В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Firewind

Firewind
...а кому бессмертье

30.04.2017

Архив интервью | English version

Жизнь греческого гитариста Гаса Джи всегда была насыщена событиями, поэтому и в рубрике «Интервью» нашего сайта, и у меня на телефонном проводе он появляется не в первый раз. В этом году, однако, количество событий в его жизни оказалось непривычно значительным даже по меркам Гаса. Во-первых, его группа Firewind вернулась после четырехлетней паузы с новым концептуальным альбомом “Immortals” и новым вокалистом Хеннигом Бассе, которого многие из вас должны помнить по участию в Metaium и Lingua Mortis Orchestra. Затем – и в этом заключался главный повод для этого интервью – совсем скоро Firewind впервые в своей истории приедут в Россию (концерты состоятся 5 мая в Санкт-Петербурге и 6 мая в Москве). Более того, прямо в ходе разговора я узнал, что Гас больше не является участником группы Оззи Осборна, у которого он играл более семи лет. Словом, скучать мне не приходилось, а значит, ознакомиться с этим материалом должно быть небезынтересно и вам…

Нам пришлось перенести это интервью на пару дней из-за того, что тебя внезапно пригласили поджемовать с Грэмом Боннетом …


Да, извини, что пришлось переназначить дату. Грэм приехал к нам в город на гастроли, и я познакомился с ним благодаря промоутеру – мы с ним хорошие друзья. Мы выпили вместе кофе, и Грэм сказал: «Слушай, мужик, а почему бы тебе не прийти завтра на концерт и не сыграть с нами какую-нибудь песню»? Когда сам Грэм Боннет приглашает тебя поджемовать, как отказать такому человеку? (Смеется).

Да, конечно же. И как все прошло? Тебе понравилось? Нет ли планов продолжить сотрудничество?

Было очень круто! Я его поклонник, я очень люблю альбом Alcatrazz с Ингви Мальмстином, “Assault Attack” Михаэля Шенкера – один из моих любимых альбомов всех времен... Мы, кстати, вместе сыграли как раз заглавный трек с “Assault Attack”, и это было реально круто! Было бы здорово сделать что-нибудь с Грэмом в будущем. Я определенно обзавелся новым другом, и будет здорово, если у нас получится что-нибудь сделать вместе.

Хорошо, давай теперь перейдем к твоей основной группе. Я видел Firewind в 2013 году на фестивале “Sweden Rock”, и тогда на вокале был Келли Сандаун Карпентер. Однако он так и не стал вашим постоянным певцом. Что произошло? Почему вместо того, чтобы оставить Келли в Firewind, ты решил заняться сольной карьерой?

На самом деле, Келли сам ушел. Причем мы этого от него совершенно не ожидали, мы ведь в 2013 году отыграли с ним целый мировой тур, частью которого как раз и был “Sweden Rock”. После этого мы поехали в Австралию и прекрасно провели там время. Я был очень доволен, и когда мы вернулись, я уже начал сочинять кое-какой материал. Я отправил ему свои наброски, и тут он написал мне по электронной почте: «Послушай, мужик, я не хочу быть тем, кто заменяет других певцов, я не вижу себя в этой роли...» Он просто хотел заниматься своим собственным проектом. Нам пришлось отнестись к его решению с уважением. Он просто нам не подходил.

На тот момент я уже немного устал от смен вокалистов в Firewind. У меня скопилось немало материала, который я готовил для предполагаемого сольного альбома, кроме того, я работал с Матсом Левеном над кое-какими другими вещами, так что я подумал: «Все, пора, группе нужен перерыв». Все мы в Firewind чувствовали, что нам нужно сделать перерыв, потому что на тот момент мы оказались в тупике и не знали, что делать дальше. В начале того же года мы остались без вокалиста, а гастрольный вокалист нам не подошел. Я подумал, что надо сделать паузу и очистить голову от мыслей о Firewind.

В конечном итоге, это решение оказалось для нас очень хорошим, потому что у меня получилось заняться сольными альбомами, и это в определенно смысле указало мне новый путь, практически открыло мне новую карьеру. Мне удалось извлечь выгоду из имени, на раскрутку которого я потратил все эти годы, и я разобрался с тем, что делать с Firewind дальше. На мой взгляд, сейчас ситуация у нас в группе куда здоровее.

Почему именно Хеннинг Бассе оказался идеальным вокалистом для Firewind? Как началось ваше сотрудничество?

На самом деле, Хеннинг гастролировал с нами еще 10 лет назад – не знаю, в курсе ли ты. После того, как мы выпустили “Allegiance” (2006), он сессионно откатал с нами большую часть тура в его поддержку. Аполло (Папатанасио) частенько выбывал из туров – ему нужно было вернуться домой, у него была дневная работа, и мы никогда не знали, что будет с ним дальше. Хеннинга мы прозвали «пожарником» - он всегда приезжал по вызову и всех спасал из огня. (Дружный смех). Так что мы были с ним знакомы, он был моим хорошим другом, он отличный фронтмен, и наши фэны были от него в восторге – я помнил об этом по предыдущим гастролям. В 2015 году я ему снова позвонил – мне опять нужен был «пожарник», чтобы спасти теперь уже мой сольный тур. (Дружный смех). Он помог мне с парой выступлений, было здорово снова видеть старого друга, и не успели мы оглянуться, как снова поехали на гастроли вместе. Я нанял его для сольного тура по Европе, потом у нас была еще пара туров, и мы начали разговаривать на эту тему. Он все еще искал группу, Firewind все еще искали вокалиста, и, как мне кажется, это было удачное совпадение. Для Firewind настал подходящий момент для нового начала, а перед Хеннингом открывалась отличная возможность, потому что он много лет искал для себя стабильную группу. Ему очень нравятся Firewind, к тому же, как я уже сказал, он мой хороший друг.

Новый альбом Firewind “Immortals” впервые за много лет записывался с продюсером со стороны. Что заставило тебя пригласить Денниса Уорда (басист Unisonic и Pink Cream 69, а также знаменитый продюсер и звукоинженер), а не сделать все самому, как раньше?

В первую очередь, мне нужен был соавтор, потому что в Firewind я всегда сочиняю в соавторстве. Даже на моих сольных альбомах у меня в соавторах фигурирует масса разных людей. Раньше я много сочинял вместе с Аполло. У меня хорошо получается придумывать музыку и аранжировки, но я не большой мастер по части текстов, так что мне нужен был кто-нибудь, кто помог бы мне с текстами, потому что Хеннинг текстов не пишет. У меня остались демо-записи 2009 года, которые делались для совместного проекта с Деннисом Уордом – я тогда начал над ним работать, но проект так и не состоялся. Сейчас я переслушал те идеи и понял, что среди них есть очень хорошие песни, которые будут отлично сочетаться с другими моими идеями. В общем, я связался с Деннисом и попросил его помочь мне с текстами и вокальными партиями. Деннис ведь и сам отличный вокалист; все знают его как отличного басиста и автора песен, но он еще и прекрасно поет. По сути, мы работали с ним вдвоем, пересылали друг другу идеи. А когда дело дошло до послания, которое должно было содержаться в текстах песен, он спросил у меня, что я хочу в них заложить, и я сказал, что было бы круто сделать концептуальный альбом, потому что ничего подобного мы раньше не делали. Так и возникла идея “Immortals”.

Гастроли и записи с Firewind и твоей сольной группой – насколько велика между ними разница? То есть, в Firewind ты ведь и так основной автор и основатель группы - что изменилось для тебя с началом сольной карьеры?

Это было круто, потому что мне удалось посочинять вместе с разными людьми и поработать с разными вокалистами. Я получил возможность попробовать себя в жанре хард-рока и сделать кое-какие песни более радиоформатными, немного модернизировать свой саунд, показать людям другие свои стороны, сказать публике что-то типа: «Эй, я могу делать и такой материал, а не только пауэр-метал». Для меня это был очень приятный опыт. Я не ожидал, что мне будут поступать предложения о гастролях, но постепенно они начали приходить, и я стал выезжать с концертами. Это другая разновидность свободы – у меня ведь нет постоянного сольного состава, я играю с друзьями и всякими разными людьми. В некотором смысле, я чувствую себя более свободно, потому что мне не нужно так уж сильно полагаться на других. Те, кто приходят на мои сольные выступления, приходят за тем, чтобы посмотреть на игру на гитаре, и они знают, что я соберу для них отличную группу. Так что все было немного по-другому, и это круто.

Как ты уже сказал, “Immortals” – первый концептуальный альбом в истории Firewind. И его тема меня немного удивила, потому что в 2010 году ты давал интервью нашему сайту и сказал, что не особенно увлекаешься историей. Что же заставило тебя посвятить весь альбом Древней Греции?

Честно скажу, я не самый сведущий в плане истории человек, но большинство участников группы – греки, так что это наше наследие, об этом мы слышали на уроках истории в школе и все такое. И пусть, как я уже сказал, я не самый образованный в этом плане человек, я все же об этих вещах знаю. У нашей страны такая поразительная, длинная история, к тому же, как я уже говорил, мы с группой раньше не делали ничего подобного. Но для этого мне потребовалась помощь со стороны, от такого человека как Деннис Уорд. Я сказал ему: «Послушай, альбом о нашей греческой истории – это отличная идея, но я не знаю, как делаются концептуальные альбомы. (Смеется). Мне нужно, чтобы ты приехал, записал эти факты, потом как-то их оформил в стихах и представил мне». Так что за тексты я никакой ответственности не несу, но мне кажется, что они отлично подходят к материалу, который я сочинил в этот раз. Мой материал получился чуть более эпическим, чуть более скоростным, чуть более помпезным, скажем так, и опять все идеально совпало. Иногда нужны такие случайные совпадения, чтобы получился проект наподобие этого, потому что он требует немалых усилий, по крайней мере, для меня – я ведь не знал, как делать концептуальные альбомы.

Интересно, слышал ли ты два альбома на греческую тематику, которые сделала американская группа Virgin Steele – они называются “House Of Atreus Act 1 and 2”. Если слышал, то что ты о них думаешь?

Конечно, я знаю Virgin Steele! Не могу сказать, что особенно хорошо знаком с их музыкой, но я знаю, что они пели об истории Древней Греции. Нечто подобное делали в свое время и Manowar, а такие группы как Sabaton всегда поют об истории, и у них есть песни и о Греции. Мы подумали, что все эти группы из других стран поют о нашей истории, и к ней относятся с уважением по всему свету, куда бы мы ни поехали, поэтому получится нечто по-настоящему уникальное, если такой альбом сделает группа, которая сама происходит из Греции.

А что ты думаешь о современной ситуации в Греции? Ты интересуешься политикой?

На самом деле, политикой я совсем не интересуюсь. (Смеется). Если включить телевизор, то на экране одна сплошная тоска, нельзя смотреть на это постоянно. Конечно, я пытаюсь немного быть в курсе происходящего, но я предпочитаю жить в своем собственном маленьком мире, в эдаком «пузыре», где можно просто делать музыку, быть на позитиве и принимать, что приносит мне каждый новый день. Люди более старшего поколения, например, мои родители, слишком много смотрят новости, и я говорю им: «Не смотрите их слишком много! В новостях любят пугать людей». Так что я стараюсь не уделять им особо много внимания.

Я делал с тобой интервью лет 10 назад, и мы, в частности, обсуждали с тобой ситуацию на метал-сцене Греции. Ты тогда сказал, что тебе потребовалось очень много времени, чтобы собрать полностью греческий состав Firewind, потому что греческим музыкантам не хватает трудолюбия и мотивации. С тех пор на вашей сцене что-нибудь изменилось?

Да-да! Я считаю, что с тех пор греческая метал-сцена сильно выросла. Сейчас быть греческой группой, играть хэви-метал и гастролировать по Европе уже не такое табу, как раньше. Таких групп сейчас совсем не мало. Возможно, такие ребята, как я, и такие группы, как наша, чем-то вдохновили более молодое поколение на то, чтобы выбираться за пределы страны и чтобы понять, что если ты хочешь чего-то добиться в музыке, нужно быть преданным ей на 100 процентов, а не просто поигрывать ее, когда есть время. Думаю, многие здешние музыканты сейчас это понимают, они видят, что добиться успеха реально. В последние несколько лет в Греции появился ряд очень хороших групп.

На предыдущем альбоме Firewind “Few Against Many” (2012) была песня, которую вы записали вместе с Apocalyptica (“Edge Of A Dream”). Как родился такой альянс? И в целом, что ты думаешь об идее сочетания классической музыки и классических инструментов с тяжелым роком?

Во-первых, я сам очень люблю классическую музыку! Я большой поклонник гитаристов, которые делали такие попытки – сам знаешь, Ричи Блэкмора, Ингви Мальмстина... Мне очень нравится неоклассический стиль и все такое, и я также большой поклонник Apocalyptica. Мне очень нравится то, что делают эти ребята, других таких нет. Что же касается этой песни, то Боб (Кационис), наш клавишник, ясное дело, сочинил ее на пианино. Он включил мне демо-запись, я ее слушал и сказал ему: «Слушай, мужик, было бы здорово, если записать поверх этого виолончели. А еще круче будет, если бы сделаем по-настоящему масштабную вещь и позовем Apocalyptica сыграть ее». Надо мной все посмеялись, типа: «Ну, давай-давай, мечтай дальше». А я подумал: «Слушайте, ничего же не случится, если мы просто спросим, вдруг что-то и получится». Так что мы попросили наш менеджмент связаться с их менеджером, выслали им трек, рассказали им, что мы хотим услышать, им все понравилось, и они на нем сыграли. Все просто, на самом деле. (Смеется).

В продолжение темы о различных коллаборациях – я поискал в Интернете информацию о том, в каких альбомах ты принял гостевое участие в последние года три-четыре, и не нашел ни одного такого альбома. С чем это связано? Наверняка к тебе постоянно обращаются с просьбами сыграть соло или что-то в этом духе.

Да, я, помнится, сыграл на альбоме у Доро (“Raise Your Fist”), и это было лет пять назад. Забавно, что ты об этом заговорил, потому что в этом году все буквально обрывают мой телефон и электронную почту с просьбами что-то сыграть. И в этом году я уже у кого только ни сыграл. После того, как я начал работать с Деннисом Уордом, я записался в качестве гостя на альбоме его проккта Place Vendome, еще я сыграл на альбоме у Мэта Синнера, а еще я записал несколько соляков на новом альбоме Йорна Ланде. На самом деле, мы даже написали вместе одну песню, точнее, я отдал одну из своих песен на его альбом, который выходит в июне (“Life On Death Road”). Еще я кое-что сыграл для Энджела Вивальди, это отличный американский гитарист, с которым мы вместе гастролировали в прошлом году. Так что в этом году таких «гостевых участий» было уже слишком много. (Смеется).

Да, но в предыдущие-то годы у тебя с этим был полный штиль.

Год на год не приходится, это зависит от многих факторов. У меня в этом бизнесе много друзей, время от времени они мне звонят и просят что-нибудь для них сделать. Если у меня есть время, я не отказываюсь. Может, раньше у меня не было столько времени. Если я постоянно на гастролях, если у меня напряженный год, то мне приходится на какие-то предложения отвечать отказом. Конечно, я стараюсь выручать друзей и джемовать со всеми, но физически невозможно обслужить всех.

В прошлом году также проходила информация о том, что ты основал новую группу Allegiance of Rock вместе с Матсом Левеном из Candlemass и Йоном Левеном из Europe. Ты не мог бы сказать о ней несколько слов?

На самом деле, это такое развлечение, которым мы пока занимаемся только в Швеции. Я и промоутер фестиваля “Stockholm Rocks”, который, ясное дело, проходит в Стокгольме, придумали эту идею затусоваться с несколькими шведскими музыкантами и исполнять материал тех групп, к которым мы имеем какое-то отношение, например, кое-что из Оззи, кое-что из Europe, кое-что из Ингви Мальмстина – у него ведь играли Матс и Андерс Йоханссон (барабаны). А сейчас, когда у нас появился Ронни Ромеро из Rainbow, мы будем играть и кое-какие песни Rainbow. Это такой прикольный проектик, с которым мы выступаем только в Швеции. Собираемся пару раз в год в Стокгольме и даем несколько концертов. Мы пока серьезно не занимались его раскруткой за пределами страны, в основном, потому что мы очень заняты в остальных своих группах. На самом деле, в следующем месяце мы выступим в круизе под названием “Silja Rock”, он идет из Стокгольма в Хельсинки и обратно, и мы там сыграем вместе с Saxon. Если не ошибаюсь, еще у нас есть ряд предложений сыграть осенью в Швеции и Норвегии. Это такой проект, который мы делаем чисто по приколу, мы просто собираемся на уикенд или на пару уикендов в год, пьем пиво и играем кавера... Кто знает, возможно, когда-нибудь, когда у нас будет свободное время, мы сможем что-нибудь сочинить вместе. Думаю, выйдет прикольно.

Наверное, мой следующий вопрос тебе задают в каждом интервью, но, уверен, ответ на него будет интересен большинству наших читателей. У тебя были какие-то контакты с Оззи или с его менеджментом после окончания истории Black Sabbath? Вы не планируете (или, быть может, хотя бы обсуждаете) какую-то совместную работу?

Ой, ты, наверное, еще не читал новости? Час назад было объявлено, что я больше не играю в группе у Оззи.

Ничего себе, вот это новость! Ты не мог бы в таком случае как-то ее прокомментировать?

Ну, Оззи воссоединяется с Закком Уайлдом для выступления на нескольких летних фестивалях в Америке, и это здорово, я считаю. Оззи всегда дает своим фэнам то, чего они хотят, и я думаю, что очень хотят снова видеть Оззи и Закка вместе, ведь Закк – его классический гитарист. Так оно сейчас и будет. Ну а я достаточно занят с Firewind и моими сольными делами. Я всем доволен, я отлично с ним поработал, я провел в его группе более семи лет, и это была настоящая фантастика. Я желаю ему удачи.

Ты с Оззи выступал в Москве только однажды – в 2010 году. Тебе удалось посмотреть город? Как вообще впечатления?

На самом деле, когда мы там были, мне как раз исполнилось 30 лет. У меня день рождения 12 сентября, и именно в этот день у нас был концерт в Москве. Помню, что у нас был приятный ужин в гостинице – мы оставались в очень милой гостинице совсем недалеко от Красной площади. Я немного погулял по городу как турист, потому что я хотел увидеть Красную площадь и все такое. За этим исключением, мы мало что посмотрели, мы приехали и очень быстро уехали. В 2013-м я вернулся, у меня в Москве был мастер-класс на конвенции NAMM, как-то так она называется, и я пару дней потусовался с российским дистрибутором усилителей, через которые я там играл, это мой хороший друг. Мы посетили несколько приятных ресторанов и баров, было круто. Москва – красивый город, я его очень люблю.

Многие музыканты говорят, что когда они едут на большие гастроли, у них бывает не так много возможностей посмотреть новые города – только гостиницы да концертные залы. Как обстоят дела в твоем случае – удается что-нибудь посмотреть на гастролях?

Знаешь, все это чистая правда. Когда у тебя расписан график, когда у тебя каждый день строгий порядок, нужно сделать чекаут в отеле, или нужно куда-то ехать в автобусе, или после концерта поздно ложишься спать, то возможностей осматривать достопримечательности особенно и нет, если только в каком-то городе не выпадает выходной. Лично я уже немало посмотрел мир, потому что я объехал его не один раз. Так что сейчас я никаким туризмом не занимаюсь, я еду куда-то для того, чтобы сыграть шоу и подготовиться к нему морально. Мой главный приоритет – отыграть шоу. Иногда если у меня есть возможность, если я оказываюсь в месте, где еще не был, и есть несколько свободных часов, то я пытаюсь прогуляться и что-то посмотреть. Но обычно, когда мы в пути, все происходит очень быстро. Каждый день ты в новой стране, в новом городе, и времени на туризм почти нет.

В 2012 году Firewind дали четыре больших концерта в Греции по случаю десятилетия группы – сейчас они изданы в виде концертника “Apotheosis Live”. А какие у вас планы на 15-летие Firewind?

Ты знаешь, никаких! (Дружный смех). Мы об этом как-то не подумали. Для нас тот факт, что группа снова вместе, и что после пятилетнего перерыва мы записали альбом – уже большое событие. Мы хотим выступать в его поддержку по максимуму, сколько будет возможностей. Сейчас наш приоритет – отыграть на максимальном количестве фестивалей, потому что нужно снова представить группу публике, ведь нас не было видно несколько лет. Не думаю, что мы будем как-то отмечать 15-летие. А когда оно, кстати? Уже в этом году, так?

Да-да, поэтому я и спросил.

Нет, у нас нет на этот счет никаких планов, потому что для нас выход “Immortals” – уже большой праздник. Новый альбом, новый вокалист – сейчас у нас все хорошо, и это уже повод для того, чтобы отпраздновать. Возможно, через пять лет, на наше 20-летие, мы что-то и устроим.

Теперь, когда ты снова работаешь с Firewind, ты планируешь продолжать записывать сольные альбомы?

Конечно! Я планирую заниматься двумя группами параллельно и как-то найти между ними баланс – может быть, один год я буду работать с Firewind, а другой – сольно, и так далее. Таким образом у каждого проекта будет достаточно перерывов, и люди не заскучают. (Смеется). Да, сейчас план таков – продолжать делать сольные альбомы и, конечно, сделать новые альбомы с Firewind.

На прощанье скажи, пожалуйста, несколько слов твоим российским поклонникам, фэнам, которые собираются на твои концерты в Москве и Санкт-Петербурге, ведь до них осталась всего неделя?

Да, конечно, я весь в предвкушении! Мы все в группе в предвкушении, потому что, как ты справедливо заметил, мы существуем уже 15 лет, и нам потребовалось 15 лет, чтобы добраться до России. Для нас это важное событие, и мы ждем наших дебютных российских концертов с нетерпением. Надеюсь, что соберется много народа, и гарантирую, что мы устроим отличное шоу. Мы сыграем много новых песен, а также много песен всех периодов нашей истории. Увидимся на следующей неделе!

Официальный сайт Firewind: http://www.firewind.gr/

Выражаем благодарность Евгению Силину (Alive Concerts) за организацию этого интервью

Интервью и перевод с английского – Роман Патрашов
Фотографии использованы с разрешения Century Media Records
28 апреля 2017 г.
© HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2017 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^

eXTReMe Tracker