В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Dominia

Dominia
Мы честны с музыкой

20.05.2017

Архив интервью

Жить в Петербурге и не знать группу Dominia невозможно. Мое знакомство с ними началось, когда артисты выступали на разогреве у Apocalyptica в далеком 2009 году. Коллектив мне очень запомнился. И название какое, Do-mi-ni-a! Как имя спустившейся с Олимпа богини. Спустя несколько лет я пришла на интервью с музыкантами. Основным поводом для встречи был выпуск альбома “Stabat Mater”, но участники коллектива далеки от формальностей, поэтому откровенно рассказали о главных принципах, которым следуют в творчестве, недостатках современной музыкальной индустрии, источниках вдохновения для новых песен.
Солидные и горделивые на сцене, участники Dominia в жизни выглядят так, что невнимательный прохожий даже и не обернется, увидав их на улице. Но, в любом случае, звездой быть непросто. Наша встреча начинается с того, что мы с фотографом сидим по углам и ждем, когда музыканты перестанут с доброй долей нецензурщины переругиваться, решая, каким должно быть видеоприглашение на предстоящие концерты в поддержку нового альбома в Твери, Туле и Москве. «Да так не говорят!» – «Ну, вот зачем это? Кто приглашение в микрофон произносит?» – «Да убери ты микрофон, его в кадре будет видно!» – «Да мне по барабану, что мы там скажем!» – «Ой, только не включай, что там получилось, я не хочу свой голос слышать!» – «Ну, вы не просто стойте в кадре, вы как-то кивайте, участвуйте тоже!» Без мук нет художника. Видеоприглашение готово.
“Stabat Mater” – три года кропотливой работы превратились в восемь доведенных до совершенства звучания треков. Истории о трагической любви, дьявольском искушении, скорбной молитве нерожденной жизни, грехе в обличии святости, божественном всепрощении грешников, военных подвигах, попытках утопить боль в забвении и далекой планете Kepler 452, которую астрономы назвали близнецом Земли. Рыдающая скрипка, рычащий вокал, интересные стихи и многое, многое другое под лаконичной обложкой с горящим крестом, символом веры, и чьей-то гнусной рукой, которая то ли тянется к светлому кресту, то ли жаждет его осквернить.
Гитарист Денис Сухарев объясняет, что ему нужно к врачу срочно, вот именно сейчас, потому что он ходячая бацилла. Но модный приговор от Дениса я все же успеваю получить. Его кепка на сцене, объяснил музыкант, очень даже сочетается с музыкой Dominia. В шапке отыграть концерт тяжело, потому что жарко, а модная прическа под ноль не всегда хорошо смотрится на фото и видео с выступлений, если не продумать заранее вопрос головного убора. Денис убегает, уже безнадежно опаздывая к врачу, но веря в лучшее.
С нами остаются фронтмены коллектива Антон Роса и Каспер (Дмитрий Ришко), плюс «свежая кровь» – барабанщик Павел Мосин и гитарист Антон Рыжев. Вы наверняка замечали, что Антон Роса и Каспер постоянно называют друг друга братьями. Более того, их родители считают Антона и Каспера братьями, а не друзьями. Общая музыкальная судьба объединяет, к тому же, сами артисты заглянули в календарь майя, документ поинтереснее, чем свидетельство о рождении. Календарь говорит, что они волшебные братья, а их союз должен дать интересные творческие плоды. Кто бы сомневался! Антон Роса и Каспер братья настолько, что в разговоре заканчивают друг за друга фразы и продолжают мысли друг друга.

Какие у вас впечатления от презентации альбома в Петербурге?


Антон Рыжев: Хорошие впечатления.
Павел Мосин: Голова немного поболела и шея.
Каспер: Мы остались довольны, хотя, конечно, переживали, как все это выйдет.

Антон Роса: Перед этим в Москве у нас было выступление с «Курском», было много народу, Москва принимала нас прямо суперистически. В Питере на концерте было примерно столько же людей, но публика немного более сдержанная. Редко бывает, когда ты очень доволен концертом, но это выступление оставило приятные впечатления. Единственное что, хотелось бы больше отдачи от публики.

Собираетесь ли вы менять программу к московской презентации альбома (она состоится 21 мая в клубе "Glastonberry" – прим. ред.)?

Антон Роса: Нет, ничего менять не будем, у нас готовая программа. В Москве, скорее всего, столько же по времени будем играть, как в Питере. А вот в Твери и в Туле, думаю, что поменьше, все-таки.

Каспер:
Мы решили расширять географию, так как никуда не выбирались, кроме той же самой Финляндии. Сейчас приходится знакомить публику с нашим творчеством. Имя команды было на слуху у большой аудитории, это связано еще с Королем и Шутом, люди знают, кто такая Dominia, но они ни разу не сталкивались с нами. Нам в плане программы придется в Твери и Туле больше каких-то хитовых старых композиций использовать. А Москва получит по полной программе. Мы сейчас в хорошей форме, отлично себя чувствуем. Возвращаясь к вопросу о том, меняется ли что-то. Меняется только органика. Нам нравится играть в том виде, в котором это сейчас происходит. Когда брат взял бас в руки, вернулось ощущение того, как мы это делали в самом начале двухтысячных.

Антон Роса:
Когда нас очень сильно вдохновляло что угодно. Здорово, когда у тебя есть такие ощущения, чувствуешь себя так, словно ты на начальном уровне, это еще больше мотивирует творить. Вот мне надо учиться, привыкать, я занимаюсь, больше думаю о том, чтобы в творчестве классно все сделать, чтобы все органично и легче играть, чтобы организм работал, как компьютер. Поэтому приходится тренироваться, и хорошо, когда есть стимул к тренировкам.

Антон, когда вам пришлось взяться за бас в группе полгода назад, вам пришлось учиться играть?

Антон Роса: Нет, мне пришлось, так скажем, выгрываться в песни. Я практически все эти партии сам сочинял, но я был в Dominia именно вокалистом последние лет 10-15, а тут пришлось взять инструмент, заново все вспоминать. Одно дело - когда ты сочиняешь партии, записал, а на следующий день ты их уже не помнишь. А тут ты разучиваешь партии, сыгрываешься с группой. Это более сложный момент, особенно когда ты еще и поешь одновременно.

Когда вы поете, вы же в этом полностью. Как у вас теперь получается совмещать это с игрой на бас-гитаре?

Антон Роса: Не знаю, Касперу, наоборот, кажется, что я больше в ноты попадаю с басом. Но когда я без баса пою, у меня больше какие-то актерские особенности включаются, не вокальные, а именно то, что касается подачи. С басом плюсы для меня налицо, потому что когда на концерте ты просто поешь, в момент, когда ты не поешь, зачастую просто теряешься из-за того, что тебе нечем заняться, приходится придумывать, как себя вести. А когда у тебя бас в руках, об этом думать не нужно, потому что тебе есть чем заняться.

Каспер: Когда автор играет свои партии, он чувствует их лучше, чем это мог бы сделать любой другой музыкант.

Бывало, что вы, будучи уже опытными музыкантами, решали освоить новый инструмент?

Каспер: Мы постоянно чему-то учимся. Инструмент – это не только музыкальный инструмент, который у тебя в руках, это звук, продюсирование, аранжировка. Мы все время что-то совершенствуем. Брат сейчас много занимается вопросами сведения. Весь опыт, полученный нами и на европейских студиях, и с нашими известными рок-деятелями, аккумулируется. Вкупе со знаниями, которые брат получает как специалист, нам удается самим делать вещи, которые раньше мы не могли объяснить даже самым именитым продюсерам. Только повысив собственную квалификацию, мы смогли воплотить свои идеи.

То есть, чтобы получилось, как надо, нужно научиться самому и сделать самому?

Каспер: По большому счету, да. Поговорка «хочешь сделать хорошо – сделай сам» и нас касается.
Антон Роса: Я поставил себе цель стать звукорежиссером и, может быть, впоследствии, продюсером. Хорошая цель, надо просто идти к этому. Даже сейчас, когда учишься, впитываешь все, как губка. Если действительно хочешь приобрести знания, они приходят очень быстро.

Антон, Павел, а у вас случалось, что судьба вынуждала вас взять в руки незнакомый инструмент?

Павел Мосин: Я долгое время работал в музыкальном магазине, поэтому брал все инструменты в руки, но это не означает, что я на всех умею играть.
Антон Рыжев: Нет, у меня такого не бывало.

Павел, с какого года вы в Dominia?

Павел: Первый концерт я играл сессионно в 2011 году в Колпино, на рок-уикенде. С 2014 года мы играем вместе постоянно.

Антон Роса: Антон к нам присоединился где-то год назад.
Антон Рыжев: Да, где-то год, наверное.

Антон Роса: Но, вообще, Антон с нами уже несколько лет как фотограф. Он нас очень много снимал раньше, мы дружили. Антон уже давно гитарист, я и музыку его слышал, и знал, как он играет. Просто появилась идея позвать его сыграть нам новые треки. Нам понравилось, Антон очень хорошо чувствует нашу музыку.

Каспер: Мы для себя выбрали довольно маргинальные жанры, тот же самый дум, дэт, жанры довольно локализованные, вырваться из них сложно. И мы давно задумывались о каких-то проговых элементах, чтобы саунд осовременить. Чтобы он был не просто яркий и масштабный, а соответствовал сегодняшнему дню. И благодаря партиям Антона, этого удается достигать, получаются новые краски.

Антон Роса:
Да, мы просто хотим внести еще немного прогрессива в музыку, а Антон в этом разбирается. Поэтому решение пригласить его в группу было вполне обоснованным.

Антон, каков рецепт? Как стать из фотографа гитаристом Dominia?

Каспер: Сфотографировать то, что должно быть только у него. Тогда группа скажет, чувак, давай ты это положишь в сейф и поиграешь у нас в группе.

Антон Роса: У него должен быть компромат, чтобы с нами играть!
Антон Рыжев: Ну, собственно, парни все ответили, да.

Нет, вы правда собирали компромат и шантажировали артистов?

Антон Рыжев: Да, конечно. А как вы думаете? Как же без этого!
Каспер: Вот в тур собирается, опять готовит свои шпионские штучки.

Давайте поговорим про альбом “Stabat Mater”. Вы с гордостью заявили, что сделали его полностью сами, без привлечения сторонних специалистов.


Антон Роса: Мы записывали материал на студии вместе с Денисом Девиченским, который на тот момент был участником группы. Когда мы писали последний день вокала, нам помогал Денис Лукьянов. Также Денис Лукьянов консультировал, помогал мне как звукорежиссер, потому что я сводил альбом, мне нужны были его ценные советы.

Каспер: Он и по гитарному звуку очень помог, именно в процессе записи, чтобы получилось технически все осуществить.
Антон Роса: Но, в любом случае, продюсировали мы этот альбом полностью сами.

Раз для вас это так важно, почему вы прежде не решались на этот самостоятельный шаг?


Антон Роса: Опыта было недостаточно.

Каспер: Долгое время мы сталкивались с тем, что из-за отсутствия технических, инструментальных изысков в нашей отчизне мы с некоторым профессиональным оборудованием имели дело впервые. И только с годами мы начали понимать, что к чему, мы все время вынуждены учиться на практике у специалистов, с которыми сотрудничаем. Сейчас мы, сравнив нашу работу и совместную работу с европейскими профи, поняли, что мы можем делать не хуже, есть смысл углубиться в это и совершенствовать свое мастерство. А еще мы таким образом даем возможность отечественной, петербургской метал-сцене звучать на качественно новом уровне, по-европейски, но показываем, что это можно делать здесь.

Антон Роса: Кризис тоже подтолкнул к такому выводу. Перед нами был выбор делать краудфандинг и работать с какими-нибудь серьезными европейскими специалистами, либо сэкономить, не влезать в долги, попробовать сделать самим. Увидели, что у нас неплохо получается, появился стимул развиваться. Вот у меня есть большое желание идти дальше, становиться специалистом, звукорежиссером.

А обложку вы тоже сами делали?

Антон Роса: Придумал я эту обложку сам, сделал набросок, показал идею. А воплощал ее Юрий Воронов, который оформлял нам предыдущие два альбома.

Какой символ вы предложили для осмысления на обложке? Кажется немного прямолинейным, мол, затрагивается религиозная тематика, значит, на обложке должен быть крест.


Каспер: Нет здесь религиозной тематики, вообще нет. Все участники группы - представители разных конфессий. Но есть крайне важный духовно-социальный аспект. Перед нами мир, в котором не все в порядке, и мы об этом говорим в своем творчестве. Мы затрагиваем темы, понятные не только христианам, но и вообще всем людям. Есть моральные нормы, есть некая тотально агрессивная среда вокруг. Нам хочется озадачить людей не только самим фактом происходящего в мире хаоса, но и дать надежду, облекая все это в эстетичную форму.

Каспер, вы совсем недавно говорили, что стараетесь в современной сложной мировой ситуации объяснить людям, как быть людьми, оставаться человечными. Практически одновременно вы, Антон, заявили, что не стремитесь донести миру что-то особенное, просто хотите донести музыку. Как это сочетается между собой, почему вы считаете, что имеете право объяснять людям, как правильно, а как нет? Вы настолько мудры?

Каспер: Мы честны с музыкой. Это совершенно нематериальная среда. Мы предлагаем иллюзии, свое воображение.

Антон Роса: Это делается бескорыстно, поэтому никто ничего никому не доказывает. Мы высказываем свою точку зрения, свое мнение. А человек может сам решить, воспринимать это или нет. Этот принцип отражен и в обложке альбома. Здесь присутствует аллегория. Крест несет в себе свет, но тебе его просто пихают в лицо. Ты его можешь принять, а можешь не принять, тут дело выбора. Мы показываем и свое отношение, что мы в этой теме, но, с другой стороны, все это может и давить на тебя. Это что касается идеи обложки.

Каспер: Это особенности современных реалий, которые завязаны на популяризации. Даже если твои идеи правильные, тебе приходится их доносить, подчас даже неестественными способами, агрессивными. Для меня обложка альбома символизирует посягательство на моральные ценности, на веру, на душу. Это то, что пытаются схватить, опорочить, очернить. Я так вижу альбом “Stabat Mater” и его оформление. Мы занимаемся глобальным окультуриванием. И стараемся в суровой современной ситуации объединять своей музыкой людей в некие правильные анклавы. Чем больше будет хорошего и красивого, тем больше на это человек будет обращать внимание. А подчас красота может стать очень серьезной спасительной соломинкой в жизни.

Ранее вы говорили, что у вас есть сайд-проект Stabat Mater.

Антон Роса: Когда-то он был. Он рождался одновременно с нашим первым альбомом “Divine Revolution”. Там был очень хороший материал, который просто лежал на полке. Мы его достали и какие-то вещи из него реализовали в этом альбоме. Будет проект или не будет, но его материал будет использоваться.

Каспер: Мы не отказались от этого проекта, но, если делать нечто подобное, то глобально, в масштабе метал-оперы.

Но ведь изначально название Stabat Mater вас чем-то зацепило.


Каспер:
Есть целые большие программные произведения, которые называются “Stabat Mater”. Есть у Джованни Перголези “Stabat Mater”, это можно назвать оперой, включающей в себя множество эпизодов. У нас даже был такой персонаж граф Львов, который сделал первый камерный оркестр в России, в XIX веке. У него одно из величайших произведений тоже “Stabat Mater”, на таком же высоком уровне, как у Перголези. Это довольно-таки распространенная форма, яркий популярный образ.

Антон Роса: Есть в Америке думовая группа Stabat Mater. Вообще, “Stabat Mater dolorosa” – это «Стояла мать скорбящая». Так оплакивает Дева Мария распятого Иисуса.

Каспер:
У нас речь идет о человечестве в целом, это гораздо больше, чем какие-то персоналии.
Антон Роса: Мы оплакиваем человечество, то, к чему оно пришло и во что превратилось сегодня.

Каспер: Это декларация наших чувств и мыслей, мы переживаем эту ситуацию. Сейчас очень сложно все, что касается и норм морали, и самого отношения к музыке. Многое сейчас делают в варианте некоего шоу-продукта, а мы занимаемся вечной темой, которой до нас занимались многие музыканты и делали это честно, искренне, чисто, не пороча саму суть музыки.

Павел: Мы никого ни к чему не сподвигаем этим альбомом и даем каждому человеку право выбора. Желательно прослушать альбом несколько раз. Музыку Dominia, я так понимаю, сложновато с первого раза прочувствовать, нужно несколько раз послушать каждую песню.

Особое внимание привлекает композиция “Attack of the Dead 1915”. О чем она, что случилось в 1915 году?

Антон Роса: Речь идет об историческом факте, событии 1915 года. В советское время считалось моветоном рассказывать о подвигах российской императорской армии, поэтому правду мы узнали совсем недавно. Первая мировая война, немцы оккупировали крепость в Польше, которую удерживали наши войска. Они долго держали оборону, не сдавались, потому что не могли сдать эту высоту. Тогда враги закидали их газом, и наши солдаты, уже почти мертвые, пошли в атаку, выплевывая легкие. Несколько тысяч немцев против примерно 60 русских солдат, которые выглядели уже как ходячие трупы. Немцы увидели это и в ужасе разбежались. Это факт. Вот об этом песня.

Почему вы работали над альбомом три года? Не лучше ли напоминать, заявлять о себе выпуском EP раз в полгода, а то вдруг поклонники вас забудут?


Павел: Так мы не стараемся привлечь к себе внимание, мы просто занимаемся творчеством.

Антон Роса: Предыдущий альбом мы выпускали вообще пять лет, или сколько? А этот три года. Очень многое зависит от подготовки к альбому. У нас не самая простая музыка, не гитара, бас, барабаны, вокал и все. У нас куча клавишных партий, сложные аранжировки. Все нужно скомпоновать, записать, это очень долгий процесс.

Каспер: Это, в первую очередь, надо прожить и прочувствовать. Неважно, какие у тебя условия. Мы с братом пишем альбом сайд-проекта Nameless Cult уже два года, никак не можем дописать. И непонятно, когда этот альбом будет завершен, потому что ты должен все это прочувствовать и додумать. В современной индустрии порой наблюдаешь, что музыканты устраивают гонку, потому что они где-то продинамились, а потом пытаются наверстать упущенное. В результате из этого не получается ничего путного. Как человек, который много лет играл в составе групп, собирающих стадионы, могу сказать, что гонка эта ведет лишь к потере качества продукта. Если есть время и возможности, почему не продумать все как следует? Мы занимаемся творчеством, и сколько нам на это нужно времени, столько люди будут ждать.

Вы говорили, что в том числе вдохновляетесь средневековой музыкой. Если вы бы при помощи машины времени переместились в Средневековье, как бы вы завоевывали внимание публики, какие бы инструменты подключили?

Каспер: У нас нет проблем с акустическими инструментами. Нашли бы выход, в любом случае. Музыка, особенно если она вдохновлена какими-то продуктами из разных эпох, уже сама по себе машина времени. Мы погружаемся в эти истории целиком, с головой. Если ты честно к этому относишься, это и есть машина времени. И не надо ничего придумывать.

Антон, расскажите, пожалуйста, о своей вокальной технике. Что вы делаете для того, чтобы пение не звучало скучно и однообразно?


Антон Роса: Я к своему вокалу отношусь очень критично. Когда я начал петь, то больше орал, рычал – гроулинг разрабатывал. Чистым вокалом я начал заниматься, наверное, только в Театральной академии. Нужно было подготовить песню для вступительного экзамена, и уже когда я поступил, в академии был предмет вокал. У меня заметили хорошие способности в эмоциональном плане, в плане подачи. Но это все актерские качества, которые нужно разрабатывать. И помимо того, что ты сам чувствуешь, должна быть школа, где тебе объясняют какие-то тонкости. Конечно, я сам занимаюсь, я знаю распевки, определенные техники. Помню, чему меня учили. Когда что-то делаю не так, я это прекрасно понимаю и тренирую навыки. Сейчас, честно говоря, я перестал запариваться. Я считаю, что петь человек может как угодно, главное чтобы он делал это искренне и свободно, незажато.

Скрипка – это инструмент, который определяет направление, в котором движется группа, или это, скорее, украшение, настроение поверх уже существующей мелодии?

Каспер: Если нормальная группа и музыка честная, то здесь нет украшений, важен каждый элемент. В начале нашего пути у нас на сцене не было команд, которые играли металл так, как мы его играем. И мы никогда не использовали скрипку как второстепенный инструмент, скрипка у нас всегда была лидирующим инструментом, мы на этом делали очень серьезный акцент в продвижении своей музыки как в Европе, так и в России. Я знаю, что это органично в нашем случае. Мы общаемся со многими отличными скрипачами, но, во-первых, каждый сидит в том течении, где он себя комфортно чувствует, а, во-вторых, таких персонажей, на самом деле, не так уж и много.

Те, кто видел вас на сцене хоть однажды, помнит вас всю жизнь, это абсолютная правда. Вы наверняка серьезно подходите к вопросу живых выступлений, все тщательно продумываете?

Павел: Зачем продумывать, это же эмоции!
Антон Роса: Ничего мы не продумываем.

Каспер: Даже когда много лет назад у нас были театрализованные шоу в духе Moonlight Liturgy, мы ничего не придумывали, это было искренне, это был поток сознания. И сейчас все так и осталось. Единственное, к чему мы постоянно предъявляем претензии, это к тому, чтобы все было органично. Вот и все.

Есть отличная поговорка «не боги горшки обжигают». Dominia не боги, они те, у кого хватило таланта, дерзости и преданности любимому делу. Но им нужна поддержка поклонников, поддержка людей, которые любят живую музыку, в которой говорит душа. Эту музыку трудно слушать, трудно воспринимать, но труднее всего, конечно же, ее создавать. Какой бы скорбью ни отдавались в сердце песни Dominia, они полны света и надежды. В словах музыкантов звучат долгие часы кропотливой работы, сложившиеся в бессчетное количество дней, в годы и даже десятилетия. Реалистичный взгляд на мир и свои возможности в сочетании с талантом и упорством дают удивительный результат.

Официальная страница Dominia в ВК: http://vk.com/dominia_band

Выражаем благодарность Дмитрию Мартыненко за организацию этого интервью

Интервью: Александра Прозорова
Фото: Катерина Сорокопудова
7 мая 2017 г.
(с) HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2017 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^

eXTReMe Tracker