В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Sick Man

Sick Man
Мне кажется, я уже прожил несколько жизней

24.12.2017

Архив интервью | English version

Все хорошо, что хорошо кончается. И хотя сотрудничество между легендарной немецкой аггро-EBM группой Funker Vogt и вокалистом Сашей Корном продлилось недолго и вылилось в большой скандал, оно привлекло к Саше массу внимания. И вот вам результат - дебютный сингл его новой группы сходу попадает в Топ-20 немецких альтернативных чартов. Sick Man - проект, не имеющий ничего общего с политикой, но все равно агрессивный и жесткий. С ним вокалист, у которого за плечами достаточно длительная сольная карьера, берет новый старт. В чем его, кстати, поддерживает новый лейбл – релиз дебютного полноформатника под названием “Sick Men” состоялся на российском лейбле Soyuz Music. Мы пообщались с Сашей, чтобы узнать побольше о его нынешнем коллективе, а также немного заглянуть под маску, которая перепугала до чертиков такое количество немецкого народа.

Название твоей новой группы вызывает однозначные ассоциации с твоим недолгим пребыванием в Funker Vogt. С учетом того, какое количество негатива вызвало это сотрудничество, почему ты решил использовать именно это название?


Тогда, опубликовав первые треки и EP, мы получили колоссальное количество сообщений от фэнов. И они до сих пор приходят. Так что, на самом деле, особых вопросов о том, стоит ли продолжать работу под этим именем, не возникало. Словосочетание Sick Man уже получило известность благодаря этому сотрудничеству (именно так назывался единственный EP Funker Vogt с Сашей - прим. авт.), и большая часть полученных нами откликов была позитивной. Так что мы решили, что незачем начинать под новым названием, когда у нас уже есть хорошая репутация.

Насколько я понимаю, первый сингл твоей новой группы - это тот же самый “Sick Man”, который Funker Vogt выпустили в 2014 году. Насколько по нему можно судить о грядущем полноформатнике? Геррит Томас и Рене Дорнбуш приняли в нем какое-либо участие?

Да, это та же самая песня. Мы сделали несколько ее новых миксов для сингла и EP. Название группы взято из песни Funker Vogt "Sick Man", так что ее роль в истории группы очень важна, а посему я не представляю себе альбом без нее. Это было очевидно с самого начала. К тому же, нужно было сделать так, чтобы эта песня снова была доступна по всему миру, ведь в свое время ее пришлось отовсюду удалить. Люди снова и снова спрашивали о ней. Мы получаем кучу писем от фэнов из Америки, Северной и Центральной.

На мой взгляд, эта песня отлично характеризует остальной материал альбома. Поэтому-то я взял небольшую паузу перед запуском проекта Sick Man. Я хотел работать с продюсерами и музыкантами, которые выдают тот самый характерный аггро-EBM-саунд с мрачными мелодиями. Именно он меня всегда привлекал с того момента, как мы начали делать такую музыку. А Геррит и Рене - нет, они никак не участвовали.

Ты не мог бы сказать несколько слов о твоих новых коллегах - Гвидо Шаде (ex-Subway To Sally) и Роберте Тута (Agressiva 69)? Почему именно эти два музыканта вошли в состав группы?

Во-первых, я хочу работать с друзьями, а не с сессионными музыкантами или кем-то типа того. Я сам был сессионным гитаристом, работающим в студиях, и я знаю разницу между игрой с профессионалами-сессионщиками и игрой с друзьями. И я знаю от других знакомых групп, что это такое - гастролировать и играть вместе годами. Гвидо и Роберт - мои давние друзья. Мне уже доводилось играть в группах и с тем, и с другим, и я знаю, каково быть с ними на гастролях, на сцене, с похмелья. (Смеется). Когда я несколько лет жил в Польше, Роберт был моим соседом. Мы жили в центре города Лодзь и летом устраивали барбекю на крыше нашего многоквартирного дома - ну, сам знаешь. У нас много общих интересов - не только музыка. Это идеальный состав, потому что мы вместе прошли уже долгий путь. Все мы очень счастливы, и когда мы встречаемся, это ощущается и как одна семья, и как тусовка одновременно. Класс!

Почему на промо-фотографиях у Гвидо и Роберта на лицах маски? Стоит ли за этим какая-то концепция?

Ну, во время фотосессии Funker Vogt маска была на мне. Это было частью концепции представления нового вокалиста публике - мы не хотели, чтобы народ принялся обсуждать, как он выглядит, что делал раньше и так далее. Мы хотели, чтобы они сначала послушали музыку, и не стали им ничего показывать - дали только голос. Во время фотосессии с Sick Man мы подумали, а почему бы не развить тему, но в слегка юмористическом кличе. Мы веселые люди, знаешь ли. Я с открытым лицом и остальные в масках - это полная противоположность того, чтобы делали во время фотосессии Funker Vogt.

Ты планируешь живые выступления с Sick Man? Если да, то с каким сет-листом?

Да, мы твердо намерены играть живьем. Мы уже начинаем репетировать. Конечно, мы играем песни с нашего дебютного альбома, мы хотим его раскручивать. Но мы уже начали работать над демо-версиями новых песен для следующего альбома. Мне потребовалось три года, чтобы выбрать, каким путем я хочу пойти и с кем, да и когда я собрал новую группу, мы не торопились. Зато теперь мы можем постепенно вводить новый материал в концертный сет и посмотреть, как он работает, возможно, поменять кое-какие детали. Но главную часть сета составит материал с альбома.

Оглядываясь назад, как ты сейчас видишь свое сотрудничество с Funker Vogt? Если бы у тебя была возможность, ты бы что-нибудь сделал по-другому?

Для меня это было очень интересное время и новый опыт. Я бы не стал менять ничего.

Что ты думаешь по поводу нового альбома Funker Vogt “Code Of Conduct”? Насколько он отличается о того, как ты представлял дальнейший ход развития группы?

Я не послушал его целиком. Но то, что я слышал, весьма круто. Они снова на правильном пути. Могу сказать, что Геррит этого заслужил, и я за них счастлив!

Ты родился и вырос в Восточной Германии, где достать музыку с Запада, насколько я понимаю, было не особенно просто. Что из музыки первым произвело на тебя сильное впечатление в детстве? Какой артист или группа вызвали у тебя желание самому стать музыкантом?

Моим первым впечатлением от западной музыки был "Highway To Hell" AC/DC в издании лейбла Amiga. После этого я сразу же переключился с пианино на гитаре. Помимо этого альбома, мой дед и отец были музыкантами, так что я участвовал в музыкальных делах с самого раннего возраста. Мы с папой ходили на концерты Pankow и Phudys (были такие рок-группы в Восточном Берлине), и мой отец работал на музыкальной сцене ГДР. Когда мне было 12 лет, он взял меня на мой первый метал-концерт - Babylon. Это забавно, потому что за барабанами в Babylon в тот вечер играл Гвидо Шаде, барабанщик Sick Man - я, правда, узнал об этом лишь десятилетия спустя. (Смеется). Сейчас я должен признать, что музыкальная сцена ГДР была совсем не так плоха, как ее репутация. Мы-то все хотели слушать "оригиналы" с запада. Но оглядываясь назад, я нахожу, что многие рок-группы ГДР обладали большей индивидуальностью, чем многие нынешние группы. Во-первых, они пели не по-английски, а по-немецки. И тексты у них были отличные. Но тогда все мы хотели слушать западную музыку - AC/DC, Stones, Depeche Mode и т.д.

Почти ничего не известно о твоей музыкальной деятельности до того, как ты поехал учиться музыке в Лос-Анджелес. Ты тогда пел или играл в каких-нибудь группах* Как учеба в США поменяла твой взгляд на мир и восприятие музыки?

Она поменяла все. Потому что я получил отличное образование. Я джемовал с таким количеством отличных музыкантов! Руководителем моего курса по гитаре был Фрэнк Гамбале. Я джемовал с Майком Стерном, который много лет играл с Майлзом Дэвисом, Скоттом Хендерсоном, Чиком Кореа и другими супезвездами джазовой и фьюжн-сцены. Как и Фрэнк. Я никогда не забуду, как Фрэнк играл соло из "Got A Match?" (классический номер Чика Кореа - прим. авт.). Это просто фантастика! Так что ты можешь себе представить, что играть с такими асами было божественно. Моим преподавателем по музыкальному бизнесу был Кенни Кернер, продюсер ранних записей Kiss. К сожалению, в прошлом году он умер. Я столько всего узнал у этих ребят, но я понял, что не хочу следовать по джазовому пути.

Когда я вернулся в Берлин, я стал участвовать на сессионной основе в студийных записях разных поп-проектов. Некоторые из них занимали неплохие места в чартах и даже получали "золото", что для Германии означает довольно крутые тиражи. Но играя по найму, ты не имеешь доли в поступлениях от продаж. Так что через несколько лет я бросил это занятие, потому что оно совершенно не приносило денег. Берлин - это не то место, где хорошо быть сессионным музыкантом. Если бы я хотел в этом преуспеть, мне следовало бы остаться в Лос-Анджелесе, как некоторые из моих одноклассников. Но это меня никогда не интересовало.

На протяжении нескольких лет у тебя был собственный лейбл East International Music. Какие впечатления остались у тебя от руководства лейблом. Как ты считаешь, он был успешным?

У нас были как хорошие, так и плохие времена. Я вообще основал лейбл случайно. Мой старый друг и бывший деловой партнер Джо Браманте был американским музыкальным менеджером. И мы с ним лицензировали диски многих артистов, в основном, американских, для Восточной Европы. У нас был ряд очень популярных артистов, таких как Эминем. Затем я представлял интересы довольно крупного каталога издательских прав, который включал Limp Bizkit, Massive Attack, Scorpions и т.д. Мы были консультантами и менеджерами Теренса Трента Д'Арби, и наш офис находился в горах недалеко от Милана (Италия), почти на границе со Швейцарией. Так что можешь себе представить, что это было крутое время. Альбом Теренса Трента Д'Арби вышел на East International Music, конторы, которую я основал в Польше. Было весело.

Затем бизнес очень резко поменялся, и продажи упали практически до нуля. Одновременно у меня был в работе контракт с Universal Music Germany, но нам никак не удавалось сформулировать его так, чтобы обе стороны остались довольны. Возможно, я слишком много времени провел за пределами Германии и слишком многое повидал. Я никак не мог вписаться в их маленький мир. Но именно тогда для меня настало время начать играть свою музыку и писать свои тексты. Конечно, то время, которое я провел в качестве бизнесмена, помогло мне отойти от джаза и того “университетского“ подхода к игре на гитаре и сочинению музыки, если ты понимаешь, о чем я. И это также помогло мне понять “противоположную” сторону. А ведь многие музыканты видят только себя.

Однажды мой партнер Джо был арестован за торговлю оружием и получил тюремный срок 12 дней. Так что через некоторое время наша компания всплыла кверху брюхом. Он умер два года назад в совсем молодом возрасте. Я лишился отличного друга, и те фантастические времена навсегда закончились. Мне нравятся воспоминания, но когда ты видишь, как твои друзья умирают, это грустно. Иногда мне кажется, что я уже прожил несколько жизней. (Смеется).

Как родилось твое сотрудничество с российским футбольным клубом "Локомотив-Москва"? Ты увлекаешься футболом? Если да, то за какую команду болеешь?

Это случилось благодаря марке одежды, которая поддерживала "Локомотив". "Локомотив" был чемпионом России в 2002 году, насколько я помню, и вскоре после этого мы начали сотрудничать. Мы играли на мероприятиях, которые организовывала эта марка одежды, и через них установился наш контакт. Там работали милые люди. Сам я не большой поклонник футбола. Я - боксер-любитель, так что предпочитаю бокс и другие боевые искусства. У вас в России есть отличные боксеры и отличная школа подготовки. Сначала они долго пребывают в статусе любителей, а потом уходят в профессиональный бокс. Еще мне нравится самбо, боевое искусство советской армии. Я бы хотел побольше о нем узнать.

Ты не мог бы поделиться впечатлениями от гастролей по России в 2005 году? Тебе понравились наша страна и публика? Кстати, ты не планируешь снова приехать в Россию - с гастролями или с частным визитом?

Это было замечательно. Такая энергичная публика! Совершенно замечательно. А вернуться мы готовы в любой момент! Нужны только предложения, которые был нам понравились. Нам бы хотелось сыграть на каких-нибудь российских фестивалях. Говорят, они весьма хороши…

Если оглянуться назад на всю твою карьеру, есть ли альбом или песня, которыми ты гордишься больше всего? И какую из своих записей ты бы порекомендовал тем, кто еще не открыл для себя твою музыку?

Мне очень нравится "Funkenflug" (2013). "Feuer" – и песня, и альбом (2016). "Der Ganze Hass", которую мы записали живьем в студии Hansa. Мы пригласили 50 фэнов в большую студию, где Depeche Mode и U2 запмисали некоторые из величайших песен. Мы записали там большинство песен для альбома "Feuer" и дали концерт в последний день записи. Это было великолепно и незабываемо.

Что тебе сейчас нравится слушать? Ты по-преженему выискиваешь новые интересные группы или предпочитаешь концентрироваться на старой классике, которую любишь уже многие годы?

Всего понемногу. И классику слушаю, и новые песни. А потом у меня бывают «фазы» - пару недель я активно слушаю Slayer, а потом пару недель The Cure и так далее. Я коллекционирую винил, так что некоторые пластинки я слушаю десятилетиями.

Твое сотрудничество с Funker Vogt показало, что многие люди в Германии готовы осудить любую твою запись, даже не послушав ее. Ты намерен как-то бороться с такой репутацией? Или ты ее просто игнорируешь?


Я предпочитаю ее игнорировать. Ситуация в Германии весьма удручает. Но я могу сказать, что она понемногу начинает меняться. Самое забавное, что все эти бури дерьма поднимает лишь несколько НГО и личностей, которые контролируются правительством. Поскольку СМИ стоят на их стороне, кажется, что их поддерживает большинство. Но в реальности это совсем не так, могу тебя заверить.

Ты считаешь себя счастливым человеком? Что из происходящего в музыке и в жизни в целом делает тебя счастливым или, наоборот, печалит?

Я определенно счастливый человек! Мне очень нравится путешествовать и встречаться с друзьями из Великобритании, Польши, России. Меня печалит, что правительство моей страны участвует в этих глупых санкциях против России. Россия и Германия всегда находили общий язык, когда никто нас не разделял, и когда наши страны были партнерами. Мне грустно оттого, что политики действуют контрпродуктивно. Кстати, это одна из причин, почему мы хотели работать с Soyuz Music – лейблом из России. Но опять-таки, счастливый человек и оптимист во мне надеется на то, что ситуация скоро нормализуется. Я очень на это надеюсь.

Большое спасибо за интервью! Не мог бы ты добавить  на прощанье несколько слов для российской публики?

Ну, надеюсь, российской публике понравится моя музыка, и еще больше надеюсь снова увидеться с ней на концертах!

P.S. Наша редакция прекрасно осведомлена о том, что имя герра Корна правильно читается как "Зача". Но мы решили использовать более привычный для русского уха вариант, уже, как нам кажется, устоявшийся применительно к вокалисту в отечественной прессе.

Официальный сайт Sick Man: http://www.sachakorn.de

Выражаем благодарность Максиму Былкину (Soyuz Music) за организацию интервью и предоставленные фотографии

Роман Патрашов
8 декабря 2017 г.
(c) HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2017 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^

eXTReMe Tracker