бегством от христианской церкви, которая преследует их из-за того, что они поют во славу языческих верований. Затем появилась вещь “Stronger than Evil”, из которой я захотел создать вторую часть “Pagan Glory”, потому что именно эта вещь с альбома “March Into The Arena” больше всего понравилась людям. Во второй части язычники, несмотря на большие потери в битве с церковью, продолжают бороться за свою свободу и против «святого» ига. Они предпочитают умереть за свободу, чем жить рабами. На самом деле, эти песни рассказывают о том, что нужно бороться за то, что ты считаешь достойным, и оставаться верным самому себе, даже если большинство против тебя. В этих песнях церковь скорее выступает символом зла, а язычники – как символ сопротивления против тех, кому не ведомы терпимость и уважение. Как только я сочинил текст “Hail Victory”, я сказал самому себе: «Эй! Эта песня хорошо продолжает и заканчивает линию двух первых частей “Pagan Glory”». Это победа свободы и терпимости над злом и угнетением. Если в этих песнях и есть какое-то послание, то оно звучит как «будь искренним и борись за свои идеи». Если будешь следовать зову своего сердца, то в конце ты победишь, но это никогда не будет легким делом. Все остальное – это просто символы.

Я знаю, что Фрэнк Найт, бывший вокалист X-Wild, помогает тебе с текстами. Как ты познакомился с ним?

Опять-таки через Барта. Он прекрасно знаком с Фрэнком, так что было не слишком сложно попросить его подкорректировать тексты. Кстати, должен сказать, что Фрэнк настоящий джентльмен и один из самых приятных людей, которых я встречал в этом бизнесе. Думаю, он снова будет помогать мне с текстами при работе над новым альбомом. Это очень важно для тех, кто, как я, не является носителем языка, можешь мне поверить.

Йенс Бёрнер – нетипичное имя для француза. Это твое настоящее имя или псевдоним, который выражает твою связь с немецкой метал-сценой? И является ли твоим братом ваш бывший барабанщик Феликс Бёрнер?

Ты почти угадал. (смеется) Это мое настоящее имя, и оно действительно выражает мою связь с Германией, потому что я урожденный немец! Оба моих родителя – немцы, они переехали во Францию незадолго до моего рождения. И да, конечно, Феликс – мой брат. Знаешь, в группах часто возникают проблемы с составом, как у нас. Музыканты приходят и уходят, и я всегда готов к такой возможности. Но в случае с моим братом все было по-другому – я впервые почувствовал настоящее огорчение, видя, как кто-то уходит из группы. Конечно, это нормально, что играть с братом – это нечто особенное. Каждый понимает друг друга без слов, просто при помощи музыки. Мне было очень грустно, но боги металла были с нами: мы нашли Тонио – лучшего парня, которого мы могли отыскать. Тот факт, что он ОЧЕНЬ хороший барабанщик, так же важен, как и то, что он отличный парень – именно это и важно для Lonewolf.

Привнес ли Тонио что-то новое в группу?

Во-первых и в главных, он привнес в группу страсть, характерную для молодости! Этот парень очень мотивирован – он действительно дал нам, так сказать, пинка под зад. Тонио никогда не играл в настоящей группе, он выступал всего лишь в небольших неизвестных командах, которые все больше репетировали (когда ты больше пьянствуешь, чем играешь) или давали два-три незначительных концерта. Даже если мы и андерграундная команда, с Lonewolf ему все кажется более впечатляющим и профессиональным. Наши репетиции серьезны. Мы много трудимся, и группа отнимает у нас много времени. Теперь он записал настоящий альбом, он путешествует по Европе с концертами, и конечно, для него это все ново и обворожительно. Но самое важно в том, что он действительно наш «металлический брат». Он очень хороший барабанщик, но если бы он оказался козлом, он не смог бы играть с нами. До того, как Феликс покинул группу, мы уже были хорошо знакомы с Тонио. В 2008 году у нас возникли проблемы на двух концертах – Феликс не мог отыграть их. Митч, наш звукоинженер, знал Тонио и попросил его помочь нам. Тонио разучил наши песни за две недели, и концерты прошли просто прекрасно. А поскольку на личном уровне мы отлично провели с ним время, мы не слишком долго подыскивали замену, когда ушел Феликс. На самом деле, я сделал всего один звонок – Тонио оказался мотивированным на 666% (смеется).

Ваш бывший басист Дрис Бульмеде после ухода из Lonewolf играл в канадской группе Icewind. Почему он ушел из коллектива и переехал в Канаду?

Во Франции он встретил канадскую девушку и решил жениться на ней. Когда она собралась обратно в Канаду, Дрис, естественно, последовал за ней. Там он присоединился к Icewind – группе, которая играет более мелодичный металл в духе Stratovarious. Но сейчас он уже не играет с ними. Он все еще живет в Канаде, и, кажется, у него все хорошо. Я знаю, что уехать из Франции для него было гораздо легче, чем покинуть Lonewolf – вот это было по-настоящему тяжело. Мы вместе с ним пережили столько прекрасных моментов, он видел изнутри, как растет группа, а в Lonewolf мы все как одна семья. Мы не только виделись на репетициях и концертах, мы часто устраивали вечеринки или вместе куда-то ходили. И это было для него самым сложным решением, после того, как он женился. Но жизнь идет своим чередом, и мы все хотим, чтобы в Канаде у него все было отлично.

Давай поговорим об истории группы, если ты не против. Как тебе пришла идея создать свою собственную группу? Расскажи о ранних днях Lonewolf.

Я и правда не помню, как появилась идея собрать группу. Полагаю, это было, как и у всех подростков, слушавших свои любимые пластинки (да – то были времена, когда диски еще не были распространены). Я помню, что захотел играть на гитаре после того, как Феликс, мой брат, получил ее на Рождество. Это было в 1988-1989 годах.

Рани дни Lonewolf… Я помню, что мы называли себя Walpurgis Night. У нас была девушка-вокалистка, потому что я хотел играть в группе наподобие Warlock и Running Wild и был уверен в необходимости женского вокала. Я не помню в точности, но в какой-то момент нас в группе было пятеро, и мы уже сочинили две песни. И если я не ошибаюсь, возможно, что песня “Walpurgis Night” как раз из того периода. Кроме нее мы сочинили еще одну вещь – я не помню ее названия, но помню, что ее риффы были вдохновлены песней Metallica “Ride The Lightening”.

Если у нас и сейчас часто бывают проблемы с составом, ты можешь представить, что творилось в самом начале. (смеется) Люди приходили и уходили. Вокалистка ушла, мы прослушали одну или две кандидатуры, но они нам не подошли. Тогда я сказал: «Окей, давайте найдем парня-вокалиста, это будет намного проще», но и это не сработало. В один прекрасный день я приостановил деятельность группы и остался только с барабанщиком Уолкиром. Он оказался единственным заинтересованным во всем этом. Вдвоем мы начали усердно трудиться. И скоро у нас появилось четыре или пять песен без партий баса и вокала, но основа была готова. Мы нашли басиста Криса – с ним песни стали звучать лучше. Однажды я решил: «Отлично, парни! Если мы хотим двигаться дальше, один из нас должен стать вокалистом!» И оба ответили: «Хорошая идея, но не для меня!». Пришлось мне взять вокал на себя, потому что иначе из этой чертовой группы ничего бы не получилось! (смеется)

Мы сменили название на Lonewolf и вскоре завершили работу над четырьмя песнями: “The Dark Throne”, “Witch Hunter”, “Slave To The Moon” и “Hail To You”. За исключением “Hail To You”, остальные три вошли в наше первое демо “The Dark Throne”, записанное на четырехдорожечном магнитофоне в 1992 году. Это не настоящее демо, мы, скорее, записывались для того, чтобы прокрутить пленку нашим друзьям и получить возможность играть концерты в Гренобле – нашем родном городе. Я никогда не пойму, почему мы не записали “Hail To You” (или просто не помню), потому что это была очень хорошая концертная песня, очень тяжелая, в духе “Remember The Fallen” Sodom. И все-таки, эта кассета принесла нам кое-какую известность в нашем родном городе и действительно помогла нам отыграть несколько концертов. Я помню, что один из концертов мы отыграли вместе с группой Dream Child, сейчас известной как Eternal Flight – они исполняют более прогрессивную и мелодичную музыку. Но когда я сейчас слушаю эту запись… Боже мой, она ужасна (смеется). Но это первый официальный релиз Lonewolf, так что в некотором смысле я по-прежнему горжусь им. Это самое начало, небольшая часть того, что представляют Lonewolf сегодня.

В 1996 Lonewolf записали альбом “Legions Of The Unlight”, но он так никогда и не был выпущен. Почему?

После того, как в 1995 году вышел наш семидюймовый сингл “Holy Evil”, мы подписали неудачный контракт с «новым» французским лейблом. Из-за этого лейбла, принадлежавшего двум парням, которые оказались «кидалами» и засранцами, мы потеряли много денег. Ну, знаешь, мы были молодыми… Во время записи мы чувствовали, что с лейблом творится что-то неладное. Это такая долбанная ситуация – ты записываешься, но при этом знаешь, что альбом не будет выпущен, ты тратишь деньги (например, мы платили за отель, в котором жили, хотя за это они обещали заплатить, когда мы подписывали контракт; мы также заплатили аванс за отпечатку альбома и, конечно же, так и не получили этих денег обратно) и вынужден продолжать, даже если записи сами по себе получаются дерьмовыми. Поверь, в конце концов, не остается никакого желания играть. Мы записали песни настолько хорошо, насколько были способны и после этого… ничего. Никто не смог достучаться до этих козлов с лейбла и узнать, что делать дальше, а мы остались у разбитого корыта с плохой записью. Нам она настолько не понравилась, что мы не захотели выпускать ее даже в качестве демо. Конечно, нам не нравилась эта запись, потому что нас просто «кинули», но еще и потому что, как я сказал, сама запись была плохой. Никаких эмоций, ничего… Одной из лучших на записи была песня “Children Of The Unlight” – ты можешь слышать ее в качестве бонуса на переиздании “March Into The Arena”, вышедшем на испанском лейбле Goimusic. Она одна из лучших, но я все равно ее ненавижу! Не из-за самой песни, которая на самом деле мне нравится, а из-за ужасной атмосферы, связанной с ней. При ее прослушивании можно почувствовать, что у нас не было желания создавать альбом.

Вскоре после этой записи группа распалась. Вот почему альбом так и не был издан. Но если бы мы продолжили существование в то время, я полагаю, что мы бы записали все заново и, так или иначе, выпустили бы пластинку. Это самое плохое воспоминание о моем пребывании в Lonewolf. Отнюдь не из-за распада группы, а потому что нас «нагрели» два урода. Это очень расстраивает.

После 1996 года Lonewolf словно испарились с метал-сцены вплоть до 2002-го. Что происходило с группой, и чем ты занимался?

Нам хватило по горло этой истории с “Legions Of The Unlight”, все просто бесило. Ну и еще мой брат Феликс уехал в Германию учиться – то был печальный конец, мы окончательно разбежались. Я переехал жить в Ниццу на французском Лазурном берегу. Я не прикасался к гитаре целых четыре года, и в то время даже не думал о возможности возрождения Lonewolf.

Все песни с “Legions Of The Unlight” впоследствии увидели свет на ваших двух первых студийных альбомах. Единственное исключение - “Walpurgis Night”. Возможно ли сейчас где-то услышать эту песню?

Эта песня из нашего демо “The Calling” (оно переиздано лейблом Metal Air в 2002 году под названием “Walpurgis Night”). Так что сейчас единственный способ услышать песню – это раздобыть демо! На том альбоме была еще одна вещь под названием  “Medieval Witchcraft”, которая также никогда не издавалась. К песне с таким же названием на альбоме “Unholy Paradise” она не имеет никакого отношения. Разве что отдельные части текста похожи. Ну а в остальном ты прав – другие пещи были перезаписаны. Есть кое-какие разговоры на счет перезаписи демо “The Calling”, поскольку на него есть спрос, особенно в Греции. Но мы бы хотели посмотреть, в какой ситуации это сделать. И найти на это время! Дело в том, что я люблю песни с этого демо, но качество записи просто отвратительное. Эти вещи заслуживают новой, более качественной записи. Возможно, было бы круто записать их снова в качестве бонусов для альбома или что-то в этом роде… Посмотрим. Но у нас уже столько новых идей, над которыми нужно работать. И так мало времени из-за семьи, группы и основной работы. Будущее покажет, получат ли эти песни новый шанс! По правде говоря, после  “Made In Hell” состав Lonewolf сменился наполовину. И если Алекс уже приложил руку к сочинению материала для “The Dark Crusade”, то вот Тонио не успел ничего сочинить. Так что мы устремлены к новым горизонтам, пытаясь сохранить отличный настрой последнего альбома при сочинении песен. Сейчас не лучшее время, чтобы работать и заниматься новой аранжировкой старых песен, но мы держим  в уме эту мысль.

Песня “1789” с альбома “Unholy Paradise” рассказывает о Великой французской революции. Как ты относишься к этому событию в целом и к якобинской диктатуре в частности?

Это отличный символ того, что тебе нужно бороться за твои права и свободу. Французская революция дала людям свободу верить в то, во что ты хочешь, возможность открыто говорить о том, во что ты веришь, и положила конец привилегиям. После нее люди также получили возможность участвовать в демократических выборах правительства. Но это, конечно, потребовало многочисленных жертв. Это всего лишь символ, который подходит нашим песням. Если ты всегда идешь туда, куда тебе указывают, в конце концов ты превратишься в овцу, которая со всем согласна. Это совсем не то, чего мы хотим. Мы металлисты, люди могу бросать на нас странные взгляды, но нас это не волнует, потому что мы живые люди и живем так, как нам нравится. Не каждый может сказать то же самое.

Еще одна вещь с этого альбома называется “S.P.Q.R.”. Что значит эта аббревиатура, и о чем эта песня?

Это значит “Senatus Populus Que Romanus”, что переводится как «Сенат и римский народ». На самом деле, во времена Римской империи эти четыре буквы были написаны в Риме практически повсеместно, например, их можно увидеть на боевых знаменах. Однажды Дрис, наш бывший басист, принес идею вступления для этой песни, на создание которой его вдохновила увиденная им баска (широкая оборка, пришиваемая по линии пояса к лифу платья или кофте – прим. авт.). Он сказал, что будет круто написать песню под названием “S.P.Q.R.”, ведь это был настоящий символ римского могущества. Когда ты видишь, например, арены для гладиаторских боев, над стенами, в самых высоких точках ты видишь развевающиеся на ветру флаги с надписью “S.P.Q.R.” на них. Кажется, что эти флаги касаются неба и облаков. Кажется, что они возвышаются вообще над всем. Вот почему в песне я использовал выражение “Eternal fight against the sky” – это передает их силу. Текст песни как будто поется от лица флагов, словно они могут рассказать о том, что они видели. Это впечатление особенно усиливается в строчках: “The dumb witness of battlecries / One day we’ll defy the gods, the hierarchy supreme, realm without boundaries”. Такие связанные с войной тексты, на мой взгляд, как нельзя лучше подходит для хэви-метала. В этой песне нет какого-то послания. Это скорее символ силы и могущества. Песня стала одним из наших самых успешных концертных номеров. Кажется, мы всегда ее играем с момента выхода “Unholy Paradise”. Это отличная концертная песня – медленная и тяжелая, во время которой публика может покричать и спеть вместе с нами. Она один из моих абсолютных фаворитов во время «живых» выступлений.

Не хотелось бы тебе написать песню еще о каком-то историческом герое или событии? О Столетней войне, например…

По сравнению с первыми двумя альбомами, на “Made In Hell” и “The Dark Crusade” я слегка отошел от исторической тематики. Теперь большинство текстов касаются современных проблем общества или более личных вещей, хотя присутствует и историческая тематика. Просто так получилось. На самом деле, я не прихожу на репетицию с мыслью о том, что мы должны в следующий раз сочинить больше исторических или мистических песен. Просто жду и смотрю, что получается. А Столетняя война – это отличная идея (смеется). Но пока я так и не сочинил ни одного текста для следующего альбома. Может, он будет больше посвящен истории, может – современному обществу, а может – легендам…

Многие ваши песни, если судить по их названиям, отражают твое негативное отношение к религии. Почему тебя так волнует эта тема?

Меня волнует тот факт, что люди используют религию как силу для подавления и запугивания более слабых. Я не имею ничего против религии как таковой, она может помочь кому-то (например, стать ближе к богу, в которого ты веришь, когда ты знаешь, что твой конец близок, или сделать что-то хорошее во имя бога). Но, к сожалению, религия часто используется как повод для убийства и уничтожения или для получения власти. Религия – это истинный корень многих бед нашего мира, хотя, конечно же, и корень добра, но зло часто нападает именно тогда, когда оно больше всего ранит. Когда из-за каких-то фанатиков умирают женщины и дети, я могу только недоумевать. Зачем? Почему религия отнимает так много ни в чем не повинных жизней? Это все для того, чтобы запугать людей и править ими. Сейчас появились радикальные исламисты, убивающие без различия, а раньше у нас была святая церковь, насиловавшая и убивавшая – тому есть множество примеров, как сейчас, так и столетия назад! Религия – очень странная штука, потому что она может принести как наивысшее добро, так и наивысшее зло. И если Сатана существует, то я полагаю, что это именно он выдумал религию, чтобы люди убивали друг друга и поддерживали свою темную сторону. А лучший друг Сатаны – Бог, потому что один не может существовать без другого. Она – два лица религии. Конечно, все что я говорю, очень символично. Есть множество других богов и демонов, которым может поклоняться человек, но, в конце концов, суть одна. На то, чтобы выбрать чью-то сторону, человека часто толкает религия - а я считаю, что при выборе нужно исходить из таких ценностей, как семья и уважение, а не из чего-то еще. Религию очень сложно понять – возможно, она в чем-то для меня и привлекательна, но ее негативные последствия сегодня ощущаются сильнее, чем любые другие, на мой взгляд.

Боюсь, что французская метал-сцена не очень хорошо известна в России - я могу вспомнить разве что такие группы, как Killers, Trust, ADX и Nightmare. Расскажи, пожалуйста, немного о ней. Какие группы выделил бы ты?

Мои личные фавориты на все времена – это H-Bomb, которые в 80-х выпустили “Attaque” и “Coup de metal”. Фантастические риффы, отличный вокалист… у этой группы было все необходимое, что заставляет сердце металлиста биться быстрее. Я всегда был поклонником Nightmare и ADX. Может, ты еще помнишь группу Blaspheme, которые записывали очень неплохие альбомы в 80-х, а сейчас вновь возвращаются к деятельности. Я бы сказал, что с 1988 по 2000 год металл во Франции был «ничейной территорией». Сейчас настоящая метал-сцена возвращается, андерграунд просто бурлит. Послушай наших друзей Hürlement (музыка в стиле H-Bomb, Running Wild, Manowar и так далее), а также Resistance (больше в духе хэви-трэша, но именно так, как должен звучать этот стиль), Mystery Blue (пауэр-метал), которые выпустили два альбома в 80-е и три с начала этого века, и Holy Cross (больше в стиле Iced Earth). У нас происходит возрождение стиля, настоящая NWOFHM! Это возрождение также стало возможным благодаря помощи ребят наподобие тех, что работают на лейбле Emanes Metal, которые организовывают фестиваль “Long Live Metal” – это наш французский эквивалент фестиваля “Keep It True”. Они привозили группы типа Manilla Road, Serpent Saint, Sacred Steel и многие другие – увидеть такое несколько лет назад было просто невозможно! Этот же лейбл занимается у нас организацией концерта Omen и Savage Grace. Ну и есть еще лейблы вроде Inferno или Under Siege, которые основаны не для того, чтобы «нагреть» группы и нарубить денег, но из-за настоящей страсти и желания распространять любимую музыку. Здесь, во Франции, ты можешь ощутить реальные перемены. Нас немного, но мы вместе и мы сильны.

Спасибо за твои ответы! Пожелай что-нибудь российским читателям.

Спасибо за интервью, друг! Было очень весело отвечать на твои вопросы. Виниловая версия нашего последнего альбома “The Dark Crusade” вышла на немецком лейбле Killer Metal, а через несколько недель лейбл Emanes Metal выпустит виниловую версию “Made In Hell”. Я приглашаю всех, кто любит настоящий металл, посетить нашу страницу на MySpace. А еще я хотел бы сказать, что благодаря друзьям, установившим тесные связи в андерграунде, я знаю, что у нас есть поддержка в России, и я действительно хочу поблагодарить российских металхэдов!  Hail!!

Официальная страничка Lonewolf на MySpace: http://www.myspace.com/metalonewolf

Константин “Hirax” Чиликин
23 февраля 2010 г.
© HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2020 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker