В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Bloodbound

Bloodbound
Драконы – это навсегда

18.07.2017

Архив интервью | English version

На шести своих предыдущих альбомах Bloodbound зарекомендовали себя как мастера высококачественного хэви-метала, с которым их тепло принимают как на фестивалях (чему мы сами были свидетелями), так и на сольных концертах по всей Европе. Однако их последний релиз “War Of Dragons” принес неожиданные перемены в саунде Bloodbound – шведы взялись экспериментировать с куда более широким кругом влияний. И хотя материал получился очень цепляющим, слышать его от адептов тотально трушного хэви несколько неожиданно. За творчеством группы мы следим уже давно, но шанс сделать интервью все как-то не подворачивался, поэтому сейчас мы решили, что самое время выспросить обо всем происходящем в коллективе напрямую у вокалиста Патрика Селлебю.

 “War Of Dragons” вышел два месяца назад, и уже можно подводить какие-то итоги. Как его приняли пресса и фэны? Альбом как-нибудь изменил статус Bloodbound на металлической сцене?


Его приняли очень хорошо – и журналы, и фэны. Насколько я знаю, это наш самый успешный альбом на сегодняшний день. Он попал в чарты Германии, Швейцарии и Швеции, так что жаловаться не на что.

В музыкальном плане вы здесь играете неожиданно разнообразно. Откуда вы черпали вдохновение?

Хороший вопрос! (Смеется). Я и сам не знаю. Вдохновение приходит отовсюду – от групп, которые тебе нравятся, от групп, на которых ты вырос, из жизненного опыта. Мы просто стараемся сочинить самые лучшие песни, какие только можем.

У тебя есть личные фавориты в трек-листе? Были ли какие-то песни, которые дались тебе особенно трудно?

Я бы не сказал, что что-то далось трудно. А хороших песен на этом альбоме много – он разнообразный по музыке, но очень стабильный в плане качества, такого у нас еще никогда не было. Среди моих любимых песен – заглавный трек, “Silver Wings”, “King Of Swords”… А “Fallen Heroes” – очень личная для меня песня, я написал ее о моем умершем отце. Еще мне нравится “Dragons Are Forever”. У меня еще никогда не было столько фаворитов на одном альбоме.

На промо-фотографиях и в буклете альбома ты предстаешь с новым гримом на лице. Что он должен значить?

Все началось с того, что мы обсуждали, как сделать наш имидж еще убедительнее. Мы не из тех групп, кому на сцене достаточно джинсов и футболок, нам нужен более яркий имидж. С первого альбома нашим талисманом был Носферату, и мы просто взяли эту концепцию и реализовали на мне – так появились рога и грим. А на “War Of Dragons” у меня на лице грим дракона. В видеоклипе “Battle In The Sky” я снимаю с себя кожу, и под ней обнаруживается драконье лицо. Эта фишка была придумана сугубо для этого альбома, я куда больше привык к рогам и имиджу Носферату, но, думаю, у драконов тоже были рога, так что все сложилось идеально.

Что случилось с вашим барабанщиком Пелле Окерлиндом? Почему он ушел после записи альбома? Ведь он играл в группе 10 лет…

Все дело в музыке и видении саунда группы – мы с ним расходились по этому поводу. Я знаю, что многие группы ссылаются на «музыкальные разногласия» в таких ситуациях, но в нашем случае дело действительно было в этом. Мы достигли точки, в которой не могли работать вместе. Мне он по-человечески очень нравится, мы остались друзьями, просто мы больше не работаем над музыкой вместе, потому что нам хотелось другого саунда.

И что теперь будет с местом барабанщика – будете привлекать сессионных музыкантов или собираетесь искать кого-то «на полную ставку»?


Конечно, мы попробуем найти постоянного барабанщика. Но летом нам  предстоят фестивали, и для них мы привлечем временных музыкантов. А дальше посмотрим. Наша цель – найти постоянного человека, конечно же.

В последнем туре с вами также играл сессионный гитарист – Тоббе Энглунд, экс-участник Sabaton. Как он к вам попал? Он будет дальше выступать с Bloodbound?

Нет, этот альянс был временным, только на тот тур. Тоббе со своей группой были заявлены к нам на разогрев, а тут оказалось, что Хенрик (Олссон), наш гитарист, с нами не поедет, потому что ему надо работать. Ясное дело, мы обратились к Тоббе, ведь он уже был в числе участников тура. Он не отказался, и все прошло отлично. Не нужно было искать кого-то стороны и выделять ему место в гастрольном автобусе – Тоббе в любом случае ездил бы с нами. Он проделал отличную работу, но мы привлекали его только для данного конкретного тура.

В продолжение темы Sabaton – в последние годы они стали колоссально популярны по всей Европе. Почему, как ты считаешь, эта слава досталась Sabaton, а не Bloodbound? На наш взгляд, вы этого большое заслуживаете.

Я считаю, что они очень много работали с первого дня. Они играли везде, где только возможно, и постепенно площадки становились все больше и больше. А Bloodbound не могут столько гастролировать, у нас есть постоянные работы, а у троих музыкантов есть маленькие дети. Из-за этого мы не можем работать  столько же, сколько они. В этом все Вот в чем главная причина, на мой взгляд. И я считаю, что их слава досталась им совершенно заслуженно.

Нам довелось видеть Bloodbound живьем дважды - на фестивале “Sweden Rock” в 2013 году и на чешском “Masters Of Rock” в 2015-м. Какое из этих шоу тебе понравилось больше? Или, может, в истории Bloodbound были какие-то концерты, которые запомнились тебе особенно ярко?


На мой взгляд, на “Masters Of Rock” всегда очень здорово. Вообще Чехия – одна из лучших стран, где нам доводилось выступать, потому что у нас там много фэнов. Но на “Sweden Rock” тоже было очень хорошо; помню, там еще жара адская стояла. (Смеется). Но “Masters of Rock” вне конкуренции – там совершенно безбашенная публика.

Как ты поддерживаешь голос в форме на гастролях? Многие вокалисты говорят, что им приходится во многом себя ограничивать – разговаривать поменьше, много не пить. Как у тебя с этим дела?

Кончено, я много не пью, могу лишь несколько банок пива выпить после шоу. Но я вообще много не пью, потому что на утро у меня будет похмелье, а с ним невозможно петь. А говорю я как обычно, не больше и не меньше. Я просто стараюсь делать упражнения, чтобы разогреть голос, это всегда полезно, когда у тебя много концертов с интервалом в пару дней. Обычно если я не простуживаюсь, мой голос становится только сильнее после каждого концерта в туре.

Кстати, как ты обнаружил в себе способности к пению? Кто повлиял на твой стиль вокала?

На самом деле, сначала я считал себя гитаристом. В группе, которая у меня тогда была, я просто играл на гитаре, но у нас не было вокалиста, и однажды на репетиции я схватил микрофон – вроде мы тогда играли Iron Maiden или что-то в этом духе – и начал петь. Остальные ребята сказали: “Ну, можно слушать!” (Дружный смех). Я был отнюдь не блестящим певцом, но кое-какой потенциал они во мне услышали и предложили петь и дальше. Я сказал: “Хорошо, буду петь, пока мы не найдем настоящего вокалиста”. Со временем я прогрессировал, и наступил момент, когда петь у меня стало получаться лучше, чем играть на гитаре – тогда-то я и задумался: “Ого, а я теперь певец!” (Смеется).  На самом деле, только когда мне позвонили из Bloodbound и пригласили в группу, я стал считать себя певцом. Ну а после этого я отказался от гитары и стал просто петь. Как видите, это происходило постепенно.

Что же касается влияний, то я вырос на Iron Maiden, Helloween, Judas Priest и т.д. Еще мне очень нравились Egduy, когда они появились, да и до сих пор нравятся. Равно как и Avantasia. Я вообще очень люблю пауэр-метал.

К тому моменту, когда тебя пригласили в Bloodbound, ты уже записал два альбома с Dawn of Silence. Что заставило тебя принять предложение Bloodbound и покинуть собственную группу?

На самом деле, какое-то время у меня было две группы. Когда я присоединился к Bloodbound, я еще оставался в Dawn Of Silence. Но затем дела в Dawn Of Silence практически встали, мы начали отдаляться друг от друга... Мы долгое время до этого были друзьями, но тут начали расходиться в разных направлениях - и в музыкальном плане, и в личном. Мы подумали: “Окей, может быть, нам не стоит продолжать?”, и все с этим согласились.

Ты не мог бы немного рассказать про группу Shadowquest? Как она возникла? Будет ли у нее когда-нибудь второй альбом?

На самом деле, все начал Ронни Мильянович (барабаны). Он ушел из своей предыдущей группы Saint Deamon и начал сочинять музыку самостоятельно. Однажды он пригласил меня в свой новый проект, потому что он слышал, что я не слишком занят с Bloodbound, да и жили мы не так далеко друг от друга - всего час езды на машине. Потом я от него долго ничего не слышал и уже решил, что из этого ничего не выйдет. Но он вдруг позвонил и сказал: “Окей, пришло время записываться". Он сказал, что на басу у него играет Яри Кайнулайнен (ex-Stratovarius), на клавишных - Каспар (Далквист, ex-Dionysus), а на гитаре - Рагнар (Видерберг, Witchraft, Witherscape). Мы начали записывать альбом, и все вышло превосходно, а потом мы дали несколько концертов и сейчас уже записываем второй альбом. Поначалу мы думали, что это будет чисто студийный проект, но мы так хорошо поладили и подружились, что сейчас это настоящая группа.

Как ты оказался среди участников записи альбома Angra "Secret Garden” (2015)?

Ах, ну да, я записал там бэк-вокал в нескольких песнях. Все благодаря тому, что они записывались с продюсером Йенсом Богреном, а мы с ним живем в одном городе. Они спросили у него, не знает ли он кого-нибудь, кто бы мог спеть бэк-вокал, и он позвонил мне. Я просто пришел в студию и попел пару часов.

Возвращаясь к Bloodbound – ты не мог бы рассказать о вашем сотрудничестве с компанией Bahco, которая производит профессиональный ручной строительный инструмент ?

А, Bahco! Это все придумал босс Bahco, он большой поклонник Bloodbound, и он очень хотел как-нибудь поддержать группу. Мы попытались что-нибудь придумать, и в последнем туре у нас была гитара, сделанная по индивидуальному заказу, которая выглядит как один из инструментов Bahco. Томас (Олссон) играл на ней в нескольких песнях - это можно увидеть на концертных фотографиях из этого тура.

Нам очень нравится обложка вашего альбома “In The Name Of Metal” (2012), та, где парень с ирокезом и огромный магнитофон. Кто ее придумал, и какое послание группа в нее закладывала?

Идею придумали Томас и Фредрик (Берг, клавишные). Думаю, они просто хотели сделать что-нибудь непохожее на других и привлекающее взгляд, когда ты стоишь в музыкальном магазине и смотришь на полки с дисками. Ирокез у этого парня вызывает ассоциации с панком, но, на самом деле, металла в обложке куда больше. В этом и была задумка, ведь сам альбом - это дань уважения металлу 80-х, на котором все мы выросли.

Метал-музыканты, которые поют про драконов, обычно также любят книги и фильмы в жанре фэнтези. В вашем случае это также справедливо?

Лично мне фэнтези очень нравится, я читаю фэнтезийные книги и смотрю фильмы. Большинство текстов сочиняет Томас, и его в значительной степени вдохновляет “Игра престолов”, которую он обожает. Мне тоже нравится и сериал, и книга - реально хорошие веши. Не всем в группе они нравятся, но кое-кому - да.

А какую музыку ты предпочитаешь слушать дома?

Сейчас я редко слушаю музыку, но если слушаю, то это обычно группы, которые я называл раньше в качестве своих вдохновителей – Edguy, Avantasia, Helloween, иногда Iron Maiden, Judas Priest. Иногда я слушаю и новые группы, чтобы заценить их.

Швеция - комфортная страна для метал-музыкантов? Мы знаем, что у вас отличные фестивали, так что фэнам живется неплохо, но как насчет тех, кто сам играет в группе?

Думаю, у нас в Швеции полно хороших групп, но, как мне кажется, любой нашей группе проще выступать за рубежом. Металлическая сцена здесь достаточно большая, но у нас не так много хороших место для выступлений, если сравнивать, например, с Германией. Также, я думаю, у большинства шведских групп большая часть аудитории находится в Германии и других европейских странах.

Хэви-метал - таким, каким вы его исполняете - существует уже несколько десятилетий. Как ты думаешь, будет ли он существовать еще 20 или 30 лет?

Я уверен, что хэви-метал будет всегда. Но я слышал разговоры о том, что на всех крупных фестивалях хэдлайнеры - это старые группы, такие как Iron Maiden или AC/DC, и что же будет, когда эти группы уйдут со сцены, станут ли какие-то более молодые группы такими же популярными, как они? Я не знаю, но надеюсь на это. Посмотреите на Sabaton - они выросли в реально большую группу, правда, таких только одна на миллион. Но я все же надеюсь, что металлическая музыка останется с нами надолго.

А ты сам выделил бы кого-нибудь из молодых групп? То есть, из тех, кто моложе, чем Bloodbound…

Хм, пожалуй, нет. Я считаю, что на свете масса хороших музыкантов, но очень мало групп, которые сочиняют реально хорошие песни. С техникой у многих все в порядке, но песен, которые бы поражали меня в сердце, почти нет. По крайней мере, сходу ни одной такой группы ни назову.

В завершение разговора не можем не задать банальный вопрос: есть ли у нас шансы увидеть Bloodbound живьем в России?


Надеюсь, у нас когда-нибудь получится приехать и сыграть в России. Пока нас никто не приглашал, но, надеюсь, однажды это случится. Надеюсь, нашим фэнам в России понравится наш новый альбом, скоро увидимся!

Официальный сайт Bloodbound: http://www.bloodbound.se/

Выражаем благодарность Ирине Ивановой (AFM Records) за организацию этого интервью

Интервью - Роман Патрашов, Наталья “Snakeheart” Патрашова
Перевод с английского - Роман Патрашов
Промо-фотографии предоставлены AFM Records, концертные фото - Наталья "Snakeheart" Патрашова
28 апреля 2017 г.
© HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2017 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^

eXTReMe Tracker