В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Dark Tranquillity

Dark Tranquillity
Теперь мы предоставлены сами себе

27.03.2017

Архив интервью | English version

Шведские мелодик-дэт-металлисты Dark Tranquility выпустили в конце 2016 года свой новый альбом “Atoma”, который, по их собственному признанию, в этот раз писался долго и тяжело по целому ряду причин. Поговорить с музыкантами об этом альбоме мы собирались еще в январе, в преддверии гастролей группы по России, однако в последний момент у нашего главного редактора заглючил мобильный телефон, и выйти на связь с фронтменом и автором текстов песен Микаэлем Станне так и не удалось. Зато удалось это сделать спустя месяц в шведском городе Умео на фестивале “House of Metal”, на котором Dark Tranquility выступали хедлайнером. За несколько часов до концерта мы с Микаэлем сели в местном баре неподалеку от фестивальной площадки и поговорили о новом альбоме, экзистенциальном кризисе, грядущих гастролях, планах на будущее и новом пиве группы.

Вы уже играли раньше на этом фестивале?


Да, мы были здесь в 2011-м. И очень круто снова сюда вернуться. Мне нравятся такие фестивали. Концерты проводятся в помещении, тут очень профессиональная организация, всё отлично работает и проходит без проблем - в общем, всё в целом настолько замечательно, насколько это вообще возможно, когда фестиваль устраивается зимой.

Ну да, и на этом фестивале еще возникает такое прекрасное ощущение уюта и близости. Всё такое маленькое, всех постоянно встречаешь на улице…


Да-да! Как раз это и круто! Я езжу на пару других фестивалей вроде этого – в Голландию, например. Это такие мероприятия, где все помещаются и сидят в одном и том же месте. Там обычно есть две или три сцены, и ты можешь между ними побродить, выпить пару бокалов, купить виниловые пластинки – ну и так далее, просто погрузиться в атмосферу. Мне это очень нравится. Мне нравятся именно такие фестивали. Не те большие, на которых тебе нужно пройти две сотни миль, чтобы только добраться до сцены.

Ага, не жесткие такие, которые еще пережить надо.

Да-да! То, что происходит здесь - это как взрослая версия настоящего большого фестиваля. От такого на самом деле можно получить удовольствие.

Так, ну ладно, я хочу тебя вот о чем спросить, хотя, возможно, странно начинать с такого вопроса… Я очень пыталась найти где-нибудь ваше пиво “Atoma” - всю дорогу сюда!

О! Это непросто! (Смеется).

Да уж, я внимательно смотрела.

Ну, ты же знаешь, что у нас есть сеть Systembolaget, и она остается единственным магазином в Швеции, которому разрешено распространять пиво на территории страны. И у них есть масса ограничений, касающихся того, что и как они у себя продают. Поэтому когда ты делаешь новый продукт – как было в нашем случае – он должен пройти… не знаю, какой-то их анализ, чтобы они убедились в том, что данный товар вписывается в их линейку и расписание новых релизов. Так что на это нужно время. Я сварил это пиво еще в сентябре. А оно появится на прилавках только в апреле. 3 апреля – это дата официального релиза, после которой пиво можно будет купить в магазине. Но его уже можно найти в некоторых барах страны. К сожалению, не здесь. Но это очень хорошее пиво! Я его пил, вот, только прошлой ночью и не могу дождаться, когда оно поступит в продажу.

И ты его действительно сам варил?

Да-да. Ну, то есть, я не знаю, как технологически сварить такое количество пива, но я помогал. Я разработал этот рецепт с пивоваром из “All In Brewing”, это такая крафтовая пивоварня в Гетеборге, и мы вместе сварили это пиво. Он знает свое дело, а я просто ему помогал, но вообще-то я собственноручно варю пиво уже пару лет. И буду продолжать в том же духе. Потому что это же так весело и по-настоящему интересно, да и вообще я считаю, что круто иметь возможность изучить новое ремесло. Особенно на моем нынешнем жизненном этапе. (Смеется).

Я видела, ты на Facebook постил фотографии с какого-то пикника, где ты это самое пиво всем разливал.

Да! Было дело, я хотел представить свое пиво в разных городах.

Вечеринка-а-а!

Ага, поработал барменом немного. Знаешь, чтобы люди просто пришли и попробовали пиво перед тем, как оно официально поступит в продажу. “Atoma” – крутая вещь; множество музыкальных коллективов уже выпускали собственное пиво, поэтому мы хотели точно убедиться в том, что наше будет от них отличаться. Понимаешь, не хотелось, чтобы это было какое-то простенькое пиво с низким содержанием алкоголя. Поэтому получилось похоже на что-то типа имперского стаута – реально тяжелое пиво, но очень хорошее. Все, кто его пробовал, очень хвалили. В общем, это какое-то другое направление деятельности, к которому у меня есть страсть. И оно также легко сочетается с нашей музыкой – можно так сказать.

Понятно. Ну, у тебя сегодня концерт. Что ты обычно чувствуешь перед тем, как выйти на сцену, и как к этому готовишься? У тебя есть свои «ритуалы»?


Ну, не буквально ритуалы – мы обычно просто тусуемся вместе, чтобы создать соответствующее настроение. Немного разминаемся, пьем пару пинт, обедаем какой-нибудь приличной едой. Ну, знаешь, как-то приводим себя в режим большей общительности. Для меня это важно – ведь мне нужно общаться со зрителями, быть там, перед ними. Иногда это непросто: когда много путешествуешь, у тебя этот безумный гастрольный график, и тут внезапно – бац – ты должен быть на сцене через час, ну, или там, через 15 минут. В такие моменты ты обычно реагируешь в стиле: «Офигеть!» Но в подавляющем большинстве случаев ты просто взбегаешь на сцену, и всё само как будто включается. Конечно, мы обычно делаем какие-то физические упражнения и прочее, подготавливаемся морально к выступлению, просто пытаемся прочувствовать момент, привести себя в должное настроение, убедиться в том, что всё работает… Я думаю, мы так давно всем этим занимаемся, что уже ничто не считаем за ритуал, мы просто делаем то, что необходимо для успеха мероприятия.

Ну, я не имела в виду под «ритуалом» настоящий ритуал…

Я понял, но, ты знаешь, у некоторых действительно есть ритуалы. Я у многих групп такое видел. В нашем случае, у нас у каждого свое. Я, вот, ухожу куда-нибудь и пытаюсь найти тихое место, где можно было бы с полчаса поразминаться и поделать что-нибудь в таком духе. После этого я готов, мы собираемся и иногда делаем себе напитки, чтобы прийти в настроение.

Я хочу спросить о Мартине Хенрикссоне, который покинул группу во время записи “Atoma”. Это вообще когда именно произошло – до или после?

Мы начали писать альбом во второй половине 2015 года, а в начале 2016 года, где-то в январе, Мартин нам сказал: «Мне нужно уйти. Я больше не могу этим заниматься». И, мне кажется, он ничего для альбома не написал. Он просто перегорел, понимаешь? Он был так сконцентрирован на обязанностях менеджера группы, что казалось, будто он совсем позабыл о том, что мы еще пишем песни и играем музыку. Ему вдруг это всё стало безразлично. Он просто хотел быть менеджером. Поэтому теперь он занимается именно этим – назначает нам концерты, все организует. Он просто не хочет больше путешествовать и быть на сцене, не лежит у него душа.

Это все как-то повлияло на процесс записи альбома?

Конечно. Но больше всего это повлияло на наш настрой. В смысле, на наши чувства – пришлось осознавать, что он больше не будет с нами записывать альбом и вообще писать музыку. Ведь он всегда был настолько важной и неотъемлемой частью процесса. Он был тем, кто держит в руках все ниточки, он составлял все расписания , за всем приглядывал. И тут вдруг… он этим больше не занимается. Это было ненормально. И к тому же, конечно же, мы начали сами задаваться вопросами. Дескать, если у него пропала мотивация выходить на сцену, то какая мотивация это делать остается у меня? Не может ли такого быть, что я на самом деле чувствую то же, что и он, но просто блокирую эти мысли? Ну и в таком роде. В общем, мы начали всё подвергать разбору, и поначалу это было очень печально и обескураживающе. Но по прошествии времени я осознал, что я… люблю свое дело. Больше, чем что-либо еще. Понимаешь, мы так давно всем этим занимаемся, и это по-прежнему для нас вызов, нам по-прежнему интересно, и я всё еще люблю ездить в туры, я всё ещё люблю выходить на сцену. Словом, все эти события как будто перезапустили мою страсть к музыкальной жизни. В каком-то смысле, они помогли нам поскорее испытать и пережить момент кризиса. Некоторое время было, конечно, тяжело. К тому же, встал вопрос о том, в каком направлении нам стоит двигаться дальше. Мартин всегда был у нас тем человеком, который говорил: «Идем туда». Он был, скажем так, нашим штурманом. А теперь мы типа как сами по себе. Так что у нас ушло какое-то время на то, чтобы вернуться в рабочий процесс, который действительно бы приносил какие-то плоды. Однако я думаю, что всё это к лучшему. Потому что сейчас Мартин намного счастливее, чем прежде, он может путешествовать, когда захочет, и при этом может продолжать работать. Ну а мы посотрудничали со множеством очень крутых и талантливых музыкантов и гитаристов, чтобы понять, кто из них сможет занять его место. Мы специально привлекаем разных гитаристов для наших концертов – просто, чтобы попробовать. Оказалось, что найти такого человека нелегко, но в то же время, это очень интересный процесс. Мы познакомились с некоторыми замечательными людьми и очень-очень талантливыми музыкантами, так что я всегда стремлюсь оптимистично смотреть на вещи (смеется), стараюсь видеть потенциал, а не потенциальный провал. Думаю, всё будет отлично.

А как этот процесс вообще происходит? Вы хотите найти именно постоянного участника коллектива?

Да, но мы не торопимся, будем просто пробовать… Так что на гастроли по Америке с нами ездил один парень, потом, когда мы поехали в Россию пару недель назад, мы позвали другого, а теперь в европейском туре будет еще третий.

И как, это многое меняет? А то я знаю, что помимо нового гитариста, у вас еще теперь есть Андрес Иверс, который тоже новый участник коллектива.


Да, но Андрес…

…твой старый друг, да, но в Dark Tranquiluty-то он раньше не играл.


Не играл. Но просто замечательно, что он теперь с нами. И мне кажется, он примкнул к нам неприлично поздно – он должен это сделать много, много лет назад. (Смеется). С ним в коллективе очень комфортно. Он отлично вписался в нашу команду, а кроме того, он замечательный человек и крутой бас-гитарист. Так что тут никогда не было никаких проблем. Осталось только найти того, кто может занять место гитариста. Понимаешь, всё просто, когда ты знаешь человека уже больше 25 лет. И другое дело – найти  кого-то совсем нового, кто бы полностью вписался в наш коллектив, в том числе, на личностном уроне, с учетом всех этих мелочей – ведь это всё очень важно… Но я думаю, что мы делаем прогресс и найдем такого человека.

А Мартин-то совсем ушел из музыки и больше ни в каких творческих процессах участия не принимает, или он только из группы ушел?

Нет, он делает то, что я всегда считал самым скучным. Типа, букирует нам туры, покупает билеты на самолет и вот это все.

Ничего творческого.

Нет, он, кажется, перегорел. Я надеюсь, что он еще вернется к музыке, но сейчас он говорит: «Ме-е, отстаньте. Я хочу быть аккуратистом и профессионалом и просто следить за тем, чтобы всё работало». Это доставляет ему большое удовольствие, такой он человек. Если все вопросы решены, если цифры сошлись  – уфф! Он может спать спокойно. Ну а я предпочитаю хаос. (Смеется).

Да, хаос звучит определенно веселее. Хотела вот еще что спросить: вы даете ряд концертов с Amon Amarth. Откуда возникала такая идея, и почему вы ей заинтересовались?


На это было несколько причин. Amon Amarth – наши старые друзья, и они предложили нам поехать в совместный тур, на что мы среагировали примерно так: «Даааа, давайте»! Вообще-то первоначально мы собирались поехать в собственный хедлайн-тур. А потом появилось это предложение, и мы все такие: «Аааа, это было бы круто». Мы давно с ними обсуждали возможность совместных гастролей и то, как было бы здорово это устроить. В Европе они привлекают большое количество зрителей, а наши стили весьма похожи, так что те, кому они нравятся, получат отличное шоу в квадрате. И еще важный момент, что это будет уже их второй европейский тур, то есть, в нем будут другие города – столиц среди них немного. Таким образом, выходит, что за три недели с ними мы посетим множество мест, в которых прежде не бывали – и это очень круто. А когда все это закончится, мы будем еще три недели ездить сами по себе по всем крупным мегаполисам. Для нас эти совместные гастроли  - это такой бонус. Тур получится, безусловно, долгим, но думаю, будет весело. Я с нетерпением жду возможность сыграть для зрителей Amon Amarth, возможности потусить с музыкантами этой группы и как будто совместить два тура в одном. По крайней мере, это будет не так, как всегда, понимаешь? Каждый день не будет походить на предыдущий.

Думаешь, будет сложнее, проще или так же?

В смысле, открывать шоу другой группы по сравнению с тем, чтобы быть главными героями вечера?

И это тоже. Последовательность выступлений важна, конечно, но я больше говорила о том, что две группы, которые ездят вместе, постоянно пересекаются. Думаю, это подразумевает частое общение и прочее в таком духе.


Совместных гастролей с крутыми группами всегда очень ждешь, и с ними весело тусить. Ведь так много всего можно поделать. Шоу занимает 3 часа каждый день, а в остальное время ты просто где-то околачиваешься. Так что быть в окружении людей, которые тебе нравятся, и хорошо проводить с ними время – это просто замечательно! Особенно в нашем положении, когда обо всём уже позаботились за нас, и у нас остается много свободного времени. Которое можно провести с теми, кто тебе симпатичен. Для меня это то, чего я жду больше всего. Не предвижу никаких проблем, мне нравятся такие дела.

Круто, понятно. А ты уже знаешь, что у вас будет после того, как этот тур закончится?

Последнее выступление будет в начале мая, а потом наступает фестивальный сезон. Думаю, мы будем ездить по фестивалям до начала августа, а потом снова отправимся в Штаты, где проведем еще месяц. Мы также поедем в Южную Америку. А потом, наверное, еще будут единичные выступления зимой. Мы посетим Израиль и Турцию - места, которые обычно не попадают в европейские туры. А потом, может быть, устроим еще один европейский тур в конце года или на Рождество.

Ого.

(Смеется). Всё хорошо! Это будет круто! Движущая сила в действии! Американский тур, в который мы уехали, когда альбом только вышел, прошел замечательно. И короткие гастроли в России пару недель назад тоже вышли очень крутыми. И есть такое ощущение, как будто мы только начинаем. Просто безумие. Но да, мы будем в разъездах целый год. Это точно.

А как вам, кстати, российские выступления?

Очень круто. Творилось сумасшествие. У вас замечательные зрители, и было очень весело. Возможно, это мой любимый… ох, да ну что там, это без сомнения мой любимый тур по России из всех, в которых был. Очень-очень приятно было.

Рада это слышать! Вы ничего такого творческого во время тура не делаете?

Ну, ты можешь формулировать какие-то идеи, пожалуй, вдохновляться, безусловно, но времени на то, чтобы действительно сесть и написать слова или музыку, практически никогда нет. Это происходит, уже когда ты возвращаешься домой и немного от всего отстраняешься. В этот момент и вдохновение приходит, мне кажется.

Ты несколько раз говорил, что обычно процесс написания песен позволяет избавиться от тяжелых чувств. С “Atoma” было так же?

Да, разумеется! Последние два года были совершенно безумными – в Европе, в Швеции и вообще везде, где мне приходилось бывать. Много всего случилось, и это оказало на нас самое непосредственное воздействие. Меня просто поражает, как далеко люди могут пойти ради того, чтобы защищать свое мировоззрение. И что они готовы делать, если их мировоззрению оказывается брошен вызов. Или когда они чувствуют угрозу, когда в умах укореняется этот страх перед грядущими переменами – насколько диаметрально люди могут вдруг изменить  свое поведение. И это действительно страшно. Происходящее привело к тому, что все больше оппортунистски настроенных людей пользуется удобным случаем для того, чтобы дорваться до власти. Меня это очень пугает. Я вижу, что под влиянием этих процессов оказывается и Швеция, а такого обычно не происходит. Знаешь, Швеция же очень далеко от всего, мы такая нейтральная страна, до которой никому дела нет. Но перемены происходят и в Швеции.  Так что, просто почитав журналы или посмотрев новости, я сразу начинаю реагировать по типу: «Как дальше жить?!» И единственный известный мне способ – это написать об этом песни. Так что я сижу, переключаю новостные каналы (смеется) и записываю собственные чувства от всего увиденного…

То есть ты, типа, сидишь и впитываешь все дурные вести…

Вот-вот! Всё, что меня злит, расстраивает, обескураживает и так далее. Я просто пытаюсь… ну, может, не разобраться в происходящем, но хотя бы как-то выпустить это всё из себя. Написать об этом так, чтобы самому стало легче. И надо признать, недостатка в источниках вдохновения я не испытываю – мягко говоря. Это просто сумасшествие какое-то! И вполне возможно, что этот год будет даже хуже предыдущего.

Ну, знаешь, всегда может быть еще хуже!


Всегда может быть еще хуже, это да. (Смеется). Отличный способ позитивно мыслить!

Между прочим, очень помогает, точно тебе говорю! Еще я хочу спросить тебя про два бонус-трека на лимитированном издании “Atoma”. Так как у них совершенно непривычное для вас звучание, хотелось бы узнать, что ты вообще думаешь о смене музыкальных жанров и о прочих экспериментах?

Наше стремление всегда состояло в том, чтобы быть чем-то большим, чем просто среднестатистическая группа, играющая мелодик-дэт-метал. Даже в наш первый альбом “Skydancer” (1993) мы включили балладу. Все посчитали, что это очень странно и ненормально, но это было забавно! Мы просто подумали: «О, может, мы и в этом могли бы себя попробовать?» Раз там присутствует такая же энергетика, такая же мелодика и такая же атмосфера, как на наших обычных записях, то, вполне возможно, эта вещь впишется в то, что мы делаем. Затем у нас были и другие бонус-треки, которые немного отличались от нашего характерного звучания… Некоторые из них выходили только на лимитированных изданиях. И этих экспериментов мы всегда ждали с легким нетерпением - просто потому, что они могут вытолкнуть тебя за пределы привычной зоны комфорта. Ведь песни с «классическим» звучанием – это самое простое. Ты сразу решаешь: «А, да всё будет в порядке!» Такие треки можно шлифовать и доделывать месяцами, но всё же основы остаются неизменными. А вот когда ты начинаешь делать что-то принципиально иное, сразу происходит такой эффект «вааау», начинается творческий подъем, и этот процесс тебя захватывает. Что мне особенно нравится – такие повороты позволяют писать на новые темы. Понимаешь, одно дело – когда у тебя интенсивный трек в стиле дэт-метал – он требует совершенно определенного настроения. И совсем другой случай – когда музыка более мягкая, расслабленная или эмоциональная. Тогда можно писать о чем-то новом, и часто бывает, что я именно об этом уже давно пытался что-то сказать, но музыка, которую мы написали, для этого не подходила. Так что я очень люблю такие моменты. И я знаю, что Андрес (Йиварп) получает удовольствие от разных техник игры на ударных, а Мартин (Брандстрем) любит, когда у него есть возможность сыграть на своих клавишных и проводках что-то иное. Поэтому иногда мы делаем в песнях такие вставки с совсем другим звучанием, а иногда поступаем,  как в нынешнем случае, когда мы решили сделать две отличных от всего альбома песни, которые так далеки от остального альбома, как это только возможно – и по музыке, и по аранжировкам. И для нас было настоящим наслаждением работать над ними, хотя бы потому, что когда ты провел – сколько там? – три месяца в студии, занимаясь одними и теми же 12 песнями, ощущается настоящее облегчение, когда начинаешь работать над чем-то совершенно иным. Так что на самом деле в этом всём есть насущная необходимость. Мы это делаем для себя, просто чтобы бросить себе вызов и посмотреть, вытянем ли мы. А в этот раз мы также чувствовали: «А, это будет небольшой подарок для тех наших фанатов, которые хотят каких-то нововведений и просят о том, чтобы мы добавили больше того и этого!» Это был очень прикольный эксперимент. Сейчас эти записи, наконец, выходят на отдельном виниле –недели через 2-3 – и это будет очень круто. Жду не дождусь! Многие спрашивают нас, будем ли мы в дальнейшем двигаться в этом направлении, не запишем ли целиком такой альбом и так далее. Но мы честно вообще пока не знаем! Когда мы ставили этот эксперимент, мы понятия не имели, какой будет результат, но оказалось, что он хорош и нам всем нравится, так что кто знает! Может, мы в будущем и сделаем что-нибудь похожее.

У меня остался последний вопрос. Я его сейчас всем задаю, потому что хочу сравнить разные мнения на этот счет. Раз уж ты упомянул тут винил, ты как считаешь, винил всё переживет?

Ядерную войну даже? Ну не знаю.

Ну, падение с этого вот стола он не переживет, это точно.

Я не думаю, что другой материальный формат сможет прийти ему на смену. Или, по крайней мере, мне как-то не удается себе этого представить. Потому что сейчас больше нет нужды в материальных носителях. Все стало виртуальным, вся музыка ушла на стриминговые сервисы, так что, кроме них, больше ничего и не нужно… Однако, конечно же, люди моего возраста цепляются за воспоминания о тех чувствах, которые мы испытывали при покупке пластинок, когда мы слушали наши любимые группы впервые. Но еще винил – это замечательный носитель, он потрясающе смотрится и отлично звучит. И мне кажется, всё дело в том, что людям снова хочется обладать неким физическим объектом. И нет в этом смысле ничего лучше, чем большая виниловая пластинка. Ее обложка выглядит фантастически, и у тебя есть ощущение, что тебе и правда принадлежит определенная вещь. Мне кажется, этого сейчас не хватает – в мире, где всё цифровое и все пользуются стримингом. Без этого ты теряешь связь с музыкой. Поэтому, как мне кажется, люди испытывают желание ко всему этому вернуться. И поэтому винил снова так бешено продается.

Ну а как же более молодые поколения? Современные дети, когда вырастут, тоже будут винил покупать?

Я думаю, да. По крайней мере, они будут знать, что винил существует. Моей дочери 12 лет, и ей очень нравится винил, она считает, что это круто. Хотя она всю свою любимую музыку слушает по стримам, мы иногда покупаем на виниле те альбомы, которые ей нравятся, и она такая: « А знаешь, вообще прикольно!» Ей нравится поставить пластинку, да и звучит она в моих динамиках намного круче, чем в ее наушниках. Вот она и говорит, мол: «Хи-хи, а всё это не так плохо!» И ей нравятся картинки на обложках, а я показываю ей свои старые альбомы – ну знаешь, всё в таком роде. И она это всё очень любит. Мне кажется тут важным момент осязания – что ты можешь что-то подержать в руках… Ведь она никогда не покупала CD, а у меня их тысячи, но я их на свет уже давно не достаю.

Ну, они-то точно устарели и назад не вернутся.

Нет. Есть, правда, еще некоторые форматы, например, супер-аудио-CD или Dolby digital, их я еще покупаю на CD, DVD или даже, скорее, на Blu-Ray. Но обычные CD – они теперь сгодятся только для того, чтобы их в машине слушать.

Да, долгий путь, правда. Было дело, аудио-кассеты слушали, и надо было карандаш в них засовывать, чтобы на начало перекрутить, если в плеере перемотка почему-то ломалась.

Конечно! Да! Большинство моих альбомов были именно такими. Еще до того, как я сам стал выпускать альбомы! (Смеется). Но этот формат уж точно не вернется. (Смеется).

Знаешь, сейчас некоторые снова начали выпускать свою музыку на кассетах.

Да вообще-то, многие, а не некоторые. И это чистая ностальгия. Что вполне нормально, но да. Я прошлой ночью ходил на концерт, и три группы, которые выступали, все продавали кассеты. И я такой: «Я чего-то не понимаю?!»

Вау. Мне казалось, это дело более редкое.

Я думаю, какой-то непродолжительный период времени это будет круто, но долго такое увлечение не продлится. Кассеты даже в те далекие времена были не особенно хороши.

Официальный сайт Dark Tranquillity: http://www.darktranquillity.com

Выражаем благодарность Петре Эдстрем (фестиваль “House Of Metal”) и Хорхе Пиьня за организацию этого интервью

Ольга Стеблева
4 марта 2017 г.
© HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2017 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^

eXTReMe Tracker