Последние 25 отчетов

16.09.2018
Москва

STAHLMANN

16.09.2018
Санкт- Петербург

OOMPH! с оркестром

15.09.2018
Санкт- Петербург

VADER. HATE

15.09.2018
Санкт- Петербург

CARACH ANGREN

15.09.2018
Санкт- Петербург

HALESTORM

14.09.2018
Москва

OOMPH! с оркестром

14.09.2018
Москва

CARACH ANGREN

09.09.2018
Санкт- Петербург

AND ONE

08.09.2018
Москва

AND ONE

07.09.2018
Санкт- Петербург

KORPIKLAANI

31.08.2018
Москва

ROGER WATERS

14.08.2018
Москва

COMEBACK KID

04.08.2018
Вакен (Германия)

Wacken Open Air. Day 3 (HELLOWEEN, DIMMU BORGIR и др.)

03.08.2018
Вакен (Германия)

Wacken Open Air. Day 2 (NIGHTWISH, RUNNING WILD, GHOST и др.)

02.08.2018
Вакен (Германия)

Wacken Open Air 2018. Day 1 (JUDAS PRIEST, HATEBREED и др.)

01.08.2018
Вакен (Германия)

Wacken Open Air 2018. Day 0 (DORO, SEPULTURA, EVIL INVADERS)

28.07.2018
Вена (Австрия)

JUDAS PRIEST, ACCEPT, BATTLE BEAST

28.07.2018
Москва

KALMANKANTAJA

27.07.2018
Москва

H.E.A.T

13.07.2018
Москва

GUNS N' ROSES

01.07.2018
Хельсинки (Финляндия)

Tuska Open Air 2018. Day 3 (PARKWAY DRIVE, EUROPE и др.)

30.06.2018
Хельсинки (Финляндия)

Tuska Open Air 2018. Day 2 (KREATOR, AT THE GATES и др.)

Obscene Extreme 2018. Day 1 (AGATHOCLES, SQUASH BOWELS и др.)

Архив отчетов
Дата
18.07.2018
Город
Трутнов (Чехия)
Клуб
Na Bojisti
Организатор

У каждого что-нибудь когда-нибудь бывает в первый раз. Примеров тому может быть трудно поддающееся исчислению множество явлений. Вот, допустим, дефлорация. Важное событие в жизни любой уважающей себя леди (и без рифм, пожалуйста), после которого жизнь уже не будет прежней. Будто бы смотришь на окружающий мир другими глазами, под иными углами зрения и бла-бла-бла. Но только ли к интимно-межполовой сфере применимо написанное выше? Пф-ф-ф, скажу я вам. Ни черта подобного!

Как и в случае с физическим процессом расставания с невинностью, я решила, что к делу фестивальной дефлорации надо подойти ответственно и основательно, потому для своей подобрала если не идеального, то весьма достойного, с моей субъективной точки зрения,  избранника – юбилейный, проводимый уже в 20-й раз "Obscene Extreme Open Air", сама аббревиатура коего напоминает придыхательные постанывания удовольствия во время совокупления. И действительно: всё на OEF пропитано духом любви во всех её вариациях, от возвышенной тяги к искусствам до настолько приземлённого вожделения исключительно плотских наслаждений, что, молю именем всех богов, уберите от экранов малолетних детишек, беременных женщин и лиц с нетрадиционн… эээ… с неустойчивой психикой, ибо хроники мои будут изобиловать разного рода откровенными подробностями этого праздника жизни. Ну-с, все предупреждения и увещевания сделаны, настало время перенестись в Чешскую Республику середины июля сего года.

Наш многотрудный путь  в Трутнов, тот самый городок, что ежегодно радушно принимает панков, крастеров, грайндкорщиков, металлистов и прочих музыкальных (и не только) извращенцев,  пролегал через Хельсинки и Прагу. Уже в аэропорту финляндской столицы мы заприметили нескольких парняг и девчат наружности, не вызывающей сомнения в том, на какой рейс они прикупили билеты. Однако наши злоключения начались именно на стадии переправки наших туш в Прагу, потому что из-за преступной непунктуальности Чешских авиалиний (нередкая неприятность с этим перевозчиком, как мне сообщили более опытные туристы) полёт был отложен на несколько часов, что пустило под откос наши первоначальные планы прибыть в Трутнов ещё до нулевого дня. Оказавшись уже в Праге, мы приложили все усилия, чтобы добраться до местного главного вокзала как можно скорее, но и нас, и прочих прибывших туда неформалов ждал второй крупный облом: поздневечерних поездов нужного нам направления не было.

Делать нечего, ночуем в столице, а утром направляем свои многострадальные стопы на Северо-восток, в Краловеградецкий край. Удобно обосновавшись в купе поезда и зазнакомившись с ребятами-попутчиками, один из которых был местным чехом, а другой – бывалым фестивальщиком из Македонии, мы тронулись. Красоты центральной Чехии и беседы о любимых группах так нас расслабили, что весть о ремонтируемых где-то неподалёку рельсах грянула, как гром среди ясного неба. Немного расстроились все, кроме чешского аборигена. Он объяснил, что такое случается сплошь и рядом на тамошних железных дорогах, а мы покамест прикидывали, сколько ещё времени сожрёт очередная пересадка. Но всё, что ни делается – к лучшему, как гласит народная мудрость. Мы встретили большую компанию московских коллег по угару, грайнду и содомии (нужное подчеркнуть) и с шутками-прибаутками-напитками (разной степени «горячительности») доползли до пункта нашего назначения, отстав от первоначального графика на полсуток. Что ж, учтём на будущее.

Ожидание усиливает блаженство, как любит говаривать один из моих товарищей по фестивальным приключениям. Учащённое сердцебиение, обильное потоотделение и прочие признаки возбуждения тела и разума, о которых деликатно умолчу, начали накрывать ещё на подступах к трутновскому полю боя. И это вовсе не фигура речи. На тех самых клочках земли близ Крконошских гор, где нынче раскинулась территория OEF и ежегодно проводятся некоторые другие мероприятия исключительно мирного толка, около полутора веков назад разразилось настоящее сражение между войсками Австрии и Пруссии. Кровопролитная схватка за гегемонию над всегерманским миром унесла несколько тысяч жизней и впоследствии дала название интересовавшей нас трутновской окраине, в переводе с чешского означающей буквально «на поле битвы». Оно-то и встретило нас немилосердно моросящим дождём, доносящимися издалека аморфными «дж-дж-дж» и ритмичными низкочастотными толчками в самую грудину. А затем взору открылась внушающая благоговение и трепет картина многометровой очереди на вход, потому я посчитала вполне уместным вознести хвалы небесам, ведь отдельные ворота для прессы лишали нас сомнительного удовольствия потратить и там четверть дня. Получив заветные браслетики и предъявив их "обсиновскому" апостолу Петру, тщедушному юноше в ярко-оранжевой фирменной футболке команды OEF, мы всё-таки попали в этот рай на земле!

Обыкновенно среда на этом фестивале – стандартный нулевой день. Народ развлекается на «фрик-шоу», пьёт, ест, обустраивает нехитрый быт под открытым небом и знакомится друг с другом. Но в этот раз всё было совсем иначе. Согласно задумке главного организатора Курби, этот день должен был стать своеобразной ностальгической вечеринкой, призванной собрать на одной сцене те банды, что сыграли на самом первом фесте 1999 года. Название было подобрано соответствующее – «Назад в 1999-й». Просто и со вкусом, как говорится. По причине ретроспективности этого «феста в фесте» засилье чешских групп в лайн-апе дня было неудивительным.

Вознесение к знаменитому амфитеатру ознаменовалось предвкушением увидеть во плоти одну из самых ожидаемых для меня банд – легенд чешского дэта и грайнда Fleshless. Как верно утверждает фестивальный буклет, эта группа не нуждается в представлении, ибо их пусть начался ещё в 1990-м году (тогда под именем Zvrator), а за прошедшие с того времени годы квартет из Дечина успел выпустить целых 8 полновесных пластинок, ни одна из которых не повторяет другую, не говоря уж о «мелкокалиберных» релизах вроде EP или сплитов. Вероятно, секрет неустанного вдохновения и стойкого успеха у фанатов кроется в том, что эти джентльмены не зацикливаются на одной удачно изобретённой гармонии. Они одинаково здорово смешивают брутал и гор, дэт и традиционный грайндкор, слэмминг и «мелодик», получая на выходе много отличного и местами даже хитового материала.  Именно по этой причине совершенно не важно, какой сэт представляют на суд достопочтенной публике Владимир Прокош сотоварищи. Не портит картины и то, что Владимир не слишком харизматичный фронтмен, а его инстументалисты и вовсе напоминают «технарей» своей статичностью и сосредоточенностью. Никакого яркого шоу – только безудержная, «бесплотная», исходящая от сцены энергетика, невидимая глазу, но чувствуемая нутром. Вкупе с отлично читаемым звуком ощущения были непередаваемы. Расширить границы сознания и чувственности, скинуть оковы обыденности и наконец распрощаться со своей фестивальной девственностью стоило именно под такой аккомпанемент.

Настырно урчащий желудок вернул с небес на землю и заставил побродить по территории фестиваля в поисках достойного обеда. Веган-ориентированная кухня фестиваля, увы, не предложит своему посетителю ничего мясного или молочного (так что соблюдающим кашрут или алкающим хахяльной пищи нечего опасаться за несоблюдение гастрономических заповедей), зато где ещё можно отведать столь первоклассных бургеров с котлетами из тофу или хот-догов с соевыми сосисками? Калорийность не выдающаяся, но маленьким девочкам вполне хватает, а для больших мальчиков, мучающихся от протеинового голодания, есть едальни поблизости, в том числе прямо за воротами зоны OEF.

Подкрепившись, нужно было занимать выстраданные квадратные сантиметры под единственной и неповторимой сценой "Obscene Extreme" и полюбопытствовать, чем же порадует уже виденный на одном из "Койот-Брутал-Фестов" словацкий грайндкор-коллектив Abortion. В Москве их выступление мне показалось довольно бледным, но на почти родных землях да под влиянием свежего воздуха, только начинающего пропитываться сладковатыми ароматами ганджубаса, эти ветераны должны были, как мне казалось, задать жару. Тем паче чувством юмора мужики тоже не обделены: песни с забавными названиями вроде "Kebab Nazi" или "Sausage Is For Free" у них в ассортименте. Но, несмотря на замечание моего приятеля о  том, что всем брутальным дамам, как правило, нравятся группы, именования которых представляют собой какие-нибудь гинекологические неприятности, мне, что называется, не вкатило. Тускло и аморфно, «нойзово» и с доморощенным задором дворовой команды. Панк для них не пустое слово, а стиль жизни и выступлений, однако сценический профессионализм неплохо бы подтянуть. Или, может, мне стоило больше выпить?..

Дальнейшее расписание, пусть и ставшее менее плотным после объявления об отсутствии гостей с Британских островов Desecration, преподнесло поистине царский подарок – «короли сперметала» Isacaarum объединились после четырех лет молчания, чтобы дать эксклюзивное шоу специально к юбилею OEF. Такие словеса, как «эксклюзивный», «уникальный» и «неповторимый», на все сто процентов про них, хоть многие сравнивают этих чехов со злобарями Impaled Nazarene, тоже как-то давным-давно засветившихся на «Обсине». Но финны, так или иначе, остались верны изначально избранному направлению, а Isacaarum надоело нарезать «блеск-металл» уже после первого же полноформата, потому к миллениуму эта капелла прочно встала на грайндовые рельсы. Впрочем, не было забыто и «чёрное» прошлое: некоторые блэковые черты нашли применение в новых условиях, правда, в существенно переработанном виде. А временами Томаш Ханцл и Ко не отказывали себе в удовольствии  процитировать или даже передразнить самих себя. Помножьте это на драйв изголодавшихся по фанатским экстатическим пляскам музыкантов, в ожидании фестиваля исправно ходивших на репетиции, превозмогая житейскую занятость, дурацкую работу, стервозных жён и ноющих детей, и вы получите приблизительное представление о том, как это было. Обмазанная бабушкиным бруснично-клюквенным вареньем, эта омерзительно-великолепная четвёрка больше получаса нарезала своё старьё и относительное новьё на отраду всё пребывающей аудитории, работа звукорежиссёров по-прежнему радовала, а мой организм в утроенном объёме вырабатывал эндорфин и серотонин.

Но "Обсин"-шапито и не думал сбавлять обороты. Настало время ещё одних мастеров перевоплощения и удачный пример «опопсения». Malignant Tumour, первоначально собравшиеся лабать грайнкор, поиграли и нойз, и горграйнд, а потом стали…  ни дать ни взять чешской инкарнацией Motorhead! Сложно сказать, что подвигло Мартина "Билоса" Билека так резко изменить музыкальную ориентацию: то ли возможность выхода к более широкой аудитории, то ли лавры Яна Фрейзера Килмистера не давали ему спасть по ночам. Как бы то ни было, в новом обличье Мalignant Тumour оказались более чем конкурентоспособны, каждые пару-тройку лет выпуская крепкие пластинки, которые должны прийтись по вкусу тем, кому не хватает ушедшей на покой «Мотор-головы», да и просто любителям заводного гитарного музла. «Вы готовы к рок-н-роллу?!» – завопил осенённый шляпой с лихо закрученными полями Билос, едва успев оккупировать пространство у центральной микрофонной стойки. Ясен красен, готовых к отжигу было хоть отбавляй, под сценой уже становилось тесновато, мош не прекращался ни на минуту, а из динамиков неслись песни с последних альбомов банды, без лишних слов и реверансов постулируя: «Лемми жил, Лемми жив, Лемми будет жить». Но дабы отдать дань круглой, как пузо Билоса, дате в истории «Обсин Экстрима», мужики решили напоследок вспомнить молодость золотую и открыть-таки шкатулку древностей, рубанув несколько телег из 90-х, для чего на сцену был привлечён сам Курби в качестве басиста (в интервью нашему порталу обсиновский главарь подробно рассказывал о своём недолгом музыкальном опыте в связке с Билосом). Сноровку он, конечно, уже потерял, но компенсировал это экспрессией исполнения и импозантностью поз во время игры. На этом эпизоде сюрпризы не закончились: последним подарком Мартина Билека сотоварищи стала установленная на склоне холма горящая надпись «20 OEF». Жаль, солнце ещё не скрылось за горами, потому трогательность момента оказалась малость подпорчена.

Вот оно, преимущество фестов с одной сценой: всегда есть время побродить по территории с целью, например, обновить свой гардероб. Послушав из длиннющей, словно кишечник взрослой человеческой особи, очереди за фирменным мерчандайзом OEF немцев Entrails Massacre и убедившись, что ничего особенно важного я не теряю, после удачного шопинга я вернулась к амфитеатру аккурат к концу саундчека дорогих гостей из соседней Польши. Речь, конечно же, о Squash Bowels, восточноевропейских последователях Carcass. Как гласит либретто к перфомансу этого кровавого трио, планировался сет исключительно из материала 1994-1999 годов, то бишь то самое, что выходило на многочисленных сплитах с кем ни попадя и развивало идеи немеркнущего шедевра "Reek Of Putrefaction" ливерпульской четвёрки, которая ни разу не "Битлз". Мозговой центр бригады Артур Грассман принял волевое решение рекрутировать соотечественников из группы FAM, чтобы дать всем просра… получить ни с чем не сравнимое удовольствие и окунуться в атмосферу того благодатного времени, когда патологический грайнд находился в глубочайшем подполье, а гаражно-подвальное качество записей заставляло заходиться рвотным излияниями всех неподготовленных. Сейчас, пересматривая любительские видео этого своего рода выдающегося выступления, я понимаю и даже бьюсь об заклад, что это вовсе не властелины звукорежиссёрского пульта сработали халатно, выдав худший звук чуть ли не за весь фестиваль, а сам Грассман задумывал настроиться именно так и никак иначе. Но в те моменты мне это было, увы, невдомёк. Я не прониклась шоу одной из наиболее ожидаемых для меня ВИА. Увижу ли я когда-нибудь их вновь, большой вопрос, ведь активный статус Squash Bowels последние года весьма шаток, постоянного состава группа не имеет. Тем ценнее встреча с этими легендарными поляками на OEF.

Уж полночь близится, а на подмостки всходят хэдлайнеры дня – прародители минскора Agathocles. Начавшие своё громкое дело более 30 лет назад и выпустившие за это время немереное количество релизов бельгийцы совершенно оправданно заняли место главной группы вечера. По мнению Курби. Моё же было иным, так как к музыке Agathocles я всегда относилась как минимум весьма скептически. Слишком уж много «панковости» мне слышалось в их бесхитростном, но яростном музицировании. Но пропускать возможность увидеть их на «Обсине» было никак нельзя: эти господа из Антверпена вряд ли когда-либо доедут до России, несмотря на свой культовый статус. «Грайндкор – это протест!» – говаривал Ян Фредерикс в блиц-интервью моему коллеге с другого ресурса. Но Ян лукавил: столько радушия и миролюбия, сколько демонстрировал он на сцене и вне её, я мало у кого могла бы отметить. И, о чудо, залихватские скоростные ритмы песен Agathocles, вопреки моим прежним установкам, подействовали поистине чарующе. Этот колдовской эффект не покидал ни на секунду, впитываясь в одержу, волосы, кожу, через рецепторы достигая центрально-нервной системы. Это больше, чем просто слаженная работа группы на сцене, больше, чем их опыт и профессионализм. Это то самое биение жизни, вдохновляющее начало, само сущее.

После такого прикосновения к почти сакральному не хотелось ни синематографических сеансов, ни банальных постконцентных попоек, потому я медленно отходила ко сну прямо на диванчике пресс-зоны. Нужны были силы: впереди нас ждали целых три полноценных фестивальных дня.

Выражаем благодарность Курби (Obscene Extreme Festival) за предоставленные аккредитации

Текст: Лина Fe
(с) HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2018 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker