В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Гран-Куражъ

Гран-Куражъ
Надо радовать своего зрителя

19.10.2016

Архив интервью

Имя Евгения Колчина ещё не так давно было совершенно неизвестно в российской рок- и метал-тусовке. Но времена изменились, и сейчас он востребованный вокалист, работающий сразу в трех коллективах – группе Сергея Маврина, собственном составе Hardballs и набирающих обороты хард-рокерах Гран-Куражъ, к выходу нового альбома которых, «Жить как никто другой», и было приурочено наше общение. График Евгения расписан на месяцы вперёд - достаточно сказать, что нам пришлось ждать около двух недель, пока у Жени освободится время для интервью. О том, как можно успевать петь в трёх совершенно разных группах, преподавать вокал и путешествовать по миру, мы и решили с ним поговорить.

Прежде, чем поговорить о пластинке «Жить как никто другой», я хочу окунуться в историю. Когда в 2012 году группа Гран-Куражъ, уже достаточно успешная и набирающая обороты, объявила об уходе вокалиста Михаила Житнякова, многие поклонники расстроились. Но когда спустя целый год новый вокалист так и не был найден, некоторые совсем приуныли и готовы были предать группу забвению. Спасение пришло в лице почти никому на тот момент не известного Евгения Колчина. Расскажи о том, как ты попал в эту команду?

Всё было очень просто, и, честно говоря, на тот момент я даже не знал о том, что проходят какие-то кастинги. Я тогда выступал в группе Hardballs, которую сам же и собрал, и мы как раз только что записали сингл из двух песен. Естественно, я выложил этот сингл в интернет в сообщество ВК «Российская рок-метал группа Hardballs». Как рассказывает Михаил (Бугаев, лидер группы Гран-Куражъ - прим. авт.), в это самое время он сидел за компьютером в очередной попытке найти вокалиста. Он уже не знал, кого бы ещё попробовать на эту роль - казалось, что уже попробовали всех, кого только можно. Михаил вбил ВКонтакте «российская метал-группа», и первая же ссылка привела его на страницу Hardballs. Он послушал, и ему, насколько я понимаю, понравилось. Написав мне, он обрисовал свои планы и предложил встретиться на репетиционной студии.
Мы встретились и поиграли вместе, что-то у меня получилось, что-то — не очень… Однако в итоге парней зацепило исполнение не старых известных вещей, а нового материала. Миша сказал, что у него есть совсем новая разработка, показал мне вокальную мелодию и предложил попробовать спеть её с «рыбным» текстом. И тут случилось чудо — всем понравилось! Парни переглянулись, и Михаил предложил парням писать новый материал для меня.
Откровенно говоря, старые вещи тогда получались не очень хорошо, но все ребята верили в меня. Особенно Алексей Путилин (барабанщик) поддерживал меня и говорил, что всё у тебя получится. Ну и…

… судя по последним отзывам поклонников, всё получилось. (Улыбается).

Наверное, да. (Улыбается).

А как вообще тебя занесло на вокальную стезю, когда и при каких обстоятельствах ты понял, что можешь и должен дарить свой голос людям?

Я начал что-то петь ещё в детском саду. А потом отец отвел меня учиться играть на акустической гитаре…

В музыкальную школу?

Нет, это были занятия у частного педагога. И вот он дал мне несколько песен, которые я разучивал на гитаре, а для себя и друзей ещё и пел. А однажды он вытащил меня на сцену в местный ДК. Так и начались какие-то более-менее серьёзные попытки, появились первые записи на магнитофон, первая рок-группа… я начал слушать рок, металл, понял, что это очень крутая музыка и вокалисты в этом жанре очень сильны, и меня зацепило. Так меня и понесло — одна группа, вторая, третья и так далее…

А, кстати, с каких команд ты начинал слушать металл, как зародился интерес именно к тяжёлой музыке?

Первой я, как и Миша, услышал группу Парк Горького. Это была одна из пиратских кассет, на которой даже не было написано название группы. Я поставил её, и тут бабахнула “Moscow Calling”! Я был просто в шоке — вот же оно! Это не какое-то там нытьё или унц-унц-унц, вот она, настоящая музыка!
Потом мне дали послушать Metallica, которая мне сначала дико не понравилась, я подумал: «Что это за фигня»? (Улыбается).  Однако через какое-то время я услышал по радио песню “Unforgiven II”, и это вновь был шок. Тогда ещё были эти СМС-ки — отправь сообщение, чтобы узнать название песни, — и я всё хотел опять поймать эту песню, так меня поразил голос Хэтфилда…
Позже, когда я уже пошёл заниматься вокалом, мой педагог дал мне кучу дисков — джаз, блюз, металл. Всё это захлестнуло меня, и тут я уже отчётливо понял, что рок, металл — это моё, я люблю экспрессию…

Вернёмся к обучению. Как же ты перешёл от гитары к вокалу, и как происходило становление твоего вокального аппарата, как ты учился петь?


Когда меня стали вытаскивать на сцену— уже не играть, а петь — я понял, что мне не нравится тот репертуар, который приходится исполнять — какие-то детские песенки про Карлсона... Как сейчас помню — я сижу, смотрю на микрофон и думаю: «Неужели я буду заниматься этой ерундой всю свою жизнь? Не-е-ет!» (Общий смех).
Я ушёл от педагога, и вдруг знакомые позвали меня в рок-группу. Тут я понял, что мне не хватает голоса: одна-две песни - и я молчу, голоса нет. Тогда я вернулся к своему преподавателю, который преподавал, помимо всего прочего, и вокал. Он сначала на меня обижался: «Вот, я же говорил, что ты музыкант…» (Улыбается).

То есть это тот же самый педагог, который обучал тебя гитаре?

Да, он сам заканчивал Гнесинское училище и стал обучать меня вокалу, причём по классической схеме, то есть изначально я академист — полный глубокий вокал и тому подобное. Но так как он сам большой любитель старого рока 80-х и джаза 70-х, уже тогда я начал впитывать от него и какие-то роковые стилистические приёмы, всякие мелизмы, которые и сейчас слышны в моём голосе.
Однако на тот момент у меня, как у баритона, абсолютным пределом по диапазону было верхнее «ля». И однажды мой преподаватель, наверное, отчаявшись, сказал мне, что я никогда не буду петь высокие ноты. Меня это так задело, что я всё лето помногу занимался каждый день, осваивая какие-то новые техники, чтобы достичь большего…

Через преодоление вызова…

Да-да.

И вот к чему это привело. В 2013 году Гран-Куражъ выпускает трёхпесенный сингл «Лёд и пламя», ставший первым релизом команды с твоим вокалом. Аудитория тепло приняла эту работу, и тираж был раскуплен за одни сутки. Тяжело ли тебе было работать над этой записью, зная, как долго поклонники ждали новых песен и особенно нового вокалиста?

А я не знал, сколько они ждали. (Общий смех). Конечно, было волнительно, мы не знали, как меня примут и примут ли вообще, потому что мой вокал тогда ещё очень сильно отличался от вокала Миши Житнякова. И не потому, что я так хотел, а просто в силу моих способностей на тот момент. И ребята сказали мне, что не надо пытаться его копировать, что у меня тоже круто получается, и стоит попробовать двигаться в другом направлении.

Уже на следующей пластинке «Это не игра» помимо записи вокала ты отметился в роли соавтора песни «Пожелай мне». Как сложилось это сотрудничество, учитывая, что прежде Михаил всегда писал всю музыку самостоятельно?

Михаил принёс наработку этой песни, и мы, поиграв её, поняли, что как-то она не задалась. Не хватало какой-то динамики. Слишком уж она была спокойная, слишком лиричная, такая прямо баллада-баллада. (Улыбается). Мне показалось, что там есть что-то лишнее… и мы с Мишей сели прорабатывать разные варианты, я предлагал какие-то свои идеи по композиции, и в итоге песня получилась такой, какая она есть.

И вот, наконец, совсем недавно вышел новый полноформатный альбом Гран-Куража «Жить как никто другой». У группы было время не только отдохнуть от работы над пластинкой, но и ознакомиться с первыми отзывами слушателей. Как сейчас, свежим взглядом ты оцениваешь альбом вообще и свою вокальную работу в частности?

Мне он очень нравится. На самом деле это первая работа, за которую мне не стыдно, которой я горжусь. Конечно, может быть, что-то можно было сделать лучше, но такое чувство бывает всегда, после любой работы. Ну и отзывы тоже по большей части положительные. Определённый негатив, конечно, есть, но, как мне кажется, это в основном «вкусовщина». Многие любят лишь классический хэви-метал, а здесь есть вкрапления и других стилей, к чему люди не привыкли.

На этой пластинке ты вновь соавтор одной из песен, очень красивой баллады «Огненный закат».  Как рождалась эта песня?

Когда писались тексты к альбому, многие из них заканчивались смертью главного героя. Я говорю: «Ребята, мы можем на обложке нарисовать могильные кресты, и это будет в тему…  (общий смех) … давайте что-то менять».
И эта вещь, «Огненный закат», была очень грустной, Миша так её себе и представлял — смерть и кресты на погосте. Но я сразу прочувствовал потенциал этой песни, в ней были потрясающее вступление и классный куплет, а вот припев мне не понравился совершенно. Я сказал Мише, что если мы оставим так, как есть, то убьём отличную песню. Я сел дома за клавиши — у меня есть midi-клавиатура — наиграл и спел новый вариант припева и послал ребятам. Тут же пошли отзывы: «класс», «вот, правильно, я хочу представлять себе девчонок в бикини, а не кресты на погосте» (улыбается) — решили так и оставить.

Помимо этого ты сам написал текст к песне «Сказки тёмной души». Что вдохновило тебя на написание оды ночным страхам?

Так сама музыка с её жёстким риффом задала такое настроение. На эту песню было сделано очень много вариантов текста — писал и сам Миша и много сторонних авторов — и все они были слишком лиричными для такой драйвовой песни. Надо было что-то делать, уже начинали поджимать сроки, и я решил попробовать написать свой вариант текста. У меня родилась идея сделать некий ужастик про ночные страхи а-ля “Enter Sandman”, и её я и постарался развить в этой песне.

Кстати, не сложно ли тебе, как вокалисту, человеку, который доносит до публики эмоции, петь песни на тексты других авторов?

Хороший вопрос… бывают определённые сложности, потому что иногда я читаю новый текст и не понимаю, о чём он. Там всё настолько завуалировано, метафора на метафоре, и просто непонятно, о чём петь, какие эмоции необходимо передать. Приходится обращаться к автору за расшифровкой. А бывает и по-другому. У меня в группе Hardballs есть песня «Демон», она о том, что если ты творишь зло, то оно к тебе же в итоге и вернётся. А люди нашли там Иисуса, какие-то отсылки к Библии — я был просто в шоке. Но у каждого свои тараканы в голове, так что это нормально.

Альбом «Жить как никто другой» выпущен посредством краудфандинга, причём кампания завершилась, перевыполнив план по сбору средств. Как группа оценивает этот опыт и практику краудфандинга вообще?

Вообще это хорошая штука. Поначалу мы долго сомневались, боялись потерять время впустую. Опять же многие считают музыкантов, практикующих краудфандинг, попрошайками… Но по сути никакого попрошайничества здесь нет, это просто электронный магазин, в котором продаются акции — диски, майки, посещение репетиции и прочее.  А то, что мы собрали больше, чем планировалось, очень приятно. Это показатель того, что у нас есть поклонники, люди готовые поддерживать наши начинания и выбранное нами музыкальное направление.

Совсем недавно отгремела презентация альбома в Москве. Как, на твой взгляд, всё прошло?

Прошло, скажем так, не без эксцессов. Я не буду заострять на них внимание, потому что многие, наверняка, их даже и не заметили, но мы будем работать над ними. А в целом эмоции, конечно, зашкаливали. И хотя альбом вышел совсем недавно, поклонники уже пели вместе с нами все новые песни.

Да, это серьёзный показатель. Однако твоя музыкальная деятельность не ограничивается только лишь Гран-Куражом. В недавнем интервью Сергей Маврин упоминал о том, что всерьёз собирался распустить группу, не видя достойных кандидатов на вакантное место вокалиста. И вот ты — вокалист Маврина. Как это случилось?

Зимой прошлого года мы с Hardballs выступали на фестивале «Железный занавес», посвящённом одноимённой радиопрограмме, которую раньше вёл Сергей Маврин. На фесте были Никита Марченко (басист группы Маврин - прим. авт.) и Игорь, друг группы. Им показалось, что я подхожу группе по вокалу, и они скинули мои записи Сергею. Позже мне позвонил Никита и предложил поучаствовать в одном проекте, не уточняя, о чём идёт речь. Мне было интересно, да и время позволяло… я зашёл на страничку Никиты, посмотрел, где он работает — а там везде Маврин, Маврин — и я понял, о каком проекте он говорил. (Улыбается).
Мы встретились с Сергеем, пообщались, и он предложил мне попробовать выучить несколько песен. Песни были сложнее, чем, например, у Гран-Куража на то время, и я понял, что мне придётся очень много работать, чтобы спеть достойно. Но мои близкие уговорили меня попробовать. Спустя несколько недель я приехал на студию, мы сыграли несколько песен, и Сергей вроде остался доволен. Он пригласил меня на следующую репетицию, так и пошло-поехало…

Сергей в течение многих лет был активным противником того, чтобы его музыканты играли в других группах. Как же он решился взять вокалиста, уже занятого в других группах?

Мы говорили с ним об этом. У Сергея ведь тоже есть сольный инструментальный проект, поэтому он решил, что если творческая энергия требует выхода, то пусть музыкант участвует в других проектах, лишь бы это не отражалось на деятельности группы Маврин. Главное - грамотно согласовывать графики, и тогда проблем не будет.

Группа Маврин представила публике своего нового вокалиста синглом «Альтаир». Как тебе работалось над песнями одного из корифеев отечественной тяжёлой музыки?

Было не очень понятно, как быть — петь так, как это вижу я, или делать всё так, как спел бы Артём Стыров. Опять же Артём так долго пел в группе, и поклонники настолько привыкли к его вокалу, что Сергей хотел сначала немного подогнать вокал под стиль Артёма, чтобы публика не испугалась слишком уж сильных перемен. А потом уже можно начинать аккуратно добавлять что-то своё.

Да уж, резкие перемены поклонникам не по душе. Но в твою-то жизнь участие в группе Сергея Маврина привнесло очень серьёзные перемены и такой новый опыт, как плотный гастрольный тур. Какие ощущения остались после первой затяжной поездки?

На первом отрезке было, конечно, тяжеловато. Я не был до конца готов к таким нагрузкам на вокальный аппарат, но, вроде бы, справился. Пришлось работать над тем, чтобы выдерживать длительный тур с концертами на два часа каждый день.

Насколько отличается рабочая атмосфера в группах Гран-Куражъ и Маврин?

В Гран-Кураже я всё-таки уже три года, и мы — группа друзей. А Сергей в своей группе — безоговорочный босс, да и я в команде пока всего лишь полгода, так что всё несколько более сдержанно.

Помимо двух вышеозначенных групп ты являешься вокалистом уже упоминавшейся группы Hardballs, которую сам же в своё время и создал. Расскажи об этой стороне своего творчества?


Я создал Hardballs после того, как ушёл из группы Oppositions. Мы не сошлись с её лидером, я постоянно пытался придать группе какое-то ускорение, развивать концертную деятельность, но так и не смог сдвинуть его с места. В итоге я ушёл и начал писать свой материал. У меня была дешёвая электрогитара, я купил комбик и начал писать песни. Услышав их, мои друзья неожиданно высоко оценили их — даже первые синглы Гран-Куража с моим участием не вызвали у них такого восторга. В итоге мой друг Андрей Шестаков поддержал идею собрать группу. Начав с хард-н-хэви, мы в итоге пришли к тому, что хотим играть альтернативный металл, то, что сейчас в тренде на Западе. Нам нравятся более модерновый звук, нестандартные риффы, необычное построение песен.

В Hardballs ты не только полноправный лидер, но ещё и один из основных композиторов. При этом музыка команды несёт в себе ощутимое влияние альтернативы. Какой же музыкальный стиль тебе всё-таки ближе?

Сложный вопрос… на разных этапах своего становления я очень любил и хэви, и пауэр, и, позднее, гранж, альтернативу… Мне близок современный звук. С одной стороны, мне очень нравится Nocturnal Rites, а с другой, я очень люблю Nickelblack, Alter Bridge. По большому счёту мне нравится качественная музыка, не важно, альтернатива это или хэви…   

Я знаю, что Hardballs сейчас тоже пишут новый альбом. На какой стадии эта работа, и есть ли какие-то ориентировочные сроки выхода пластинки?

Вообще я планирую выход альбома на конец этого года, либо, если не успеем, то на начало следующего. Практически вся музыка уже написана, осталось нанести кое-какие финальные штрихи. Для большей атмосферности мы добавили электроники, в звучании появится множество новых звуков. И в плане вокала это будет, конечно, несколько другая работа. Если в группе Маврин я стараюсь сохранить каноны привычного российского хэви-метала, в Гран-Кураже — хард-н-хэви, мелодический рок, то здесь всё будет… даже не то, чтобы жёстче, скорее просто по-другому. В Hardballs на меня оказывают влияние последние работы американских и европейских альтернативщиков, и мне нравится очень большое количество исполнителей, поэтому все песни будут отличаться, в том числе и по вокальной подаче. Так что альбом будет очень разноплановым.

А как у тебя происходит процесс создания песен для Hardballs? Ты сочиняешь их, играя на гитаре?

Бывает по-разному. Иногда на гитаре, иногда за клавишами… иногда музыку приносят Александр Юдин или Влад Васильченко, и мы уже вместе на репетиции думаем, как это в итоге должно звучать.

Помимо участия в трёх группах ты занимаешься ещё и преподаванием вокала. Как ты пришёл к этому?


Сначала я долго занимался академическим вокалом, потом работал над эстрадно-джазовым вокалом и вот в последние годы очень сильно увлёкся рок-вокалом. И благодаря тому, что я так много сделал с самим собой, я понял, что могу поделиться этим с другими людьми. Для начала я, конечно, испытал всё это на своих друзьях-музыкантах, начал их обучать, и они все сказали, что это круто — у всех увеличились диапазоны, они стали попадать в ноты, научились расщеплению… И потом пришла мысль попробовать заняться преподаванием, тем более что хорошие вокалисты всегда нужны.

Да, хорошие рок-вокалисты у нас дефицит…

… ну раз я пою в трёх группах. (Общий смех).

Исходя из вышесказанного, хочу спросить, продолжаешь ли ты трудиться на какой-нибудь «обычной» работе в офисе, или теперь вся твоя трудовая деятельность сосредоточена в музыке?

Сейчас это только музыка — невозможно было бы совмещать работу в трёх группах, преподавание и ещё и работу в офисе.

При такой загруженности и плотном графике остаются ли время и силы на какое-либо внемузыкальное увлечение?


Я люблю путешествовать, ездить по разным интересным местам. Еще мне очень нравится гонять на велике — это прямо такая отдушина.

Где тебе больше всего понравилось?

Самые яркие эмоции были, пожалуй, в Таиланде. Там шикарные острова, интересные люди, и там тепло - в общем, осталось очень много хороших воспоминаний.

Вспоминая «Ария-фест» 2014 года, можно отметить, что ты не потерялся на огромной сцене “Stadium Live” перед столь внушительной аудиторией. И хотя прежде подобного опыта у тебя, насколько я знаю, не было, ты показал себя достойным фронтменом. Сложно ли было выйти и отработать концерт перед несколькими тысячами зрителей?


Не буду лукавить, перед выходом было очень волнительно и даже страшновато. Но как только выходишь на сцену, сразу расслабляешься. А сколько там народа — софиты бьют в лицо, и всё, что ты видишь - это лишь небольшой пятачок перед сценой, с ним и работаешь.
После того выступления одна девушка написала мне: «Я и не думала, что у нас группы могут играть так круто, как на Западе». Это было очень приятно, потому что это именно то, к чему я стремлюсь - чтобы у нас всё  было на уровне.

Некоторое время назад в Сети широко разошёлся «новый хард-рок альбом Игоря Николаева» — сборник вещей Гран-Куража с фотографией Николаева на обложке. (Улыбается). Шутка неведомого автора нашла свой отклик в улыбках множества людей. Как в результате родилась идея записать кавер на песню Игоря «Выпьем за любовь»?

Да, этот прикол неизвестного шутника получил огромный отклик, Интернет гудел несколько дней.  Я написал на своей страничке, что если мой пост наберёт тысячу лайков, я реально запишу кавер на Николаева. Спустя час под постом было две тысячи лайков. (Улыбается). Ну что ж, обещал — надо выполнять. А Гран-Куражъ в то время уже плотно писали альбом, и парни сказали, что у них нет на это времени. Тогда я предложил Саше Юдину из Hardballs показать себя, помочь мне… Сели и записали, и вроде бы получилось интересно. Выложенная песня сразу же разлетелась по Интернету, собирая восторги.

Ну и в завершение, ты участвуешь в трёх разных группах, выступаешь на самых разных площадках в разных городах нашей большой страны. Как ты считаешь, самые мрачные и пессимистичные прогнозы относительно тяжёлой музыки имеют место быть, или всё не так уж плохо?


Ты знаешь, эти прогнозы тянутся с 80-х, а сейчас уже 2016-й, и пока ещё рок жив! Всё развивается волнообразно — то подъём, то спад. И сейчас я чувствую, что народ опять начинает ходить на рок-концерты. Люди покупают диски, хотя многим их даже не на чем слушать. Более того, люди покупают плакаты, что совсем уж удивительно!
Просто надо радовать своего зрителя и постоянно улучшать качество материала, качество концертов, делать шоу. Надо делать так, чтобы каждый концерт давал человеку заряд эмоций и адреналина, за которым захочется прийти ещё и ещё. Времена меняются, и людям хочется большего — значит, надо дать им это.

Официальная страничка группы Гран-Куражъ в ВК: https://vk.com/gran_kurazh

Вячеслав “Slash” Куприянов
9 октября 2016 г.
(с) HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2017 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^

eXTReMe Tracker