В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Gotthard

Gotthard
Синие джинсы всегда в моде

11.09.2009

Архив интервью | English version

Думаю, швейцарская группа Gotthard не нуждается в представлении. Команда пользуется стабильной популярностью вот уже почти 20 лет, а сами Стив Ли, Лео Леони, Марк Линн, Хена Хабеггер и Фредди Шерер давно стали национальными героями Швейцарии. Их блестящие альбомы неизменно становятся «лидерами продаж» по всей Европе, на их концертах можно увидеть фанатов всех возрастов, их песни можно с уверенностью назвать «хитами на все времена» - это ли не успех? А за этим успехом стоят высочайший профессионализм  и композиторский  талант, невероятная самоотдача и, в конце концов, личное обаяние музыкантов. Все по-честному, все заслужено. Можно сказать, что история Gotthard – редкий образец того, как труд, вера в свои силы и целеустремленность были справедливо вознаграждены безусловным признанием.
Гитарист и автор песен Gotthard Лео Леони позвонил мне незадолго до релиза девятого студийного альбома команды “Need To Believe”.  Наш разговор начался несколько неожиданно. Первым делом Лео поинтересовался, не встречались ли мы с ним раньше, – когда-то ему уже доводилось общаться с русской журналисткой по имени Ксения. Я призналась, что впервые делаю с ним интервью, и Лео тут же сообщил мне, что, в таком случае, он очень рад со мной познакомиться. Я была, несомненно, польщена.

Ты меня удивил… Неужели ты помнишь всех журналистов, которые проводили с тобой интервью?

Ну, я стараюсь не давать мозгу расслабляться. (Смеется). Я думаю, это очень важно. Уж если ты с кем-то знакомишься, надо это запоминать.

Здорово - думаю, при таком подходе ты заводишь массу друзей в разных странах.

Да, так и есть!

Давай для начала поговорим о вашем новом альбоме “Need To Believe”. Ваши предыдущие диски становились невероятно популярными, и сейчас можно ожидать, что и этот альбом возглавит все возможные чарты. Но насколько важно лично для вас, займет он первые места в чартах и станет очередным «бестселлером» или нет?

Знаешь, когда записываешь альбом, всегда стараешься выложиться по полной и показать все, на что способен. Записывая “Need To Believe” мы сделали все по высшему классу, - а если ты сам веришь, что делаешь все правильно, то, возможно, твоим друзьям и тем людям, которые тебя окружают, это тоже понравится. И тогда ты снова добьешься успеха. Но все же самое главное – полностью отдаться работе над альбомом. А уж время потом все расставит по своим местам. Так что лично для меня не так важно, станет ли диск лидером чартов. Гораздо важнее, что ты сам скажешь, когда послушаешь готовую запись: «уууу, это круто» или «хммм, что-то не очень». В данном случае “Need To Believe” мне самому кажется отличным диском, и я уверен, что он понравится и старым и новым фанатам, а также поможет нам расширить ряды своих поклонников по всему миру – и такое может быть.

Подозреваю, что все расспрашивают вас про обложку диска, - уж больно она впечатляющая. И Стив уже не раз объяснял ее значение. Но  не мог бы ты сказать о ней несколько слов со своей стороны?

Во-первых, диск называется “Need To Believe” («нужно верить»). Это можно так пояснить: нужно во что-то верить, нужно верить в себя и в то, что ты можешь достичь желаемого. А на обложке изображена рука, сжимающая камень, из которого течет вода. Подтекст такой: тебя мучает жажда, но, если ты веришь, ты и из камня можешь выдавить воду… или сок, или что тебе еще понадобится! Значит, даже то, что кажется невозможным, может стать возможным – если ты в это веришь.

И все песни с альбома как-то связаны с этой темой?

На альбоме есть трек, который также называется “Need To Believe”, - конечно, он связан с этой темой. Но вообще она актуальна для нашей группы в целом, потому что мы верим в себя и в то, что делаем. Иначе мы не стали бы играть такую музыку. Вообще-то, мы играли такую музыку, когда она была почти «мертва». Но мы верили в нее, и вот где мы теперь! Уже почти 20 лет прошло, а мы все еще ездим по миру, играем свою музыку, получаем от жизни удовольствие и даем интервью – по-моему, неплохо.

Ваши музыкальные видео всегда отличались яркостью и увлекательностью – на этот раз у вас припасены какие-нибудь замечательные идеи для нового клипа?

Возможно, мы уже совсем скоро выпустим новое видео. На песню, которая входит в саундтрек к фильму о немецком боксере, боровшемся против нацизма. Мы уже сняли видеоклип, и он вот-вот выйдет. Так что кое-что новенькое на подходе.

Кстати, об этом фильме я тоже хотела тебя спросить. Почему вы решили принять участие в создании саундтрека к нему, и что ты думаешь о главном герое фильма – боксере Максе Шмелинге?

На самом деле, не мы решили делать этот саундтрек. Продюсер этого фильма давно знал нашу группу и захотел использовать у себя какую-нибудь из наших песен. А мы на тот момент как раз записывали новую композицию под названием “Unconditional Faith” – и эта песня оказалась очень близка фильму по настроению. Быть частью такого проекта очень важно для нас, потому что это не просто игровое кино, а что-то вроде документального фильма. В нем отражены реальные события, а потому мы можем  почувствовать себя частью мировой истории – это очень здорово. Не знаю, получит ли этот фильм признание, но в нем показан очень значимый эпизод нашей истории. Макс Шмелинг был выдающейся фигурой в Германии того времени. Он был так знаменит и обладал таким сильным характером, что Гитлер со всеми своими приспешниками не мог заставить его замолчать. Он был немцем, выступавшим против Второй мировой войны, - это очень интересная личность.

Значит, сюжет этого фильма тебя по-настоящему увлек?

Да, история Макса Шмелинга произвела на меня очень большое впечатление. В те непростые времена он так открыто противился Второй мировой – просто потрясающе.

Вы будете и в будущем принимать участие в создании саундтреков?

Может быть, поживем-увидим. То есть, мы же не можем везде успевать, хотя было бы неплохо… (Cмеется). Кстати, это не первый наш саундтрек. Мы записали когда-то песню для “Frankie” – была такая мыльная опера, которую показывали каждый вечер по телевизору. Я хорошо отношусь к подобным проектам. И сейчас мы уже обсуждаем один вариант на будущее. Не знаю, мы открыты для любых предложений. Может, нас в российское кино возьмут? (Смеется).

К сожалению, не я у нас кино снимаю… Но вообще, почему бы и нет? В принципе, как ты считаешь, ваша музыка хорошо вписывается в кино? Я к тому, что некоторые группы стремятся, наоборот, отгородить свое творчество от других областей шоу-бизнеса…

Ну, давай вернемся к тем временам, когда кино было без звука. Возьмем, к примеру, фильмы Чарли Чаплина – он там практически один снимался и при этом не говорил в фильме, так? И только музыка шла фоном. И потом, когда ты пишешь песню, у тебя в голове уже рождается что-то вроде фильма. Или это может быть какая-то история из твоей собственной жизни, которая тоже на кино похожа. Так что очень круто, если ты можешь совместить эти вещи. А может и так получиться, что продюсер или режиссер послушает песню и подумает: «о, это как раз та музыка, которую я искал» - и опять же, почему бы и нет? По-любому, на мой взгляд, это здорово!

Ваш музыкальный стиль на данном этапе как-то изменился по сравнению с прошлыми альбомами?

Не думаю, что он сильно поменялся, - но мне кажется, что в нем ощущается какое-то влияние нынешних времен, так что, возможно, мы звучим сейчас более современно, подходяще для 2009-2010 годов. Но мы не забываем об истоках – классическом хард-роке, который мы играли на всех предыдущих восьми альбомах и продолжаем играть «вживую» каждый день. Так что какие-то незначительные изменения, конечно, есть, но не более. Думаю, наши давнишние фанаты смогут сказать: «Да, это альбом Gotthard, но такой, каким он должен быть в наши дни».

Как ты уже сам сказал, ваша музыка близка к классическому року 80-х. Вы считаете, что «классика» всегда выигрывает по сравнению с чем-то новым?

Ну, если ты носишь джинсы, ты всегда будешь их носить, независимо от моды. Я бы сравнил наши песни с синими джинсами. Модные цвета могут меняться, но синие джинсы никуда не денутся.

Как ты относишься к более, скажем так, «современным» музыкальным стилям, представители которых активно используют синтетическое звучание?

Ты имеешь в виду что-то вроде Linkin Park?

Ну, можно и Linkin Park привести в качестве примера…

Я к ним хорошо отношусь. Я думаю, каждый может самовыражаться так, как может и как хочет. И, если он делает это качественно и честно, это здорово. Нужно смотреть на мир широко открытыми глазами и принимать то, что в нем происходит. На мой взгляд, в мире очень много групп, которые делают замечательную музыку и пишут замечательные песни. И совершенно не важно, какой инструмент они при этом используют. Но это не значит, что мне абсолютно все нравится! К примеру, мне не очень-то приятно, когда поют о смерти, самоубийстве и прочем насилии. Это совсем не мое, честно говоря. (Смеется). Я бы лучше о любви спел.

Вы не хотели бы попробовать включить в свою музыку новые инструменты или какие-то новые технологии?

Я и так играю на многих инструментах. На мандолине, например, и не только. И я часто перенастраиваю свои гитары, чтобы как-то разнообразить свою жизнь. (Смеется). Сделать ее более увлекательной. Да, играть на инструменте классно. Но чтобы хорошо на нем играть, нужно много времени. А время иногда, ну знаешь… пинками гонит. (Смеется). Только записываться закончишь, уже опять в тур ехать надо… У меня дома стоит пианино, я все надеюсь, что когда-нибудь «по свободе» научусь на нем играть. У меня еще есть время это сделать!

Давай вернемся к новому альбому. На нем есть какие-то песни, которые тебе нравятся больше остальных?

Мне кажется, “Need To Believe” – потрясающая песня. Мне нравится “Don’t Let Me Down” – это типичная рок-баллада в стиле Gotthard. Одна из моих любимых песен - “Right From Wrong”. У нее тоже очень «роковое» звучание.

Для японского издания альбома вы подготовили бонус-трек - “Speed Of Light”. Почему вы решили, что именно эта песня должна стать «довеском», и чем японские фанаты для вас так примечательны?

Я думаю, дело не в «примечательности» или «непримечательности». (Смеется). Это просто такое правило, которое уже давно в мире существует. Правда, под влиянием Интернета правила уже несколько поменялись, но раньше на японский рынок было необходимо выдавать дополнительный трек по причине развитого пиратства и проблем импорта. Цена на местные компакт-диски была там настолько высокой, что рядовые японцы старались купить более дешевые заграничные диски, а не те, которые издавались у них на родине. Была такая маркетинговая ситуация. Но все это дело звукозаписывающих  компаний, группа сама не решает, выпускать бонус-трек или нет.

Но ты можешь сказать об этой песне несколько слов, для европейских поклонников?

Если какая-то песня становится дополнительным треком, это не значит, что она хуже остальных. Когда ты пишешь песни для альбома, ты пишешь… ну, скажем, 20 песен. Потом отбираешь нужные тебе 15. А потом еще решаешь, какие из этих 15-ти – 10, 11 или12 – войдут в альбом. Мы всегда отталкиваемся от идеи, что альбому нужны очень крутые песни, и что все они должны быть разные. И иногда получается так, что у тебя есть 2 песни, которые слегка похожи друг на друга, - значит, одну из них ты можешь использовать где-нибудь еще. Но это совсем не значит, что одна из них лучше, чем другая. Я уверен, что “Speed Of Light” – замечательная песня. Она должна была войти в альбом еще две недели назад, она была обозначена в трек-листе. Но Стив Ли передумал, или звукозаписывающая компания так решила, - не важно, короче, в итоге эта песня превратилась в дополнительный трек. “Speed Of Light” – отличная рок-песня, и, кстати, она одна из моих любимых новых песен.

Откуда ты черпаешь вдохновение и где находишь темы для песен?

Меня вдохновляет моя гитара и моя жизнь. Я почти все время играю на гитаре – в туре вообще гитару из рук не выпускаешь, чтобы сноровку не потерять. И вот иногда приходит какая-то идея, ты думаешь «о, это интересно!» - и с этого все начинается.

Ваша музыка такая энергичная – что заряжает тебя той энергией, которую ты потом вкладываешь в ваши песни?

Я думаю, то, что я просыпаюсь утром, что я могу встать и пойти. То, что я жив, - это и дает массу энергии, не правда ли?

Правда! Но вы собираетесь приехать и поделиться своей энергией с российскими фанатами, или нет? На вашем сайте указаны некоторые даты…

Ну, там даты только на этот год. А расписание на следующий год еще обсуждается. Так что вполне возможно, что в следующем году что-нибудь получится. Это будет не первый наш приезд в Россию – мы уже были там 3 раза.

Насколько я помню, однажды вы принимали участие в шоу «Фабрика Звезд» на российском телевидении…

Да, ты, наверное, о Роме говоришь (Роман Архипов, участник «Фабрики Звезд», которому довелось выступить на одной сцене с Gotthard – прим. авт.).

А вы его все еще помните?

Да, я даже кое-что делал для него – пару идей ему подбросил. По-моему, он хороший парень.

Но вообще-то я не о нем хотела спросить… Как ты думаешь, может ли хороший музыкант добиться славы каким-то подобным образом, - через участие в ТВ-шоу, например?

Ну, я неплохо отношусь к подобным проектам. Они способны помочь тебе донести свою музыку до людей. И, наверняка, многие мечтают принять участие в таком шоу, чтобы добиться какой-то своей цели, - почему бы и нет?

А ты знаешь каких-то российских музыкантов, кроме Ромы?

Я знаком с Татьяной… Фамилию ее я не знаю… Но, по-моему, она очень популярна в России. (Я понятия не имею, о ком он – прим. авт.) Также я познакомился с ребятами из Парка Горького. К сожалению, я не встретил Чайковского, хотя такого музыканта я тоже знаю. (Смеется).

У тебя есть своя «формула успеха»?

Верь в то, что ты делаешь, и не влюбляйся в свою песню слишком быстро. Ты всегда можешь оглянуться назад и сказать: «Хм, наверное, я мог бы сделать что-то получше». Но, в конце концов, если будешь достаточно самокритичным, сможешь и чего-нибудь достичь.

Ты чувствуешь себя звездой?

Я чувствую себя человеческим существом, и я не знаю, что это – быть звездой. Я такой, какой я есть. Возможно, люди считают меня звездой, и, может быть, я и есть звезда, - раз уж они так считают… Но в первую очередь я просто человек.

По-твоему, ваша группа могла бы стать чем-то вроде The Rolling Stones? Вы готовы играть всю оставшуюся жизнь, или вы считаете, что можете и чем-то другим заняться?

Стать чем-то вроде The Rolling Stones… Ну, я все еще жив, и никто не знает, что случится в ближайшие 15 лет. Может быть, я по-прежнему буду существовать. Мы уже почти 20 лет играем. Возможно, еще 20 тоже выдержим – посмотрим!

Во что «нужно верить»?

В себя. И в то, что когда-нибудь на Земле наступит мир. И любовь. Нужно верить в любовь.

Огромное спасибо тебе за это интервью.

И тебе спасибо, передай от меня привет Москве.


Официальный сайт Gotthard: http://www.gotthard.com

Выражаем благодарность Юре «Хирургу» (Irond) за организацию этого интервью

Ксения Артамонова
27 августа 2009 г.
(с) HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2018 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker