В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Korpiklaani

Korpiklaani
От пива к водке

02.07.2009

Архив интервью | English version

26 июня вышел шестой студийный альбом финской фолк-металлической группы Korpiklaani под загадочным названием “Karkelo”. В преддверии этого знаменательного события мы созвонились с басистом финских «лесовиков» Яркко Аалтоненом, который один-одинешенек мужественно раздает интервью всем иностранным журналистам – по той простой причине, что остальные участники группы не уверены в своем английском. Честно сказать, Korpiklaani ассоциируется у меня (и, наверное, не только у меня) с морем веселья, реками горячительных напитков, коллективными танцами, хоровыми запевами и прочими радостями жизни. Поэтому и от Яркко я ожидала какого-то балагурства, хитроумного увиливания от вопросов или еще чего-то подобного. Но все оказалось совсем не так. Яркко – очень обстоятельный и серьезный собеседник. Он сосредоточенно отвечал на поставленный вопрос или искренне сообщал мне, что ему нечего сказать по данной теме, и пора переходить к следующему вопросу. Очень деловая беседа получилась. Вот так и думай, что разбираешься в людях!

Мне сказали, что ты один в группе можешь делать интервью на английском. Это правда?

Нет, не совсем правда. Но поговорить с тобой проще именно мне.

Ваша группа называется “Korpiklaani”, что значит…

Да, это значит «клан леса» (или как у нас обычно переводят – «лесное братство»)…

Точно. И я как раз хотела спросить: почему вы так себя назвали?

Ну, мы все родом из маленьких деревушек в разных уголках Финляндии, так что, можно сказать, мы и есть «лесные люди».

Понятно. А звучит как «Гринпис» или еще что в таком духе…

Нет-нет-нет. (Смеется). Мы не какая-нибудь ассоциация. И мы не имеем никакого отношения к подобным вещам.

Значит, природа и окружающая среда вас мало волнуют?

Нет, этого я не говорил! Это совсем разные вещи. Но официально мы ни в каком движении участия не принимаем.

Зато у вас видео какие-то «пропагандистские». Например, где человека наказывают за то, что он рубит деревья. Или это все просто шутка?

Ты имеешь в виду клип “Keep On Galloping”? Идея этого видео не наша. Это все режиссер. Нам всем казалось, что он переборщил со сценарием… Мы ничего подобного снимать не собирались.

Давай перейдем к вашему новому альбому. Его название переводится как «удовольствие» или «вечеринка», то есть, он должен быть полон веселья и хорошего настроения. Я правильно понимаю?

Хммм… Ну да. Наши альбомы все такие. И на этом альбоме много быстрых, зажигательных песен. Веселья хватит на всех желающих. Но у альбома есть и другая сторона. На нем присутствует и довольно тяжелый материал.

А как насчет текстов?

Да почти все то же самое, что у нас было все последние годы. Большинство из них написаны под влиянием финской мифологии, культуры, фольклора и традиций.

То есть, все те же «традиционные темы»…

Да-да. Довольно долгое время мы старались не брать образы или идеи из финского национального эпоса «Калевала». Но теперь мы решили забить на это трепетное отношение и уже использовали парочку образов из «Калевалы» - например, чтобы по ним песни написать.

Какие-то из ваших песен написаны по-фински, а какие-то по-английски. Почему так?

Ну, мы не пытаемся решать заранее, на каком языке писать. Все просто: для некоторых песен слова сами по-английски пишутся, а для некоторых – нет. Мы не проводим какие-нибудь «собрания», чтобы обсудить подобные вещи. Все так само получается, или песни «так сами получаются». Англоязычные тексты в основном пишет Йонне, а финские – Юха Юркас, наш друг.

Первый сингл к альбому называется “Vodka” – что скажешь по этому поводу?

Это просто дань напитку. Глубоко копать не нужно. Мы просто написали песню с заводной мелодией, а текст о… Да ты же из России, ты и сама должна знать, о чем он! Он о водке. (Делает особо выразительное ударение на слове «водка».)

И вы решили, что эта «заводная» песня должна представлять альбом…

Это была, наверное, идея звукозаписывающей компании, а не наша.

Вы часто поете об алкогольных напитках: “Beer Beer”, “Let’s Drink”, “Vodka”…  Откуда такой глубокий интерес к подобного рода субстанциям?

(покашливает) Я прочитал где-то несколько лет назад… Не помню, кто это сказал, по-моему, один известный писатель-романист. Однажды его спросили: «Как стать хорошим писателем?» - и он ответил, что первое правило – писать о том, что знаешь.

Но существует же стереотип, что все жители северных стран сильно пьющие…

Ну, это уже немного из другой области. Хотя здесь мы тоже не отстаем. Да! Знаешь, много песен написано о пиве, не меньше о виски, а вот песен о водке как-то не хватает.

Я так понимаю, что вы решили подкорректировать сложившуюся ситуацию…

Да, и к тому же если кто-то берет такое название, как “Vodka”, другие уже ничего на эту тему написать не могут. Мы захватили лучшее название, которое можно придумать для песни про водку.

Замечательно! На этом можно считать тему текстов закрытой. А как насчет музыкальной стороны? Будет чем удивить фанатов?

Впервые за всю историю группы на альбоме будут две мои песни. Они отличаются от всех остальных вещей, которые преимущественно пишут Йонне и Юхо. Мне кажется, у меня другие музыкальные предпочтения. Я пишу медленные и тяжелые песни. Когда вы думаете о Korpiklaani, на ум приходят отличные зажигательные песни – быстрые, веселые и радостные. Но на этом альбоме будет и кое-что совершенно другое, потому что там есть Я и мои медленные, тяжелые, «мрачные и заунывные» песни… Вот такие особенности у нового альбома.

Можешь назвать те песни, которые ты написал?

Да, это “Uniaika” и “Huppiaan Aarre”. Обе на финском. Тексты написал Юха.

Расскажи о процессе записи альбома. На вашем сайте можно прочитать очень трогательную историю о том, как прекрасно вы проводили время в студии Petrax (особенно впечатляет эпизод с хозяйской собакой, лай которой тоже был записан для альбома)…

Вообще-то, в Petrax мы записали только ударные.

А где вы записывали все остальное?

Ударные мы записывали в студии Petrax, потому что у них очень большое помещение для записи. Знаешь, можно получить отличный звук ударных, если поставить внешние микрофоны на большом расстоянии от барабанной установки. Но остальная работа над альбомом велась в городе Лахти, в студии Grooveland. Студийная работа проходила, в общем-то, так же, как обычно у нас все проходит. Хотя в этот раз у нас был другой продюсер. И, надо сказать, играть нам приходилось больше. Он требовал от нас гораздо большего, чем предыдущий продюсер. Так что были кое-какие нововведения. Да и общая атмосфера была немного другая, потому что обычно у нас Йонне был «за главного» во всем, что касалось песен и работы в студии. Но с новым продюсером другой уговор: теперь он решает, как все будет проходить. Так что все организационные вопросы теперь по-другому решаются. На этом альбоме у нас новый продюсер, у которого и отношение к работе другое, и представление о том, как должна звучать группа, тоже другое.  Не знаю, будет ли заметна разница «обычному слушателю», но мы сами ее слышим и чувствуем.

Понятно. Но скажи, влияет ли на вас место работы? Вам нужна какая-то особая атмосфера во время записи песен?

Да нет, студия она и есть студия. Работаешь себе просто в каком-то здании – никакой разницы, изнутри же они все одинаковые. А не работаешь, так иди куда хочешь, на все четыре стороны. Не думаю, чтобы место как-то на нас влияло.

Чем ты еще занимаешься, кроме работы в группе? Насколько я знаю, у всех вас есть какие-то другие профессии.

Да, но не у всех, правда. Я работаю инженером на станции GPS (системы определения координат).

Вы много времени проводите в турах. Вы играли не только в Европе, но и в Израиле, Канаде и США. Где вам больше всего понравилось?

Да везде одинаково. Понимаешь, у нас везде публика хорошая – так что мы любимчиков не выделяем.

Но тебя вообще путешествия интересуют, или лучше «дома на диване»?

Конечно, интересуют! Это же лучшая составляющая нашей профессии: мы ездим по миру, не тратим на это ни копейки, да нам еще и приплачивают! (Смеется). Мы вроде как «привилегированные», ведь не у всех так получается.

Вы нередко отправлялись в турне вместе с другими группами. Это у вас как происходит – «вот прикольные ребята, давайте с ними поедем»?

Обычно мы ездим с другими группами, когда участвуем в турах вроде Paganfest, поэтому мы не сами себе спутников выбираем. (Сообщает это каким-то безрадостным тоном.)

То есть, тебе они на самом деле не нравятся?

Нет, мы еще ни разу не выступали с теми, кто нам не нравится. Наоборот, мы отлично проводили время с самыми разными группами. Например, с финской группой Moonsorrow. Они отличные ребята. Еще мы много ездили с группой Eluveitie из Швейцарии. Думаю, все те, с кем мы ездили в тур, были прекрасной компанией.

А на будущее уже что-то планируете? Есть какая-то группа, которая, на твой взгляд, могла бы стать вашей компанией на новых концертах?

Даже и не знаю. Я об этом еще не думал.

Сейчас будет довольно специфический вопрос… У вашего вокалиста Йонне очень интересная микрофонная стойка – с оленьими рогами. Это потому что он когда-то выступал в ресторане под названием “Hullu poro” («Сумасшедший олень»)?

Нет, тут нет никакой связи.

Тогда на что они ему?

Ну, они просто здорово смотрятся.

А похоже, что это какой-то символ. Вот и на обложке сингла у вас такие рога есть…

Ну конечно, они много что символизируют. Это символ всей северной культуры и северного мировоззрения.

Кстати, раз уж мы заговорили об обложках – ими занимается один и тот же художник? Он сам решает, что на них изображать?

Вот уже много лет наш художник-оформитель – человек по имени Ян Ирлунд. Когда-то он был хорошо известен в Финляндии, потому что играл в одной из первых финских спид- или трэш- команд конца 80-х. А сейчас он оформляет обложки, мерчендайз и все в таком духе. Я думаю, идеи ему подкидывает Йонне. Йонне у нас вообще генератор идей.

Вы собираетесь играть в России в этом году? И что вообще ты думаешь  о нашей стране и о русских фанатах?

Хммм… Я не знаю, когда мы до вас доберемся… Меня даже несколько удивляет то, что мы у вас так давно не были, потому что обычно мы приезжали минимум раз в год. А тут как-то не сложилось. По-моему, с последнего нашего приезда столько времени уже прошло. И я даже не знаю, почему так получилось. В России всегда здорово. Правда, по какой-то непонятной причине Санкт-Петербург всегда был для нас «сложным» городом, а вот в Москве публика роскошная. Последние пару раз… или даже три раза… когда мы у вас играли, это происходило в клубе «Точка» (у него это звучит очень забавно – «тощка»), или как вы его там называете… Это отличная площадка. Каждый раз там было полно фанатов, и играть там было очень круто. Понятия не имею, чего это мы так давно там не были.

Знаешь, говорят, что у русских и финнов много общего. Ты так тоже считаешь?

Нет, мне так не кажется. Конечно, есть какое-то культурное сходство – мы же все-таки по соседству живем, - но не думаю, что мы так уж близки.

И где же кроются самые важные различия? Можешь привести какие-то примеры?

Хо-хо-хо! (Смеется). Нет, не сейчас. Не могу сказать, когда ты так прямо спрашиваешь.

Не хочешь сказать что-нибудь русским фанатам? Думаю, они скучают и ждут не дождутся, когда же вы к нам приедете.

Нет, мне особо нечего сказать. (Звучит растерянно).

Ну тогда спасибо и пока!

Доброй ночи.


Официальный сайт Korpiklaani: http://www.korpiklaani.com

Выражаем благодарность Юре «Хирургу» (Irond) за организацию этого интервью.

Ксения Артамонова
4 июня 2009 г.
(с) HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2018 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker