В данном разделе находятся интервью, взятые авторами нашего портала за период с октября 2006 г. Для навигации по разделу пользуйтесь поиском по интересующему вас периоду времени и по группам.

Хотите обсудить интересующее вас интервью? Посетите наше LJ-сообщество по этому адресу.

Q5

Q5
Времена меняются, вкусы остаются

12.10.2016

Архив интервью | English version

Не одно меломанское сердце ёкнуло весной 2016 года. Есть предположение, что это случилось со всеми, кто помнит название Q5. В 80-х коллектив из Сиэтла выпустил два выдающихся альбома, получивших широкий резонанс в кругах любителей классического американского хэви-метала, а один из лидеров команды, Флойд Роуз, вписал свое имя в историю рока и как изобретатель – его именем названа система вибрато, широко применяющаяся в электрогитарах. Продолжения этой истории, однако, пришлось ждать около 30 лет. Небыстрой оказалась и работа над данным материалом - пока автор этих строк нашёл выход на одного из оригинальных участников группы, взял интервью, обработал его и довёл до окончательного вида, много воды утекло. Тем не менее, ответы на вопросы о том, что побудило возродить группу, чем жили музыканты во время её почти тридцатилетнего отсутствия, как металлисты Сиэтла пережили волну гранжа, какую роль в реюнионе Q5 сыграл итальянский лейбл Frontiers и другие, которые дал нам гитарист Рик Пирс, наконец-то перед вами.

О вашей группе на русскоязычных сайтах очень мало информации. Нигде не удалось узнать, о чём говорит название Q5. Что оно значило раньше, и какой смысл вы вкладываете в него сегодня?


Это хороший вопрос, на который ответить непросто. Насколько помню, название Q5 нам понравилось, потому что оно звучало загадочно и соответствовало нашему мышлению: мы все были повёрнуты на научной фантастике. Поначалу это были просто буква и цифра, но потом для нас они обросли собственным смыслом, слушатели могли интерпретировать его по-своему…  Тем не менее, Q5 – всего лишь название нашей группы.

8 июля выходит долгожданный третий альбом Q5 “New World Order”. Расскажи немного о нем, каким он будет – мелодичным, как предыдущая музыка Q5, или более жестким, как ваши работы с группой Nightshade? И какой смысл вы вкладываете в понятие «Нового мирового порядка»?

Новый альбом будет в духе первого (“Steel The Light”, 1984). При записи мы вновь не стали использовать клавишные. ”New World Order” - чисто гитарный альбом, в котором есть разные по духу и настроению песни: как жёсткие, так и мелодичные. «Новый мировой порядок» - это о мрачном будущем. Собственно, преимущественно об этом тексты, которые написал Джонатан Кей (вокал). Думаю, более подробно и чётко только он сам их сможет растолковать, но если в общем, “New World Order” - это антиутопия.

Рок-музыка всегда несла в себе протест. В 60-е против войны, в 70-е и первую половину 80-х - против обывательщины и отчуждения. Во второй половине 80-х - против Типпер Гор и так далее… Протест был источником вдохновения. А что вдохновляло и вдохновляет Q5 на создание песен?


Какой непростой и хитрый вопрос… Я думаю, хард-рок – это мощная музыка с сильной лирикой, но не думаю, что она обязана открыто выражать протест против политиков и их идей. Скорее, она несет в себе силу, молодость и позитивную энергию. Особенно когда ты находишься в большой толпе, она объединяет людей позитивной энергетикой. Это музыка, которую мы любим и которой живём, её идеи для всех нас - нечто большее, чем политика; это выходит далеко за её рамки. Вспоминается, как в 2000 году я приехал в немецкий Вакен. В Сиэтле тогда с хорошими концертами было сложно. Меня терзал вопрос: попаду ли ещё хоть раз в жизни на настоящее рок-шоу? Такое, как в былые времена. И вот я оказался в толпе, внимавшей и певшей вместе… сейчас не вспомню, кто был вперёд - Rose Tattoo или Доро. Слёзы навернулись на глаза, когда я увидел, как такое количество народа в едином порыве становится частью музыки.  
 
Каким ты видишь сегодняшний интерес публики к мелодичному хард-року и хэви металу? Есть ощущение подъёма интереса к жанру и его возрождения в целом?

Пожалуй, есть. Я так думаю, потому что мы видим на сегодняшних концертах юных фэнов, которые явно не застали те времена, когда мы выпускали наши первые альбомы. Мы видим много 20-летних, особенно в Европе. Они каким-то образом знают нашу музыку, слушают группы, которые нравятся и нам. Сам факт обилия молодых фэнов – не просто знак возрождения. Это говорит о том, что наша музыка не умрёт вместе с нашим поколением.

Группа Q5 была создана более тридцати лет назад. Что изменилось за прошедшие годы, и как вы ощущаете настоящее время? Сложно ли было вновь поднять флаг спустя столько лет? Ведь изменились и шоу-бизнес, и принципы звукозаписи, и распространение записей, и даже слушательская культура стала другой…

Да, изменилось многое. Музыкальный бизнес претерпел просто колоссальные изменения. Возможно, ты в курсе, что на момент создания Q5 мы уже не были новичками. Трое участников оригинального состава Q5 много выступали и записывались с группой TKO (когда вокалист Джонатан Кей и гитарист Флойд Роуз собирали команду, они пригласили участников этой группы: этими тремя были ударник Гэри Томпсон, басист Эван Шили и поначалу не проявивший интерес перейти в другую команду собственно Рик Пирс – прим. авт.). Тогда-то мы впервые и познакомились с шоу-бизнесом, и должен сказать, что во второй половине 70-х – начале 80-х он был куда большим по масштабам, чем сегодня. Но реалии стали другими, а ощущение музыки остаётся тем же. Полагаю, новый альбом – это те же Q5, только в новых условиях. Когда мы начинали, винил был «наше всё», а компакт-диски только зарождались. На один CD входило вдвое больше информации, чем на винил, поэтому рекорд-лейблы начали издавать их по принципу «2 в 1». Кстати, издание обоих альбомов Q5 в Европе наш лейбл Music For Nations осуществил на одном CD. Во всем остальном мире дисков было два, а в Европе – один. Теперь, конечно, все перешло в цифру, но наши первые два альбома успешно продаются и в таком виде с тех пор, как мы выложили их на iTunes и Amazon. Времена и форматы меняются, а вкусы у людей остаются. По крайней мере, в нашем случае это так.
Или вот ещё момент: мы записывали свой первый альбом на 24-канальный магнитофон. Когда дело дошло до второго альбома, Флойд очень пристально следил за новыми технологиями и сам вызвался его продюсировать. Он открыл очень большую студию, и хотя мы по-прежнему записывались на 24-дорожник, потом материал сбрасывался на ADAT (Alesis Digital Audio Tape – технология цифровой записи на кассеты стандарта Super VHS с помощью специальных магнитофонов – прим. авт.). В этом деле наша студия была одной из первых – мы начали сводить аналоговые записи в цифре. Альбомы Nightshade уже полностью записывались на ADAT, а затем мы перешли к Pro Tools. Сейчас цикл замкнулся – мы все пишем в цифру, а сводим на магнитофонную ленту, чтобы получить звук как в старые времена. Как видим, технологии звукозаписи меняются, но музыка остается той же.

Ходит много слухов и легенд о «третьем» альбоме Q5, якобы записанном в 1987 году, но так и не изданном. Я правильно понимаю, что часть материала с него в 1991 году попала на первый альбом группы Nightshade “Dead оf Night” (1991)? Тем более что на обложке этого альбома было прямым текстом указано, что Nightshade являются преемниками Q5.

(Улыбается). Этот казус исходит от нашего лейбла MFN. Они не предупредили нас о том, что собираются добавить к оформлению альбома эту деталь. Если бы дело было в Америке, то лейбл мог бы наклеить стикер «Бывшие участники Q5», но они сделали надпись «Бывшие Q5» частью оформления конверта. Видимо, им очень хотелось, чтобы нас воспринимали как преемников Q5. Но в этом есть доля правды. Четыре песни, попавшие на ”Dead Of Night”, изначально были записаны для третьего альбома Q5. В 1991 году мы их переписали под флагом Nightshade. На ударных в Nightshade тогда играл Джеффри МакКормак, нынешний барабанщик Q5.

Джеффри, как мне показалось, играет в более «прогрессивном» ключе, чем Гэри, участник оригинального состава Q5…

Они оба отличные барабанщики. Я думаю, стиль Гэри мог оказать влияние на Джэффри, но у каждого из них свой почерк. Гэри, кстати, собирается прийти на презентацию нового альбома. Она состоится в Сиэтле в начале июня. Будет здорово повидаться с ним. Мы по прежнему близкие друзья.

Говоря о Q5, невозможно не упомянуть о легендарном музыканте и изобретателе Флойде Роузе, который стоял у истоков группы. Сохраняются у вас с ним связи или отношения, может, он чем-то до сих пор вам помогает, в музыкальном или техническом отношении?

Да, конечно. Мы с ним по-прежнему дружим. На самом деле вернуть в строй Q5 нас упросили фэны. Мы с Джонатаном играли в Nightshade, и к нам вернулся оригинальный басист Q5 Эван, то есть, вместе снова собралось большинство членов оригинального состава. А раз так, почему бы не вернуть название Q5? Мы подумали, что в этой идее есть рациональное зерно. Но для того, чтобы играть материал Q5, особенно с первого альбома, нам был нужен второй гитарист. В 2014 году нас пригласили сыграть на большом фестивале в Швеции (“Sweden Rock” – прим. авт.). На тот момент мы продолжали играть как Nightshade, но идея отыграть шоу Q5 в полном составе пришлась нам по душе. Мы пригласили Гэри и Флойда присоединиться, чтобы всё было по-настоящему. Но никто из них не захотел. Гэри играет в местной группе The Hallyards, но у них совсем другая музыка (кантри – прим. авт.). А Флойд музыку пишет и, конечно, продолжает работать над своими гитарными изобретениями. Но не выступает. Играть он отказался, но поучаствовал в написании нескольких песен и помог советами по части технических аспектов записи. И как консультант по гитарам. Он сделал и снабдил меня новой версией своего фирменного тремоло-рычага, сделанного им для моего Gibson Les Paul. В Q5 я много играю на Les Paul, но для того, чтобы поставить на него «весло», мне пришлось бы изрядно покромсать инструмент. Это было бы непросто и весьма затратно, но Флойд сказал, что у него уже есть готовая разработка – тремоло, которое крепится к Gibson Les Paul или любой другой гитаре со стандартным бриджем (струнодержателем – прим. авт.). На самом деле, это лишь прототип, но я до сих пор его использую. Флойд по-прежнему не разучился делать чудеса.  

А как насчёт гитар Kramer? На них ты ещё играешь?

(Смеётся). Как и прежде, играю. Как нянька, лелею гитары, которые получил от Крамера ещё в 80-е. Ничто не сравнится с «Ночной Лебедью». Она объехала со мной весь мир, была поломана в одном из авиаперелётов, потеряна и вновь обретена. После всего пережитого эта гитара – моя лучшая подруга! В буклете “New World Order” я изображён с Крамером, на котором стоит изобретение Флойда. Я по-прежнему считаю, что Крамерам равных нет. Регулярно мониторю eBay в надежде найти ещё одну такую же «Ночную Лебедь», потому как считаю эту модель неповторимой. Теперь у меня Les Paul, на котором стоит тремоло Флойда. До Крамера я играл преимущественно на Les Paul, и, возможно, на гастроли теперь буду возить его.

Итак, вместо Флойда в Q5 теперь играет Деннис Тёрнер. Расскажи, что он привнёс в группу и как влился в коллектив?

Деннис – отличный музыкант. Мы хорошо дополняем друг друга. Он более продвинутый по части техники исполнения, а я – по стилистике. Познакомились мы с Деннисом давно. Мы – близкие друзья с музыкантами Metal Church. Однажды я ездил в тур с их вокалистом Ронни Манро, а Деннис – его близкий друг. В том же туре я познакомился с ещё одним «металлическим церковнослужителем» -  Риком ван Зантом, который в итоге и сыграл с нами на “Sweden Rock” в 2014 году. В группе Ронни я играл как минимум одну песню, которая была написана Деннисом, поэтому я имел представление и о его композиторских способностях. Позже мы пригласили Денниса поиграть с нами, и уже на первой репетиции приняли его в команду.

А мог бы ты поподробнее рассказать о вашей дружбе с Metal Church?

Она началась очень давно. Мы с Курдтом Вандерхуфом пересеклись на сиэтлской сцене еще в панк-роковые времена, когда он играл в группе The Lewd, а я был участником Ze Whiz Kids. А совсем недавно, как я уже говорил, я подружился с Ронни Манро. Мы даже подумываем о том, чтобы что-то сделать вместе в проекте Ronny Munroe’s Thunder. Была идея задействовать в нем и Рика ван Занта. Для меня большая честь играть с Ронни. Ведь в его репертуар входят и вещи Metal Church. Курдт тоже продолжает писать грандиозные песни.

Помимо Денниса в группе ещё один новичок – барабанщик Джеффри Маккормак, сменивший Гэри Томпсона. Чем вызвана эта замена?


С Джэффри, как я уже сказал, мы познакомились после распада Q5, когда создавали Nightshade. Он отлично знал нашу музыку, и когда нам потребовался барабанщик, мы почти автоматически вспомнили о Джэффри. И он с удовольствием к нам присоединился. Таким образом, получилось еще одно мини-воссоединение. До него на барабанах в Nightshade на протяжении многих лет играл мой близкий друг Фрэнки Ронго, но он не хотел быть в разъездах столько, сколько мы намерены сейчас гастролировать.

Правда ли, что в 80-е годы музыка Q5 в Старом Свете была встречена с бОльшим энтузиазмом, чем на родине? Если я ничего не путаю, британский журнал “Kerrang!” даже назвал пластинку “Steel The Light” «альбомом года».


(Смеётся). Да, и я не могу удержаться от смеха, потому как мы в то время в Европе особо и не были. Кто-то в 1986 году говорил нам, будто “Steel The Light” продержался в чартах на протяжении полутора лет. А мы были и не в курсе своих успехов. У нас не было американского контракта. В Канаде “Steel The Light” был выпущен местным подразделением Atlantic, в Японии - на Victor Records и в Европе на Music For Nations. В Штатах же альбом вышел на нашем собственном лейбле Albatross Records. (Смеется). В то время, когда “Kerrang!” провозгласил наше творение Альбомом года, в местной музыкальной газете Сиэтла мы «победили» в номинации «Худшая обложка года». Только со второй пластинкой Q5 “When The Mirror Cracks” мы подписали контракт в Америке. Нас взял под крыло Squawk Records, каталог которого распространялся через сети дистрибуции PolyGram.

Q5 – группа сиэтлская. Как вы умудрились выжить в годы гранжа? Что ты думаешь об этой музыкальной волне, распространение которой началось с твоего родного города?

Да, эти времена хорошими никак не назовёшь. На дворе стояло начало 90-х, мы переключились на Nightshade, продолжали работать с Джонатаном над музыкой вместе. Впрочем, этот процесс у нас никогда не останавливался. Так вот, находясь в Сиэтле, мы думали, что то же самое творится по всему миру. Помнишь, я рассказывал тебе, как ездил в Вакен и поражался тому, как народ со всей планеты собирается там, чтобы насладиться музыкой. Жителю Сиэтла такое тогда не могло даже присниться, потому что у нас в моду вошел гранж, и в один момент все перевернулось. Как-то сразу стремительно из песен пропали гитарные соло, пение превратилось в чавканье и хрюканье… Забавно, что после прорыва Nirvana большинство групп, с которыми мы выступали до того, вдруг зазвучали и стали выглядеть иначе. Длинные хаера сменили на обычные причёски, джинсе и коже они предпочли рваный хлам. Я не могу сказать ни одного тёплого слова в адрес той «музыки», хотя дружу с некоторыми весьма успешными её исполнителями. Тем не менее, для всех металлистов Сиэтла те времена были по-настоящему тяжёлыми и грустными.  

“New World Order” издаёт лейбл Frontiers. Они не только берут под свою опеку ветеранов мелодик-рока и помогают (за что респект) молодым талантам, играющим в близком им вкусовом диапазоне, но и зачастую становятся инициаторами возрождения многих героев мелодик-рока 80-х и 90-х. Его артистами являются King Kobra, Nelson, Джоржд Линч, проекты Майкла Свита (включая Stryper) и много кто ещё. Какую роль сыграли Frontiers в реюнионе Q5?


Когда они обратились к нам, мы уже возродили команду и активно играли. Q5 собрались вместе по нашей собственной инициативе. Представители Frontiers, не теряя времени, вышли на связь и предложили выпустить новый альбом у них. Сотрудничество с этим лейблом для нас большая честь.

Когда вы реформировали Q5, вы изначально планировали выпускать “New World Order”, или это возрождение было затеяно ради нескольких представлений?

Изначально была идея просто собраться вместе, но когда это произошло, мы начали джемовать на основе идей, над которыми мы с Джонатаном работали раньше. Они прекрасно подошли, тем более что сейчас у нас в группе два гитариста, и это даёт каждому больше свободы в аранжировках. Мы придумали более интересные аранжировочные ходы, чем я мог себе позволить в Nightshade, где был единственным гитаристом. И дальше все пошло довольно быстро. Как у Q5, так и у Nightshade на создание альбомов уходили годы. А тут все наши идеи естественно и органично дополняли друг друга. “New World Order” мы сочинили и записали менее чем за год. Для кого-то это немалый срок, но для нас – рекордно быстрый.

Вас тепло приняли на “Sweden Rock”-2014, теперь вам предстоят концерты в Греции и на Кипре. Каковы ваши дальнейшие гастрольные планы? Есть ли у вас желание сыграть в России?

О, да! (Смеется). Вчера прилетели. Мы хотим играть по всему миру. Недавно мы заключили договор с букинг-агентом Томасом Шталем, и он организует артистам туры по России и Европе. Сразу после выхода альбома мы летим играть на фестиваль “Headbangers Open Air”, что проходит неподалёку от Гамбурга. Мы уже бывали там пару раз. А вообще хотелось бы сейчас играть как можно больше, чтобы наверстать упущенное время.

Кавер-версии на песни Q5 делали такие команды как Great White, Burning Point, Wolf… Слышал ли ты их и если да – что можешь о них сказать? Как думаешь, не пора ли издать полноценный трибьют-альбом?


(Смеётся). Вау! Это было бы круто. Мне кажется, что нет показателя значимости группы круче, чем каверы на её песни. Все перепевки, что я слышал, мне понравились, так как их делали достойные команды. Некоторые настолько круты, что наши песни кажутся ниже их статуса. (Смеётся). Я думаю, мы можем этим гордиться. На всех этапах нашей карьеры самым важным для нас были наши песни. Мы живём ими. Возможно, в этом кроется причина того, что на создание альбомов Q5 уходит столько времени. Мы любим делать шоу, рубить отвязные соло, но без песен всё это не имеет никакого смысла. Мы действительно гордимся, когда другие группы играют наши песни.

Официальная страничка Q5 на Facebook: https://www.facebook.com/q5official

Выражаем благодарность барабанщику Q5 Джеффри МакКормаку за организацию интервью и фотоиллюстрации и Алексею Завьялову за составление доброй половины вопросов данного интервью

Интервью – DeeCay
Помощь в переводе – Роман Патрашов
Фото – «Айрон» Майк Савойя и из архива музыкантов Q5
29 мая 2016 г.
(с) HeadBanger.ru

(p)(с) 2007-2016 HeadBanger.ru, Программирование - vaneska, Monk. Дизайн - ^DiO^

eXTReMe Tracker