В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Moonspell

Moonspell
Мы гордимся, что помогаем людям лучше узнать Португалию

11.06.2018

Архив интервью | English version

С сеньором Майком Гашпаром, барабанщиком португальских дарк-металлистов Moonspell, мы встретились 24 марта перед петербургским концертом коллектива в клубе "Зал ожидания". Я немного волновалась, потому что это было мое первое интервью полностью на португальском языке. К счастью, Майку самому хотелось рассказать свежие новости из жизни группы, поэтому мы с большим удовольствием поговорили о новом альбоме "1755", португальской музыке фаду в традиционном и современном варианте, мексиканских фанатах Moonspell. Новая страница истории Moonspell – в эксклюзивном интервью Майка для HeadBanger.ru.

Moonspell долгое время мечтали записать альбом полностью на португальском языке, еще со времен "Wolfheart" (1995). Почему вы так долго откладывали такую важную мечту?


Идея альбома "1755", скорее, принадлежит Фернанду (Рибейру, вокал). Идея появилась некоторое время назад, но до этого момента мы не думали насчет того, чтобы воплотить ее в жизнь в виде альбома Moonspell. Это был всего лишь эксперимент на португальском языке. Позже у нас накопилось столько материала, которым мы хотели поделиться со слушателями, да и тема оказалась настолько интересной, что мы поняли – выйдет альбом. Лейбл Napalm поддержал нас в этом желании, но мы даже не думали, что альбом так хорошо примет публика. К счастью, все, кто следит за творчеством Moonspell уже в течение нескольких лет, отнеслись к такой перспективе с большим энтузиазмом. В 1755 году произошло Великое лиссабонское землетрясение, но многие в современном мире даже не знали об этом. Зато теперь огромное число людей хотят не только знать определенные исторические факты, но и проявляют интерес к португальскому языку. Мы этим очень гордимся. Редко бывает, чтобы у метал-группы получилось вызвать такой отклик.

Альбом "Wolfheart" вышел в 1995 году, он частично на португальском, в таких песнях как "Alma Mater" есть строки на португальском, хотя основная часть все же на английском. Это к слову о том, что Moonspell всегда используют фрагменты на португальском, это важно, но мы никогда ранее не создавали целый альбом на родном языке. Особый случай с песней "Em Nome do Medo" (песня на португальском языке, вошла в альбом "Alpha Noir / Omega White" - прим. авт.) – это композиция, которую мы записали несколько лет назад, она также послужила вдохновением для новой работы. Вместе с композитором Джоном Фиппсом мы сделали оркестровку "Em Nome do Medo", которая стала вступительным треком нового альбома. И когда мы услышали получившуюся версию песни, она распахнула нам двери, открыла идеи для создания "1755".

Сеньор…

Тебе не нужно называть меня сеньор. Так обращаются к кому-то, кто намного старше, или к преподавателю. Можно на ты. Когда говоришь "сеньор" – это значит, что ты должна обратиться на "вы", например, к родителям или при общении в официальной обстановке. А если беседуют друзья, они говорят "ты".

Но мне нравится обращение на "вы" (в том числе потому, что все вопросы на португальском языке я составила с учетом спряжения глагола с обращением на "вы" - прим. авт.).

Ну, это от человека зависит. Есть люди, которым нравится говорить "вы", или их научили использовать именно эту форму обращения.

Почему Moonspell решили посвятить альбом Великому лиссабонскому землетрясению, а не, например, такой исторической проблеме как работорговля?

Основу альбома составляет одно событие. Мы не чувствовали необходимости говорить о других вещах, кроме тех, что произошли в связи с Великим лиссабонским землетрясением. А случилось в тот день много чего, так как в старину 1 ноября отмечался День всех святых – религиозный праздник. Во всех церквях жгли свечи, люди праздновали этот день. И после такого события никто не мог поверить, что Бог решил послать такое наказание. После такого землетрясения люди стали мыслить с большим уклоном в науку. Лиссабон стали отстраивать заново под руководством Маркиза де Помбала. Его отличал новаторский склад ума, он отлично умел находить нужных специалистов. И ему приходилось скрываться от давления католической церкви, скрываться от инквизиции, так как руководство католической церкви в Ватикане было очень консервативно настроено в отношении других стран.

Великое лиссабонское землетрясение оказало огромное влияние не только на португальцев, но и на всю Европу, многие вещи стали сильно меняться. Появилась сейсмология – наука о землетрясениях. До той поры люди не верили в научное обоснование таких явлений, думали, что это наказание от Бога, и исключали из вопроса осмысление человеческим разумом. В день землетрясения были разрушены более 40 церквей. И жители, вместо того чтоб заново сооружать церкви во имя веры в Бога, использовали эти камни, чтобы построить себе дома. Многие погибли, но, с учетом ситуации, руководивший восстановлением Лиссабона Маркиз де Помбал поступил тогда наилучшим образом.

Как я тебе уже говорил, Лиссабон в то время был центром мира, люди со всего света съезжались туда, чтобы торговать и заключать коммерческие сделки. Столица была очень могущественной благодаря заслугам Португалии в эпоху Великих географических открытий. Но после землетрясения 1755 года Португалия всегда испытывала трудности, стараясь восстановить былое богатство.

Португальцы также были первыми, кто прекратил работорговлю. Это уже часть истории. Это, безусловно, важный вопрос. Но в те времена европейские страны завозили рабов для обеих Америк. В это были вовлечены португальцы, точно так же, как испанцы и все остальные. Единственное, чем тут можно гордиться – португальцы были первыми, кто подумал, что это ошибка, и стали первыми, кто остановил работорговлю.

Нужно помнить и о других важных исторических фактах. У Португалии были колонии в Африке, во всех этих африканских странах говорят по-португальски. Есть португальцы, которые родились в Африке и затем были вынуждены перебраться в уже новую Португалию, когда узнали, что произошла революция, что Португалии пришлось отречься от этих территорий в Африке. Но на сегодняшний день Португалия поддерживает связь с бывшими колониями. Даже есть социальная программа для студентов, университетов, для португальцев, которые хотят работать в экс-колониях. И там по-прежнему есть португальское телевидение.

Скажите, пожалуйста, какую идею вы хотели выразить в оформлении обложки альбома? Как вы искали художника, дизайнера? Что заставило вас думать, что именно Жоау Диогу отлично справится с этой задачей?

Жоау Диогу работает с Фернанду в новом издательстве (у Moonspell есть собственное издательство Alma Mater Books - прим. авт.). Фернанду увидел в нем большой потенциал. Жоау Диогу – большой поклонник Moonspell, а также хэви-метала в целом. И он обладает весьма обширными знаниями, это очень важно для Moonspell – если человек, который собирается делать обложку для Moonspell, не понимает музыку в стиле металл, возникают сложности. Жоау и сам, возможно, мог бы быть участником метал-группы. Его стиль жизни такой же насыщенный, интенсивный, как наш. А в той обложке, которую он создал для нас, Жоау постарался изобразить весь путь, судьбу Португалии, Лиссабона. Также он постарался сделать нечто уникальное, полное гуманизма, устремленное в будущее, чтобы весь мир видел, что ждет впереди.

Обложка для лонгплея – это особая вещь, это портрет того, что группа представляет собой в этот момент времени. Это состояние, в котором был Лиссабон в тот день – произошло цунами, были разрушены дома, и все это Жоау Диогу очень хорошо выразил в художественном оформлении альбома.

Как вам в голову пришла идея пригласить исполнителя фаду в качестве второго вокалиста для песни "In Tremor Dei"? Почему выбор пал на сеньора Паулу Браганса?

Паулу Браганса был очень известен в 90-х. Уже тогда он отличался от традиционных исполнителей фаду. Он пел иначе, чем другие, демонстрировал на сцене иное звучание. И выглядел он в стиле "плохого парня" фаду. Такой подход к творчеству нас с ним роднит. Только позже Паулу Браганса исчез. Он жил лет 10 или 12 в Ирландии, и больше никто о нем ничего не знал. До тех пор пока Фернанду не решил, что голос Паулу Браганса отлично подходит для нашей песни "In Tremor Dei". Фернанду связался с ним, Браганса был счастлив, что у него появилась такая творческая возможность, и вернулся в Португалию. С этого момента, после того как он поработал с нами над песней, у него начались различные выступления. Он уже выпустил новый EP и вернулся к музыкальной карьере, которую оставил много лет назад.

Паулу Браганса стал для Moonspell очень близким человеком. Он эксцентричная личность, но это стало частью стиля музыки, которой он занимается, и духа времени, в котором он жил. Долгое время Паулу Браганса отсутствовал, сейчас он вернулся и привыкает к нынешним временам.

Майк, тебе самому нравится фаду?

Да. Мне нравится Амалия Родригеш – великая фадиште. Трудно быть португальцем и не любить фаду. Амалия Родригеш воспитала целое поколение, и сегодня в Португалии много прекрасных исполнителей фаду, но другой такой, как Амалия Родригеш, никогда не будет – это невозможно. Особое исключение – коллектив под названием Madredeus. Эти музыканты не исполняют традиционное фаду, но сохраняют в своих композициях португальскую сущность. Madredeus по сей день мои любимцы. Думаю, они показывают, что значит быть португальцем, демонстрируют португальский стиль. Мы, Moonspell, ощущаем прочную связь с португальской музыкой. Педру Айреш Магальяеш  – классический гитарист, один из главных композиторов коллектива Madredeus. Это человек, с которым у Moonspell много общего. Он создал акустическую версию нашей композиции (на альбоме Moonspell "Darkness and Hope" есть кавер-версия песни Madredeus "Os Senhores Da Guerra" - прим. авт.).

Тебе нравится этот гитарист?

Да, нам нравятся Madredeus и их гитарист. Они не только отличные музыканты, но и замечательные люди. Порой непросто бывает не превратиться в сноба, рок-звезду, если ты делаешь хорошую музыку. Они очень спокойные люди и, без сомнения, в мировой музыке они большие артисты. Madredeus известны своими большими выступлениями на аренах в Риме перед тысячами зрителей в 90-е годы. И это при том, что Интернета тогда не было, не так много людей знали об этой группе. Когда мы с ними общались, они рассказали нам обо всех своих интересных приключениях и путешествиях.

Что касается фаду, то сейчас оно стало немного другим. Сейчас модно смешивать различные музыкальные стили – музыку испаноговорящих стран, сальсу, бразильскую музыку – есть слушатели, которым это по душе. Кто ценит более традиционный подход к музыке, тому нравятся фаду, которые исполняла Амалия Родригеш, которые поет Паулу Браганса. Я слышал, как поет Паулу, и это именно то, что нужно фаду. Причем он создает собственное фаду, но делает его в очень традиционном ключе. Люди ощущают печаль, ностальгию и чувствуют в словах певца еще большую силу этих чувств.

К сожалению, сегодня многие люди не видят разницы между культурами Португалии и Испании, хотя очевидно, что это два разных мира. Почему вы записали песню "Desastre" и на португальском, и на испанском? Кто перевел песню на испанский язык?


Это было несложно, Фернанду знает испанский. Часть его карьеры связана с Испанией, так что он очень хорошо понимает испанский. В принципе, все португальцы немного говорят по-испански. На самом деле, мы записали версию этой песни на испанском языке больше для наших фанатов в Мексике и для всего испаноговорящего сообщества в Латинской Америке, потому что нас уже на протяжении долгих лет многое связывает с этой публикой. Вот нам и захотелось сделать версию специально для этих слушателей. Это очень забавно, потому что люди порой, несмотря на очень сильный акцент, лучше понимают латиноамериканский вариант испанского языка, нежели испанский нашего соседа – Испании.

Нам очень нравится играть в Латинской Америке. Можно много раз выступить в Испании, но никогда не почувствуешь ту теплоту, которую ощущаешь в Мексике, Чили, Аргентине. Но как раз это и значит быть соседями. Так как Португалия и Испания находятся близко друг к другу, есть те, кто немного жалуется на Испанию, но правда в том, что мы очень похожи. Еще моя мама говорила, что испанцы наши "hermanos", братья. И, конечно, наша кровь смешана. Многие из нас могли бы быть испанцами, а многие в Испании вполне могли бы быть португальцами. Все мы жители Иберийского полуострова. И так уже много веков, еще со времен римлян. Мы единственные, кто живет на полуострове, и, что бы мы ни говорили друг о друге, мы братья. И португальцы в Испании, и испанцы в Португалии могут чувствовать себя как дома. Еда в наших странах может быть очень разной, но, что касается традиций, например, оливковое масло, оливки, образ жизни, кафе, семейный уклад – тут у нас все одинаковое.

В Испании нет ни хорошего ветра, ни хорошего брака (португальская поговорка: De Espanha nem bom vento, nem bom casamento - прим. авт.).

Именно так мы и говорим в Португалии, именно так.

Чувствуется, что в России растет интерес к Португалии. Российский дом фаду устраивает концерты исполнителей фаду в Москве и Петербурге. Я сама была на двух таких концертах. Что ты думаешь об этом феномене?

Мне давно знаком этот феномен. Фадиште, артисты, которые исполняют фаду, особенно такие люди как Мариза, известны во всем мире. Такие коллективы как Heróis do Mar, Madredeus входят в сферу мировой музыки и имеют большое влияние. Всегда находятся какие-то места для культурных проявлений. Уже не раз бывало, что фадиште знакомились с президентами и королями других стран, так как сопровождали президента Португалии в составе делегации страны.

Был момент, когда португальцы несколько пресытились фаду. Однако правда в том, что фаду – это крайне важная, уникальная вещь для португальцев. Ни в одном другом месте в мире вы не найдете этого стиля музыки, этого стиля жизни и выражения себя в музыке. Иностранцы, когда слышат фаду, даже не зная языка, чувствуют печаль, которую передает музыка.

Все это оказывает значительное влияние на мировую культуру. Думаю, все люди, которые любят музыку, которым нравится узнавать больше о культуре других стран, конечно же, захотят познакомиться с фаду. Вот почему в мире все больше говорят о фаду. Вплоть до того, что недавно Мариза и еще одна исполнительница фаду, Ана Моура, стали гостями на международном шоу талантов. Принс, когда был жив, специально приезжал в клуб в Португалии, где выступала Ана Моура, только чтобы ее увидеть. Можешь себе представить, какое впечатление певица произвела на Принса, одного из лучших артистов нашего времени. Возможно, музыка фаду пробудила в нем такой интерес, потому что он никогда не слышал ничего подобного.

Здорово, что люди во всем мире начинают лучше узнавать Португалию. Долгое время мы были закрыты от остального мира. У нас в стране до 1974 года была диктатура. В годы Второй мировой войны и Первой мировой войны у португальцев не было особого контакта с внешним миром. Когда ты долгое время отрезан от общения с другими странами, это имеет последствия. Постепенно португальцы стали более открытыми миру, а иностранцы открыли для себя Португалию. Вплоть до того, что Мадонна живет сейчас в Португалии. Уж не знаю, хорошо это или плохо.

Но такое происходит со всеми странами. Будь то Рим или Барселона – туда приезжает невозможно много народу. Обычно такой излишний интерес идет во вред странам. К примеру, в Париже немногие из тех, кто там живет, демонстрируют должное уважение к стране.

Порой встречаются люди, которые путешествуют только чтоб устраивать вечеринки и разрушать все вокруг, в Португалии такое тоже бывает. С недавних пор у нас проблемы с англичанами, которые разгуливают по улицам нагишом и пьяные. Вот представь, например, веду я дочку в школу и вижу голого пьяного англичанина. Думаю, ничего хорошего в этом нет, никому бы такое не понравилось. Нужно проявлять уважение. Вот как мы, когда путешествуем по России. Мы, Moonspell, чувствуем огромное уважение к российской культуре, мы видели страну не раз, приезжаем сюда уже долгое время, пытаемся учить язык.

У нас много русских и украинских друзей в Португалии, Болгарии и по всей Европе. Самое любопытное, что они с легкостью устраиваются и адаптируются на новом месте. Может быть, потому нам так легко, когда мы здесь, в России. Порой люди путают на слух португальский и русский язык, в поездках с нами такое много раз случалось.

Официальная страничка Moonspell на Facebook: https://www.facebook.com/moonspellband/

Выражаем благодарность Дмитрию Мартыненко (Infinity Concerts) за организацию интервью

Интервью и перевод с португальского - Александра Прозорова
Фото - Маргарита Стефанкова
24 марта 2018 г.
(с) HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2018 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^                                                                                                                                                                                                                                                                                       наверх

eXTReMe Tracker