Последние 25 отчетов

25.05.2017
Санкт- Петербург

I AM MORBID (ex-MORBID ANGEL)

21.05.2017
Санкт- Петербург

МАСТЕР

19.05.2017
Санкт- Петербург

OTTO DIX

19.05.2017
Москва

ENTER SHIKARI

19.05.2017
Санкт- Петербург

PARADISE LOST

18.05.2017
Москва

PARADISE LOST

13.05.2017
Москва

HOLY MOSES

13.05.2017
Санкт- Петербург

AMORPHIS

12.05.2017
Санкт- Петербург

HOLY MOSES

12.05.2017
Москва

AMORPHIS

06.05.2017
Москва

FIREWIND

05.05.2017
Санкт- Петербург

FIREWIND

01.05.2017
Москва

KISS

28.04.2017
Санкт- Петербург

INSOMNIUM

27.04.2017
Санкт- Петербург

PETER HEPPNER, MINE

27.04.2017
Москва

INSOMNIUM

20.04.2017
Санкт- Петербург

АРТУР БЕРКУТ

18.04.2017
Москва

ASKING ALEXANDRIA

16.04.2017
Санкт- Петербург

DARK FUNERAL

15.04.2017
Москва

DARK FUNERAL

15.04.2017
Москва

GOD IS AN ASTRONAUT

14.04.2017
Москва

ILL NINO

14.04.2017
Санкт- Петербург

NAPALM DEATH

12.04.2017
Санкт- Петербург

TARJA TURUNEN

08.04.2017
Санкт- Петербург

EQUILIBRIUM

House Of Metal 2017. Day 1 (ANTHRAX, PAIN, SCAR SYMMETRY)

Архив отчетов
Дата
03.03.2017
Город
Умео (Швеция)
Клуб
Folkets Hus
Организатор

Умео (ударение на первый слог), маленький городок в лене Вестербортен на севере Швеции, в каких-то четырехстах километрах от полярного круга, где проходит фестиваль “House of Metal” – это, на самом деле, очень странное место. Знакомые шведы, не стесняясь поднимали бровь на моё заявление, что я собираюсь туда полететь, и интересовались, что я там забыла, а в ответ на вопрос, что там есть интересного, отвечали, что примерно ничего. Официальный аккаунт города в Instagram (начнем с того, что он у него есть!) в основном демонстрировал какие-то невероятные снега, хвойный лес плотным кольцом вокруг немногочисленных построек, оленьи фермы и северное сияние – стандартно раз в неделю и прямо над городом, да такое, что никакие огни не помеха.

Выглядело всё так, как будто город состоит из трех улиц, а единственные его достопримечательности – это местный университет в нескольких километрах от центра и, собственно, металлический фестиваль, ради которого я и решила ввязаться в эту авантюру. Я представила себе, соответственно, что в Умео будут исключительно студенты и металлисты, а кроме фестивальной площадки из развлечений светит разве что какой-нибудь местный исторический бар, в котором владельцы всех посетителей знают по именам, да магазин, где продают поделки местного производства.

Оказалось, что я ошиблась. Точнее, центр города и правда состоит из примерно трех улиц, которые можно пройти за 15 минут, но выглядит всё это так, словно некие инопланетные силы вырезали кусок какого-то крупного современного мегаполиса и магическим образом перенесли его в эти заснеженные края. В Умео оказалось такое количество модных баров, кафетериев и магазинов одежды, что это просто обескураживало. В пятницу жизнь в городе гудела в 2 часа ночи так, как не гудит в Лондоне или в Париже, и на улицах основную массу составляли никак не студенты и не металлисты, приехавшие на фестиваль, а молодые профессионалы среднего класса в возрасте от 25 до 50 – уж откуда они все взялись, как поместились на этих трех улицах и где жили на самом деле – большой вопрос.

Отдельная глава во всей этой истории – и одновременно, с моей точки зрения, апогей странностей Умео – это местный музей гитар. За какой-то варварски металлической дверью, под которой в сугробе загадочно не гаснут несколько свечей, и возле которой висит скромная табличка с названием музея (собственно, “The Guitars”), скрывается пространство, которое можно описать лозунгом из «Доктора Кто»: «Внутри больше, чем снаружи!» За стойкой – два уже немолодых брата-близнеца в хиппозных цветастных рубашках а-ля 60-е. Это Самуэль и Микаэль Эхдены. Три года назад они решили, что прятать свою коллекцию гитар, начатую в 70-х, от глаз окружающих уже становится преступлением, и решили открыть этот музей. Вот просто так, почему бы и нет. «Все-таки 400 экземпляров», - скромно поясняет мне Томас и тут же предлагает подождать час, чтобы присоединиться к туру по экспозиции. Часа у меня нет, поэтому я отправляюсь изучать коллекцию сама – она поражает своей необъятностью: каждый отдельный зал, посвящен 50-м, 60-м, 70-м, 80-м, 90-м и 2000-м соответственно. К каждой гитаре подобрана соответственная меморабилия – вот на точно такой же играл гитарист Ramones, а вот такую очень уважал гитарист ABBA, а вот это настоящая гитара Fender Broadcaster – она супер-редкая, история ее покупки описана тут же, на стене, и в ней был замешан, среди прочих, Дэвид Гилмор из Pink Floyd.

Каждая веха в истории развития инструмента также любовно описана в этикетах – появление металлической лапки, какие-то новые усовершенствования, Fender против Gibson. На стене играет по кругу видео, в котором братья дают интервью о своей коллекции и травят какие-то несусветные байки про покупку музыкальных инструментов. Словом, даже если вам совсем глубоко плевать на гитары, и все, что с ними связано, вы можете смело покупать билет до Умео только ради одного этого музея – просто потому, что пока на свете есть такие увлеченные люди, планете еще есть смысл крутиться. Ну а если вы смыслите хоть в чем-то – от музыкальных инструментов до способов экспонирования, то здесь поражает всё: и ценность экземпляров, и колоссальная работа по подготовке информации для самого неподготовленного зрителя, и то, что совершенно непонятно, как этот музей, собравший знаковые образцы со всего мира, может существовать в какой-то, в общем-то, глуши на частные деньги двух ничем не знаменитых шведов.

Сам фестиваль “House of Metal” существует примерно также: тихо и почти незаметно, он вот уже 10 лет привлекает к участию самых разных крупных международных и национальных музыкантов вроде Behemoth,  Satyricon, Hypocrisy, Nocturnal Rites, Opeth и прочих. В этом году тут играют Anthrax, Asphyx, Dark Tranquility, Pain, Krisiun, Scar Symmetry и прочие. И вместе с ними сюда также вкрадчиво съезжаются целыми семьями, если не сказать кланами, рьяные поклонники со всей Швеции, а также некоторые прошаренные иностранцы – иногда даже из Южной Америки и прочих весьма удаленных территорий. Здесь особенно ценна атмосфера: фестиваль проходит в здании местного театра, “Umeå Folkets Hus”, расположенного в самом центре вышеупомянутых трех улиц. На территории есть три сцены и множество лестниц, в которых запутываешься сразу и всерьез. Главная сцена представляет собой уютный зал с небольшим танцполом и сиденьями амфитеатром («Ну, слушай, - смеется на мое удивление по поводу сидячих мест пиар-директор фестиваля Петра – к нам приезжает много уже немолодых рокеров, им нужно где-то посидеть, иначе тяжело, да и вообще – это же театр всё-таки!»). Другая площадка – подвальный более «классический» для подобного рода концертов зал с бетонными стенами и полом (точнее, в темноте они таковым представляются), третья, для самых молодых музыкантов – пространство ресторана, где сильно пахнет мексиканскими буррито, а сцена представляет собой возвышение сантиметров на 20 над общим уровнем пола. Смотреть выступления можно сидя, за ужином, прямо из-за стола или из бара.

Билетов в целом предусмотрено порядка 3000, это то самое комфортное число, которое позволяет спокойно перемещаться по лестницам без смертоубийства, но при этом создавать веселое копошение одновременно на трех танцполах. После каждого концерта администрация безжалостно удаляет всех из зала и запускает техническую поддержку следующего артиста. Это позволяет избежать необходимости приходить ни свет, ни заря чтобы занять место в первом ряду на любимой группе и ради этого прослушать выступления всех, кто выступает перед ней и кого вы слушать не хотели, но пришлось – столь излюбленная практика в России, да и во многих других странах мира.

Вообще лестные отзывы об общей организации фестиваля мне довелось услышать практически от всех – и от музыкантов, и от техников, и от посетителей, и даже от того парня в соседнем баре, который в этот раз на “House of Metal” не ходил, но слыхал от знакомых. Хвалили их действительно не зря: как так получается, что очередей нет ни в баре, ни в туалетах, хотя народу просто куча; почему ни на одном выступлении нет давки, и даже слэм выглядит какой-то совершенно детской забавой; почему ни у одного виденного мной музыканта ничего не отключилось, не отвалилось и даже не сфальшивило по-нормальному – эти и другие вопросы наводили на мысли, что окружающие совершенно правы. Кроме того, надо всем царила совершенно благостная, добродушная атмосфера, чему, как будто бы, способствовал какой-то совершенно невероятный звук на концертных площадках и его полное отсутствие вне площадок. В то время как в коридорах ваши шаги поглощали мягкие коврики, а звукоизоляция залов не позволяла проникнуть наружу даже самым оголтелым басам, внутри, на концертах, творилось тоже что-то невероятное. Честно говоря, этот их идеальный звук меня просто шокировал – никогда мне не доводилось слушать вживую ничего столь замечательного. Один разговорчивый и знающий организаторов сосед по креслу рассказал мне, что в прошлом году “House of Metal” серьезно вложился в звуковое оборудование и всё внутри переделал. Это, конечно, могло объяснить примерно 60% того, что было представлено для услады моих ушей, однако остальные 40%, полагаю, должны были быть заслугой тех, кто этот самый звук настраивал. Так или иначе, слушать артистов в таких условиях было настоящей роскошью, поэтому перед вами, пожалуй, первый в моей жизни отчет, лишенный реплик в стиле «но из моего угла было особенно хорошо слышно басовую партию, зато совершенно куда-то пропал вокал – однако я верю, что он был, так как мне это подтвердили те, кто стоял в другом углу».

Первый день двухдневного фестиваля начинался в 18:00 (эта временнáя точка была обозначена в расписании как “preparty”). На деле подразумевалось, что посетители направляются в один из трех работающих баров и, в основном, принимаются заодно ужинать. Это время я провела с пользой, заказав у бармена коктейль апероль-шприц: молодой человек за стойкой о нем никогда не слыхал, но потребовал, чтобы я научила его, и предоставил мне все необходимые для приготовления ингредиенты.

Быстро выяснилось, что во избежание давки администрация контролирует каждую из трех площадок на вход и выход, так что может наступить момент, когда помещение набивается под завязку, и входить в него больше не разрешают. Таким образом, бродить между сценами в середине чьего-либо выступления оказалось практически невозможно. Поэтому я решила, что первый день проведу целиком на главной сцене.

Там первыми выступали шведские мелодик-дэт металлисты Scar Symmetry. В 2016 году группа активизировалась после некоторого запутанного перерыва: в последнее время их преследовали различные трудности, хотя и нельзя сказать, чтобы музыканты из-за них на какое-то время по-настоящему останавливались. Однако тот факт, что коллектив в 2013 году покинул гитарист Йонас Кьеллгрен, который неожиданно устал от металла и решил заняться другими музыкальными жанрами, но прежде был именно тем человеком, который в значительной степени отвечал за написание музыки в Scar Symmetry, не мог на сказаться на остальных участниках коллектива. Впрочем, они не опустили руки и выпустили уже в 2014 году последний на сегодняшний день альбом группы под названием “The Singularity (Phase I – Neohumanity)”. В 2015 году, однако, группу покинул еще и постоянный басист – Кеннет Сейл. В итоге, в тур в поддержку нового альбома Scar Symmetry отправились только через два года после его выпуска, но зато в обновленном составе – помимо прежних участников, солистов Роберта Карлссона и Ларса Палмквиста, гитариста Пера Нильссона и барабанщика Хенрика Олссона, к ним примкнули британец Бенджамин Эллис на гитаре (который раньше играл в Bloodshot Dawn) и Андреас Холма (возможно, знакомый вам по Hypocrisy) на басу. В таком составе (с редкими изменениями) группа отъездила прошлой осенью тур по США, заглянула в Финляндию, а в этом году засветилась на американском метал-круизе “70000 Tons of Metal”, после чего приехала с последним выступлением гастрольного тура в Умео.  Вообще-то, музыканты не сидели сложа руки последние 2 года, и быстрыми темпами писали продолжение альбома под (довольно предсказуемым) названием “Phase II”, которое, как они обещали, будет «тяжелее и мрачнее», однако, после Умео ребята решили закрыться в студии всерьез и доделать все заготовки окончательно и бесповоротно.

Надо сказать, что на выступлении Scar Symmetry и произошло мое первое столкновение с идеально выверенным, роскошным звуком фестиваля, поэтому я в какой-то момент, что называется, остановилась, словно пораженная громом: коллектив звучал едва ли не лучше, чем на студийных записях. Особенно порадовал контраст вокала (солисты сочетают чистый вокал и скриминг), который, на мой вкус, звучал значительно более мелодично и, если так можно выразиться, хирургически точно, чем можно было бы ожидать. Звук не сливался в грязный нойз, но постоянно работал на диаметральном контрасте. Отдельно также хочется выделить Пера на гитаре – чувак, на самом деле, помимо прекрасной игры, обладает еще и самой мощной харизмой в коллективе. В то время, как солисты перемещались по сцене, выходили на край и общались с публикой (надо признать, очень мило благодарили ее за отклик и всё в таком духе), он просто мог позволить себе стоять – и тем не менее привлекал внимание.

Зал был достойно заполнен, хотя на сидячих местах были видны некоторые довольно вызывающие «пробоины». Их было бы не так заметно, если бы коллектив не устроил небольшое световое шоу с кучей лучей, освещающих всё пространство. Впрочем, эти мелкие неудобства не сказались на настроении музыкантов. Группа отыграла достойный по длине (по фестивальным меркам) сет в полтора часа, а затем, раскланявшись, удалилась со сцены без биса.

Следующей в расписании была группа Pain шведского продюсера Петера Тагтгрена. Я уже видела их концерт в Москве в конце прошлого года, поэтому знала, чего следует ожидать и что собой представляет их выступление в нынешнем туре. Сейчас у коллектива своего рода «пересменка»: осенний прошлогодний тур в поддержку нового альбома “Coming Home” закончился, но весной будет его продолжение в виде второй части – концептуально она ничем не отличается от предыдущей и, на самом деле, вообще не должна была быть от нее оторвана, если бы букеры успели все синхронизировать (Петер сказал мне, что планировал выехать на гастроли уже в январе, однако этого не случилось по техническим и бюрократическим причинам). В промежутке между турами у Pain было выступление на все том же американском “70000 Tons of Metal” и здесь, в Умео.

Так вот, я полагала, что знаю, чего ожидать, но опять-таки жестоко ошиблась. Ведь я думала, что концерт в Москве был очень хорош. Что ж, он совершенно померк перед нынешним шведским выступлением. Группа выскочила на сцену так, словно от того, начнут они играть в эту секунду или в следующую, зависит судьба всего человечества. Энергетические волны, которые они вместе извергли из себя на первых же аккордах старого проверенного хита “End Of The Line”, можно было буквально видеть невооруженным глазом. Если я и раньше уже понимала, что Тагтгрен – отличный солист, но его лидерские качества как-то теряются в записи по сравнению с живым выступлением, на котором только и можно прочувствовать его харизму, то в этот раз он транслировал в зал такой темперамент, что в первом ряду становилось аж не по себе.

Отдельно хочется в сотый раз напомнить вам про звук – как продюсер, полагаю, Тагтгрен должен особое внимание уделять такого рода подробностям, и на выступлении Pain звук был такой, какого больше не было ни на чьем (это даже не просто мое восторженное мнение – музыканты из Scar Symmetry, например, тоже сказали мне, что на этом выступлении Pain был какой-то звуковой катарсис). В скобках замечу также, что был даже фантастический элемент – гигантская колонка, которая стояла прямо у меня на голове, не оставила меня без слуха и даже не доставила ни одного неприятного ощущения.

Уж не знаю, с чем был связан такой подъем у музыкантов – с тем ли, что Петер на самом деле, как потом выяснилось, болел, выступал с температурой и считал, что выступление прошло весьма средне, а потому старался взять с наскока и напором, а может быть, тем, что состав музыкантов в этот раз был несравнимо сильнее. Все-таки в Москве отсутствовали два важных участника процесса: басист Андре Скауг (во-первых, крайне мощный музыкант, а во-вторых, большой харизматик) и Дэвид Валлин – талантливый барабанщик и человек-ураган.

Скаугу, прямо скажем, не стоялось на месте, и он постоянно жаждал действий: два раза влезал на усилитель (в данном случае, речь идет о двух установках в полтора человеческих роста высотой) и второй раз, на счет «три» пружинисто прыгнул с него в толпу, ощутив, полагаю, несколько секунд подлинно свободного падения, в процессе которого он успел перевернуться на спину.

Pain отыграли выступление на едином дыхании – без перерыва на то, чтобы утереть пот, посмотреть по сторонам или просто выдохнуть. Но пошли по усеченной, фестивальной программе. Выступление длилось всего час, и включило в себя самые знаменитые старые хиты вроде”Same Old Song”, “Zombie Slam” и “Suicide Machine”, разбавленные рядом треков с нового альбома (в частности, дуэтом с солистом Sabaton в песне “Call Me”, где Йоакима Бродена по-прежнему изображает фонограмма и довольно мерзкая кукла с признаками портретного сходства, которая безобразничает и дразнится из-за ширмы). Через час Pain свернули выступление, также резко завершив его на высокой ноте, как и начали – бессменной песней “Shut Your Mouth”. После они на бешеной скорости раскланялись под “My Way” в исполнении Фрэнка Синатры и были таковы.

Довольно большой кусок выступления легендарных американских ветеранов трэш-метал сцены Anthrax я, к сожалению, пропустила. Группа сейчас разъезжает по миру с гигантским туром “Among the Kings” в честь своего старого и знаменитого альбома “Among The Living”, который увидел свет 30 лет назад. Такие цифры, пожалуй, несколько устрашают, однако, кажется, что в мире рока срок творческой жизни коллективов может длиться столько, сколько они пожелают. А за последние несколько лет Anthrax, надо признать, очень активизировались – тем более, что к ним вернулся солист Джой Белладонна, и в прошлом году вышел новый альбом “For All Kings”.

Перед туром Anthrax проводили голосование, в котором выясняли, какие песни поклонники хотят услышать на их концертах, и по результатам разделили лайн-ап на две части: треки, за которые проголосовали фаны, и полный альбом “Among the Living”. В Умео, в условиях фестиваля (группа начинала играть в 23:45), отыграть такой полноправный двухчасовой сет было невозможно, поэтому пожелания поклонников были усечены – от них остались только классическая песня “Madhouse” и более новая “Fight ‘Em ‘Till You Can’t”, а также кавер на песню “Antisocial” группы Trust.

Anthrax начали выступление оммажем Black Sabbath, исполнив их песню “The Mob Rules”, и быстро перешли к обещанному исполнению всего легендарного альбома. Тут они и правда отыграли весь список песен без перерыва. Погружение в 1987 год, надо сказать, удается коллективу на славу. Кажется, что – для музыкантов, по крайней мере, - всех этих лет вообще не прошло, и они все также жгут и все также заряжены энергией . Только интенсивность и глубина звука всё возрастает прямо пропорционально возрасту артистов. Нельзя обойти молчанием и соло Джонатана Донаиса на гитаре – настоящий хайлайт вечера. Последней была исполнена “Long Live Rock’n’Roll” Rainbow – вот уж действительно настоящее мотто для такого заслуженного коллектива.

После концерта зрители из набитого битком зала расползались крайне медленно. Здание театра слегка лихорадило: в барах распевали и распивали, в сугробах по соседству валялись какие-то счастливые люди, в Макдональдсе через дорогу происходила настоящая вечеринка с картофелем фри.

Сет-листы:

Scar Symmetry:

01. The Shape of Things to Come
02. Neohuman
03. Rise of the Reptilian Regime / Cryonic Harvest
04. Frequencyshifter
05. Retaliator
06. Chaosweaver / Mind Machine
07. Pitch Black Progress
08. Neuromancers
09. The Illusionist
10. The Iconoclast / The Anomaly
11. Morphogenesis

Pain:

01. End of the Line
02. Monkey Business
03. A Wannabe
04. Zombie Slam
05. Call Me
06. The Great Pretender
07. Suicide Machine
08. It's Only Them
09. Coming Home
10. Pain in the Ass
11. Same Old Song
12. Dirty Woman
13. Shut Your Mouth

Anthrax

01. The Mob Rules (Black Sabbath song)
02. I Can't Turn You Loose (Otis Redding song) (Blues Brothers version)
03. Among the Living
04. Caught in a Mosh
05. One World
06. I Am the Law
07. A Skeleton in the Closet
08. Efilnikufesin (N.F.L.)
09. Guitar Solo (Jonathan Donais)
10. A.D.I. / Horror of It All
11. Indians
12. Imitation of Life
13. Fight 'Em 'Til You Can't
14. Madhouse
15. Antisocial (Trust cover)
16. Long Live Rock 'n' Roll (Rainbow song)

Текст: Ольга Стеблева
-----------------------

Уже во второй раз мне посчастливилось побывать на замечательном зимнем фестивале “House of Metal”, который проходит в Умео, что в шведской Вестерботнии, уже в 11-й раз. Несмотря на обилие металлистов в Скандинавии, зимние фестивали устраиваются не так часто даже в этом уголке Европы. Наверное, потому что летом гораздо проще отвисать на свежем воздухе, и не каждый дом культуры или дворец молодежи даст свое здание на растерзание любителям моша и слэмминга. Но “Folkets Hus”, дословно «дом народа», не боится атак волосатых и татуированных меломанов и с радостью принимает в свои объятия не одну тысячу человек. Как было заметно уже в первый раз, концепция фестиваля в закрытом помещении создает определенные неудобства, однако они с лихвой компенсируются неповторимой, практически интимной атмосферой. На севере ведь живет немного людей, поэтому событие такого плана - довольно крупное, при этом на фестивале часто слышна, например, английская и финская речь. Да и сам город, по крайней мере, во время фестиваля, оставляет впечатление популярного среди туристов и музыкантов.

Как же было приятно, что первой же командой, на которую мне удалось попасть, оказались Grave! Хорошие впечатления от их первого концерта, на котором я была аж восемь лет назад, изрядно поистерлись, поэтому я была очень рада их освежить. По-моему, за это время музыканты стали играть ещё лучше, если, конечно, такое возможно. Коллектив, причисляемый к основоположника шведского дэта, сразу выдал чумовой драйв, в котором чувствовалась неповторимая атмосфера начала-середины 90-х. Эта эпоха в тяжелой музыке характеризуется, на мой взгляд, прежде всего тем, что дум и дэт ещё не совсем отделились друг от друга, и на фестивале в этом году этот момент очень четко акцентировался. Grave, в свою очередь, характеризуются мощным шоу и отменным олдскульным гроулом. В основном мне запомнились классические композиции, например, “Into the Grave”, но и кавер “Them Bones” от Alice In Chains пошел на ура. Несмотря на то, что главную сцену в этот момент уже занимали Pain, в небольшой зал «Студион» заходило все больше и больше народу, пока он не заполнился до отказа. Все, включая вашу покорную слугу, прыгали в ритм, а те, кто сначала вальяжно и размеренно передвигался ближе к сцене, включались в ритм концерта и начинали подпрыгивать уже «на ходу». Такое прекрасное начало фестиваля не могло испортить никакое продолжение.

После тяжелых Grave наступила танцевально-развлекательная часть пятничной программы. Ее обеспечила незаурядная группа Pain, которую я ранее воочию не видела. Как только я зашла в зал «Идун», разделенный на часть с креслами и танцпол перед сценой, мне сразу же захотелось пуститься в пляс. Группа свободно экспериментирует с электронными ритмами; на сцене при этом было как-то пусто: зачем нужны гитары, если больше половины музыки идет с ноутбука? Несмотря на визуальную составляющую – фронтмен вышел в смирительной рубашке и делал устрашающие гримасы – гнусоватый, прямо скажем, вокал и манера поведения на сцене оставляли желать лучшего. Гитару он одел вообще просто для вида и совершенно на ней не играл. А звук как будто не был выстроен как следует или же просто не дотягивал до того качества, который он имеет на альбомах. Вообще все выступление, несмотря на ритмичность музыки, было каким-то невпечатляющим, как будто никто из музыкантов не хотел выкладываться. Ну а когда зазвучала песня “Pain in the Ass”, я решила ретироваться, не дожидаясь, пока группа станет ассоциироваться с ее названием. Несмотря на некоторые интересные музыкальные идеи, в моем представлении Pain относятся к категории артистов, которые звучат лучше в записи, а вот вживую им чего-то не хватает.

К сожалению, Vintersorg («Зимняя печаль») получили в свое распоряжение только лишь малый зал, и туда стояла длинная очередь. Но те три композиции, на которые я попала, сполна обеспечили мне заряд древнего, традиционного пафоса викингов, даже несмотря на внешность вокалиста, ставшую теперь число хипстерской. Особенный интерес для меня, лингвиста-металлиста, представляли тексты, которые группа упорно исполняет на шведском языке. Ведь даже легендарные Bathory не пели по-шведски, а Vintersorg верны своим корням. В лучших традициях викинг-пэган-блэк-металла группа «зажгла» зал, и не удивительно, что он был заполнен до отказа. Ну и больше всего восторга вызвала, конечно, прекрасная “Till Fjälls”, сыгранная «по заявкам» посетителей. Пафос лился рекой, все без исключения пели хором и чувствовали, как древняя кровь викингов бьется в наших северных сердцах.

Всего за какие-то полгода мне посчастливилось увидеть Anthrax целых два раза. Что примечательно, в первый раз действие происходило в разгар белых ночей и под открытым небом, то есть, второй раз был прямой противоположностью первому. И впечатления, соответственно, тоже - как будто я видела две совершенно разные группы. Световое шоу в помещении сделало выступление ярким и запоминающимся. Звук был отстроен идеально, а также было слышно все, что говорят музыканты между песнями. Теперь мне стало понятно, что группа (причем не только ее фронтмен) нисколько не боится принять определенную сторону в связи с политическими событиями в их родной стране. Объявляя песню “Efilnikufesin”, музыканты отметили, что 30 лет назад президентом США был актер, и тогда это казалось абсурдным, а сейчас по тем хорошим временам приходится скучать. Именно такие поступки позволяют высказываться тем, кто молчал, и изменить положение дел. Реакция зрителей была соответствующей.

Выступление и само по себе отличалось от летнего в лучшую сторону. Сейчас группа находится в туре “Among the Kings”, и его сет-лист представляет собой не что иное, как полное исполнение альбома “Among the Living”, который вышел 30 лет назад и в этом году празднует юбилей. Конечно, праздник удался! Anthrax по праву входят в так называемую «Большую четверку» наряду с Megadeth, Metallica и Slayer и внесли неоценимый вклад в становление трэш-метала и его популярности. Во время выступления присутствовало абсолютно четкое ощущение того, что с каждой песней настроение в зале поднимается все выше, а атмосфера становится все насыщенней и ярче. Джой Белладонна часто обращался к публике, но не оставлял в стороне и остальных музыкантов, предлагая им партии партию бэк-вокала и вообще активно вовлекая в шоу. Благодаря этому создавалось впечатление большой сплоченности как между членами группы, так и с теми, кто находился в зале. Невозможно было устоять и не оторваться на этом уникальном выступлении.

Практически каждая песня с “Among the Living” стала хитом еще тогда, когда он вышел. В первую очередь, это касается “I am the Law” и “Skeleton in the Closet”, но апогей концерта пришелся все-таки на долгожданную “Indians”. Несмотря на явный «перевес» итальянской крови в группе, Джой - наполовину ирокез, поэтому, как и Чак Билли из Testament (ср. “Native Blood”), имеет право высказаться по «индейскому вопросу», который, к сожалению, актуален и по сей день. Слова песни рассказывают об истории унижения и современной ситуации, в которой находятся американские индейцы. В музыкальном плане композиция также передает отчаяние некогда могучих племен и передает сочувствие к ним, поэтому и пели ее хором все вместе, c серьезным выражением лиц и сжатыми кулаками.

Кстати, в качестве разогрева в текущем туре Anthrax выбрали Scar Symmetry, чье выступление, к сожалению, толком посмотреть не удалось, но то, что я смогла увидеть, было слаженно, мощно и задорно. Да и визуальное шоу оказалось весьма интересным.

Текст: Катя Сугроб

Выражаем благодарность организаторам фестиваля за предоставленные аккредитации

(с) HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2017 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^

eXTReMe Tracker