В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Sinner

Sinner
Каникулы в Мексике

09.01.2018

Архив интервью | English version

Поистине трудно представить себе, как Мэт Синнер, обычный человек из плоти и крови, у которого в сутках те же 24 часа в сутки, что и у нас с вами, умудряется находить время на такое количество дел. Он ежегодно организует масштабные туры Rock Meets Classic, в которых звезды тяжелого рока выступают вживую с полноценным оркестром, участвует во множестве сайд-проектов, включая Level 10, Jorn, Voodoo Circle и т.д., а ведь у него есть два основных коллектива, Primal Fear и Sinner, первый из которых существует почти 20 лет, а второй – уже более 35! И несмотря на столь почтенный возраст, коллективы эти становятся лишь популярнее. Так, альбом Sinner “Tequila Suicide”, вышедший в начале 2017 года, стал первой работой группы, попавшей в Топ-50 официальных немецких чартов, и хотя с тех пор, как этот альбом увидел свет, прошло уже довольно много времени, мы не смогли отказаться от предложения обсудить его с Мэтом. В конце концов, мы хотели сделать интервью с ним на протяжении многих лет и не остались разочарованы общением.

Какие впечатления остались у тебя от сентябрьских концертов в России с Primal Fear? Заметил ли ты какие-то изменения в стране и в фэнах за девять лет, прошедших с вашего первого приезда?

Москва меня очень приятно удивила. Нам пришлось ехать в аэропорт через весь город при свете дня, так что я смог рассмотреть город гораздо лучше, чем вечером или ночью, и он был очень красивым и чистым, с массой интересных зданий. По крайней мере, таково мое впечатление. Что же касается фэнов, то они встретили нас с большим энтузиазмом, так что мы отлично провели время и в Санкт-Петербурге, и в Москве. Фэны реагировали просто здорово, так что играть было сплошным удовольствием.

Ты считаешь, сколько концертов ты отыграл за свою карьеру? Можешь вспомнить свой лучший и худший концерт?

Уже не считаю. (Общий смех). Я знаю, что список концертов Primal Fear ведется на официальном сайте, так что если бы у меня было время, концерты Primal Fear можно было бы посчитать, но у меня еще и масса других концертов, которые я уже не считаю. Было бы здорово устроит какой-нибудь юбилейный концерт, но уже слишком поздно. (Смеется). Худшее шоу... (Фыркает). О, боже! Это очень трудный вопрос. Когда ты даешь концерты 30 лет, концертов, которыми я не слишком доволен, оказывается немало, но самое худшее шоу… Нет, не смогу выбрать. Что же касается лучших концертов, то я могу насчитать 25 шоу, которые были реально выдающимися, но выбрать из них несколько… Лично для меня выступление с Rock Meets Classic на фестивале в Вакене в 2015 году было по-настоящему классным, а еще это была колоссальная работа – поставить столько людей на одну сцену за стандартное время «пересменки» для рок-групп. Еще два очень-очень классных концерта, запомнившихся мне, были в Буэнос-Айресе (Аргентина) и в Токио (Япония) – они были по-настоящему выдающимися в плане эмоций и в плане игры. Но в целом я бы сказал, что выступлений, которые реально тронули меня, имели отличный настрой и хорошо прошли, было гораздо больше. И выступлений на фестивалях, и хэдлайнерских шоу.

Теперь давай поговорим о последнем альбоме Sinner "Tequila Suicide". На твой взгляд, почему он стал таким успешным? Конечно, это отличный альбом, но ведь у вас и раньше были отличные альбомы...

Ну, я думаю, дело в удачном выборе даты релиза, имидже, подготовке. С этим альбомом мы – и лейбл, и группа - очень многое сделали так, как надо: привлекающая взгляд обложка, мексиканская тематика, связанная с байками под текилу, видеоклип на заглавный трек… У людей появился серьезный интерес к этому альбому, который мы грамотно подогревали, и это принесло отличный результат.

Успех в чартах что-нибудь изменил для группы?

Ничего. Sinner – это мои каникулы, в Sinner я могу делать вещи, которые не могу делать с другими группами. Для меня это как сольный альбом, я не испытываю никакого давления, у меня нет обязательств сочинять или записывать какую-то определенную музыку, я просто делаю то, что мне нравится в соответствующий момент, а сейчас мне нравится именно то, что вы слышите. Вот я это и сочинил, чем и доволен.

Ты уже не раз рассказывал журналистам историю появления заглавного трека. А откуда взялась обложка альбома? Что означают эта маска и остальные символы?

Все это связано с мексиканским днем мертвых. В Мексике есть такой особенный праздник, и для него на лица наносится такая раскраска. El Dia de los Muertos – так его называют в Мексике. Все символы на обложке связаны с этим праздником, а затем мы использовали эти образы в видеоклипе "Tequila Suicide". Мне кажется, в этом очень много мистики – особенный день, маски и все такое, и они очень хорошо вписались в концепцию.

Альбом начинается довольно неожиданно – с кавер-версии. Почему "Go Down Fighting" так важна для тебя, что ты решил поставить ее первым номером в трек-листе?

Это песня моего друга. Джимми Куп – бывший гитарист группы Эндрю В.К. и очень хорошо известная личность в Дублине (Ирландия). Он отличный автор песен. Мы как-то сидели с ним и обсуждали разные вещи, и он вспомнил эту песню, а я ей проникся. Мне нравится ее энергетика, нравится несколько панковский подход, и я забрал ее себе.

В первых строчках песни куча отсылок к ранним дням Metallica – 1984 год, Джеймс, Ларс, «который знал свое место», Кирк, «который не грустил». А что ты думаешь по последнем альбоме Metallica?

Думаю, это реально классный альбом с мощной энергетикой. Очень здорово, что эти ребята в их возрасте после стольких «переходных» альбомов нашли дорогу к корням. Но в нашей песне поется о том, как они начинали. К сегодняшнему дню она не имеет никакого отношения, она о прошлом, о тех днях, когда хэви-метал только появился на свет.

Мы вчера смотрели видеоклип "Road To Hell" на YouTube, и в первом же комментарии под ним отмечается его сходство с Thin Lizzy. Справедливо ли будет сказать, что из всех твоих источников вдохновения Thin Lizzy для тебя особенно важны?

Да, конечно. Мне нравится их музыка, мне нравятся ирландские веяния, мне нравятся сдвоенные гитарные соло, и Скотт Горэм с Рики Уорвиком – мои хорошие друзья. Мы вместе гастролировали, они оба участвовали в моем туре Rock Meets Classic, и нам довелось вместе исполнять все великие хиты Thin Lizzy. Такая музыка мне очень нравится, все верно.

На фотографиях из тура в поддержку "Tequila Suicide" вместе с вами на сцене есть пятый человек. Кто он такой?

В большинстве случаев это мой друг Саша Кребс. А на некоторых концертах, в которых он не может принять участие, это Фрэнк Бек из Gamma Ray. Выступление Sinner – это не просто рок-концерт. Это развлекательное шоу, это реально весело. У нас на сцене настоящий бар, мы ставим на сцену кактусы, мы вытаскиваем на нее девушек из публики, стреляем из пушек с конфетти, это реально в большей степени похоже на развлекательное шоу. И время от времени мы приглашаем вокалистов, чтобы они с нами спели. Саша Кребс поет кое-какие фрагменты на альбоме вместе со мной, а вообще он хорошо известен в германии как вокалист самой популярной кавер-группы Queen, она называется The Queen Kings. А еще он мой партнер в Rock Meets Classic. Мы хорошие друзья, и когда у него есть время, он приезжает к нам на концерты. Например, в декабре у нас намечается два симпатичных фестиваля, и Саша выступит на них вместе с нами. В сете у него две песни.

Легко ли тебе сочинять новый материал? Или когда уже написано столько песен, приходится изрядно попотеть, чтобы придумать что-то свежее?

Нет-нет, все было очень легко. Иначе бы этот альбом не появился. В 2016 году у меня было больше концертов с Rock Meets Classic, чем когда-либо, да еще и концерты с Primal Fear по всему миру – я их даже сосчитать не могу, их было столько! И вот я вернулся домой из тура по Южной Америке и решил: «Сейчас мне нужно заняться чем-то еще. Я должен переключиться на какую-то другую музыку». Я сидел и сочинял песни вместе с Магнусом (Карлссоном, гитара) и Томом (Науманном, гитара), и они приходили с легкостью. Весь процесс шел без напряга, как будто сам собой, поэтому-то альбом в целом имеет такой позитивный и энергичный настрой. Все происходило совершенно естественным образом. Кроме того, мы записывались в студии все вместе, а не поодиночке. Работать над этим альбомом было очень приятно, и могу рассказать вам, что сейчас мы сочинили уже 25 песен для нового альбома Primal Fear. Они звучат очень здорово, и в конце концов у нас будет проблема в том, как выбрать из них те, что войдут в альбом. Проблем с креативностью в нашей команде не наблюдается.

Когда ты сочиняешь тексты, ты пишешь про свою жизнь, или тебя вдохновляют книги, фильмы и так далее?

Зависит от моего настроения. Какие-то истории имели место на самом деле, какие-то – просто приколы, что-то возникает под влиянием политических или других событий современности. Каждый раз по-разному. Кроме того, на мой взгляд, очень важна музыка – именно ее атмосферу призваны передать тексты.

У Sinner есть несколько песен, о которых нам хотелось бы узнать подробнее – что тебя вдохновляло, что ты хотел ими сказать и т.д. И первая их них - "Dragons" с нового альбома.

У нее классная история. Я и мой концертный техник, Нил Уитчард из Англии, однажды сидели в одном баре в Токио. Пили пиво, прикалывались и разговаривали о разных вещах. В такие моменты мы часто начинаем писать тексты, и я придумал спеть про драконов. Из этого получилась, как мне кажется, очень забавная песня… если вы уловили, что там скрыто под всеми этими образами. (В образе драконов в этой песне предстают коварные женщины – прим. авт.)

Следующая песня постарше - "Black" (с альбома "Mask Of Sanity" (2007) – прим. авт.).

"Black" относится к тому времени, когда я пытался решить некоторые проблемы и слушал очень разную музыку. Я считаю, это очень сильная песня. Я менял манеру пения, отказывался от высоких нот и обращался к более низкому диапазону, как у Билли Айдола или The Sisters Of Mercy. Она лежит несколько в стороне от моего обычного стиля.

А что скажешь о "Roses Of Yesterday"? (с альбома "Bottom Line" (1995) – прим. авт.)

О, в ней мы впервые попробовали пониженный гитарный строй. До этого у нас все гитары были в обычном строе, и мы никогда не доходили до того, чтобы его понижать, это было чем-то запретным. А в этой песне мы его первый раз понизили и попытались придумать более мрачные риффы и все такое.

А текст там про что?

Нужно его прочесть, так сходу я вам не скажу. (Смеется). Я написал так много текстов! Если вы выбираете какую-то старую песню и спрашиваете меня про ее текст, а в нашем нынешнем сет-листе этой песни нет, то нужно сначала посмотреть, что я там написал.

Наверное, следующую песню тебе будет вспомнить проще. Это "Respect" (с одноименного диска 1993 года – прим. авт.).


Ну, в тот момент по всей Европе была проблема, которая сейчас приобрела совсем другой оборот. В то время, в 1993-1994 годах, были стычки между черными и белыми. Постоянно возникали проявления расизма, и я счел, что нахожусь в том положении, которое позволяет мне высказаться в музыке и текстах. И я изложил в этой песне все, что думал по этому поводу.

А сейчас ты интересуешься политикой, особенно в свете недавних террористических актов и притока беженцев в Европу? Как ты считаешь, немецкое правительство действует правильно, или же ты бы хотел что-нибудь изменить?

Я считаю, что у любой ситуации две стороны. Одни люди раздувают вокруг этого шумиху и пользуются ей для того, чтобы получить побольше голосов, а другие думают, что надо помогать там, где нужна наша помощь. Нужно проводить грань между террористами и людьми, которые бегут от войны, которые спасаются, чтобы выжить. Среди этих людей всегда будут те, из-за которых ситуация выглядит таким образом, как будто к нам устремляются толпы террористов. Но в целом, мой взгляд такой, что если где-то в мире идет война, и люди бегут от войны и смерти, а в таких странах как Германия и Западная Европа есть место, то нам следует помогать этим людям.

У нас осталась еще одна песня - "A Little Victory".

О! (Довольно смеется). Это особенная вещь! Я и не помню, когда ее слышал в последний раз. Она была написана в тот же период, что и "Respect", и мы находились под определенным влиянием песен Брюса Спрингстина и Bon Jovi. Насколько я помню, в тексте рассказывается история музыканта, который взрослеет и пытается сделать карьеру в музыкальном бизнесе, разочаровывается, становится кумиром и все такое. Это один из моих удачных текстов.

Совершенно согласны с тобой. Кстати, говоря о первых шагах в музыкантом бизнесе: ты поддерживаешь контакт с кем-либо из ранних составов Sinner, например, с Эдгаром Патриком (барабанщик в 1981-1983 гг.) или Фрэнки Миттельбахом (гитарист в 1981-1983 гг.)?

Да. В этом смысле Facebook жизнь гораздо проще. Мы контактируем и читаем посты друг друга. Я на связи со всеми, кто до сих пор жив.

Перед "Tequila Suicide" у вас выходил альбом "Touch Of Sin 2" (2013). По какому принципу ты отбирал для него материал? Это те твои песни 80-х, которые нравятся тебе больше всего?

Да, именно так. На тот момент в Германии - насчет других стран говорить не могу - наши старые альбомы невозможно было купить. Только за очень большие деньги, евро за 100. И я сказал: “Надо что-то с этим делать. Давайте попробуем перезаписать некоторые из тех песен, чтобы они были доступны в новых версиях с новым подходом”. И мы сделали этот альбом.

На него также попали два ранее не издававшихся трека (“Blood On The Sand” и “Heart Of The City”). Они тоже из 80-х?

Нет, это совершенно новые вещи.

А ты не думал включить в этот альбом что-нибудь из совсем ранних альбомов Sinner - "Wild ‘n’ Evil" (1982) или "Fast Decision" (1983)?


Нет, потому что с формальной точки зрения это вообще не альбомы. Это просто демо-записи молодой группы, песни на “Fast Decision” даже не были закончены. После того, как мы подписали контракт с Noise Records, та компания, которой принадлежала студия, выпустила эти альбомы, и мы не могли ничего с этим поделать. Пришлось подавать несколько исков, и в конечном итоге, права на эти альбомы вернулись ко мне. Но фактически это демки молодой группы, они даже не записаны должным образом. Первой настоящей записью Sinner был альбом “Danger Zone” (1984).

А что ты думаешь о том раннем материале с позиций сегодняшнего дня?

У меня смешанные чувства, потому что пришлось из-за них так долго судиться. Куча людей делала на них кучу денег, а группа не получала ничего - это же не правильно. Сейчас я толком и не знаю, что о них думать. Они по-прежнему часть моего прошлого, с них началась моя музыкальная карьера, но после всей этой битвы в судах я получил назад свои права и успокоился. Сейчас я думаю только о будущем.

Сейчас Noise Records снова начали выпускать диски. Вы не обсуждали с ними возможность переиздания оригинального "Touch Of Sin" и других альбомов Sinner, которые выходили на Noise в 80-х?

Сложно сказать. Они издали сборник лучших вещей (“No Place In Heaven – The Very Best Of The Noise Years”, 2016), это вроде как двойной CD, и я имел с ними короткий разговор. Возможно, они переиздадут первые четыре альбома, но по контракту они не должны спрашивать моего разрешения. Они имеют полное право просто взять и издать их. Грустно лишь то, что мастер-пленок больше не существует, они погибли при пожаре или что-то в этом роде. Если бы эти пленки существовали, было бы здорово их перемикшировать.

Некоторые из твоих групп, например, Sinner и Voodoo Circle, подписаны на AFM Records, в то время как другие - Primal Fear и Level 10 - издаются на Frontiers. Какой логикой обусловлено такое разделение? Есть какая-то причина, по которой Sinner подходят для AFM, но не подходят для Frontiers?

Нет, я так не думаю. Это просто бизнес. С творчеством или музыкой это никак не связано, здесь играют роль чисто деловые соображения.

Ты не мог бы прокомментировать ситуацию с вокалистами в Voodoo Circle? Почему ушел Дэвид Ридман, и как новым вокалистом стал Херби Лангханс (Avantasia, Sinbreed)?

У Дэвида были свои личные причины. Он играет в таком количестве групп (Pink Cream 69, Almanac, Tank – прим. авт.), что его ситуация со временем стала совсем уж странной. Думаю, он решил сократить количество групп, в которых он участвует. Возможно, он также был недоволен направлением, в котором хочет двигаться Алекс. Но лучше поговорить об этом с Дэвидом, я могу лишь пересказать то, что я слышал от других, так что могут быть неточности. А что касается Херби, то когда мы выступали в Вакене 2015 года с Rock Meets Classic, Херби было поручено спеть Вакена, который мы исполняли. Он спел дуэтом с одной немецкой певицей, она из группы Beyond The Black, вот так мы и познакомились. Потом он начал работать с Avantasia, но Алекс не терял с ним контакта. Мы провели с ним небольшой тур, чтобы попробовать его в деле, сделали несколько записей и решили, что Херби - идеальный вокалист для нашего нового альбома. И он проделал на нем отличную работу.

Как получилось, что практически полный состав Voodoo Circle стал аккомпанировать Йорну Ланде? Вы и на концертах будете с ним выступать?

Я не думаю, что Йорн в ближайшем будущем вообще планирует давать концерты. А началось все с того, что Алессандро дель Веккио, который, кстати, больше не участвует в Voodoo Circle, захотел поработать с Йорном в качестве продюсера. Он хотел записать с Йорном по-настоящему сильный альбом с правильным настроем, и для этого ему нужды были музыканты, которые смогли бы передать своей игрой этот настрой. Так меня пригласили записать бас. А Франческо Джовино живет в том же городе, что и Алессандро, и участвует на барабанах во всех его студийных проектах. Ну а под конец Алессандро спросил Алекса, не хочет ли он сыграть на гитаре. Поэтому на альбоме Йорна такой состав. На мой взгляд, альбом вышел весьма сильным, мне он нравится.

Да, "Life On Death Road" - отличный альбом. Но на нем Йорн весьма критически высказывается по поводу музыкального бизнеса и его влияния на музыкантов. Ты тоже считаешь, что музыкальный бизнес - это "дорога смерти", усеянная трупами бывших кумиров?

Именно так всегда и было! Сколько я создаю музыку, было только так. Думаю, в 2019 году - сейчас я заглядываю в будущее - в Primal Fear произойдут большие изменения, и мы перейдем на более легкую сторону этого бизнеса. Но это все равно бизнес. Поэтому я и сказал вам, что Йорн, насколько мне известно, не планирует концертов, и это неспроста - главная проблема в том, что он несколько разочарован всей этой деловой фигней. Именно бизнесом, а не музыкой. Но я лично считаю, что музыкальный бизнес не настолько ужасен, чтобы не давать тебе сочинять хорошие песни. Если ты хочешь выжить в этом бизнесе, и тебе нравится играть, нужно найти свой путь через эти джунгли.

А в 80-х или 90-х группам было легче? Ты ведь был в этом бизнесе на всех этапах его существования. На твой взгляд, сейчас действительно все так плохо, а раньше было лучше?


Когда я подписал свой первый контракт с лейблом, был 1984 год, и если почитать его сейчас, то он куда более людоедский, чем контракты, которые заключаются сейчас. По тому контракту за все четыре альбома на Noise и за этот последний сборник музыкантам причитается совершенно смешная сумма. Сейчас у музыкантов контракты куда более гуманные и терпимые.

Как нам кажется, следующий вопрос тебе задают регулярно, но все равно хочется услышать твой совет: когда у тебя одновременно столько проектов, как найти время на все?

Ну, все дело в любви к музыке. Я считаю, что для меня музыка - это настоящий подарок, благодаря этому у меня есть работа, которую я по-настоящему люблю. А если ты по-настоящему любишь свою работу, то ты можешь сделать куда больше дел и сделать их с большей страстью и с большими амбициями, чем те люди, которые работают на чужого дядю, и которым плевать, что они, например, продают. Они просто получают в конце месяца зарплату, но сама работа им совершенно не нравится. А я занимаюсь тем, что по-настоящему люблю, поэтому я могу переделать больше дел. Я работаю по 14 часов в сутки без выходных, и у меня нет с этим никаких проблем, ведь я люблю свою работу.

А ты никогда не устаешь от музыки?

(Пауза). Нет, не могу про себя такого сказать. Бывает, что я устаю от хэви-метала, но тогда я просто слушаю какую-нибудь world music или классику. У меня нет никаких проблем с тем, чтобы переключиться на другое музыкальное направление и почерпнуть оттуда несколько идей.

Ты работаешь с Ральфом Шиперсом уже 20 лет, и, насколько мы понимаем, ни с одним другим музыкантом ты столько времени без перерывов еще не сотрудничал. Что держит вас вместе все эти годы?

(Пауза). Ух... Думаю, нас связывает общая страсть, и это страсть - Primal Fear. У него есть голос, которого больше нет ни у кого, а я сочиняю и продюсирую альбомы, и вместе мы отличная команда. У нас по-прежнему есть отличные идеи, нам по-прежнему есть, что сказать. У нас бывают хорошие дни и плохие дни, мы как семейная пара, не каждый день у нас радуга и цветы. Бывают и дни, посвященные спорам и бизнесу, но после 20 лет совместной работы мы по-прежнему уважаем друг друга и хотим работать друг с другом. Это по-настоящему здорово.

Помимо страсти к Primal Fear, что еще у вас с Ральфом общее, а в чем вы различаетесь?

Ох, вот это совсем сложный вопрос, потому что вне группы у нас уже не так много общих дел. Мы столько времени проводим вместе в туре, что у нас нет потребности вместе тусоваться и ходить в бары, когда мы дома. Но мы, например, любим футбол, мы болеем за одну команду, и мы оба любим музыку. На гастролях нам спокойно и приятно вместе. Мы так хорошо знаем друг друга, я знаю все его ошибки, все недостатки и все достоинства, и наоборот. Как я уже сказал, мы как семейная пара, только без секса. (Общий смех).

Удалось ли тебе воплотить в жизнь все, о чем ты мечтал, когда был подростком? О чем ты мечтаешь сейчас?

В моих подростковых мечтах я был великим футболистом. Я играл за молодежную сборную Германии, но получил очень серьезную травму и не смог продолжать профессиональную карьеру. Тогда я подумал, что возьмусь за гитару - она меня наверняка так сильно не травмирует. (Общий смех). И в возрасте 16 лет я стал страстным рок-музыкантом. В то время моей самой высокой целью было записать свой собственный CD, и я этого добился. (Смеется). Я добился и много большего - я сыграл вместе с несколькими музыкантами из числа величайших рок-легенд, подружился с Элисом Купером, Яном Гилланом, Стивом Люкатером, Джоем Темпестом, Полом Роджерсом, Thin Lizzy, Sweet и кучей других ребят. Мы стали настоящими друзьями, потому что много гастролировали вместе и прониклись уважением друг к другу. Мы рассказывали друг другу истории, тусовались в барах, вместе выступали на сцене. Я даже в самых смелых мечтах не представлял себе, что займу такое комфортное место в музыкальном бизнесе и смогут выступать и гастролировать вместе со всеми этими легендами.

А чего бы ты еще хотел добиться в будущем?

Я строгий реалист. Я собираюсь в очередной тур Rock Meets Classic, и с нами будет Фрэнсис России из Status Quo, так что у меня будет еще один потрясающий момент - я выйду на сцену вместе с ним. Еще с нами будут другие суперзвезды - из Supertramp, Saga, The Hooters, Gotthard, так что получится приятный тур. До тура и после него я буду доделывать новый альбом Primal Fear, и примерно в эти же сроки выйдет новый альбом Voodoo Circle. Так что в начале следующего года меня ждет много хорошего. И вы вспомните мои слова, когда в конце 2018 или начале 2019 года будут объявлены большие новости о Primal Fear. Сейчас я не могу вам ничего рассказать, потому что по контракту мне это строго запрещено, но это будет круто.

Primal Fear выступали в России уже четыре раза, и не кажется ли тебе, что пора привезти к нам Sinner? Да, мы знаем, что Sinner уже играли в Москве, но это было еще в 2009 году…


Мы обсуждали это с промоутером последнего тура, потому что он поклонник Sinner. В следующий раз он хочет привезти две группы сразу, и я сказал: “Да, конечно, можем обсудить ”. Мне будет непросто отпахать два сета за один вечер - с Primal Fear и с Sinner, но если это ради благого дела, то почему нет? Я справлюсь.

Официальная страничка Sinner в Facebook: http://www.facebook.com/SinnerBand

Выражаем благодарность Ирине Ивановой (AFM Records) за организацию интервью и предоставленные фотографии

Интервью - Роман Патрашов, Наталья “Snakeheart” Патрашов
Перевод с английского - Роман Патрашов
6 ноября 2017 г.
© HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2017 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^

eXTReMe Tracker